Приключения : Природа и животные : Краткое пособие по собаководству : Мария Галина

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Это рассказ с несчастливой судьбой. Его взял Ройфе для Зведной дороги и она закрылась. Ираклий не взял его в РФ, поскольку не согласен идеологически. А из сборника Памяти Роберта Шекли он тоже вылетел неизвестно почему. Поэтому пускай полежит тут, тем более, что рассказ смешной, но и, собственно, все.

* * *

Моя сестра — идиотка. Она родилась идиоткой и с возрастом это не прошло. Это вообще не лечится.

Нет, не так.

Моя сестра, понимаете, на пять лет меня младше. Это значит, что я должна была повсюду с ней таскаться. Даже когда мы гуляли с подружками и изображали из себя взрослых девиц, и кокетничали с мальчиками. Вдобавок эта змея стукнула родителям, когда застала с Мишкой Булкиным. Мы только пару раз поцеловались, подумаешь…

Ладно, дело прошлое. Все равно она вскорости от меня отцепилась, потому что…

… ей купили щенка.

Нет, не так.

Все хотят собачку. Я имею в виду, все дети. Она теплая и пушистая, и они воображают, как будут играть с ней и бегать, и бросать ей мячик, а она — приносить его обратно, и как все приятели, которым собаку купить не разрешают, будут завидовать… А лужи подтирать, понятное дело, будет кто-нибудь другой. Например, родители. Или бабушка. Или старшая сестра.

Собаку же извиняюсь, выгуливать надо. В любую погоду.

В общем, я пыталась объяснить это сестре. Но она, повторяю, была младшая. И всегда получала все, в чем в свое время, отказывали мне. В том числе и собаку.

Она, то есть, сестра, так ныла, что, в конце концов, совокупное родительское сердце не выдержало, и мы всей семьей отправились на птичий рынок. Стоило посмотреть на нас со стороны — сущие идиоты. Потому что, когда мы дошли до собачьих рядов, то тут же переругались. Уж очень много тут было собак, и выяснилось, что единства в семье нет.

Папа захотел овчарку. Кавказца или, в худшем случае, немца. Из чего я сделала вывод, что насчет своей крутости в детстве он сильно привирал, и насчет того, как его дворовая шпана уважала — тоже.

Мама, напротив, настаивала на пекинесе, потому что «они такие лапушки». Зачем ей понадобилась эта живая диванная подушка, поначалу было непонятно, но потом она проговорилась, что у Мирки Гиммельфарб, оказывается, был такой пекинес, и она, то есть Мирка Гиммельфарб, ему завязывала бантики. И все ей, то есть, Мирке Гиммельфарб, завидовали.

Я была согласна на любую тварь, покрытую шерстью, лишь бы она поменьше писалась в доме. Я-то прекрасно понимала, кому из нас придется подирать лужи.

Сестра отиралась вокруг торговцев живым товаром, заглядывала в ящики, где копошились целые кучи щенков — я не преувеличиваю, — умилялась, сюсюкала, и готова была, кажется, схватить в охапку и унести весь рынок. Особенно ее привлекали такие белые пушистые собачонки с челочками… мама говорила, что как раз эти сильно линяют. Папа здраво возражал, что пекинесы тоже линяют. Так, перегавкиваясь и оттаскивая сестру от ящиков со всякими мохнатыми ублюдками, и от детских манежиков, в которых копошились бультерьеры, голые и розовые, точно целлулоидные куклы, мы дошли до конца аллеи, и тут папа сдался. Пал жертвой.

На коврике сидела роскошная немецкая овчарка, с меня ростом, честное слово, а грудь у нее была в медалях, как у олимпийского чемпиона по плаванью. У ног копошились щенки, которых эта тварь полностью игнорировала. Уверена, медалистку взяли напрокат, специально для демонстрации, а щенки не имели к ней никакого отношения, но разве папе объяснишь? Морды у щенков были тупенькие в прямом и переносном смыслах, а в глазах стояла молочная дымка. Щенки пищали на нестерпимо высоких нотах, и папа забеспокоился и потянулся на звук, как крыса за дудочкой. А еще говорят, взрослые не слышат всякого писка…

— Это — чемпион породы, — громким шепотом объявил папа маме.

Шепотом потому, что боялся — продавец начнет поднимать цену.

— Ну и что? — здраво возразила мама.

— Мы сможем сделать большие деньги!

— А то, — согласилась мама, — несколько раз мы их уже делали. С чем тебя и поздравляю.

— Нет, мы правда потом сможем торговать щенками, — не уступал папа, — Такими же! Щенками! Сколько этот стоит? — обратился он к продавцу.

Продавец назвал цену.

Папа на миг остолбенел, потом торжествующе сказал:

— Ну вот!

— У нас нет таких денег! — обрадовалась мама.

— Есть, — сказал папа все тем же громким шепотом, — я взял.

— Что ты взял? — ледяным голосом спросила мама.

— Все, что было. На всякий случай.

Продавец оживился, схватил щенка и начал тыкать его папе в лицо. Обычно брезгливый папа даже не отодвинулся.

— Мальчика? — сладким голосом спросил продавец, — или девочку?

— Кобеля, — твердо сказал папа, — и покрупнее.

Из чего я опять-таки заключила, что мальчишкой его во дворе здорово били.

Мама уже открыла рот, чтобы объяснить папе, что значит крупный кобель в малогабаритной квартире, на случай, если папа сам этого не понимает, но тут я вижу, что к нам бежит, расталкивая народ, моя сестрица, и в руках у нее висит буквально нечто мохнатое, бурое, совершенно невообразимое. Да еще с голым, как это у них водится, розовым животом.

И когда она отвязалась от нас, ума не приложу.

— Познакомьтесь, — говорит она, — это Тимочка.

И тычет мне в морду эту живую половую щетку.

— Вроде ты должна была за ней присматривать, — говорит мама.

Понятное дело. Кто виноват? Я виновата!

— Но я хочу овчарку, — закапризничал папа, — я уже договорился.

— Поздно, папа, — развязно говорит моя сестра, — мы уже взяли собаку.

— Бесплатно? — подозрительно спрашивает мама.

— Почти! — говорит сестра, — за рубль! Потому что даром отдавать собак нельзя. Та женщина так сказала. Она такая добрая!

Тимочка дернулся и пустил струю. Ботинки сестры стала заливать желтая лужа.

— Ой! — радостно говорит сестра, — он уписался!

— Покажите мне эту добрую женщину, — нежным голосом говорит мама, — я хочу взглянуть ей в глаза. Рыбочка, не плачь, мы купим другую собачку, хорошую.

Рыбочка уже не просто плачет, а аж трясется, вцепившись в это бесформенное пугало. Пугало лижет ей нос.

Продавец овчарок сказал папе, что он о нем, о папе, думает. И вообще о роли мужчины в семье. Папа не остался в долгу.

Ладно. Идем назад, ищем эту тетку, что всучила нашей рыбочке щеночка. Никакой тетки, понятное дело, близко нет. А если бы и была, сестра бы ее в упор не узнала.

Тимочка висит у нее в руках и поскуливает, тоже, знаете, практически на ультразвуке. Заслышав этот скулеж, вам автоматически хочется схватить его, вылизать ему шерсть, отрыгнуть полупереваренное мясо… знаете, как суки делают…

Мама снимает с себя куртку и начинает заворачивать туда эту тварь. На улице, между прочим, плюс пять.

Поймали машину.

В машине Тимочка опять уписался. Причем фундаментально — сиденье обмочил и коврик. Водитель потребовал компенсации. Я, опять же, больше чем уверена, что их тут целая банда так промышляет, у птичьего рынка. Потому что коврик был рваный. А запросил он как за новый.

Стали расплачиваться, выяснилось, что денег-то и нет. Никаких. Их у папы вырезали вместе с карманом.

Отдали в залог паспорт. Папин. Его карманники не взяли.

Пошли домой — сестра целует Тимочку, посрамленный папа виновато молчит, а мама чихает. К вечеру у нее поднимается температура. Тимочка спит у нее в ногах и мама уверяет, что ей, маме, от этого гораздо легче. Хотя сначала она говорила, что собаке в постели места нет. Но пассаран, типа. Через две недели мама выздоравливает, а к Тимочке вызывают ветеринара делать прививки. Ветеринар говорит, что это, вроде бы, жесткошерстная такса, но как-то неуверенно. Но берет как за породистую — стандартная цена, говорит, зато прививки практически от всего. Обоссанный водитель приносит папин паспорт и просит примерно столько же.

Моя поездка в Питер накрывается медным тазом.

Папа с мамой очень кроток, но нужна же ему какая-то компенсация? Даже гиперкомпенсация! В общем, выясняется, что я в Питер не поехала не просто по его, папиной клинической дури. А потому, что учебу запустила. В воспитательных, значит, целях… А у меня, извиняюсь, трудный возраст…

Опять я не о том.

* * *

Если коротко, ничего плохого о Тимочке я сказать не могу. Собака как собака. Ласковый. Даже я к нему как-то привязалась, хотя он и сгрыз мои парадные туфли. Вообще, если он сделает какую-то гадость, то потом стесняется очень, морду отворачивает свою бородатую, снизу вверх смотрит, и стукнула бы, да рука не поднимается.

А уж мама в нем и вовсе души не чает, трет ему сырую морковку и капает туда витамин «А» и кальция глюконат толчет, потому что это полезно. Добровольно. Я что-то не помню, чтобы мне она сырую морковку терла. Или даже, страшно сказать, рыбочке…Мясо Тимочке она, между прочим, покупает на рынке. Тимочка ее любит, сил нет. Когда она с работы приходит, от радости даже лужу пускает.

Да, забыла совсем, ветеринар-то сказал, что Тимочка — девочка.

В общем, зима прошла спокойно, если не считать того, что у Тимочки был конъюктивит и тот же ветеринар прописал ей какие-то дорогущие капли, и мама, чтобы их капать, взяла на работе отпуск за свой счет. Правда, ненадолго — на недельку всего. Потом ее сменила рыбочка, которая теперь за мной не таскается, сидит дома, лижется с Тимочкой, по часам ее гулять выводит, очень стала ответственной, мама не нарадуется. В книжке про воспитание собаки, которую они купили за восемьдесят рэ, так и сказано — собака учит вашего ребенка ответственности.

Так вот, весной как-то в солнечный и мокрый день, когда вспоминаешь, что на свете есть еще и зоны отдыха, приходит домой папа, дико гордый сам собой. Оказывается, ему на работе за верную службу дали путевки всей семье в санаторий-профилакторий у самого синего моря. Причем практически бесплатно дали, с совершенно фантастической скидкой, а у папы, надо сказать, после того похода на птичий рынок развился сильный комплекс вины, который мама в нем умело поддерживает, потому что это выгодно. И я убеждаюсь, что стратегия мамина себя оправдала, поскольку папа за эти путевки боролся как лев с неким многосемейным Кикиморовым и этого Кикиморова в страшной битве интеллектов победил.

И вот папа машет у нас перед мордами этими путевками, и мама всплескивает руками и говорит, что уже давно хотела себе новое платье, а моря не видела с тех пор, как они с папой ездили в свадебное путешествие, — помнишь, дорогой? — и рыбочка прыгает и визжит, и Тимочка соответственно, тоже прыгает и визжит, и лижет всем носы, и тут они все разом замолкают и начинают смотреть на Тимочку. И у рыбочки начинает морщиться лицо, и мама молча смотрит на нее, а потом берет эту путевку, ищет на ней телефонный номер и звонит по межгороду.

Собак туда не берут, а как же.

Вой начинается такой, что слушать противно, поскольку рыбочка воет, обнимает Тимочку и обливает ее слезами, а Тимочка за компанию тоже воет, задрав вверх бородатую морду.

Мама не плачет, а напротив, держится очень мужественно.

— Ладно, — говорит она, — мы попросим тетю Катю.

— Я не отда-ам Тимо-очку тете Кате, — рыдает рыбочка, — те-тя Ка-атя ее не лю-уубит!

А Тимочка прыгает и лижет ее в нос, потому что думает, что это такая игра.

— Ну что же, — говорит мама, — ну что же…

И тут они все начинают смотреть на меня.

— Дорогая, — говорит мама, — у тебя ведь скоро экзамены… Тебе готовиться надо…

Вы уже поняли?

Нет, все получилось не так плохо, как вы подумали. Потому что они обе вернулись с полвины срока. И сказали, что теперь могу поехать и я. Потому что они! Соскучились! По! Тимочке!

Я поехала, а как же!

И что вы думаете? Папа подцепил за то время, что остался без присмотра, шикарную блондинку, ноги от шеи, и домой больше не вернулся. Погрузил меня в поезд, а сам стоял с блондинкой на перроне и долго махал мне рукой. Такая вот история.

Мама, надо сказать, пережила этот удар мужественно. И стала кормить Тимочку парным мясом. Причем, вырезкой.

* * *

Я уже, понятное дело, в институт поступать не стала, хотя папа, надо отдать ему должное, деньги время от времени посылал. Он там хорошо устроился — купил пару водных велосипедов и стал сдавать их в аренду. А я пошла курьером в одну такую фирму, а потом познакомилась с Васькой, который там тоже работал курьером. Потом Ваську забрали в армию, потому что отмазать его было некому, а я перебралась опять к своим — не могу сказать, что мы со свекровью так уж ладили. Тем более, она завела собаку.

В общем, сижу я дома, ноги гудят сил нет, и тут прибегает рыбочка, такая довольная (а она, надо сказать, за последнее время очень вытянулась и похорошела, наверное оттого, что часто на свежем воздухе и еще от той тертой морковки — поскольку мама уже трет на двоих). Бежит, значит, рыбочка, розовая, глаза блестят, и Тимочка на поводке гарцует. И размахивает рыбочка какой-то бумагой.

— Что там такое, — говорю, — в лотерею выиграла?

— Лучше, — говорит она. — Помнишь ту женщину?

— Какую, — спрашиваю, — женщину?

— Ту, что нашу Тимочку нам за рубль продала! — говорит она. — Так вот, мы гуляем с Тимочкой, она к нам подходит, и говорит…

— Погоди, — говорю, — так она что, тут рядом живет?

— Да нет, — машет рыбочка рукой, — она мимо проезжала! На машине! Остановилась, говорит — это же моя собака, Боже мой! Представляешь, она ее сразу узнала! И знаешь, что оказалось?

— Что? — кисло говорю я, — что она ее хочет обратно?

— Та ты что! Она говорит, Тимочка жутко породистая. Это, говорит, карликовая вестфальская жесткошерстная такса, и стоит она немеряно.

— Так что ж она тебе ее за рубль продала?

— А у нее тогда сертификата не было, потому что породу эту тогда наши кинологи еще не признали, — говорит авторитетно так рыбочка, — а теперь они ее признали и она выправила сразу всем своим щенкам сертификаты, и вот он, вот он! — и в морду мне сертификат сует.

И там действительно, золотом по белому, написано, что Тимочка наша — карликовая вестфальская жесткошерстная такса, и зовут ее — Тимоти ван Веерхольм, что оба ее производителя — чемпионы породы, и один заводчик, видимо, то ли австриец, то ли голландец, поскольку звать его Дэрил фон Хорн. Или ван Хорн, хрен его разберет. Заводчик, для тех, кто не знает, это хозяин родительницы, то есть суки.

В общем, мне конечно, странно, отчего это наша щедрая благодетельница повсюду разъезжает с сертификатами, но рыбочка просто вне себя от счастья и объясняет мне, что теперь мы разбогатеем, поскольку щенки от Тимочки идут по пятьсот баксов не меньше, и как раз — такая удача, — кобель той же редчайшей породы живет буквально в двух шагах, и ждет невесту, аж слюной истек.

Вы уже поняли?

Папины алименты к зиме несколько поиссякли (кто же зимой захочет кататься на водном велосипеде, пускай и в Сочи), а мама крутится как может, зарабатывает Тимочке на парную говядину. Вот рыбочка и решила инициативу проявить. Дождалась, значит, когда Тимочка потекла, одела на нее новый ошейник, бантик завязала и повели мы нашу невесту. Хозяйка кобеля приятной женщиной, надо сказать, оказалась, одинокой, муж ушел от нее недавно, так что они с мамой нашли друг друга. Пригласили мы инструктора по вязке, заперли их всех в комнате, а сами сидим, чай пьем. Хозяйка, по-моему, своего Джерри к Тимочке ревнует, поскольку напряжена, нервничает, кусает губы и в глаза не смотрит. Ну, наконец, выходит инструктор, жутко довольный, как будто это его заслуга, и говорит, что его трудами все окончилось как надо. Ждем еще полчаса, для тех кто не знает, чтобы, значит, расцепились наши молодые, и уводим Тимочку, предварительно договорившись о повторной вязке и заплатив инструктору за труды пятьдесят баксов. Которые я откладывала на новые ботинки — вы и представить не можете, как быстро у курьеров обувь изнашивается!

В общем, наша Тимочка стала в интересном положении. Мама ее кормит протертой парной говядиной. Сестра записалась в клуб собаководства, и ей звонят какие-то тетки с прокуренными голосами. Купили на восемьдесят рэ еще одну книжку — «Будь сам себе ветеринаром»: «Обычно при нормальных родах сука перегрызает пуповину и съедает послед, но если она по какой-то причине этого не сделала, хозяин должен сделать это сам». Как вам это нравится?

Тимочка пикантно полнеет.

Васька пишет редко и просит прислать консервов побольше, отец денег вовсе не шлет — там, в Сочах пальмы снегом завалило, свекровь села на диету по группе крови, а это те еще расходы. По ее диете оказалось, что ей нужны исключительно рябчики, на худой конец перепелки, а курица, напротив, исключительно вредна. Я, понятное дело, сажусь на телефон, начинаю обзванивать всех, кого могу, и тут выясняется, что как раз Мишка Булкин работает в какой-то крутой фирме и нужен им секретарь-референт, причем поскольку я в иняз готовилась, то им моего нулевого уровня вполне хватит. И что завтра собеседование. И что на него желательно не опаздывать, поскольку шеф у него если что и терпеть не может, так это необязательность. Я надела скромненький такой черный костюмчик (специально купила, деньги на него одолжила под зарплату, а с надеждой, что и под расчет), юбка чуть выше колен, колготки лайкра, все как надо, осталось только наложить последние штрихи на морду лица…

Ну, вы опять поняли…

У Тимочки начались преждевременные роды.

То есть ни с того ни с сего. Лежит на боку, язык вывалила.

Вызвали ветеринара. Потом хирурга с анестезиологом. Поперек один пошел, не как положено… Мама побежала денег занять. Рыбочка плачет-заливается, аж руки трясутся. А я, значит на подхвате. Тимочке наркоз, скальпель, тампон, то се… Пришла мама, довольная — денег не заняла, но продала обручальное кольцо. Зачем оно ей, говорит, она уж никогда больше замуж не выйдет, потому как все мужики подлецы и сволочи, хуже собаки. Собака, говорит, никогда не предаст!

А чего ей, интересно, предавать человека, который ради нее последнее золото из дома утащил.

Ладно! Пять часов они из нее щенков выскребали. Двух откачали, то-то радости! Рыбочка сидит, Тимочку с ложечки поит. Тимочка ее в нос лижет и хвостом так по полу, едва-едва…

Тут и рабочий день кончился.

Мишка Булкин, когда я ему, наконец, дозвонилась, выматерил меня и трубку бросил.

Что и требовалось доказать.

* * *

Каждый щенок сколько стоит? Правильно, пятьсот баксов. Думаете, у нас в перспективе тысяча? А вот фиг вам! Один щенок алиментный. Джерику пойдет, кобелю этому вонючему, за труды на благо поддержания породы. Теперь прикиньте, кормить паршивцев надо? Сертификат выписывать надо? Прививки делать?

Мама кормит Тимочку протертой парной телятиной.

В общем, позвонили в клуб. А там уже очередь целая на этих чертовых вестфальских такс, и где-то через месяц, когда вся эта псарня вылетела нам в порядочную копеечку, пришла, значит, покупательница. Крупная такая дама, косолапая с мужским голосом. И что бы вы думали? Стоило ей только наклониться да сказать — «Ути пусеньки!», как наша Тимочка как взвизгнет! Как забьется! И смотрит на сестру жалобно так, аж слезы из глаз катятся, честное слово! Сестра, в свою очередь, на нее смотрит, на суку эдакую, и тоже плачет. И мама плачет! Все плачут.

Ушла покупательница.

За алиментного щенка рыбочка пятьсот баксов джериной хозяйке до центика выплатила. Где взяла, не знаю. Может, магазин ограбила… Теперь, значит, у нас три собаки.

Ладно.

Рыбочка наша практически из дома не выходит, щенков пестует. Надомную работу взяла, рефераты какие-то, что ли. Но в клуб иногда заглядывает. И представляете, нашелся там один. Он базу данных там налаживал. Собачьи родословные чтобы в компьютер вносить. Чем-то ему рыбочка приглянулась, уж не знаю, чем — она к тому времени раздалась как-то и смотреть за собой перестала. А зачем, когда кругом одни собаки? Но он, наверное, решил, что это потому, что она очень скромная и домовитая, дурак такой.

И пришел домой, с мамой знакомиться. Как честный человек.

Я про наш дом ничего плохого сказать не могу. Женская рука чувствуется. Ну, а что собачьей мочой воняет, так это я притерпелась. Это только посторонние носами крутят. Но посторонние к нам почти и не ходят.

В общем, пришел он. Пришел, цветы принес. Тортик. Рыбочка раскраснелась, похорошела, глаза горят. Мама тоже расцвела, посидела с ними, пощебетала, чаю налила — и в комнату. И мне так подмигивает и палец к губам прижимает — не мешай, мол! А мне-то что. У меня пять адресов было и все за пределами Кольца… Я, считай, почти и не живая.

Сидят они, значит, в кухне, мама на цыпочках ходит, я на диване лежу, читаю журнал «Кот и пес». И тут в кухне Тимочка ка-ак завизжит! Или не Тимочка. Хрен ее знает.

А потом программист как заорет. И опять, значит, Тимочка. Или не Тимочка. Нет, точно, Тимочка, потому что она вынеслась из кухни, хвост поджат, в глазах слезы…

Он ей на лапу нечаянно наступил. А она его от неожиданности укусила. А он ей дал пинка под зад.

В общем, рыбочка ему тоже дала пинка под зад. Тут же. Она сказала, что у нее не может быть ничего общего с человеком, который бьет беззащитное животное. И пусть он убирается вон.

И забирает свой тортик.

И он ушел, хромая.

Эта сука его здорово тяпнула.

Рыбочка независимо носом шмыгнула, обняла Тимочку и понесла ее из комнаты тортиком кормить. Хотя это для собак точно вредно, так в журнале «Кот и Пес» написано черным по белому.

В общем, я собрала сумку, извинилась, и ушла ночевать к подруге. И больше домой не вернулась. Занялась риэлтерством. Денег в общем, хватает, даже квартиру купила однокомнатную, чтобы Ваське было куда вернуться из армии, потому что у его мамы тоже собака, а я теперь собак не люблю. И своим иногда подкидываю. Им надо — у них теперь этих тварей семь. Честное слово. Они повязали тимочкину дочку, а потом тимочкин сын, извиняюсь, трахнул Тимочку. Нечаянно. То есть рыбочка недоглядела. Она на нее вообще-то во время течки свои трусики надевает, но тут он как-то ухитрился эти трусики с нее стащить. И еще одну суку неизвестной породы они подобрали на улице, потому что она подошла и посмотрела им в глаза.

Вот так-то.

Замуж рыбочка, разумеется, так и не вышла. Кому нужно приданное собаками числом семь? Тем более, что ее разнесло и стала она какая-то мужеподобная. И ходит исключительно в брюках, а руки держит в карманах. И зубы у нее испортились. Потому что она ест очень много сладкого — в журнале «Здоровье» черным по белому написано, что это признак скрытой депрессии. А морда у нее обветрилась, потому что вестфальских такс, оказывается, надо на кабана натаскивать. Они, блин, подружейные собаки, паскуды эти…

А теперь прикиньте.

Минус — две разбитые семьи. Моя карьера. Я же переводчиком-синхронистом хотела быть, в Англию ездить. Рыбочкина карьера опять же, то есть и она, разумеется, в институт не пошла, а зарабатывает рефератами для студентов-заочников, чтобы из дому пореже выходить. Иск от соседей снизу. Мамина хроническая аллергия. Ну и остальное по мелочам.

Плюс — семь собак. И две опять беременны.

Нет, они ничего плохого не делают. Они смотрят в глаза и виляют хвостом. Они безумно любят рыбочку и обожают маму. Они воспитывают в людях ответственность. То есть люди ответственно их содержат.

Попалась бы мне на глаза эта женщина, что тогда рыбочке всучила Тимку!

Вы понимаете, что я иногда думаю; захоти кто-то погубить человеческий род — не нахрапом, нахрапом нас не возьмешь, а исподтишка, незаметно… Ведь нет абсолютного оружия страшнее нашей Тимочки. Потому что все ресурсы семьи, вся любовь, что обычно достается чадам и домочадцам, вся забота и нежность уходят как в прорву в кучу малу ласковых пушистых животных. А если таких семей десять? Сто? Тысяча? Миллион?

Мы умеем встречать опасность лицом к лицу — так уж мы устроены, мы умеем распознавать угрозу, мы столько всего испытали, что устоим перед любыми катаклизмами. А как устоять перед лаской? Перед преданным взглядом, дружелюбным тычком в руку, перед любовью, которой нет границ? Не знаете? Тогда я вам не завидую.

Они играют на лучших наших чувствах, вот что страшно. На любви. Материнском инстинкте. Преданности. Долге. Ответственности. Они будят в нас лучшие качества и обращают их себе на пользу.

Миллионы людей существуют только для того, чтобы кормить, любить, размножать, лечить и пестовать собак.

Так что я почти уверена — есть кто-то, кому это выгодно. Та женщина, например. Кто ее видел, кроме рыбочки? Или этот ван Хорн… Или еще кто…

Не знаю, кто они такие, но наверняка не люди. Люди бы не додумались до такого паскудства.

Вот вы смеетесь, а у меня подруга недавно развелась с мужем, потому что ему предложили кафедру в Австралии, а собак в Австралию ввозить запрещено. Закон у них такой, в высшей степени умный. И он, понятное дело, решил, что собак много, да и баб хватает, а вот кафедр в Австралии на всех не напасешься. А она осталась со своим Бемби. Хотя он вовсе не вестфальская такса, а напротив, брюссельский грифон, голый и трясется весь.

И купила она его, надо сказать, не за рубль.

Впрочем, Васька мой недавно кота притащил. С улицы, ни с того, ни с сего. Просто подошел кот, поглядел в глаза… И теперь Васька души в нем не чает. Говорит, что он, кот этот, единственный его понимает. И я ничего сделать не могу, потому что Ваську люблю, а он без этой сволочи на глазах чахнет — даже в отпуск ездить отказывается. Так и сидим летом в духотище, в городе. А что выкидыш у меня недавно был, так это, врач сказал, от токсоплазмоза. Кошки его переносят, так в приемной в гинекологии на наглядном пособии написано было. Черным по белому…

Иногда, впрочем, мне кажется, что дело обстоит еще страшнее. Нет никаких пришельцев. Это все они. Они сами. Милые маленькие пушисты животные.

Как же они нас должны ненавидеть, чтобы так с нами поступать!


Содержание:
 0  вы читаете: Краткое пособие по собаководству : Мария Галина    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap