Приключения : Природа и животные : Глава 2. Калипсо : Жак-Ив Кусто

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 2. «Калипсо»

История «Калипсо» начинается в 1944 году, когда в освобожденном от оккупантов Париже кинотеатры показывали мой фильм о погружениях с аквалангом. Фильм был документальный, в четырех частях и назывался «Эпаве» («Затонувшие корабли»). Он понравился не только зрителям, но и Главному управлению французского кино, через которое правительство помогало киноработникам. И я задумал снять под водой художественный фильм, надеясь, что ссуда от Управления позволит также построить исследовательское судно; до тех пор мы либо работали на траулерах, либо арендовали суда.

Много лет Филипп Тайе, Фредерик Дюма и я вынашивали замысел идеальной конструкции, учитывающей все, что мы знали о подводной фотографии и водолазных платформах. Инженер-судостроитель Андре Морис прекратил наши наброски в чертежи семидесятипятифутового судна. И вот, захватив эти чертежи, а также смету на строительство и эксплуатацию, я отправился в Париж добиваться государственной поддержки. Главное управление кино приняло меня хорошо и рекомендовало «Кредит Насьональ» утвердить мое предложение о съемке художественного фильма; банк не возражал, но на корабль средства дать не мог.

Полагая, что исследовательское судно, приспособленное для аквалангистов, должно заинтересовать океанографов, я обратился в министерство просвещения, которому подчинены университеты и государственные лаборатории. Меня выслушали с должным вниманием и ответили: «Исследование моря? Это дело военно-морских сил. Только они могут позволить себе завести исследовательское судно».

А что, ведь неплохой совет! И почему мне, военному моряку, самому не пришло это в голову? Когда я в 1944 году, минуя промежуточные инстанции, обратился к начальнику штаба ВМС адмиралу Андре Лемонье и попросил его распорядиться, чтобы укомплектовали нашу Группу подводных изысканий, он тотчас дал команду. Теперь я пошел к адмиралу М., председателю комиссии, которая заведовала изысканиями в океанах и приморских областях. Одобрительно кивая, он выслушал мой рассказ о наших работах и участии в испытаниях первого батискафа Огюста Пикара.

— Наш отряд идет впереди в освоении человеком подводного мира, — заключил я. — В интересах государства — помочь нам сохранить ведущее положение, создать судно нового типа для подводных исследований.

— Вы всего лишь капитан-лейтенант, с таким званием у вас ничего не выйдет, — ответил адмирал. — Нужно включить судно в наш бюджет, провести через Национальное собрание… Мой совет вам — продолжайте служить на флоте! Дослужитесь до звания адмирала! Тогда вам, быть может, удастся получить судно.

Он искренне хотел помочь мне.

Я обратился к адмиралу П., начальнику кадров ВМС.

— Нет, — сказал он, — военно-морские силы не могут предоставить вам судно.

Перелистал мое личное дело и строго добавил:

— Из восемнадцати лет службы вы семнадцать провели на море. Это намного выше нормы. Вам давно пора на берег, в штаб.

Я обратился к начальству, желая еще более активно работать на море, а мне сулят берег! Вот так штука… Я вытянулся в струнку.

— Разрешите доложить: у меня теперь одна цель — дать моей стране судно для подводных исследований. Прошу о трехмесячном отпуске для устройства личных дел.

Адмирал согласился, но добавил, покачав головой:

— Кусто, это бесполезно. Вы только испортите себе карьеру.

Я ушел, не представляя себе, как осуществить свое громкое обещание.

Дома, в Санари, Дюма, Симона и я за обедом стали обсуждать неутешительный исход моего обращения к властям.

— Кого еще мы знаем? — спросил Диди.

Я открыл свою адресную книгу и вслух прочел первую фамилию на «А».

Он-то нам и нужен! — воскликнула Симона.

Я закрыл книгу.

— А кто он? — поинтересовался Ди.

Симона объяснила:

— Мы познакомились в ресторане во время войны. Мне страшно хотелось курить, а табак достать было невозможно. Рядом со мной у стойки сидела женщина, она достала из сумочки сигарету. Я молчу. Вдруг она говорит: «Давайте разделим ее? Все равно последняя». Поделили сигарету пополам и познакомились. Жак целую ночь проговорил с ее мужем о море. Помнишь, что он ответил, когда ты сказал о своей мечте завести себе судно после войны?

— Верно, — подхватил я. — Он сказал, чтобы я, когда придет это время, обратился к нему.

— Так поехали! — воскликнула Симона.

Мсье А. не забыл о встрече военных лет. Он познакомил нас с одним англичанином, энергичным человеком, в душе которого мои планы тотчас встретили отклик. Сам старый моряк, англичанин посоветовал мне:

— Незачем строить новое судно. Для ваших целей достаточно переоборудовать списанный «фейрмейл».

Речь шла о патрульном судне береговой охраны, их в годы войны выпускали целыми сериями.

— На Мальте продают много «фейрмейлов», — продолжал он. — Я оплачиваю покупку и переоборудование.

Потрясенный такой щедростью, я поспешил возразить:

— Но я не знаю, когда смогу расплатиться с вами!

— Забудьте об этом, — ответил он.

Мы условились, что судно будет принадлежать некоммерческой организации «Французское океанографическое товарищество».

Вместе с инженером-судостроителем Анри Рамбо я вылетел на Мальту. Но «фейрмейлы» нам не понравились. И тут мне попалась на глаза «Калипсо» — минный тральщик водоизмещением 360 тонн, длиной 140 футов, построенный в США в 1942 году для английских военно-морских сил. После войны он перевозил людей и грузы между Мальтой и Гоцо. По мнению Рамбо, деревянный корпус тральщика был в отличном состоянии.

Нас приятно удивила цена. Щедрая субсидия англичанина покрывала и стоимость судна, и полное переоборудование. Прежний владелец сдал «Калипсо» на Антибскую судоверфь, а я вылетел в Париж для новой встречи с адмиралом П.

— Судно есть, — доложил я. — Прошу официально прикомандировать меня на три года без сохранения содержания к океанографической экспедиции «Калипсо».

_ Что это за океанографическая экспедиция «Калипсо»? — спросил адмирал.

— Экспедиция, которую я организую.

— Послушайте, молодой человек, — сказал адмирал, — военно-морские силы не могут командировать людей на службу к самим себе. Но вы можете получить отпуск, предоставляемый офицерам, которые хотят перейти в коммерцию.

— Я не собираюсь продавать носки или радиоприемники, — возразил я. — У меня задуманы исследования, не рассчитанные на прибыль.

Это нужно было подчеркнуть, потому что упоминание о бизнесе в моих отпускных бумагах могло сбить с толку организации, к которым я хотел обратиться за поддержкой. Адмирал П. оформил мне трехлетний отпуск «в интересах национальной обороны»; в итоге я мог рассчитывать на моральную поддержку военно-морских сил.

Но на этом наш разговор еще не кончился.

— А если случится так, — спросил я, — что министерство просвещения согласится субсидировать мои экспедиции?

— Вряд ли, — ответил адмирал. — Но если это произойдет, приходите ко мне. Обещаю, что тогда отпуск будет вам заменен официальной командировкой.

(Четыре года спустя министерство просвещения приняло шефство над «Калипсо». Адмирал П. сдержал свое слово. Правда, средств от ВМС я не получал, но они не раз выручали меня другими видами помощи.)

Рене Моитюпе занял должность моего старшего механика, и я начал набирать команду «Калипсо». Боцманом стал Жан Бельтран, бывший квартирмейстер Группы подводных изысканий; на должность механика я взял Октава Леандри; в состав команды вошел также молодой фотограф Жак Эрто.

На судоверфи корпус разоренного тральщика постепенно обретал вид, отвечающий новому назначению судна. Мы сделали просторнее каюты, установили на корме кран и создали три совершенно новых приспособления, задуманных в те вечера, когда Филипп, Диди и я оборудовали наш будущий корабль еще в мечтах.

Во-первых, водолазный колодец, пронизывающий корпус судна. Колодец открывался в камбуз; это позволяло пловцам входить в воду в наиболее устойчивой, средней части судна. В плохую погоду они были избавлены от поединка с волнами, разбивающимися о борта. Поработав в холодной воде, пловцы попадали сразу в теплый камбуз.

И наконец, колодец позволял, если нужно, незаметно совершать погружения и выходить на поверхность. Вода в колодце держалась на уровне ватерлинии, снизу его перекрывал люк, который установили только для того, чтобы не нарушалась обтекаемость корпуса.

Вторым нашим изобретением был высокий наблюдательный мостик, перекинутый над капитанским мостиком «Калипсо». Он установлен на двух полых алюминиевых стойках, которые служат также вентиляционными трубами. С высокого мостика несколько человек могут одновременно наблюдать за поверхностью моря и направлять движение судна (см. схему на стр. 299).

Но главное, в носовой части, в восьми футах ниже ватерлинии, мы оборудовали обсерваторию для подводных наблюдений. Чтобы не ослаблять форштевень, стальную камеру вместе с входной шахтой поместили снаружи. Прямо с носа уходила вниз на двадцать пять футов тридцатидюймовая труба с трапом внутри. Мы соединили трубу болтами с форштевнем и накрыли на уровне палубы водонепроницаемым люком. Выпуклая камера торчала наподобие тарана древнегреческих боевых галер. В камере лежал матрас для наблюдателя; впрочем, могли разместиться и двое, если они ладили между собой. В распоряжении наблюдателей было пять круглых иллюминаторов: два обращены вперед, один — вниз, под углом сорок пять градусов, и еще по одному с обеих сторон. В днище камеры помещались датчики гидролокатора, посылающие импульсы вперед и вертикально вниз. Камера была снабжена принудительной вентиляцией и связана с мостиком телефоном. Когда мы устанавливали ее, подводные обсерватории были новостью; теперь ими оснащены многие исследовательские суда. Неожиданно камера улучшила и мореходные качества «Калипсо». Торчащий выступ и закругленный форштевень случайно оказались сходными с конструкцией Майер-форма, позволяющей судну лучше входить в волну. Подводная обсерватория увеличила на пол-узла крейсерскую скорость «Калипсо».

Широкая открытая кормовая палуба, рассчитанная на работу с громоздкими приспособлениями для траления мин, стала отличной платформой для подводных пловцов, здесь было вдоволь места для подводного снаряжения. Фальшборт отсутствовал, и ничто не мешало погружениям людей и спуску в году приборов. На кормовом подзоре мы в двух футах от ватерлинии установили подъемную платформу. На станциях платформа опускалась; переносный трап с поручнями уходил под воду, а вверху доставал до палубы. К юту примыкало помещение, где пловцы готовились к погружениям; тут стояли станки, хранилось снаряжение. Возле двери выходили штуцеры труб, по которым из машинного отделения подавался сжатый воздух, нагнетаемый двумя компрессорами.

Изменилась окраска судна — на смену «форменному» серому цвету пришел радостный белый. Оборудование нам дарили или одалживали предприниматели, заинтересованные во всестороннем испытании его; от ВМС мы получили судовую радиостанцию и другое снаряжение на то время, пока не обзаведемся своим. И в заключение «Калипсо» надела «чепчик» — у нее появилась обтекаемая труба с черной каймой вверху и эмблемой: на зеленом поле белая нимфа Калипсо из Гомеровой «Одиссеи», плывущая вперегонки с дельфином.

У меня не хватило терпения подождать с пробным рейсом, пока все доведут до конца. В июне 1951 года Симона и я пригласили несколько более или менее сведущих в мореходном деле друзей и составили из них команду для прогулки на Корсику. «Калипсо» держалась превосходно, но я убедился, что нужно раздобыть денег и набрать профессиональную команду. Оставив на руле маркиза де Тюренна, я спустился в свою каюту в средней части судна, подошел к правому иллюминатору и залюбовался луной. Мгновение спустя луна почему-то оказалась с другого борта…

А осенью 1951 года «Калипсо» была уже готова выйти в экспедиционный рейс. Мы давно решили, что первое плавание совершим в Красное море. Оно было фактически не изучено, находилось сравнительно близко, отличалось прозрачной водой, пользовалось славой «ванны, полной акул» и было богато кораллами… Кликнули клич: кому из ученых нужны подводные пловцы и фотографы для работ в Красном море? Наше предложение произвело сенсацию. Впервые исследовательское судно искало ученых, а не наоборот!

Мы познакомились с океанографами сразу после войны, когда Жак Буркар, профессор морской геологии при Сорбоннском университете, был направлен в Группу подводных изысканий, чтобы наладить сбор образцов донных отложений. Мы ждали его с любопытством; в нашем представлении ученый был премудрым существом с назидательно-унылой физиономией и крахмальным воротничком. Рабочее место Буркару отвели на непритязательном и довольно валком тендере ВП-8.

Профессор оказался экспансивным плечистым брюнетом в шортах. Выйдя в море, Тайе бросил якорь и обратился к Буркару:

— Maintenant, Monsieur le Professeur, a poil. Другими словами: «Приступайте к делу».

В конце дня мы окружили профессора и обрушили на него град вопросов. Буркар очень увлекательно рассказывал нам о морской геологии и своей специальной области — науке об осадка::. Ото был настоящий человек, труженик, к тому же знающий о море немало такого, о чем мы и не подозревали. Такое же впечатление произвели на нас биологи в лице профессора Пьера Драша. Вооруженные приборами, банками и химикалиями, ученые могли многому научить нас; в свою очередь они высоко ценили наши знания о поведении морских обитателей и о морфологии дна, которого сами никогда не видели. Друг без друга мы бы далеко не ушли.

Драш очень обрадовался возмолсности поработать в Красном море и собрал целую группу. И в ноябре 1951 года ожило наконец видение, которое воодушевляло нас в мрачные дни оккупации.

…«Калипсо» ждала команды к выходу из Тулона. Треволнения и предстартовая суета вымотали из меня все силы. В таком состоянии я шел по набережной, глядя, как мой белый корабль сверкает в лучах прожекторов. На палубе кипела жизнь, служители науки помогали команде грузить запасы и снаряжение. Поднявшись на борт, я встретил Симону. Вместе мы гладили лакированное дерево и белые переборки. Глаза ее сияли. Взглянув на меня, она сказала:

— Твои глаза сияют.

Остались за кормой огни Сен-Мандрие, мы устремились в тихую ночь. Чуть ли не все втиснулись в рулевую рубку; потом это стало традицией, которой мы отмечали каждый выход «Калипсо» в новое плавание. Инженер-оптик Жан де Вутер д'Опленте, отвечающий за работу гирокомпаса, степеокамеры и всех точных приборов, нажал тумблер автонавигатора. Никто не стоял на руле, «Калипсо» начинала свою исследовательскую карьеру как корабль-робот, чертя безупречную прямую на поверхности Лигурийского моря. Я включил эхолот, и мы услышали голос «Калипсо»: глухое гудение «сонара», мелодия, которая сама писала свою партитуру — профиль морского дна на бумажной ленте.

Все, что было до сих пор в нашей подводной жизни, — пора юности. Впереди — зрелые годы, большие дела.

В первом же плавании на борту «Калипсо» утвердился жизнерадостный дух, который с тех пор не оставляет ее. С самого начала я постановил, что все на борту, независимо от занимаемой должности, — равноправные участники нашей увлекательной затеи. Никакой офицерской столовой, ели вместе. Веселье и шум царили за столом, мы обсуждали наши планы, принимали решения, учились друг у друга.

Никто не отдавал громогласных Приказаний, не было ничего похожего на форму. У нас развилось собственное тщеславие, сложились свои обычаи. Появилась не совсем приличная песенка калипсян; мы постоянно соревновались, кто придумает головной убор попотешнее; приветствовали друзей кличем, который звучал примерно так:

— Хуууууу! (фальцетом) Хуп! (горловой звук).

(В подражание крику одной из птиц островов Фиджи. Но нам эту идею подарил марсельский барк «Ху-Хуп», который иногда присоединялся к «Калипсо» на наших станциях.)

Друг друга мы титуловали «профессор» или «доктор», исключая тех, кто действительно носил ученое звание; к ним обращались «мсье».

Нашим покровителем был наполеоновский маршал Пьер Камброн, портрет которого мы повесили в кают-компании. Выбор пал на него за его ответ на предложение Веллингтона старой гвардии сдаться во время битвы при Ватерлоо.

— Merde [1],— сказал Камброн.

Мы вовсе не были националистами, просто ответ этот хорошо выралсал наш подход к предстоящим передрягам.

Сам я не причастен к этим причудам. Больше того, первая же моя попытка ввести новую моду немедленно потерпела крах. У французов принято пожимать друг другу руку каждое утро и каждый вечер. Я предложил ограничиться одним рукопожатием с утра, мои товарищи уныло согласились. Под вечер я встретился с фотографом; мы уже в этот день здоровались. Его руки были спрятаны в «рукав» для перезарядки кассет. Он протянул мне руку, не вынимая из «рукава», и я машинально пожал ее. Конец моим реформаторским вожделениям…

Вообще что касается корабельных традиций, то «Калипсо» во многом отличается от прочих судов. Так, у нас нет крыс. Ни единой! Правда, однажды на корабле объявили «крысиную тревогу». Мы вернулись в Тулон из плавания в Индийском океане, все сошли на берег, Анри Пле остался один на борту. Откуда-то из-под палубы доносились звуки, выдающие работу грызуна. Идя на шум, Анри Пле спустился в нижний трюм и обнаружил виновника: большой красный краб грыз плетушку на бутылке с шампанским. Краб проплыл с нами пять тысяч миль, с самых Сейшельских островов. В пути он съел шесть плетушек, но не смог прогрызть стекло, чтобы запить их…

На борту «Калипсо» установили винную цистерну из нержавеющей стали емкостью в одну тонну. Это неизменно приводило в восторг иностранных океанографов; некоторые из них ходят на удивительных судах, где им не перепадает ни капли вина. Калипсяне пьют сколько влезет; средняя суточная норма потребления на человека — около литра.

Мне хотелось, чтобы «Калипсо» была международным исследовательским судном, а французы составляли бы только костяк команды. Первым американским участником наших экспедиций был Джемс Даген. Затем работой калипсян заинтересовался д-р Мелвилл Белл Гроувнэ из Национального географического общества США, закаленный моряк. Комиссия по исследованиям и изысканиям этого Общества постановила субсидировать экспедицию «Калипсо»; это решение подтверждалось ежегодно на протяжении десяти лет. Компания «Эдо» (ведущая фирма США в области морской и авиаэлектроники) предоставила в наше распоряжение отличную гидролокационную аппаратуру; президент компании Ноэль Маклин распорядился об этом, прочитав «В мире безмолвия».

Программа наших работ в Красном море, впервые предусматривавшая участие подводных пловцов в океанографических исследованиях, состояла из трех традиционных разделов. Драш возглавлял отряд биологов. Геологами руководил специалист по вулканам Гарун Тазиев, ему помогали Владимир Нестеров и Жан Дюпа, чье знание арабского языка оказалось очень кстати в «Исламском» море. Во главе гидрологического отряда (он изучал химический состав и другие свойства воды) стоял энергичный молодой ученый, быстро оценивший все преимущества легководолазного снаряжения, доктор Клод Франсис-Беф. Его помощниками были Бернар Калам и Жаклин Занг, вторая женщина на борту.

У нас не хватало денег набрать полную команду, но гости с удовольствием вызвались делать черную работу. Они стояли вахты, скребли и драили. Застав одного доктора философии за чисткой котла, Дюма тотчас окрестил это занятие научной работой; так мы и стали называть дежурство по кухне. Симона была завхозом, медицинской сестрой, помощником повара и оператором эхолота. Обязанности штурманов исполняли судовой врач Жан-Лу Нивелло де ля Брюньер и де Вутер. Воодушевленные перспективой увлекательных приключений, все с готовностью брались за любую нужную работу. Один ученый, помня о скуке, царящей на пассажирских лайнерах, захватил с собой на борт серсо. В первый же день плавания я увидел его возле рубки весело распевающим с малярной кистью в руке. А обручами упоенно играл Скаф— такса Симоны.

На третий день погода испортилась. Сперва налетело несколько шквалов, затем подул сильный норд-ост, так называемый мелтем, штормовой ветер с Балканского полуострова, окаймляющего Ионическое море. В обед «Калипсо» качало как следует. Мы заранее предусмотрели это и просверлили в столе сотни дыр, в которые воткнули деревянные палочки — упоры для тарелок. Этакая игра для взрослых деток. «Калипсо» нырнула в ложбину — графин с вином перескочил через частокол и разлетелся вдребезги, забрызгав половину кают-компании.

Вот появился в дверях Тазиев. Он важно шагнул через порог — прямо в лужицу подливки! Одновременно судно накренилось на левый борт, и мы увидели, как некое тело, прокатившись по полу, вылетело в противоположную дверь, которая тут же захлопнулась. Вулканолог вошел снова, уже не столь чинно, но он по-прежнему, увы, ступал не в лад с качкой. Его швырнуло на Нивелло, тот слетел со стула, и вдвоем они сшибли еще шестерых. Человеческая лавина обрушилась на правую переборку. Мы стонали от злорадного хохота.

Такие чаплинские импровизации не раз оживляли трапезы на «Калипсо». Только кок Анен никогда не терял равновесия и неизменно выдавал великолепные блюда из бездонных котлов.

В ту бурную ночь мы прошли над самой глубокой точкой Средиземного моря, Матапанской впадиной, с отметкой 14 500 футов. Эхолот Симоны показал 16 500. Трудно было поверить, что наши предшественники ошиблись на две тысячи футов, но, вернувшись потом на то же место, мы убедились в точности ее промера.

К утру нос корабля обнажался в ложбинах между волнами до противокачечных килей, врезаясь в гребни подводной обсерваторией. Я побаивался за нашу камеру.

Но на то и испытание, чтобы узнать, что по силам «Калипсо». И мы продолжали идти крейсерской скоростью. Из машинного отделения позвонил Монтюпе:

— Засоряются нефтепроводы и фильтры. Наверное, в цистернах накопилась грязь, а качка ее растрясла.

— Как хочешь, а моторы чтоб работали, — ответил я. Ветер не унимался, «Калипсо» проваливалась в двадцатифутовые ложбины. Снова звонок. Монтюпе докладывает:

— Нефтяной насос отказал. Придется включать моторы поочередно.

— Только не давай им обоим заглохнуть, сам видишь, какое волнение, — сказал я. — С одним мотором нам несладко придется…

Я еще плохо знал «Калипсо» и считал наше положение серьезным.

Нельзя допустить, чтобы нас развернуло бортом к волне. На тот случай, если откажут оба мотора, я попросил Саута вызвать всех наверх и приготовить аварийный плавучий якорь — ляжем в дрейф. А зеленые гребни уже захлестывали главную палубу. На прыгающей корме Саут, Дюма, Бельтран и двое ученых — Гюстав Шербонье и Нестеров — принялись мастерить из тяжелоге> спасательного плота, досок и рангоута плавучий якорь. Работа шла медленно, ведь надо было помнить о старом правиле: «Одной рукой работай, другой держись».

Стали оба мотора.

А плавучий якорь еще не готов. Теперь мы беспомощны. Сейчас судно развернет, и начнется… «Калипсо» стала принимать волны с борта. Я крикнул бригаде Саута, чтобы немедленно всё бросили и получше держались. Глядя, как на нас наступают валы, каждый искал, за что бы покрепче уцепиться. Чудовищная волна накренила «Калипсо» на 45 градусов. Судно отряхнулось от воды и легко выпрямилось. Одни за другим катили могучие валы. Всякий раз «Калипсо» шутя выравнивалась. Мы с капитаном улыбнулись друг другу.

— Ей все нипочем! — крикнул Саут.

«Калипсо» дрейфовала так, что сама себе создала защитную зону. С удивлением и гордостью мы с Саутом любовались тем, как она выдерживает испытание штормом. При малом волнении наше судно развивало неприятную качку, зато легко справлялось с большими валами. Возможно, то, что мы убрали с главной палубы тяжелый груз — орудия и траловую лебедку, улучшило мореходные качества «Калипсо». Монтюпе и Леандри выходили один мотор и поддерживали в нем жизнь, пока Крит не заслонил нас от ветра.

Вошли в Суэцкий канал; наши механики работали как звери, прочищая нефтяные насосы. В Суэце мы с Дюма отправились навестить французского консула. Возвращаясь от него на судно, издали приметили встревоженные лица. Монтюпе лежал навзничь на столе кают-компании без сознания. Наш доблестный старший механик до того замотался на работе, что не заметил, как рукав комбинезона захватила шпонка на валу генератора. На его правой руке зияла длинная рана. Нивелло, усыпив Монтюпе, проверял, прежде чем зашивать рану, не пострадал ли лучевой нерв. Симона раздвинула края раны двумя вилками.

— Но ведь у нас же есть полный набор хирургических инструментов! — воскликнул я.

— Мы не могли до них докопаться, я прокипятила вилки, — ответила она.

Нивелло решил, что нерв еще оживет. Монтюпе проснулся так же, как и заснул, — без единого стона. Его заботило только одно: не задержал ли он плавание.

Первое знакомство со знаменитым Красным морем разочаровало нас, в Суэцком заливе вода была мутной и беспокойной. Я зяб от норд-веста и спрашивал себя, уж не очередной ли это миф — все, что нам говорили о чистых, теплых красноморских водах. А проснувшись на следующий день в проливе Губаль, мы увидели кругом прозрачную глубокую синеву. Слева, вдали, на фоне розового неба багровело пятнышко — гора Синай.

«Калипсо» дебютировала в коралловом раю, куда ей в последующие годы предстояло возвращаться вновь и вновь.


Содержание:
 0  Живое море : Жак-Ив Кусто  1  Глава 1. На грани : Жак-Ив Кусто
 2  вы читаете: Глава 2. Калипсо : Жак-Ив Кусто  3  Глава 3. Красное море — Зеленый риф : Жак-Ив Кусто
 4  Глава 4. Загадка урн : Жак-Ив Кусто  5  Глава 5. Порт-Калипсо : Жак-Ив Кусто
 6  Глаза 6. Тистлгорм : Жак-Ив Кусто  7  Глава 7. Пульс океана : Жак-Ив Кусто
 8  Глава 8. Наша кровь : Жак-Ив Кусто  9  Глава 9. Манящие острова : Жак-Ив Кусто
 10  Глава 10. Риф Мирный : Жак-Ив Кусто  11  Глава 11. Золотые змеи : Жак-Ив Кусто
 12  Глава 12. Морское дно : Жак-Ив Кусто  13  Глава 13. В темной пучине : Жак-Ив Кусто
 14  Глава 15. "Ныряющее блюдце" : Жак-Ив Кусто  15  Глава 16. Мир без солнца : Жак-Ив Кусто
 16  Глава 17. Храм моря : Жак-Ив Кусто  17  Глава 18. "Коншельф-Один" : Жак-Ив Кусто
 18  Человек обживает океан : Жак-Ив Кусто  19  Словарь названий морских организмов, птиц и областей их обитания : Жак-Ив Кусто
 20  Использовалась литература : Живое море    



 




sitemap