Приключения : Природа и животные : Уроки добра : Сергей Гончаренко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

С огромным удовольствием мы предлагаем нашим читателям новую повесть наших постоянных авторов Сергея Гончаренко и его прелестной дочери Насти. Уже известные вам герои встретятся вновь, но в другой эпохе.

Гл. ред. «Твоё Собачье Дело»

В неглубокой впадине среди гор с самого утра собралось больше сотни боевиков, чтобы в это воскресное утро развлечься собачьими боями. Но потехи не вышло. Из трех собак, захваченных у противников, ни одна не смогла оказать достойного сопротивления волкодавам, повсюду сопровождавшим отряд боевиков полевого командира Кифаятуллы. Ну, где уж им… Две овчарки и водолаз. Разве это бойцы, которые могут сражаться на равных с волкодавами, расправлявшимися даже с волками и медведями… Никакого сравнения…

Первая овчарка погибла почти сразу, как только ее схватил любимец командира — Кянды. Он лишь пару раз трепанул ее, захватив клыками за шею там, где она соединяется с черепом, и позвоночник овчарки не выдержал. Собака даже не взвизгнула. Еще проще выглядел «поединок» могучего, кудлатого Аслана с водолазом, который просто бросился бежать от кошмарного чудовища, с ревом несущегося на него. Только последняя собака, хоть и была самой маленькой из всех, — все же обладала достаточным мужеством, чтобы не побежать, а начать бой и прокусить рыжему Хану предплечье. Но потом Хан схватил овчарку за горло и бой быстро закончился.

Возбужденные, хотя и слегка разочарованные зрители огласили воздух победными криками и канонадой автоматного огня.

— Так будет и с неверными! Смерть урусам!

Солнце палило нещадно. Казалось, тяжелые волны жара обрушивались на головы людей и животных. Вершины гор, ярко белевшие невдалеке, так ослепительно отсвечивали, отражая лучи солнца, что их отблески словно бы пронизывали все и вся вокруг. Наверное, даже камни и песок источали этот горячий и всеподавляющий зной. Скоро полдень. Кифаятулла презрительно прищурился, плюнул себе под ноги и отвернулся.

— У этих шакалов даже собаки не лучше дохлых жаб. Выбросите этих тварей подальше, чтоб я их не видел, — злобно прохрипел он.

Двое или трое подчиненных бросились выполнять приказ командира.

Главный советчик и заместитель командира — кривой Гасабкули — слегка похлопал в ладошки и сказал:

— Сегодня нужно перейти в другое место. После обеда их вертолеты вылетят на разведку и Урус-Шайтан может засечь наши огни. Прикажи собираться.

Кифаятулла коротко кивнул и громко крикнул:

— Всем собираться! Через два часа уходим!

Дисциплина в этом отряде была такой, что ей могли бы позавидовать многие части регулярной армии федерации.

* * *

Валерий Васильевич Верхов, капитан подразделения ОМОН, в шутку прозванный друзьями «три-вэ» или «вэ в кубе» (по инициалам и в качестве признания его достижений в боевых искусствах — «великий воин вьет-во-дао») и получивший в награду за подвиги от боевиков кличку «Урус-Шайтан», поднял голову и внимательно посмотрел на перевал. Где-то там находится, а скорее всего передислоцируется, причем, постоянно и, с точки зрения времени и направления — хаотично — банда проклятого Кифаятуллы. Одного из самых жестоких и непримиримых полевых командиров. Говорят, что Кифаятулла — пакистанец, учился в Киеве, а в аспирантуру поступил аж в Оксфорде. Но точно этого не знал никто. Его отряд, состоящий из таких же головорезов, как и он сам, то разбивается на мелкие группы, по семь-десять боевиков и растворяется в горах и ущельях, то собирается в единый кулак в определенном месте и наносит новый удар по войскам федерации. Сколько раз уже «феды» считали, что его отряд окружен, разбит или рассеян, по крайней мере, но неуловимый и неистребимый, он вновь и вновь проявлялся в другом месте, где его совсем никто не ждал. Ситуация осложнялась еще и тем, что в рядах банды Кифаятуллы, по слухам, сражалось несколько бывших сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности Республики, и самое неприятное, что среди них вроде бы видели кривого Гасабкули, в прошлом возглавлявшего аналитический отдел СБ Республики. С таким врагом нельзя было не считаться. Недаром эта банда нанесла наибольший урон федералам в своем регионе, сама почти не понеся потерь. Поэтому подразделение Верхова и перебросили на данное направление. Усиленная рота истребителей боевиков. Непримиримых. Усиленная. После тяжелейших боев на северных окраинах Республики ее уверенно можно называть — ослабленной ротой. Из каждых 3-х снайперов остался, в лучшем случае, один. В каждой группе захвата из семи штатных бойцов теперь не более пяти. А в основном — меньше. И так далее, так далее, так далее…

«Три-вэ» тягостно вздохнул, покачал головой и направился в штабную палатку. Через несколько минут он отдаст приказ вертолетчикам на очередной облет ущелья и перевала, хотя от этого почти никакого толку, кроме вреда. Увидеть боевиков практически не удается, а они обстреливают вертолеты из укрытий. И еще как обстреливают… Только на прошлой недели он сбили двоих, а что будет сегодня? И что обидно, сбивают вертолеты они не только «стингерами», но уже и нашими родными «стрелками»! Гады!… Хотя что…, и мы пользуемся трофейным оружием без малейшего зазрения совести. Кроме того, не исключено, что у боевиков есть лазутчики среди наших… Да что там, любой мальчишка из ближайшего селения расскажет все «своим» о нас и наших действиях… Не отлично… Совсем не отлично… Дерьмо просто настоящее…

Еще одно обстоятельство несколько беспокоило «три-вэ». Полчаса назад он получил шифрограмму, с вызовом в штаб дивизии. Причины не объяснялись, но ничего хорошего от внезапных вызовов в штаб он не ждал.

— Леша, ну че там нового слышно? А? — спросил он у стрелка-радиста Алексея Шагина, который только что закончил сеанс связи со штабом.

— Да ничего нового, Валерий Васильевич. Только почему-то снова передали приказ Вам явиться в штаб дивизии. К чему бы это? — задумчиво переспросил радист.

— К дождю! — буркнул «три вэ», повернулся и пошел собираться в дорогу.

* * *

Грустные глаза Карин неотрывно смотрели на Эндрю, стараясь запомнить его во всех деталях. Эндрю уезжал в составе миссии ООН в далекую и страшную, уже ставшую почти легендарной Закавказскую республику. Ничто не смогло убедить Эндрю отказаться. Какие только доводы ни приводила Карин, какие примеры ни находила, чтобы переубедить его и не отпустить туда, в страшное пекло ада, каким представлялась ей та страна. Все было напрасно. Эндрю, спокойный и уравновешенный, всегда веривший в разум и разумность людей, даже не обсуждал с ней эту тему. Только сказал однажды:

— Я пообещал. Меня там ждут и я им нужен. Пойми другого решения для меня теперь просто не существует.

Вот так. Дискуссии не получилось. Карин переплакала и передумала уже все на свете, в душе почти похоронив Эндрю заранее. До отъезда оставались всего сутки. Двадцать четыре часа и самолет с Эндрю и Варом взлетит из аэропорта Гатвик рейсом на Вену, где назначен сбор членов Миссии. И оттуда уже прямо к месту назначения. Последние несколько дней она лишь пыталась убедить его не брать с собой собаку.

— Пожалей хотя бы его. Ну зачем его тащить на смерть, он-то никому ничего не обещал. Оставь его мне.

— Он поедет со мной просто потому, что он мой друг и защитник. Он всегда ездит со мной. И потом, без меня он умрет. Да и ты его не сможешь удержать, не дай бог что-то случится. Так что и эта твоя просьба неосуществима. Прости, милая.

Эндрю крепко прижал голову Карин к груди. На несколько мгновений они застыли, думая каждый о чем-то своем. Эндрю уже всеми мыслями был где-то там, в том незнакомом и грозном краю, где ежеминутно рвались снаряды и свистели пули, где почти ежечасно гибли люди. Не может быть, чтобы этот кошмар нельзя было остановить… Что-то хоть надо бы сделать… Карин же думала совсем о другом: о том, что Эндрю слишком ответственен для того, чтобы менять свои решения, о том, что маленькая Алекс теперь может вообще остаться без отца, о том, что это и счастье ее и несчастье одновременно — жить с таким человеком…

Могучий и крепкий пес, стоявший рядом, внимательно смотрел то на одного, то на другого. Он понимал, что они с хозяином уезжают, как это бывало и прежде, но никогда их отъезд не сопровождался таким плачем. Что-то тут не так. Придется быть на чеку…, хозяйка слезы лить зря не станет. Не тот характер.

* * *

Маленький Зия крепко-крепко прижался головой к холке огромной лохматой собаки, обнимая и лаская ее.

— Лани, моя… Красавица…

«Красавица» была взрослой и свирепой сукой кавказского волкодава. Ни от одного человека на свете она не стерпела бы подобного фамильярного обращения. Даже дед Зии, настоящий хозяин собаки — старый Хамит-ага — и тот никогда не позволил бы себе такого. Лани, словно бы вопреки своему нежному имени, отличалась на редкость злобным и неукротимым нравом, за что очень ценилась пастухами-скотоводами. Она была дочерью знаменитого Ломы (Льва), одержавшего десятки побед над волками и совершившего множество подвигов, защищая хозяина и его семью. И Лому и Лани неоднократно пытались выкупить у Хамит-ага, но старик был непреклонен. Лому даже пытались однажды выкрасть от хозяев, но похитители горько поплатились за эту свою глупость. Лома не только не дал попасть в себя ампулой со снотворным, мечась по загону, но и умудрился схватить одного из воров, неосмотрительно наклонившегося над оградой. Рука вора осталась висеть на одном-единственном сухожилии, а второй вор, полезший вытаскивать товарища, вообще лишился уха и правой щеки. Лома убил бы обоих, не выскочи на шум старый Хамит-ага… Недаром Лома вел свой род от легендарного Топуша.

Лани была «на сносях». Около двух месяцев назад, как раз когда Лани была готова к вязке, невдалеке от селения скрывалась банда Кифаятуллы. Одна из его собак запала старику в душу настолько, что он, не страшась опасности быть пойманным русскими или убитым своими же, отвел Лани к Кянды. Теперь весь аул ждал этого помета. Хорошая пастушья собака — ценность, а знаменитая, такая, каким был Лома, стоила наверное и дороже самого аула…

— Лани моя…, красавица — снова повторил маленький Зия теребя лохматую шерсть собаки.

Зия просто обожал эту собаку, давным-давно покоренный ее преданностью, силой и бесстрашием. Только благодаря Лани Зия позволял себе уходить далеко в горы, не очень опасаясь каких бы то ни было опасностей. А опасностей там хватало. И бандиты, не остановившиеся бы перед тем, чтобы поиздеваться или даже убить ребенка, и дикие звери, и даже тот ужас, который с недавних пор терроризировал жителей гор — стаи одичавших собак, не боявшиеся никого и ничего вообще и нападавших на любую добычу, которую могли догнать. Умные и хитрые, бесстрашные и осторожные. Наводившие страх даже на самых отпетых убийц и самых тупых дебилов, вообще не способных испытывать страх перед чем бы то ни было.

Зия просто знал, что он в безопасности, пока Лани находится рядом. Но, с другой стороны, Зия, растущий во время войны, вовсе не был неосмотрительным или безрассудным мальчишкой, который не понимал бы, что даже Лани не сможет долго сражаться со стаей волков или собак или остановить вооруженных людей.

Собака, прежде подвижная и резкая, в последние дни начала все чаще проводить много времени в темном углу сарая, где всегда и было ее место. Только теперь Зия натаскал туда сена, понимая, что час появления щенков на свет близок. Может быть сегодня или завтра. А интересно какими они будут… Похожими на Лани или на отца — свирепого Кянды? А сколько родится их? А как их потом назовут и кто заберет себе лучших? Эти вопросы будоражили Зию, заставляя учащенно биться его сердце и плечи его покрывались «гусиной кожей». А может все-таки дед согласится оставить лучшего пса у себя… Но говорить с ним об этом еще рано. Совсем рано. Еще побьет… Нельзя сглазить в таком деле.

Мальчишка, обнимавший собаку одной рукой за шею и другой — за спину и вздувшийся живот, вдруг ощутил легкое, едва слышное подрагивание под пальцами. Как будто к нему изнутри кто-то пытался достучаться крохотными молоточками. Кто-то живой и настойчивый, но пока еще совсем слабенький и неуверенный. Зия, не ожидавший такого, резко отпрянул от собаки, но тут же снова припал ухом к самому животу Лани. Сука круто повернула голову, недоверчиво глянула на мальчишку и приглушенно заворчала, предупреждая. Зия совсем не обратил на это внимания, боясь спугнуть то поразительное трогательное ощущение, потрясшее его до глубины души. Он замер. Но нет, чувства не обманули его и он снова услышал, вернее, ощутил легенькие-легенькие толчки.

— Дед! — закричал Зия, бросившись к дому. — Де-е-ед!!!

Лани заворчала еще громче и медленно двинулась за ним.

— Дед, я слышал, как в животе у Лани бьются маленькие! Дед! — мальчик кричал изо всех сил и его крик был слышен наверное во всем селении.

Из дома на зов, не торопясь, вышел старик, спокойно и чуть хмуро усмехнулся себе в усы.

— Все правильно, Зия, — хрипло прокаркал он, — и не кричи так громко, твой голос может услышать враг…

Зия резко остановился и круто развернувшись начал пристально всматриваться поверх невысокой, выложенной из камня, ограды в ближайшие окрестности. Вроде бы все было тихо и пустынно.

* * *

Тихо действительно было, но вот пустынно — совсем нет. Голос маленького Зии донесся и до ушей целой дюжины бандитов и дезертиров, воров и мародеров, которые в свое время принадлежали различным группировкам боевиков, сражавшихся на разных участках фронта. Теперь эти отбросы пытались каким-то образом прорваться через границу с соседней Закавказской республикой, чтобы «раствориться» там в толпах беженцев. Они были гонимы всеми: и воисками федералов, и своими бывшими товарищами по оружию, и местными жителями, которых они не задумываясь грабили и даже убивали. И неизвестно, при встрече с кем им угрожала большая опасность… Не объединенные ничем, кроме собственно идеи бегства, не подчиняющиеся никому, но вооруженные и злые, они представляли угрозу для любого, кто был слабее их самих.

И если большинство из них даже не обратило внимание на возглас мальчика, то двое уродов быстро переглянулись. Эти двое не плохо разбирались в собаках и сразу поняли, какую выгоду они смогут извлечь из услышанного.

— Жердь, — сипло прошипел один из них, — а за щенков от этой суки мы сгребем неслабое бабло…

— Та знаю… Ты молчи лучше, а то тут найдутся и другие, кто захочет на этом подогреться…

Они не сговариваясь повернулись к остальным и постарались отвлечь их совсем другой темой. Все они были голодны, не съев за день ни крошки, все они промерзли за ночь в горах и мечтали о том, чтобы согреться, поесть и выпить. И о бабах… Да-а-а… Но ни одна из жалких и нищих лачул селения, лежавшего перед ними, не представлялась способной удовлетворить такую ораву озверевших бандитов. Однако не на лачуги были теперь устремлены взгляды бандитов… Там, склоне холма, невдалеке от селения, мирно паслась отара овец, охраняемая лишь молодым парнем да двумя собаками. Такая охрана остановить этих подонков, конечно, не могла… Но и они пока вовсе не собирались внаглую грабить крестьян. Очень «в масть» им было бы украсть одну из овец, замаскировав это под нападение волков. И пожрали бы и не выдали бы своего присутствия.

— Угрюмый, Чума, Туша, — прошептал Жердь, — давайте переберемся поближе к отаре и отвлечем собак… А Лысый и Гиря зарежут под шумок овцу… Есть волчья лапа, так что мы наследим там как волки…

— Двигаем. — отозвался Угрюмый.

Никто больше не сказал ни слова, молчаливо соглашаясь с планом Жерди. Бандиты бесшумно начали перемещаться зарослями в направлении холма. На какое-то время они потеряли из виду и отару, и собак, и даже само селение. В горах реальные расстояния искажены и переход, который должен был продолжаться не более 10-15-ти минут, по первому впечатлению, занял, как минимум, вдвое больше времени.

А в это время, невидимые и пока неслышимые никем, к отаре приближались и совсем другие враги. Сильные и неукротимые, бесстрашные и многочисленные. Ведомые могучим и очень хитрым предводителем.

* * *

Сухие листья и трава едва слышно зашуршали от мягкого и осторожного прикосновения. Заур (так когда-то звали его хозяева) приостановился и глубоко втянул в себя воздух. Ему хорошо были видны и отара и чабан, а вот собак, чей запах он прекрасно слышал, его глаза никак не могли отыскать. Справа и слева от него, почти неразличимые в тени кустов и негустых перелесков, подползали члены его стаи.

Несколько десятков одичавших собак, объединившихся в стаю, именно в стаю, а не в свору, как можно было бы назвать группу домашних собак, только недавно мигрировали в эти предгорья. И уже, конечно, успели проявить себя. Собаки, чудом выжившие в кошмаре войны и голода, потерявшие дома, хозяев и даже частично утратившие типичные поведенческие черты собак, превратились в настоящих демонов. Они стали изощренными убийцами, каннибалами и людоедами. Они убивали любого, кто не мог от них убежать — человека или зверя. Всего несколько дней назад они встретили в горах огромного медведя и без колебаний набросились на него. Страшная схватка закончилась гибелью зверя, забравшего и жизни восьмерых собак. Теперь их было около тридцати. Почти неделю стая оставалась вблизи места сражения, питаясь останками медведя и трупами своих соплеменников.

Среди собак стаи Заура, самого свирепого, хитрого и сильного из псов, не осталось маленьких или слабых — те уже все погибли, не было ни одной собаки с короткой, не согревающей в холода, шерстью — те все замерзли и также были съедены, а были только молодые и могучие псы-убийцы. Странным образом соединились в одну группу собаки, по самому предназначению именно обязанные охранять людей и их имущество — кавказские и азиатские волкодавы, овчарки и ротвейлеры и, кроме них, несколько крупных и агрессивных ублюдков — помесей породистых собак с дворнягами.

Заур прижал уши, тихо заворчал и белой молнией метнулся вперед. Мгновение спустя вся стая ринулась за вожаком. Конечно же шум, производимый ими, сразу привлек внимание и обеих чабанских собак, и молодого пастуха, и даже овец. Последние, словно бы предчувствуя неминуемую гибель, бросились врассыпную. В первый момент пастух, еще не осознав кто на них нападает, с криком бросился навстречу стае. Его собаки отчаянно пытались пробиться к нему сквозь лавину овец, оттеснивших их от хозяина. Обезумевшие от страха овцы просто не обращали внимания ни на рычание охранных собак ни даже на их яростные укусы.

Несчастный пастух, хотя и выстрелил навстречу летящей на него стае, даже не сумел как следует прицелиться и его пуля лишь слегка ранила одну из диких собак. Пытаясь перезарядить ружье он потерял слишком много времени и когда он снова попытался навести его на нападающих собак, стая просто смела со своего пути. Всклокоченный ротвейлер, явно в прошлом отдрессированый по программам защитно-караульной службы, схватил пастуха за предплечье со спины и одним рывком свалил его на землю. Еще пару собак вцепились в парня, пытаясь поскорее добраться до его горла. Здоровенный грязно-желтый ублюдок с остервенением рвал живот и пах чабана. Юноша лишь хрипло вскрикнул, зовя на помощь. И помощь пришла. Первая из собак охраны прорвалась к хозяину и сомкнула челюсти на шее ротвейлера. В нее тут же вцепились две овчарки. Остальная стая убивала овец. Около десятка их уже валялось на земле, когда со стороны аула грянул выстрел. За ним сразу же еще несколько. Люди, услышавшие выстрел пастуха, рычание собак и истошное блеяние овец, спешили на помощь. Они стреляли в воздух, боясь попасть в человека, своих собак или овец.

Другая чабанская собака также добралась, наконец, до хозяина и одним движением прокусила глотку ублюдку, оторвав его от чабана и бросила, бьющегося в судорогах. Но тут ее схватил за шиворот Заур. Пастушья собака лишь недолго пыталась вырваться из этого смертоносного захвата. Она была обречена. Из пасти Заура живым еще не выходил никто.

Новая серия выстрелов заставила диких собак прекратить избиение отары и, схватив нескольких овец, собаки бросились в заросли.

Жители селения с криками и стрельбой устремились к месту трагедии. Подбежав к холму, усеянному трупами, они убедились, что только одна из пастушьих собак подает признаки жизни, а молодой чабан и второй пес мертвы. Как и тринадцать овец, не считая тех, что стая утащила с собой. Как и две дикие собаки-убийцы. Вне себя от гнева люди бросились вдогонку за стаей и не увидели, как из кустов выбрались двое или трое воров-подонков и унесли еще двух загрызенных овец.

* * *

Перелет до Вены занял совсем немного времени. Да и само «сидение» в Центре в ожидании всей группы тоже растянулось лишь на 15 часов. Все были в сборе. Пора. Пора было выдвигаться к месту назначения… Аэропорт. Полет. Приземление. Встреча с местными руководителями. Все. Пора браться за дело.

Миссия ООН была составлена на этот раз из представителей разных стран. Мужчин и женщин. Всего 12 человек. Только двое из них были англичанами — Эндрю и Одри (полевой врач Миссии). Ну и, конечно, Вар. Огромный бульмастиф Эндрю, сразу же ставший всеобщим любимцем. Спокойный, внушительный и не злобный пес быстро завоевал сердца членов Миссии, невольно и в них вселяя спокойствие и уверенность. Почти что оптимизм.

Из нынешнего состава двое специалистов уже работали полгода в этих краях. Эти двое никакого энтузиазма не излучали. Их внутренние напряжение и сосредоточенность с самого первого дня вызывали неосознанные сомнения в душах остальных. Собственно ничего такого ужасного они не рассказывали…, не сказать, что они практически вообще ничего не говорили, отделываясь односложными ответами или комментариями.

— Дай Бог, чтобы не было хуже, чем было…, — вот и все, что можно было из них вытянуть.

— В общем-то шведы и так ребята не из разговорчивых, — твердила Одри, успокаивая избыточно импульсивных итальянцев — Алессандро и Джеральдину, — а тут еще и предыдущий, видимо, не совсем удачный приезд…

Но Эндрю, участвовавший прежде в Миссиях, работавших в Анголе и Эфиопии, тоже не был спокоен. Он-то видел, и не раз, и воронки от бомб, и пожарища, и тела убитых. Как-то незаметно для самих себя члены Миссии разбились на маленькие группы — по три-четыре человека, независимо от их национальной или расовой принадлежности.

Руководителем Миссии был назначен пожилой датчанин из небольшого городка, вернее острова Оденсе, что расположен километрах в семидесяти от Копенгагена. В прошлом преподаватель психологии и социологии в одном из самых больших университетов Дании. Высокий, худощавый, седой. Очень неспешный в движениях и суждениях. Очень вдумчивый и серьезный. Он познакомил членов Миссии с задачами, стоящими перед ней.

— Не наша задача, — говорил он, — добиться мира в этом регионе. Не нам это делать, не нашими силами и не в определенные для нас сроки. Ни в коем случае представители Миссии не должны вступать какие-либо переговоры и, уж тем более, участвовать в конфликтах или военных действиях на стороне любой из враждующих сторон…

Мы здесь находимся и будем работать исключительно с целью изучения оптимальных подходов к подготовке мирных переговоров. Нам следует с очень высокой степенью точности определить: а) кто из полевых командиров пользуется наиболее высоким авторитетом среди повстанцев (боевиков — в терминологии федеральных властей); б) кто из этих выделенных в наибольшей степени склонен к ведению переговоров и хочет положить конец затянувшемуся конфликту; в) кто из руководителей федеральных войск пользуется наибольшим авторитетом и доверием среди повстанцев и с кем они могли бы сесть за стол переговоров; г) где, когда и при каких дополнительных или специфических условиях такие переговоры могли бы начаться… и так далее и так далее и так далее… Таким образом, цель и функция данной Миссии исключительно исследовательская, полностью соответствующая духу и букве гуманитарных целей Организации Объединенных Наций. Которую мы здесь и будем представлять ближайшие три месяца. Чуть позже я представлю Вам составы, планы работы и порядок действий рабочих групп Миссии… Сейчас у Вас есть полтора часа на отдых и после этого я жду Вас здесь же, где каждому будет вручено конкретное предписание. Меня приглашают на встречу с руководством федеральных сил в регионе для уточнения реальной ситуации и плана совместных действий.

* * *

БТР охранения непрерывно «рыскал» из стороны в сторону, то ускоряя движение, то неожиданно останавливаясь, поминутно меняя направление. Максимально усложнить прицеливание — вот что было главной задачей водителя. И тем самым сохранить себе жизнь. И всем тем, кого он в данный момент перевозил. В зоне военных действий совсем другие «правила дорожного движения». Этому учатся быстро. Никто здесь и не вспоминает о кошмарной «качке» при такой езде и страшном нервном напряжении, не покидающем водителя с самого первого момента движения.

— Давай, Игорек, давай, — громко и внушительно вещал на ухо водителю капитан Верхов, не обращая внимания на рев двигателя.

Игорек и так старался изо всех сил. В этот раз «три вэ» кажется, перехитрил сам себя, решив ехать собственно в БТРе. Машину охранения боевики, как правило, пропускали, не трогали до подхода основной колонны. Лишь дождавшись всю группу, определив ее силу и боевой потенциал, они взрывали головную и заднюю машины охранения, блокируя колонну в узком и открытом, легко простреливаемом, месте. Но отдельную машину расстреливать они не торопились. Тем более, что вдали маячила «лже» — колонна, состоявшая из двух крытых грузовиков, уазика и еще одного БТРа. Самый неприятный (мягко говоря) участок дороги простирался именно здесь, где неглубокое ущелье у пропасти переходило в равнину и подорви боевики переднюю и заднюю машины внутри ущелья — все, живым врядли кто ушел бы… Хоть бы там была и сотня солдат. Но сейчас передовой БТР охранения уже приближался к выходу из ущелья, а колонна еще только начинала в него спускаться.

Немолодой чернобородый человек, в вязаной шапочке и камуфляже, на мгновение оторвался от гранатомета, в прорези прицела которого постоянно находился БТР.

— Что-то тут не так, Рахим, эти Рэмбы явно что-то придумали… Первая машина — подставная…, ясная хреновина… И колонна — фуфло. Надо бить по БТРу, — обратился он к своему товарищу, который лежал в двух метрах правее.

Чуть трусоватый Рахим задумчиво покачал головой, не соглашаясь.

— А если они только и ждут, что мы проявимся и сзади по склону к нам подберутся сразу же…? Тогда нам не уйти…

И хотя дальше, левее по склону, лежало еще семь бандитов, чернобородый Важа заколебался. Но в это время БТР почти достиг выхода из каньона и резко ускорил движение, сразу прекратив маневрирование.

— Они уходят! Бей их, Важа, жги их!

Важа снова припал к гранатомету, стараясь поймать в прицел цель, но тут со стороны «колонны» донесся гулкий выстрел. Боевики оглянулись, стараясь понять, что произошло. От «колонны» донеслось еще несколько автоматных очередей. Все это отвлекло бандитов, дало возможность БТРу перевалить за бугорок и скрыться из виду. Только сейчас боевики поняли, что их провели и все предыдущее было лишь прикрытием для прохода первой машины. Особенно отвлекающие выстрелы в тот момент, когда у боевиков оставался последний шанс, чтобы подбить БТР.

— Эх, шакал я паршивый, упустил! — яростно застонал и заскрипел зубами Важа. И не в силах сдерживать ярость, он выстрелил уже просто вдогонку БТРу.

Патрон гранатомета не долетел до БТРа целых метров сто и Верхов презрительно рассмеялся внутри машины.

— Ну вот, а ты боялась, — спокойно проговорил Валерий, обращаясь к взмокшему водителю. Тот только кивнул в ответ и слабо попытался улыбнуться, явственно стуча зубами. — Увидишь, что мы еще придумаем, когда будем назад ехать, Игорек, — уже совсем расслабленно и безмятежно сказал «три вэ», откинувшись всем телом назад и блаженно потянувшись.

— Ох, и не знаю даже, товарищ командир, — отозвался наконец водила, — Я и в этот раз чуть в штаны не наложил, а дальше так ва-а-ще…

— Не дрейфь, касатик, прорвемся! — снова усмехнулся Верхов.

* * *

Кривой Гасабкули был вне себя от ярости. Он метался перед расстроенными боевиками, бывшими в засаде, размахивал кулаками и брызгал слюной.

— Как же вы, кретины, не поняли, что вас «делает» этот русский? Где были ваши головы??? Ах, шайтан! Да еще засветились под конец!!! Важа! Ты ж хотя бы в школе учился…

— Если это был Шайтан-Верхов, то он мог еще и не такое придумать… — хмуро оправдывался Важа.

В это время Кифаятулла, не торопясь, взял из рук ближайшего боевика АКМ и коротко брызнул огнем в сторону Важи. Голова его резко откинулась назад, потянув за собой и все тело бандита. Он упал.

— А это еще зачем? — развернулся к главарю Гасабкули.

— Я думаю это и в самом деле был Верхов, — не отвечая на вопрос, задумчиво проговорил Кифаятулла, — он ни черта не боится…

— Теперь забоится, — ответил Гасабкули, — Я приготовлю ему встречу…

— Так он же не поедет назад той же дорогой, тем более, что там были мои люди… На вертолете полетит наверняка… Когда?… Как узнаешь?…

— Как раз — нет. Если я правильно его считаю, то он именно так же и назад поедет, понимая, что мы его там ждать не будем… От обратного рассуждает сволочь…

— Ну смотри сам, — сказал Кифаятулла, поглаживая огромного пса, стоявшего рядом — только принеси мне его голову. Очень прошу, — и оглянувшись на боевиков, все еще стоящих вокруг, указал газами на тело Важи, — Похороните его. Герой был. Дурной только… беда…

Гасабкули позвал с собой старших боевиков и пошел с ними в под прикрытие деревьев. Он придумал как отловить Урус-Шайтана. Не ожидает умник такого… Старый Гасабкули еще покажет класс…

* * *

В штабе дивизии членов Миссии ООН знакомили с офицерами, которые будут сопровождать их во время передвижений по особо опасным участкам. Эндрю сразу понравился достаточно молодой офицер, которого к нему приставили и с которым познакомили.

— Капитан Верхов, — представился последний.

— А вы вполне сносно говорите по-английски…, — удивленно проговорил Эндрю, — а вот я по-русски ни бум-бум…

— За три месяца Вы выучите много новых слов и определенных выражений… Неизбежно.

Эндрю хотел побыстрее подружиться с этим парнем, понимая, что работать будет легче, если у них установятся хорошие отношения. Верхов же напротив был весьма огорчен и озадачен этой новой для него функцией сопровождающего лица. И телохранителя. И переводчика. И проводника. И еще, наверное, черт знает чего! Вот зараза!!! В экскурсоводы записали! Дел других что ли нету!

— Я хотел бы показать Вам моего близкого друга, — сказал Эндрю, — пойдемте…

— А почему его не было на общей встрече? — спросил «три вэ».

— Он не любит большие скопища людей…, ему ближе уединение, — рассмеялся Эндрю.

Через несколько минут они добрались до помещения, где временно поселились Эндрю, Алессандро и Вар.

— Постойте-ка здесь минутку, — обратился Эндрю к Валерию, открывая дверь, — сейчас я вас познакомлю…

Из-за двери послышалось шумное сопение и тяжелые прыжки.

— Собака — понял Валерий, — только этого мне не хватало… Собака!

В дверях показалась собачья голова, невиданных размеров и форм. Внимательно посмотрела на Валерия и несколько раз с шумом втянула воздух. В собачьей груди начал наростать гулкий рокот…

— Эй, Вар, нельзя! — громко скомандовал хозяин и слегка одернул собаку за ошейник. — Если вы отойдете еще шагов на пять, то я смогу выйти вместе с ним и вы все же познакомитесь.

Верхов не мог сказать, что он был без ума от собак. Когда-то в детстве, как и большинство мальчишек, он конечно мечтал о собаке, но когда этого не произошло, внутренне успокоился. До этой войны. Здесь он стал относится к собакам весьма настороженно. Он видел, что делали огромные собаки боевиков с людьми… Видел последствия их нападений… Истерзанные трупы, разорванные горла, оторванные конечности… Знал, что ваххабиты специально готовят собак-убийц… Он научился убивать такую нападающую собаку одним движением рук, попадать с первого выстрела… и влет…

С другой стороны, он конечно очень ценил работу армейских собак-саперов и спасателей, розыскников и охранников. Он, служивший в батальоне охраны Зоны вокруг Чернобыля, конечно помнил какие страшные стаи волков там развелись, что они там вытворяли… и как в борьбе с ними помогали служебные собаки. Но преодолеть в себе какую-то глухую неприязнь к ним уже не мог. И теперь, когда он увидел собаку англичанина, да еще такую здоровенную (пусть и совсем непохожую на псов бандитов), он не на шутку засомневался в том, что у них получится работать вместе. Наверное придется менять напарника. А лучше — вообще отказаться…

— Пожалуйста, держите собаку, — тихо произнес Верхов, — он чувствует мое отношение, видимо…

— Он все чувствует и все понимает. Он просто как человек. Он мой друг.

Вар продолжал подозрительно присматриваться к человеку, к которому его постепенно подводил хозяин. Он слышал, что люди разговаривают в спокойном тоне и чужак не выказывает плохих намерений. Но в нем Вар не чувствовал и никакого дружелюбия. Никакого. И это настораживало.

— Пожалуй, я не очень-то хочу с ним знакомиться…, — медленно проговорил «три-вэ», — я к собакам равнодушен.

Эндрю, услышав эти слова, как-то разом поскучнел и, ни слова не говоря, повел собаку в помещение.

* * *

Дети Лани родились поздно ночью и, к величайшему огорчению Зии, их родилось только пятеро. Два кобелька и три сучки.

— Дед, ну почему их так мало? Я хотел, что бы их было десять…, — хныкал маленький Зия.

— Даже если бы Аллах дал ей и двадцать щенков, то мы утопили бы из них пятнадцать. Больше пяти ни ей ни нам не прокормить, сынок, — ответил старый Хамит-ага. — Может и пятерых будет слишком много…

— Нет! — вскричал Зия, — ни за что!!! Я не дам убить маленького!

— Да никто их уже и не тронет теперь. Теперь они — наши дети… — успокоил Зию Хамит-ага.

Лани, изнуренная долгими и тяжелыми родами (все щенки оказались на редкость крупными), неподвижно лежала на своем месте, прикрыв глаза и тяжело дышала. Старый Хамит-ага как следует обтер щенков сеном и подложил их под суку. Малыши, попискивая и даже поскрипывая, неуверенно и неуклюже пытались найти соски матери, откуда так призывно пахло молоком. Их попытки были в большинстве случаев неудачными и щенки громко и возмущенно пища, скатывались от брюха матери. Лишь один малыш, возможно самый упорный и настойчивый, дотянулся, наконец, до соска и мертвой хваткой вцепился в него, сладостно зачмокав.

— Нам нужно присматривать за Лани, — сказал старик, — видишь, уже скоро полдень, а она все никак не встанет… Плохо.

— А что? Что нужно сделать? — воскликнул Зия, — принести ей воды? Или хлеба? Может нужно помочь ей встать?

— Нет. Она должна сама встать и выйти попить. Тут близко совсем. А она что-то не встает… Не дай бог…

Дед, не договорив, хмуро покачал головой и пошел в дом. Зия не хотел даже на минуту отойти от Лани и ее детей. Ему казалось, что в его отсутствие непременно что-то плохое может произойти. — Нет, надо постоянно быть с ними, — думал он. — Если что, то я смогу сразу деда позвать или сделать что-то… А так…

Он старался подкладывать щенков к соскам суки, чтобы они все накрепко присосались. Но не все получалось. Некоторые слепо и возбужденно тыкались мордочками в брюхо Лани, не находя так привлекательно пахнущих сосков и от этого пищали еще громче. Они хотели есть, а мать им совсем не помогала. Наконец Зия все-таки сумел пристроить всех малышей и те жадно и аппетитно зачмокали, насыщаясь. Мальчик облегченно вздохнул.

* * *

Целых два дня роскошествовали дезертиры, питаясь украденными овцами. На третьи сутки все было съедено и перед бандитами снова нависла угроза голода.

— Надо перебираться отсюда, — пробормотал Угрюмый, — во второй раз нам так не повезет. Да и соседствовать с той бешеной стаей мне совсем не улыбается. Не дай бог они нас выследят… Можем и не отбиться…

— Куда ж мы пойдем? — спросил Жердь.

— А туда, — махнул рукой Угрюмый на юг, — к границе, как и собирались. Мне туда. Я не козел вам всю жизнь по горам скакать. Надоело!

— Не ори, — прикрикнул Туша, — не глухие здесь. Уходим так уходим. Пшли!

Бандиты, не торопясь поднялись с земли и двинулись вперед. Неисповедимы пути господни и ничем иным, кроме случайности невозможно объяснить, почему получилось так, что банда направилась чуть ли не прямиком к месту расположения отряда Кифаятуллы. Две группы разделяло всего километров пятнадцать наверное и одна из них приближалась к другой. Дезертиры не торопились. Напротив, они передвигались медленно и осторожно, стараясь, быть незамеченными ни потенциальными врагами, ни потенциальными жертвами. Они были готовы и к мгновенному нападению и к немедленному бегству. Для них врагами были абсолютно все. По крайней мере пока. Только враги эти могли быть сильнее или слабее их, но в любом случае, они хотели избежать не только боя, но даже и просто огласки своего присутствия. Уйти за границу. Там, замаскировавшись под мирных беженцев, можно получить надежду на спасение. А дальше видно будет.

Они прошли лишь немногим более пяти километров и остановились на привал. Нет смысла себя загонять без необходимости. Силы еще наверняка потребуются. Лучше своевременно остановиться на отдых. Невдомек им было, что на их след уже вышел и даже начал преследование страшный, безжалостный, многочисленный и кровожадный враг. Уж лучше бы за ними охотились люди…

* * *

Эндрю назначили руководителем временной рабочей группы, состоявшей из четырех членов Миссии. В ее состав кроме него входили итальянец Алессандро, два шведа — Ульф и Олаф — и смешливый и непоседливый француз Этьен. Их же группа и получила первое задание. Для выяснения и анализа реальной обстановки им необходимо было попасть в расположение действующих частей федеральных войск, находящихся поблизости от населенных пунктов, и провести предварительные опросы. Первое — опросы военнослужащих и местного населения о принципиальной возможности переговоров. Второе — и это было желательным, но пока не обязательным пунктом программы — опросы представителей повстанцев.

Нужно ли говорить, что проводником и переводчиком при них был назначен капитан Верхов. К огромной его досаде. Ну еще не хватало тащить к себе в расположение целую шоблу этих наблюдателей. Да тот дурень еще и псину свою переть собрался! Ну, блин, идиотство! А если там что…?! Что для них отдельную охрану что ли выставлять??? Может и окопчики для них вырыть… полного профиля? Маразм!!! «Три вэ» не стеснялся в выражениях, пытаясь воспрепятствовать этому приказу, доказывая бесперспективность и очевидную опасность намеченного. Но кто его стал слушать… Приказ! Не обсуждать! Высокая политика, блин! Мать бы ее нехай!!!

Верхов снова направился в штабное помещение.

— Ну, хорошо. Приказали. Приказальники… Приказывать вы все мастера, а тащить их туда как??? Чтобы безопасность обеспечить? Да еще срочно!

— А как хочешь — был ответ, — сам же ты как-то собирался назад возвращаться… Вот и давай… Как собственную безопасность намеревался обеспечить, так и их будешь обеспечивать. И даже лучше! Ясно? Кругом! Шагом марш!

— Да дайте хоть вертолет для них. Я ж не буду свои отрывать от дела…

— Кругом марш!…

Верхов аж головой замотал от возмущения. Но говорить уже было просто не о чем. Безбожно матюкаясь про себя, он вышел из штаба и направился к своему БТРу. Водитель БТРа мирно посапывал в кабине, когда туда ввалился рассвирепевший капитан. Он аж головой вмазался обо что-то, услышав какие слова и каким тоном бормочет командир.

— Нет, ты видел что-нибудь подобное, Егор??? (Верхов постоянно кривлял имена своих подчиненных). Мне навязали пятерых лохов да еще и собаку здоровенную и приказали ехать с ними к нам! Ну, блин, козлы!!! Да на кой хрен мне все это надо??? Они ж тут даже не поместятся просто!

Верхов с трудом перевел дыхание. Игорек благоразумно помалкивал себе в тряпочку. Неча рот открывать, когда начальство только себя и слышит. Перебесится…

Постепенно «три вэ» действительно начал успокаиваться. Надо было и в самом деле подумать, как дотащить этих охламонов до места. С максимально возможной безопасностью. Имея на руках только один БТР… Куда все и правда вряд ли поместятся. Но делать нечего. Если в машину не поместятся, значит пройдут пешком. По крайней мере некоторые самые опасные участки. Не дворяне, блин! Кстати, а вдруг как раз и дворяне… Разберемся… Ну а в самом деле, — думал Верхов, — что если тот паршивый участок у ущелья пройти пешком? Егорка на БТРе будет крутится у самого въезда на перешеек, отвлекая внимание, а мы проберемся пешком под шумок. И начнем мы движение значительно раньше того, как Егор начнет «танцевать»… Еще затемно. По зарослям над дорогой… А как мы переберемся поближе к нашим — Егорыч и вернется к штабу. Потом доберется с очередной колонной. По-тихому… Вроде нормально, да? Все равно пока ничего более путного в голову не приходит. Да и времени для тщательной разработки собственно нет. Требуют же выдвигаться в срочном порядке. Ладно, как-то дошлепаем. Не впервой.

* * *

Информация о приезде новых людей, явно иностранцев, в штаб группировки федеральных войск почти сразу же дошла до Кифаятуллы.

— Вот почему Верхов туда прорывался… Теперь понятно… — задумчиво проговорил Кифаятулла и потрепал за обрубками ушей Кянды, что стоял рядом.

— А это даже и к лучшему, — сказал Гасабкули, — теперь нам надо круглосуточно наблюдать за дорогой и как только Верхов попытается их протащить на свои позиции — перехватить. Будет чем торговаться с федами. Эти иностранцы наверняка какие-нибудь международные наблюдатели или что-то подобное. А мы из них международных заложников сделаем… Не помешают…

— Ладно, — согласился главарь, — но Шайтана мне! Лучше живым, если не получится — голову.

— Думаю они обеспечат серьезную охрану для иностранцев… Нужно будет как следует подготовиться. Я организую «комитет по встрече»… Знаешь меня… — многообещающе пророкотал Гасабкули.

— Знаю. Готовь. — ответил непримиримый.

Собственно, международные наблюдатели их не слишком-то интересовали. Разве что действительно с точки зрения захвата заложников, которых можно было бы обменять и на своих и на деньги. А вот расправиться с Урус-Шайтаном — вот это была цель завладевшая всеми мыслями боевиков. Уж кто-кто, а он нанес им такие потери, что за его жизнь было не жалко никаких денег. Мало кто поверил бы, но боевики, вызнав его настоящие имя и фамилию, заплатили огромные деньги, чтобы отыскать его родных в России или на Украине. Для благодарности… Счастье Верхова, что он был сирота и детдомовец, до сей поры не успевший обзавестись семьей… Были конечно у него связи с женщинами и о некоторых ему хотелось думать, что это серьезно, но жизнь военного, а тем более в такой роли, как у него, не может считаться привлекательной для женщин. Так что не судьба была ему пока жениться. И слава Богу…

Гасабкули продумал несколько подходов к захвату Верхова и «баранов», которых он с собой повезет. И ни один не нравился ему по-настоящему. Нельзя было исключать, что теперь Шайтан будет стараться возвратиться на позиции вертолетом. Или в составе большой колонны. С разведчиками или даже с артподготовкой в наиболее опасных местах. Что бы закрыть все возможности в их отряде просто людей не хватит. И тех, кто есть разбазаривать нельзя. Каждый боец сейчас на вес золота. И все же… Если отправить пять-десять боевиков с гранатометами к вертолетной площадке Верхова и менять их каждые день-два, а еще сорок-пятьдесят лучших людей разместить на подступах к ущелью и на выезде из него, то может и сработает… А остальных задействовать в небольших мобильных группах (по десять-пятнадцать человек) поддержки и отвлечения внимания… Так, похоже, получится. Уж если Верхов попался нам на пути и с ним нет его дьяволов — грех это не использовать. Все. Теперь все ясно.

Гасабкули чуть похлопал в ладоши и пошел отдавать распоряжения. С этой минуты все планы перемещений и боевых действий меняются. С этого вечера все пути для возвращения Шайтана к своим будут перекрыты. Конец тебе, Верхов! Теперь точно конец!

* * *

Свежий след всегда вызывал у Заура сильное возбуждение. Огромный азиат начинал тяжело и хрипло дышать, приглушенно порыкивать и усиленно нюхать следы и воздух. Его стая, уже прекрасно разбиравшаяся в настроении вожака, тоже приходила в движение. Собаки были не очень голодны. Добычи, захваченной в последнем набеге на отару было достаточно, но протухающее мясо уже не вызывало у собак особого интереса. Они без колебаний бросили его. И теперь, когда Заур напал на след новой добычи, псы дружно бросились по нему.

Иерархия в стае была уже давно определена и лишь в связи с гибелью двух псов, занимавших достаточно высокие ступени в ней, произошло несколько ожесточенных стычек. Заур не принимал участия в них. Его сила и свирепость сомнению не подвергались никогда. Этот убьет любую собаку. Нарушения в поведении, а значит и в психике Заура, зашли так далеко, что он готов был рвать на части даже сук или щенков, чего никогда не сделал бы нормальный кавказец или азиат. Люди, звери, самцы или самки — все были лишь объектом нападения для него. Такое поведение характерно, пожалуй, больше для питов, которым безразлично кого надо убивать, но вовсе не для таких собак. Да что только Заур? Вся собаки стаи его помешались не меньше. Огромная стая безумных и беспощадных зверей… Безрадостная перспектива для кого угодно…

Заур бросился в погоню за людьми только потому, что их след первым встретился ему на пути. Попадись тогда след оленя, кабана или даже барса — он пустился бы вдогонку. Даже след волчьей стаи вызвал бы у него внутреннюю ярость и неутолимую жажду убийства. И погоню. И смертельную схватку в финале…

Глухо порыкивая, Заур шел по следу. Запах был свежим и отчетливым. Люди прошли здесь совсем недавно и вовсе немного времени понадобится стае Заура, чтобы нагнать их и расправиться с ними. Как это уже много раз и бывало. Однако, Заур не был совершенно безумным псом. Как правило, он очень внимательно высматривал возможную опасность перед нападением. Его стая, например, никогда не нападала на людей или животных в селениях. Собаки не заходили в дома или овчарни крестьян. Но в горах или в лесу от них просто не было спасения…

Собаки мчались по следам людей и чем ближе они приближались к добыче, тем более страстным было их желание вонзить клыки в тела преследуемых. Нет, они не крались по следам добычи, а что есть сил старались поскорее нагнать ее. Некоторые из псов хрипло взлаивали от нетерпения… Скорее! Следы становились все более свежими. Густой запах разгоряченных человеческих тел проникал в ноздри, все более и более раздражая собак. Скорее…

* * *

Небольшие камешки предательски похрустывали под ногами… Холодная роса уже проникла внутрь крепких десантных башмаков, хотя пока еще и не остужала ног. Скоро рассветет и прохладное утро приоткроет завесу над ночными тайнами…

Группа передвигалась пешком уже третий час. Они шли гуськом, медленно, но непрерывно. Первым вышагивал Верхов, стиснув зубы и собрав всю свою волю в кулак. Все еще злился. Ооновцы старались держаться поближе к нему. Вторым шел Эндрю с Варом. Уже в первые минуты похода Верхов увидел смысл в присутствии собаки. Вар, чья морда была связана крепким ремешком, дабы не залаял случайно (что оскорбило его до глубины души…), живо реагировал на любой звук или движение. Это здорово помогало капитану, подсказывая ему нахождение вероятных противников. Теперь «три вэ» постоянно поглядывал на собаку. Особенно теперь, когда их группа, перейдя перешеек перед ущельем, углубилась в самый опасный, из возможных участков пути. Кусты и немногочисленные деревья не очень-то хорошо скрывали людей. Время от времени, пока не рассвело, они позволяли себе пригнувшись перебегать небольшие открытые участки. Но скоро эта лафа кончится. Может даже и ползти придется…

Утро не заставило себя долго ждать, легкий предрассветный туман рассеялся и солнце страстно и горячо затопило первыми жадными лучами окрестности. Почти сразу же, с приходом утра, со стороны перешейка послышался сперва отдаленный гул. Этот гул постепенно приближался, наростая и все больше привлекал внимание к себе.

— Игорешкин сподобился начать, — подумал Верхов, — молодец он все-таки. Вовремя. В самый раз. Хоть и побаивается слегка, дело делает как надо… Молодец.

Гул двигателя БТРа сразу же привлек к себе внимание боевиков, находившихся в засаде. Они насторожились и приготовились открыть огонь. Только Гасабкули нахмурился и задумчиво потер бороду.

— Это еще что за чушь? — подумал Гасабкули, — один БТР, как в прошлый раз?… Странно он себя ведет…, очень странно… Что-то в этом явно кроется… Может внимание отвлекает? А Шайтан с «фирмой» вертолетом пролетит? Или, наоборот, пешком пройдет??? Хотя врядли… Наверное, опять что-то придумал, гад…

БТР Игорька, как и должен был, кружил неподалеку от перешейка, не въезжая не него, однако. Задание, поставленное перед ним командиром, предполагало следующее: для начала не долго повозиться у въезда на перешеек, а затем, сделав вид, что в БТРе что-то сломалось, остановиться, не доезжая может метров сто пятьдесят. И начать копаться в моторе, внимательнейшим образом поглядывая по сторонам. В случае обнаружения признаков присутствия бандитов или их самих — немедленно открывать по ним огонь. Это и покажет Верхову, что боевики здесь (в чем он и так был уверен на все сто) и может быть несколько отвлечет их от пристального наблюдения за дорогой… Так он и делал.

«Три вэ» понимал, что сейчас они проходят самый опасный участок пути. Он искоса глянул на собаку и увидел, что та как-то вся подобралась и ощетинилась.

— Хорошо хоть не лает, — подумал он, — а что мы здесь не одни, так я и сам чувствую…

Из шести участников перехода оружие было только у Верхова. Ооновцы были вооружены лишь небольшими складными яркими плакатиками, свидетельствовавшими, что они действительно представители ООН. АКМ Верхова был полностью обмотан камуфляжкой, чтобы отблеск металла не привлекал ненужного внимания. Кроме того, пара запасных обойм, нож, пара гранат и маленькая трофейная «беретта», из которой Верхов уже натыркался попадать в подброшенную десятикопеечную монетку. Этот крохотный пистолетик, который уже не раз выручал его в самых тяжелых ситуациях, был аккуратно припрятан под широким капюшоном десантника.

— Но стрелять конечно нельзя. Только в самом крайнем случае. Этих надо беречь, а то их в горячке могут запросто положить и никто не станет разбирать, что там у них нацарапано в бумажках. «Миротворцы», блин…

Под ногой Этьена негромко хрустнула ветка. Напряженному слуху членов группы показалось, что рядом разорвалась граната… Но и это было не самым страшным. Совсем рядом тут же всполошилась сорока, застрекотала и начала перелетать, как будто нарочно, сопровождая группу по пути ее движения. Вар дернул поводок и напряженно засопел.

Понятно, что беспокойство сороки сразу привлекло внимание боевиков. Они, правда, не могли поверить, что Шайтан и его «фирмачи» пробрались уже так далеко, но проверить в чем там дело было необходимо.

— Махмуд, Сивый, быстро… Да только тихо…, — распорядился Гасабкули.

Двое боевиков бесшумно скользнули вниз к дороге, откуда доносился несмолкаемый стрекот сороки.

— Ну, козлы, нашумели… Теперь всем — ложись! — хриплым шепотом приказал Верхов.

— То, что сейчас придет проверка — понятно. Но если они не думают, что это мы, то их будет двое-трое. А если заподозрят — хана! С двумя-тремя я и сам справлюсь и может у нас появится небольшой выигрыш во времени, — тогда есть шанс…, — думал капитан, — в любом случае теперь мое «шоу»…

Махмуд и Сивый крались, ориентируясь на сорочью трескотню. Это и сыграло с ними плохую шутку. Верхов, понимая, что они именно так и поступят и, учитывая направление взгляда Вара, подстерег боевиков и в два движения уничтожил обоих. Махмуд, шедший несколько сзади Сивого, вдруг почувствовал чьи-то сильные руки на своей голове и шее и это было его последним ощущением в жизни, так как Верхов мгновенно сломал ему шею. Сивый прожил лишь на две секунды больше — обернувшись на звук хрустнувших шейных позвонков Махмуда, — он просто схлопотал нож в горло. Капитан тихонько опустил обоих мертвых боевиков на землю. Наскоро обыскав их, он побыстрее вернулся к своей группе, по-прежнему лежавшей без движения.

— За мной, тихо и максимально быстро! — снова внятно прошептал Верхов.

Ему никто не задавал никаких вопросов. Все и так было ясно. Теперь главным было максимально быстро преодолеть оставшееся расстояние до выхода из ущелья.

Гасабкули все чаще поглядывал туда, где скрылись из виду разведчики. Что-то они задерживаются… А сорока стрекотала все время, но голос ее доносился все глуше и глуше, по мере ее передвижения к выходу из ущелья. Внезапно Гасабкули понял, что его переигрывают. И как!… Уже не таясь, он вскочил на ноги и громко крикнул:

— Это они! Вперед!

В то же время со стороны БТРа донесся выстрел. Игорек разглядел движение в кустах, на вершине холма.

— Кантемир, сбей его, — крикнул Гасабкули на бегу снайперу. Все боевики устремились за ним.

Игорек, несколько раз выстрелил и бросился внутрь БТРа. Ему оставалось одно последнее мгновение, чтобы проскользнуть внутрь машины, как пуля пробила ему грудь. Через мгновение еще одна пуля попала в него, но он был уже мертв.

Верхов услышал выстрелы, но не обратил на них особого внимания. А вот услышав крики, резко обернулся к ооновцам и быстро проговорил:

— Бегите туда! Я их задержу! — и видя некоторое их замешательство прикрикнул — Это приказ! Скорей, если жить хотите!

С видимым неудовольствием ооновцы бросились вперед и скоро скрылись из виду. Капитан оглянулся, подбирая получше укрытие, бросился туда и приготовился к бою.

— От дьявол! — думал он, — теперь придется их всех перемочить…, если успею…

Всех перемочить было, пожалуй, трудновато. Больше двадцати боевиков короткими перебежками приближались к нему… Первых трех Верхов снял как на учениях: одиночными, прицельно, качественно. И немедленно перекатился в ложбинку, что находилась неподалеку. Бандиты тут же ответили шквалом огня, который был направлен туда, где Верхов находился секунду назад.

— Не…, так можно воевать…, — подумал Верхов, точно также спокойно и размеренно сбивая еще двоих, — а щас быстро за дуб…

Снова перебравшись за другое укрытие, «три вэ» притаился. Но боевики тоже были не новичками и быстро поняли, что Шайтан меняет позицию после каждого выстрела… И уже не торопились отвечать…

— Живым! Этого только живым мне!!! — кричал Гасабкули, стараясь не дать убить десантника. Он прекрасно понимал скольких людей может лишиться, пытаясь взять Верхова живым, но что значили эти потери перед возможностью захватить Шайтана… живым…

«Три вэ» прекрасно слышал выкрик Гасабкули. Воюя здесь столько времени, он уже почти свободно объяснялся на их языке. Это тоже было одним из первейших условий выживания.

— А-а-а, живым, значит, — вдруг рассвирепел Верхов, — ладно, будет вам живым, суки…, давайте… Поиграем…

Боевики стали постепенно брать Верхова в кольцо… Его надо подранить и тогда его легче будет взять. «Три вэ», понимая, что рукопашной не избежать, слегка поджался, как бы проверяя готовность тела к бою, и радостно убедился, что мышцы аж «поют» в преддверии боя, в жажде схватки… Он недобро усмехнулся…

* * *

Зия вбежал в дом, захлопнул дверь и радостно воскликнул:

— Дед, Лани встала и пошла пить воду! Дед, слышишь???

— О, это хорошо, — ответил дед, — теперь она должна сама начать с детьми возиться. Ты к ним больше не лезь. Лани может злиться. У суки старого Григола тоже щенки родились, так она его дочке руку искусала, когда та щенка взять хотела… Помнишь, он вчера рассказывал?

Зия даже рот раскрыл от удивления. — Выходит теперь ему нельзя к щенкам подходить??? Та, ну! Глупости старый говорит. Как это не подходить к щеночкам??? Глупости…

Он снова вышел на двор и увидел, как собака, вдоволь напившись, медленно повернулась, коротко глянула на него и поплелась в сарай. Зия, на этот раз, осторожно подошел к двери сарая и заглянул внутрь. Лани уже устроилась на своем месте возле щенков. Увидев, что в сарай заглянул мальчик, собака тихо зарычала и чуть подернула верхней губой. Как бы и показывая зубы и не показывая… Зия остановился у входа.

— Пожалуй, дед прав. Не буду Лани раздражать, — подумал он, хотя его захлестнула горькая обида на собаку, которая оказалась такой неблагодарной свиньей. — Я от нее не отходил, когда ей плохо было, а она меня даже к щенкам не подпустит… Морда паршивая… Морда паршивая» продолжала ворчать и Зия вернулся в дом. Огорченно спросил он у деда, возившегося с чем-то в углу:

— Так что, мне теперь вообще нельзя будет к собакам подходить? Она рычит…

— Нет, сынок, только первые несколько дней не стоит их беспокоить, а потом Лани успокоиться и разрешит тебе с ними играть. Просто сейчас ей кажется, что любой может ее детей обидеть… Она за них боится…

— Так мы ж с тобой уже были возле них и в руки их брали… тогда ж она ничего нам не говорила… то есть, не рычала…

— Тогда ей просто очень плохо было. Она очень устала. И крови много потеряла. Ей было не до того просто. А сейчас ей явно лучше… Раз она тебя к щенкам не пускает. Не переживай. Все образуется.

* * *

Угрюмый как будто что-то почувствовал, остановился, оглянулся и прислушался.

— Туша, стой, слышишь?

Туша тоже приостановился и замер, внимательно и чутко вслушиваясь.

— Эй, Жердь, Лысый, слушайте… Все слушайте!

Дезертиры остановились. Теперь все они явственно слышали звуки погони.

— Рассыпаться! Всем приготовиться к бою!

Жердь не был формальным или неформальным лидером этой шайки, но большой боевой опыт его не мог не сказаться и дезертиры без возражений бросились выполнять его приказания. Но как ни готовились экс-боевики к встрече и бою, они так и не успели как следует настроиться на того противника, с которым им предстояла схватка. Первые две собаки вылетели из-за кустов и бросились прямо на Тушу. Тот хоть и пытался выстрелить в них, но все же не попал. Псы тут же повалили его на землю и земные «подвиги» его были бы завершены очень скоро, если бы не Угрюмый, который двумя точными выстрелами прикончил обеих собак. Но дальше псы начали «сыпаться» на бандитов просто как из мешка. Вот уже три собаки набросились на Лысого. Он отбивался ножом, стараясь дотянуться до пистолета, что был засунут за пояс со спины, но собаки, схватив его за руку, тянули вниз, на землю и не позволяли ему достать оружие. Вот Жердь двумя меткими очередями подбил трех или четырех собак, но на их место тут же выбежало еще штук шесть, направляясь к нему. Вот огромный, почти совсем белый, кобель одним прыжком опрокинул еще одного бандита и вцепился ему в горло. Бандит отчаянно отбивался, хрипя и задыхаясь. Остальные, потрясенные количеством собак, скоростью и слаженностью их действий, старались отстреливаться, не подпуская их к себе вплотную. И все же собаки прорывались сквозь ураганный огонь дезертиров и, то тут то там, приканчивали их по одному.

Ожесточенная схватка длилась всего каких-нибудь пятнадцать минут, а на земле уже валялось не меньше дюжины убитых собак и пятеро бандитов. Оставшиеся в живых собрались в кучу и стали спинами друг к другу. Так хоть какая-то надежда была. Атаки собак следовали одна за другой. И хотя псы-людоеды несли огромные потери, их ярость и жажда крови, казалось, не знали границ. Наконец, собаки, ведомые огромным белым вожаком, все разом бросились на людей. Их встретил страшный, перекрестный огонь из автоматов и пистолетов. Половина собак даже не добежала до добычи, но те, которые дорвались, в один миг растащили группку бандитов в разные стороны. Теперь каждый бился сам за себя. И исход этой ужасной схватки был не очевиден…

* * *

Ооновцы бежали вперед, к выходу из ущелья, что есть сил. Они слышали выстрелы, раздававшиеся сзади и крики боевиков. Вар рвался туда, где шел бой. Эндрю с огромным трудом тащил его за собой, не совсем понимая, почему собака так хочет драться. Ведь ни ей ни ему пока никто ничего плохого не сделал.

— Нет, стойте! — вскричал Олаф, останавливаясь, — мы не имеем права бросить его одного на верную смерть. Из-за нас!!! Вы как хотите, а я возвращаюсь!

— И я, — тут же откликнулся Алессандро.

— О'кей, — согласился Эндрю, — но кто-то должен пойти за помощью… Этьен, это будет твое дело и только от тебя теперь все будет зависеть! Беги! Без разговоров! В твоих руках теперь наши жизни!

Этьен, собиравшийся было спорить с руководителем группы, молча кивнул и бросился бежать в прежнем направлении. Эндрю, не говоря ни слова, развернулся, чуть помедлил, но потом, приняв решение, отстегнул собаку с поводка и развязав ей пасть, скомандовал, указывая в направлении боя:

— Чужой, Вар! Взять их!

Эндрю был уверен, собака не набросится на капитана, единственного знакомого там человека, а придет ему на помощь… Вар огромными прыжками бросился назад. Люди побежали за ним.

Однако не успели они сделать и нескольких шагов, как вокруг раздались гортанные возгласы и прозвучало несколько выстрелов. Это вторая часть боевиков, оставленная Гасабкули в засаде у выхода из ущелья, услышав стрельбу, бросилась на помощь своим и наткнулась на безоружных ооновцев. Не разобравшись сперва боевики вмазали из автоматов просто по «миротворцам» и Ульф, Олаф и Алессандро грохнулись наземь. Они были тяжело, если не смертельно, ранены. Причем Ульф, судя по всему, доживал свои последние мгновения…

— Подонки, — в запале закричал Эндрю, — мы же здесь не воюем! Мы — ООН!!!

Он кричал по-английски и, естественно, его слова были понятны бандитам не более, чем вой шакалов. Хотя сама по себе английская речь удержала их от дальнейшей расправы. Эндрю бросился к упавшим и постарался добраться до ран, намереваясь их перевязать. Но сильный удар приклада сбил его с ног и он потерял сознание.

— Ну значит одного живым возьмем, — переговаривались боевики. Они разделились: двое из них были оставлены охранять ооновцев (живых и мертвых), а остальные снова бросились на помощь бойцам Гасабкули.

* * *

Первая граната Верхова упала совсем недалеко от Гасабкули и счастье его, что от места взрыва его защищало раскидистое дерево. Взрывной волной его оглушило и швырнуло на землю. Трем другим боевикам повезло значительно меньше. Их просто разорвало в клочья. Да, так драться, как дрался «три вэ», мог далеко не каждый. И приказ «брать живым» стоил боевикам очень дорого. Несмотря на то, что они несли невообразимые (по отношению к количеству сражающихся) потери, их и самих уже охватил азарт и больше всего на свете они мечтали захватить Шайтана живым. А уж что они с ним делать будут потом…

Капитан видел, как кольцо вокруг него неумолимо сжимается… Теперь он стрелял очередями, стараясь не подпустить бандитов к себе вплотную. Вторую гранату он оставил напоследок, понимая, что живым в руки боевиков ему попасть просто нельзя. То, что сегодня количество его жертв уже перевалило за десяток он видел, но все равно их оставалось еще много. Он видел, что они стараются только ранить его. Не убить. И предпринимал все возможное, чтобы не позволить им этого. На крошечном пятачке, быть может, метров пяти в диаметре, он вертелся и ползал, как уж, стараясь ежесекундно менять положение или даже позу. Но развязка неизбежно приближалась. У Верхова уже заканчивался последний рожок в автомате. На долго не хватит… А дальше? А дальше еще немного с ними так поиграем…

Боевики начали сходиться вплотную к капитану. Помедлив какую-то секунду, они одновременно бросились на него. Еще двоих Верхов снял уже в упор последними патронами и отбросил АКМ в сторону. Все! Теперь покажем им «козью морду»…

Первым до Верхова добежал могучий и длиннорукий боевик с таким же АКМом в руках. Сам себе мешая…

— Придурок, — мелькнуло в голове у Верхова, но тело его работало уже «на автомате». Уход с линии атаки и встречный удар ногой в горло бандита. Тот, с хрипом упал…

Трое других подбежали с разных сторон одновременно и трудно пришлось бы капитану, как вдруг, просто из-под его руки навстречу бандитам вылетело огромное рычащее чудовище. Сбив первого попавшегося с ног, Вар начал яростно трепать его. Двое других боевиков аж приостановились от неожиданности.

— Ух ты, — тяжело дыша, удивленно буркнул Верхов. Но тело его продолжало сражаться и рука метнула нож в грудь бандита. Третий боевик быстро отступил на несколько шагов.

— Да вперед! Убейте ж эту проклятую собаку! — издалека донесся голос Гасабкули. Бойцы его, которых теперь оставалось только человек шесть, не очень-то уверенно чувствовали себя. И не торопились нападать на десантника. А капитан, выхватив «береттку», одним выстрелом прикончил гада, которого рвал Вар. Вар все еще не отпускал свою жертву, как Верхов, слышавший приказ главаря бандитов, схватил его и с силой оторвал от трупа. Он подтащил собаку к себе и постарался заставить его лечь.

— Погоди, дядя, — хрипел он собаке, — здесь побудь… Они ж в тебя сейчас стрелять начнут…

Вар, разгоряченный схваткой, старался вырваться из рук человека. Но пока не мог. Верхов уже всем телом навалился на собаку, удерживая ее на месте.

В это время со стороны выхода из ущелья раздались громкие выкрики и Верхов понял… Понял, что к боевикам оттуда подошла подмога. Что ооновцы его в лучшем случае в плену. Что на этот раз бандиты оказались умнее. И что теперь ему точно кранты…

* * *

Кифаятулла командовал одним из небольших отрядов «поддержки и отвлечения внимания», как окрестил их Гасабкули. Их маршрут, впрочем, как и маршруты всех таких отрядов, был тщательно разработан и определен тем же Гасабкули. Он проходил невдалеке от небольшого горного аула, расположенного в нескольких километрах от выхода из ущелья, обходил это селение вокруг, приближался к ущелью, не доходя до него, однако, километров двух (чтобы не выходить из зарослей) и, почти по прямой, возвращался на базу. Как всегда Кифаятуллу сопровождал Кянды. Это стало уже своего рода традицией, которую считали удачной, доброй, чтобы эта собака (вожак своры) шел с командиром отряда. Так надо…

В этот день все, вроде бы, шло как обычно и никаких признаков федов не было и в помине. И близко… Боевики, шедшие с Кифаятуллой, уже даже несколько расслабились, возможно теряя бдительность, но по-прежнему оглядывались по сторонам и чутко прислушивались. Кянды неторопливой рысцой оббегал группу, принюхиваясь и прислушиваясь к запахам и звукам, что доносились до него. Внезапно он остановился и громко зарычал. Автоматы мгновенно оказались взведенными и перешли в боевое положение. Кифаятулла приказал всем остановиться. Все напряженно вслушивались. Кянды рычал все громче… Вдруг он сорвался с места и бросился вперед, не обратив внимания на окрик хозяина. До людей глухо донеслись отдаленные выстрели и неясные звуки, напоминающие визг собак.

— Вперед! — крикнул Кифаятулла, для которого возможная потеря Кянды значила бы больше, чем потеря половины отряда.

Боевики устремились в направлении звуков, раздававшихся все громче и ближе. Теперь они отчетливо слышали и автоматную стрельбу и крики людей и рычание и визг собак.

— Что там, черт побери, происходит? — задавали они себе один и тот же вопрос.

Бросившийся вперед Кянды очень быстро добежал до места схватки. Там творилось что-то непонятное. Кругом валялись трупы людей и собак. На небольшую группу людей набросилось несколько собак. Они растащили их и стали бешено рвать на части. Кянды, не останавливаясь, сходу бросился в бой. Он схватил первую подвернувшуюся ему собаку и мигом перевернул ее на спину. Ему не удалось сразу схватить ее за горло и он яростно трепал ее, удерживая за плечо. Через какое-то время он все же перехватил ее поудобнее…

Остатки дезертиров еще слабо отбивались от собак, кстати уже тоже немногочисленных. Все равно терять им было больше нечего. Кянды, прикончив первую собаку, ухватил вторую. Но тут ему попался достойный противник — огромный ротвейлер — и собаки сцепились по серьезному. В это время к месту сражения стали подбегать боевики, ведомые Кифаятуллой. Им не сразу удалось разобраться в ситуации и они растерянно замерли, не понимая, что же тут на самом деле происходит… Только Кифаятулла старался отыскать Кянды взглядом и поспешить ему на выручку.

Однако, дезертиры сразу разобрались, кто появился и, не переставая отбиваться от собак, открыли огонь по отряду Кифаятуллы. Пару людей получили ранения. Боевики тут же ответили прицельным огнем. Причем косили они всех подряд: и людей и собак. И тех и других уже оставалось совсем не много.

Кифаятулла, наконец, увидел Кянды и подбежал к нему, держа автомат наготове. Выждав подходящий момент, он выстрелил в дикую собаку и жалобный визг разнесся далеко вокруг. В этот момент Жердь, весь искусанный и окровавленный, только что прикончивший очередного пса, повернулся и увидел в нескольких шагах от себя Кифаятуллу. Рядом с ним стоял огромный кавказец. Ни на секунду не задумавшись, Жердь направил свой автомат на командира боевиков. Кянды, мгновенно среагировавший на это движение, ринулся к врагу… Очередь, предназначенная Кифаятулле, пришлась просто в грудь прыгнувшей собаке. Кянды рухнул на землю, не долетев до Жерди совсем немного.

— А-а-а-а-а-а, — отчаянно закричал Кифаятулла, иступленно «поливая» дезертира из автомата… Тело Жерди, даже и лежа на земле, продолжало дергаться от пуль. А Кифаятулла все стрелял и стрелял, пока у него не кончились патроны. Даже после того как сухой щелчок отбойника показал, что магазин пуст, сведенный судорогой палец Кифаятуллы все давил и давил на курок…

— А-а-а-а-а-а!!!

* * *

Встречный на опережение… теперь вперед… ногой…, еще ногой…, блок…, наклон…, встречный назад ногой, кувырок и, с колена, «нукитэ» — рука-копье в брюхо… переворот влево…, еще один…

Верхов метался между боевиками Гасабкули как тигр по клетке. Пес, который пришел на помощь капитану, дрался с ним рядом. И как дрался… Верхов даже проникся к нему… Боец! Классный боец! И друг… Этот — точно друг! Как бишь его?… Вар!

Теперь прицельно выстрелить в них было почти невозможно… Хотя…

— Кантемир, пробей ему руки! — снова скомандовал Гасабкули.

Кантемир навел снайперскую винтовку на фигуру, что металась между боевиками.

Двойной блок с уходом с линии…, локоть…, не дать себя захватить…, колено…, встречная подсечка…, снова уход…, не дать себя захватить!!! Если схватят, тогда «лимоночку» им… И себе. Нырок…, пальцы в глаза! На!!! На память! Еще уход…, Сволочь! Схватил собаку за ошейник…, и с ножом еще… На!!! Сука, не ударишь! Блок ногой на нож…, и в рожу ему! Еще ногой…, молодец, Варчик, дай ему!!!

Вар схватил уже падающего боевика за руку с ножом и тот громко закричал от боли. Рывок! И противник свалился в ноги его другу. Другу??? Другу!!!

Негромкий выстрел донесся как бы издалека и пуля пробила мягкие ткани предплечья Верхова. Он схватился другой рукой за рану и тут же пропустил сильный боковой удар в голову. Упал на колено. Вар, бросив врага, что громко кричал, подскочил к капитану. На мгновение замер. И тут же снова прозвучал выстрел и шея собаки окрасилась кровью. Верхов, видя, что сейчас собаку добьют, упал просто на нее всем телом… И повторного выстрела не прозвучало. Боевики сошлись над человеком и собакой, потерявшими сознание… Достать «лимонку» Верхов просто не смог.

— Назад! Стоять! — орал Гасабкули подчиненным, которые в запале схватки готовы были руками разорвать беззащитных врагов на части.

— Назад!!! — Гасабкули, отчаявшись прекратить это избиение, дал длинную очередь из автомата просто над головами боевиков. Те остановились и, тяжело дыша, оглянулись на командира.

— Назад!!! Убью, кто еще их тронет!!! Всем стоять!!! — Гасабкули не шутил. И они это поняли. Слегка расступились, все еще тяжело дыша. Еще один громкий окрик командира заставил их отойти от двух неподвижных тел.

— Связать и перевязать обоих! — снова скомандовал Гасабкули, — потом с ними развлечемся… Осмотреть свои раны! Перевязать! Этих понесем к ближайшему аулу. Там и передохнем. К себе отправимся завтра! Все!

* * *

Этьен бежал из последних сил. Останавливаться было нельзя. Там сзади остались люди, с которыми он успел подружиться, с которыми приехал сюда делать одно общее дело и которых сейчас там убивали… Ему страшно повезло в том, что он услышал подход боевиков Гасабкули, оставленных в засаде у выхода из ущелья, прежде чем они заметили его. Он упал в листья и затаился, а боевики, спешившие на помощь своим, пробежали от него буквально метрах в четырех. И не заметили. Выждав несколько минут, пока они не скроются из виду, и убедившись, что впереди не раздается звуков, свидетельствующих о наличии людей, Этьен снова помчался в прежнем направлении.

Откровенно говоря, Этьен никогда особенно-то бегать не любил. Всю свою жизнь живя в предместье Парижа, он, конечно, выполнял все «положенные» для культурного француза «процедуры», как утренняя пробежка, разминка в спортзале, сауна и т. д., но предпочтение он отдавал плаванию. Вот когда душа его пела, тело его переставало ощущать свой вес и мышцы радостно принимали умеренную нагрузку, скрупулезно рассчитанную тренером. Так что, Этьен, без сомнения, был в не плохой физической форме. Хотя соблазны этого мира тоже не оставили его равнодушным. И бутылочка полусухого винца за обедом, и изысканная сигарилла трижды в день, и милая Софи, пару раз в неделю навещавшая одинокого холостяка.

Вот когда Этьен пожалел, что не бегал круглые сутки. Сейчас он задыхался, сердце его бешено колотилось в груди и руки почему-то стали слабыми и тяжелыми. И начали очень болеть в предплечьях. Но Этьен бежал. Он уже миновал выход из ущелья и теперь старался припомнить, что рассказывал Верхов о нахождении его части. Это не очень далеко… Где-то километров пять всего после ущелья. Вроде на север… Найду. Только бы боевиков больше не встретить…

— Кто мог подумать, что Миссия с самого начала потерпит такой провал? — думал Этьен, — как такое могло произойти? Почему эти скоты сразу начали стрелять? Ну да, они же не знали, кто мы… На нас же не написано… Мы же не нацепили плакатики… Да кто их читать здесь стал бы?… Чушь! А Верхов как там? Может уже и не жив… Дерьмо!… Дерьмо!!! Такой парень…

Этьен попробовал сверить направление бега по солнцу. Вроде правильно пока. Верхов же говорил, что недалеко. Верхов говорил… Где он теперь Верхов? Как его хоть звали?… Не помню…

Мысли отвлекали Этьена от усталости. Он не сосредоточивался собственно на беге. Бег был только фоном, но мысли не давали ему покоя… И все же он начал уставать. Он бежал все медленнее и медленнее. Дышал все тяжелее и тяжелее. Пора бы уже и передохнуть, наверное. Пора…

До расположения части Верхова ему оставалось бежать еще всего лишь три с половиной километра.

* * *

Кифаятулла еле передвигал ноги. Почти час он нес Кянды на руках, не позволяя никому прикоснуться к уже остывающему телу собаки. После гибели Кянды он больше ничего не видел. Перед его глазами было только тело собаки, которая приняла на себя пули. Те, что предназначались ему…

Он не видел, как его люди добили последних оставшихся дезертиров. Как они расстреливали диких собак. И как только пара последних собак сумела ускользнуть с места боя живой. Черт с ними! Сами подохнут…

Боевики Кифаятуллы видели, как страдает их командир и хотели бы ему помочь, но они не решались даже подходить к нему сейчас. Сейчас его лучше не трогать.

Кифаятулла шел прикрыв глаза и тихо что-то бормоча себе под нос. То ли напевая, то ли баюкая уже мертвую собаку. Его голос напоминал одновременно и стон, и молитву, и плач. Из глаз его все еще катились слезы. Наконец, он остановился, уже просто не в силах идти дальше, опустил собаку на землю и тяжело вздохнул. Боевики остановились поодаль, ожидая приказаний. Или действий. Или чего-угодно, кроме этого нескончаемого монотонного бормотания…

— О нас он так не выл бы…, — проговорил кто-то тихо. И упал с простреленной головой. Слова были сказаны тихо, но Кифаятулла услышал…

— Кто-нибудь, возьмите его. — сказал он, — донесем до ближайшего аула. Там я его похороню.

Больше не было сказано ни слова. Двое ближайших помощников главаря взяли тело собаки и понесли его в направлении аула. Следом за ними плелся и сам Кифаятулла. Труп убитого им бандита так и остался лежать там, где человек нашел свой смертный час.

* * *

Две группы боевиков, под командованием Кифаятуллы и Гасабкули, встретились в зарослях, невдалеке от аула. Не радостная это была встреча. Бойцы Кифаятуллы копали могилу для Кянды на пригорке. А группа Гасабкули, кроме Верхова, Эндрю и Вара, принесла с собой еще восемнадцать тел убитых десантником боевиков. Почти каждый живой нес мертвого. После недолгого отдыха здесь же решили похоронить всех убитых и принялись копать для них одну общую могилу.

Верхов и Вар уже пришли в себя. Крепко связанные, они лежали рядом друг с другом и даже не могли пошевелиться. Верхов тихо говорил что-то, обращаясь к собаке:

— Ничего, брат, не дрейфь… Это еще не самое страшное… Мы им еще много чего покажем…

Вар, в ответ на слова капитана, пару раз ударил хвостом о землю. К счастью, пуля Кантемира попала в металлическую пряжку ошейника и лишь по касательной прошла через мышечные ткани шеи собаки. Вар был ранен, но был, в основном, лишь оглушен. Потерю крови остановила повязка, которую наложили бойцы Гасабкули. Так что…

В словах Верхова, в равной степени, была и похвальба и трезвый расчет. Никто не знал, что у него на внутренней стороне брючного ремня сзади был прикреплен подпиленный и очень острый скальпель. Как раз на такой случай, как сейчас, — когда руки связаны за спиной… Но только сейчас пробовать перерезать веревки, что его связывают, просто глупо. Бандиты вокруг.

В это время Кифаятулла и Гасабкули рассказывали друг другу о том, что произошло.

— Кянды погиб.

— Я понял…

— За меня…

— Да…

Они немного помолчали и Гасабкули, что бы как-то отвлечь командира от его мыслей, сказал:

— Этот Шайтан один перестрелял почти всех моих людей! Если бы не подошли те, кто стоял на выходе из ущелья — живым его взять мы бы не смогли…

— Он того стоил… А «фирмача» обменяем…

— И собака у них ничего. Интересно будет его с Ханом…

— Не говори о собаках.

— Да.

Эндрю все это время находился, хоть и неподалеку, но все же отдельно, от Вара и Верхова. Он был в шоке. Боевики Гасабкули добили его товарищей и всем отрезали головы. По приказу Гасабкули. Этим можно будет попугать федов… Один черт подохли бы. Все равно лечить их никто не собирался… Незачем…

Что-то в душе Эндрю перевернулось. И, похоже, необратимо… Он перестал ощущать себя сторонним наблюдателем… Советчиком… Консультантом… Независимым и беспристрастным… Это стало его жизнью, его делом… Делом его чести… Его совести… Каким бы уравновешенным и серьезным он прежде не был.

За пару часов могилы для Кянды и для убитых боевиков были вырыты. Пора было их хоронить. Как только тела были сложены в ямы (могилы), Кифаятулла встал возле ям и сказал:

— Вечная память героям! И смерть убийцам!!!

Кифаятулла отвернулся, тяжко вздохнул, но вдруг вскинул автомат и дал длинную очередь в небо… Гасабкули бросился к нему, пытаясь остановить, но… поздно…

В это время из-за пригорка показался старик со здоровенной собакой. Боевики мгновенно направили на него автоматы… Старик замер и тут же подозвал к себе собаку. Огромная сука подбежала к хозяину. Да, это был старый Хамит-ага, который уже начал брать Лани с собой в недолгие походы, чтобы та поскорее восстановилась после тяжелых родов. Догулялись… Но тут Кифаятулла чуть внимательнее всмотрелся в старика и узнал в нем (и в его собаке) тех, кто приходил к нему два месяца назад…

— Старик, иди сюда!

Хамит-ага медленно подошел к боевику. Лани, как прилипла к его ноге.

— Это ты приходил с собакой к нам? К Кянды???

— Я.

— И что? Она родила???

— Да.

— Веди. Покажешь…

Старик повернулся и махнул рукой, показывая куда нужно идти. Боевики, заканчивавшие засыпать могилы, оглянулись и понимающе закивали. Кифаятулла, Гасабкули (в душе моля Аллаха, чтобы выстрелы никто не услышал) и остальные боевики повернулись и последовали за стариком.

Сквозь прицел «дальнобойного» армейского бинокля за ними наблюдали три пары глаз. Они видели все и всех. Их и в самом деле привлекли выстрелы и теперь им было все понятно…

* * *

Этьен все-таки добежал. Он едва мог говорить. Да и то по-английски или по-французски… Ну, кто его мог понять??? Да, практически, никто! Только когда он смог отдышаться и стал говорить как для детсадовских детей: медленно, внятно, раздельно, — его начали понимать… Но что нового он мог сказать?

И так уже всем все было ясно. Даже больше того. Роте Верхова уже было известно: и о его пленении, и о предполагаемом месте ночлега группы Кифаятуллы, и о количестве боевиков. И не было в роте бойца, который не отдал бы все, что имел, включая жизнь, да, нет, сто жизней, за командира!!!

Разработка операции не заняла много времени. Было ясно, что атака и освобождение пленных должны быть осуществлены этой ночью. И только этой ночью, ибо назавтра неизвестно куда уйдут боевики. И что сделают с пленниками… А что долго живыми их держать не будут — это ясно. Как и ясно, что Верхова будут мучить так, что…

План операции ясен: расход по периметру, снайперы вперед, после общей команды «огонь» — огонь на поражение и дальше — группы захвата в места, наиболее вероятного нахождения (содержания) пленных… Верхова забирать только живым!!!

Ооновец просто выходил из себя. Ну, дикари! Почти как эти бандиты… Его просто никто в грош не ставил… Этьен изо всех сил старался быть полезным и его крайне обижало спокойное пренебрежение со стороны десантников. Он настаивал на участии в операции и говорил, что это для него уже единственный достойный выход, и что он должен доказать, что он не трус, и что он ни за что бы не оставил своих, и что…, что он просто жить не сможет дальше, если сейчас не пойдет спасать своих… Но кто его слушал…? Вернее, кто к нему прислушивался? Ценность его участия в войсковой операции — ноль, а и то, что он почти единственный из состава рабочей группы Миссии ООН остался в живых, делало его жизнь ценней десятикратно… Нет. Он останется на базе. Завтра, в это же время, он сможет обнять своих друзей. Тех, кто останется живым… Все.

* * *

Как старик ни протестовал, пленных бросили в сарай. Эндрю привязали к задней стенке, рядом с ним привязали Вара. Просто потому, что присутствие Вара связывали с Верховым. Никто не подумал, что это собака Эндрю… Верхова примотали к стене сарая ближе всех к выходу. Боевики даже не подумали о том, что мать щенков — свирепая Лани — сама может расправиться с пленниками. Они вошли в сарай (Кифаятулла, Гасабкули и еще пару бойцов), посмотрели на щенков, а те, как нарочно, были похожи на Кянды… и вышли прочь.

— Отдашь мне лучшего…, этого… — только и сказал Кифаятулла, показав на одного щенка.

— Я так и собирался…, — ответил старый Хамит-ага, — закон…

После этого в сарай затащили пленных и привязали там. Понимая, что им угрожает серьезная опасность от Лани, старик отправил внука к ней в сарай на ночь. Зия молча повиновался. В сарае было темно и Зия привел Лани к щенкам, не отпуская с поводка. Там он привязал ее так, чтобы щенки могли легко добраться до нее, а она не смогла бы освободиться и прикончить пленных. И особенно собаку…

Верхов посмотрел на мальчишку и затем спросил:

— Как тебя зовут?

Зия молчал.

— Как тебя зовут, сынок? Я ведь тебе не враг. И ничего плохого вам не сделал… Если ты веришь в Аллаха, то должен знать о законах гостеприимства…

— Зия.

— Старик тебе кто?

— Дед.

— Собака ваша?

— Да.

— А почему Кифаятулла пришел смотреть щенков?

— Их отец — его собака. Была, — он уже знал о том, что случилось с Кянды.

— А-а-а.

Верхов не стал дальше допрашивать мальчишку, обернувшись к Эндрю. Тот по-прежнему был в трансе… Верхову было понятно состояние Эндрю. Он и сам, увидев отрезанные головы ооновцев, осатанел, но сказалась его привычка к боям, к неизбежным потерям… Ему помогал какой-то трезвый фатализм… Десантник задумался о том, как бы успокоить Эндрю… и потом тихо, но внятно и нараспев произнес по-английски:


— Молча слушал Гайавата,
Как хвалился Мэджекивис,
Терпеливо и с улыбкой
Он сидел и молча слушал.
Ни угрозой, ни укором,
Ни одним суровым взглядом
Он не выказал досады,
Но, как уголь, разгоралось
Гневом сердце Гайаваты…

Сказать, что Эндрю был потрясен — значит не сказать ничего… Он медленно повернулся к капитану и сказал:

— Что ты сказал?

— Стихи.

— Как? Откуда ты знаешь???

— Та, учил когда-то…

— Врешь!

— Ну, тогда значит сам сейчас придумал…

Эндрю ошеломленно замолчал. И молчал несколько минут. Затем, как бы открывая свои мысли и продолжая поэму, протяжно проговорил:


— Задыхался он от гнева;
Злобно стискивая зубы,
Он шептал врагу проклятья,
Бормотал, гудел, как шершень.
«Я убью его, — сказал он, —
Я убью, найду злодея!
Как бы ни был путь мой долог,
Как бы ни был путь мой труден,
Гнев мой все преодолеет,
Месть моя врага настигнет!»

— Ого, — сказал Верхов, — тоже учил???

— Да. И сейчас вспомнил…

— А-а-а.

Зия, что до этих пор сидел молча, затравленным зверьком поглядывая на «урусов», вдруг спросил:

— Это что было? Молитва?

— Нет, — ответил Верхов, «Песнь о Гайавате». Старинные предания о герое американских индейцев…

— А про что там было?

Верхов начал переводить… Зия был потрясен, тем, что он услышал. Как это все подходило к его мыслям и чувствам… Но странно, чем больше он слушал «уруса», тем меньше злости и ненависти он к нему испытывал… Наоборот…

* * *

Аул был полностью окружен. В приборы ночного видения было видно абсолютно все. И всех. Совершенно ясно было, где находятся пленные и как организована охрана. Вернее, как она не организована. Черт его знает почему, но боевики, видимо, просто расслабились, собираясь назавтра заняться пленными. И всем остальным. Что ж, бог — помощь… Примерно через час должна была начаться атака. Все были готовы… Но если с Верховым что-то не… Все… Ни один живым не выйдет из этой мышеловки! Тогда все…! Пленных брать никто не будет.

Было уже совсем темно. Лишь яркий свет луны озарял все неестественным, голубоватым светом. Странно, но боевики почему-то были так уверены в своей безопасности, что даже не поставили охранника у двери. Они поминали друзей… «Три вэ» начал доставать ножичек из-за пояса, но пока не очень-то выходило. Туговато веревки стягивали руки. Он чуть повернулся на бок и попробовал еще раз. Вдруг он услышал громкое рычание собак. Он оглянулся и увидел в дверном проеме, озаренный лунным светом, силуэт огромной собаки.

— Ого, — сказал он, — а это что за делегация???

Не делегация это была. Заур, почти не пострадавший в сражении с дезертирами и боевиками Кифаятуллы, пришел туда, где сильнее всего был слышен запах крови… Он снова пришел убивать… Верхов быстро понял это, проклиная себя за то, что он не смог раньше перерезать веревки. Даже с маленьким ножичком, да что там, с голыми руками, он готов был драться не то что с собакой… С драконом!!! А так… Похоже, на этот раз амба… Верхов не сомневался, что пес начнет расправу именно с него, лежащего ближе всех к выходу.

— Ладно, — сквозь зубы прорычал он, — давай…

В этот момент он увидел, как навстречу белому псу метнулась косматая тень. Лани сходу бросилась в атаку… Маленький Зия отпустил Лани…

Вар яростно хрипел, душа сам себя в ошейнике. Он жаждал броситься в бой, но не мог… Эндрю, изгибаясь как змея, полз к нему, надеясь как-то отстегнуть ошейник. Руки его были связаны за спиной и привязаны к бревну. Но все же он почти дотягивался до Вара, который бесновался совсем рядом…

А Заур начал постепенно убивать Лани. Будь она в форме, не после родов, и то бы вряд ли… А так… Вот он умудрился схватить ее за загривок… Вот прижал к земле…

Эндрю зубами пытался отстегнуть ошейник. Губы его были уже в нескольких местах пробиты металлической застежкой ошейника Вара… Вар бился и дергался, как сумасшедший. Он не слышал или не слушал команды хозяина, который пытался заставить его остановиться хотя бы на мгновение.

Верхов резал веревки, напрягая все силы. Пальцы его уже в нескольких местах были прорезаны до кости… Он не думал о себе… Собака! Он видел, как погибала собака, которая бросилась его защищать! Снова его спасала собака!

Вдруг Лани жалобно заскулила… Вар на мгновение замер. И Эндрю, схватив, наконец, зубами ремень ошейника, изо всех сил дернул его в сторону. Отстегивая его. Кроша себе зубы…

Вар и Зия одновременно бросились к собакам. Вар успел быстро… Одним ударом он оторвал Заура от Лани и сбил с ног. Схватил за горло. И яростно и торжествующе зарычал… Теперь захрипел Заур.

Верхов все-таки перерезал веревку, сбросил ее с себя, встал, как вдруг внутрь сарая вошел один из боевиков, привлеченный шумом собачьей драки. Эндрю громко крикнул, отвлекая внимание.

— Ну, что тут еще? — только и успел он проговорить, как скальпель Верхова врезался ему в ямку за левым ухом. И вошел туда весь. Бандит упал беззвучно. Десантник подскочил к собакам, но увидел, что Вар мертво держит дикого пса, глаза которого уже начали стекленеть… Он обернулся к двери. В это время снаружи раздались выстрелы и крики. Он понял, что это его ребята пришли… Теперь, гады, вы получите за все!!! За все!!! Сполна!

И он обернулся к собакам. Лани почти не дышала. Зия громко рыдал возле нее. А Вар по-прежнему держал Заура, уже не проявлявшего признаков жизни… Капитан присел возле Лани и мальчика.

— У нее дети… Они умрут???

— Нет! Их можно выкормить. Не смей плакать. Она еще жива!!!

— Дядя, возьмите себе одного. Любого, — вдруг сказал малыш, и Верхов внезапно почувствовал, что теперь он действительно не сможет жить без собаки…

— Как назвать? — только и спросил он.

— Ну, чтобы там Лани… была…

— Тогда пусть будет, как Вар и Лани… Варлан…?… Варлаш? Варлай?…


Содержание:
 0  вы читаете: Уроки добра : Сергей Гончаренко    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap