Приключения : Природа и животные : Глава 11 : РД Лоуренс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 11

Они поднимались по ущелью. Лансинг опиралась на трость из срубленной ветки, которую сделал для нее Казинс. Почти у самого гребня Лансинг остановилась. Ей не хватало дыхания. Казинс, шагавший в нескольких метрах впереди, обернулся.

—  Вы хорошо себя чувствуете, мэм?

—  Да. только устала немного.

—  Конечно. — отозвался проводник. — Должен сказать вам. мэм, вы очень мужественная женщина.

Лансинг улыбнулась. Этот охотник по-прежнему вызывал у нее недоумение. Отдышавшись, она спросила:

 — Почему ты скрыл от своего напарника, что на тебя напала белая пума, которая и сбросила тебя в ручей?

Казинс смущенно отвел взгляд. Он стоял прислонившись спиной к дереву.

—  И сам толком не знаю, мэм. Когда я увидел, что он летит на меня, увидел эти огромные лапы и эти черные когти, подумал: все, мне конец. — Казинс скрутил сигарету, закурил и выпустил облачко дыма. — Но когда вы закричали на него во второй раз, клянусь, мэм, я точно видел, как он развернулся в сторону от меня. Будто понял, что вы ему крикнули. А после, когда появился Уолт... даже не знаю... я подумал... э-э... наверно, я решил, что все-таки нельзя убивать ту кошку.

Лансинг удивленно взглянула на охотника. Тот смотрел в пространство, будто стыдился того, что признался в собственной слабости.

—  Ничего не понимаю. Он мог бы убить меня, но не убил. Ну, надо же. Я и представить не мог, что зверь способен соображать. И уж никогда не думал, что он способен понимать человеческую речь. Просто голова идет кругом, мэм.

Больше Казинс не сказал ни слова. Лансинг отдохнула, и они снова тронулись в путь. Оба молчали.

В лагерь они прибыли, как раз когда солнце заходило за западные Пики. Лансинг, усталая и измученная болью, немедленно забралась

в палатку и легла. Казинс принялся разводить костер.

Работая, охотник размышлял о белой пуме. Он всю жизнь прожил в этих краях и никогда не испытывал сожаления, убивая диких животных. Но сейчас, неожиданно для себя самого, он понял, что это животное заинтриговало его.

Час спустя, возвращаясь в лагерь с большим бревном на плече, Казинс все еще пытался уразуметь, в действительности ли пума подчинилась приказу женщины. Не догадываясь о том, что Лансинг наблюдает за ним, Казинс дошел до палатки, сбросил на землю бревно и выпрямился.

—  Если бы он ударил меня лапами, — громко бормотал охотник, — он бы мне шею свернул, это как пить дать.

—  Что ж, Стив, я, например, очень рада, что ты не пострадал. Казинс, пунцовый от смущения, развернулся. Вид, как у нашкодившего мальчишки, отметила про себя Лансинг.

—  Э... вы вроде как напугали меня, мэм.

Лансинг не успела ответить, как раздался голос Кару. Секундой позже он вышел из лесу с большим вьюком на спине.

—  Рада тебя видеть, Дэвид, — сказала Лансинг, обнимая биолога. — И провизии тоже рада!

Первые делом Кару извлек из вьюка флакон с таблетками.

—  Пенициллин, — объяснил он Лансинг. — Прими одну таблетку прямо сейчас. — Затем биолог вытащил нейлоновую надувную палатку на два спальных места и обратился к Казинсу: — Я не был уверен, что застану вас здесь, но теперь не жалею, что взял с собой крышу на двоих.

После ужина они сели у костра. Кару сообщили из Ванкувера, что в защиту белой пумы выступили сразу несколько общественных организаций, в Министерство по природным ресурсам потоком идут звонки и письма. Правительство вот-вот отменит свое решение о досрочном открытии охотничьего сезона.

Казинс выслушал эту новость в молчании. Спустя некоторое время он сказал:

 — Думаю, Белла жадность обуяла. Он на животных большие деньги делает. Будет какая-нибудь польза, если я выступлю перед вашим обществом и расскажу о том, что происходит здесь? Как выслеживают зверей с воздуха и используют двухстороннюю радиосвязь, чтобы вывести охотников к добыче. И все такое.

Лансинг и Кару удивленно переглянулись.

—  Польза будет большая, Стив, — заверила охотника Лансинг. — И ты выступишь?

—  Да, выступлю, — не сразу ответил Казинс. — Я много думал с тех пор, как та пума бросилась на меня. Ей ведь ничего не стоило убить меня. Но, когда вы закричали, клянусь, он вас послушался. Вы спасли мне жизнь. Но это еще не все. Я считаю, что убивать животных за деньги и нянчиться с пилигримами, которые едут сюда на охоту со всех концов света... в общем, думаю, это не по-божески.

Кару с трудом верилось, чтобы прожженный охотник в одночасье сменил свои убеждения. Но он ничего не сказал.

—  На что же ты будешь жить, Стив, если откажешься от места проводника? — тихо спросила Лансинг.

—  Не знаю. мэм. — пожал плечами Казинс. — Может, подамся на лесозаготовки. Наймусь водителем грузовика. Но на охоту водить больше никого не буду.

У костра на несколько минут воцарилось молчание. Потом Лансинг рассказала о своей встрече с пумой, о том. как они мирно любовались друг другом.

—  Пока не залаяли собаки, он просто лежал там, спокойный, невозмутимый, и смотрел на меня. Он был великолепен. И настроен абсолютно благожелательно.

—  Что ж, — промолвил Кару, — как биолог должен заметить, что кугуар вел себя, мягко говоря, необычно. Но еще более удивительно то, что он находился поблизости от тебя, когда появился Казинс...

—  Поблизости! — воскликнул охотник, перебивая Кару. — Шутите? Да ведь этот зверь взвился из-за камня, который стоял, может быть, метрах в пяти за спиной у этой леди. Мне кажется, он и остался из-за нес. Будто охранял свою супругу. Простите, мэм, но это так.

Кару был склонен согласиться с Казинсом. Судя по всему, белый кугуар, по одному ему известным мотивам, соизволил вступить в контакт с Хедер Лансинг, распознав в ней женщину.

—  Ладно, Стив, теперь твоя очередь. И, прошу тебя, расскажи все как есть. Ты и твой напарник утверждали, что пума напала на вашу палатку и что эта белая кошка или ей подобная растерзала одну из ваших гончих и покалечила другую. Это все было на самом деле?

—  Конечно, было! Даже не сомневайтесь. И это все проделки того самого белого самца.

—  Тебе часто приходилось иметь дело с пумами. У тебя в этом больший опыт, верно? Так вот скажи, тебе случалось прежде встречать такую пуму, которая нападала бы на охотников или убивала собак?

—  Нет. Никогда. И мы не знаем ни одной другой кошки, которая отказалась бы лезть на дерево.

—  И как ты объясняешь поведение этого самца?

—  Никак. Он особенный, вот и все.

На базе Муэскин-Джонни разгневанный Белл призвал к себе в контору Таггарта. Владелец «Горного сафари» уже отправил Хегеля самолетом в Смитерс и теперь выпытывал информацию у одноруко-го проводника о событиях предыдущего дня.

Их разговор прервал диспетчер, и поставщик хищников удалился в комнату радиосвязи. Ему звонил старший чиновник из Управления ОХОтничьего хозяйства и рыболовства.

—  Я вынужден сообщить вам, мистер Белл, что Министерство по природным ресурсам пересмотрело свое решение о досрочном открытии сезона охоты на пум. Отныне в отношении охоты на этих животных действуют стандартные правила. Мы также аннулировали лицензию на дополнительные территории, которые были предоставлены в ваше пользование на временной основе.

—  Что-о? А как же охотничьи ломики, которые я там построил? А затраты?

—  Говоря по чести, мы не имели права давать вам разрешение на расширение ваших владений. Правительство готово полностью возместить все понесенные вами затраты. Пришлите своего адвоката, и мы обсудим с ним этот вопрос. Мы также желали бы обсудить несколько вопросов лично с вами. Не могли бы вы прилететь к нам в Викторию?

—  Еще как могу! Прямо завтра утром и прилечу.

—  Отлично. Мы будем ждать вас, скажем, в десять тридцать. Белл решительным шагом вернулся в кабинет, где Таггарт в ожидании него дымил сигаретой, и ударил кулаком по столу.

—  Так, Таггарт, ну-ка просвети меня, что вы еще с Казинсом натворили, черт бы вас побрал?

—  Натворили, босс? Ничего. С тем толстым немцем нянчились, как полагается.

—  Тогда почему эти пижоны из Виктории аннулировали свое решение о досрочном открытии сезона и отобрали у меня лицензию на новые земли?

Однорукий проводник, доселе сидевший, вскочил. Он был потрясен не меньше Белла.

—  Не знаю, босс! Честно, не знаю.

Белл, которого, казалось, вот-вот хватит удар, вновь грохнул кулаком об стол.

—  Завтра утром я лечу в Викторию. Там и выясню. Они гробят мой бизнес! А Казинс где, черт бы его побрал?

—  Не знаю. Последний раз, когда я говорил с ним, он собирался провожать ту феминистку до ее лагеря. Я рявкнул на нее, так он еще и на меня набросился. Вы же знаете, какой он бывает. Я спорить не стал.

—  Не знаю. Последний раз, когда я говорил с ним, он собирался провожать ту феминистку до ее лагеря. Я рявкнул на нее, так он еще и на меня набросился. Вы же знаете, какой он бывает. Я спорить не стал.

—  Ладно, найди Джека Кента. Скажи, пусть заводит «сессну».

Вдвоем полетите искать ее лагерь. Вернешься, седлай коня и езжай посмотри, в чем там дело. Видать, защитники природы что-то задумали. Может, хоть  Стив знает.

Перед обедом, когда Кару измерял следы, оставленные пумой на некотором удалении от палатки, к нему подошел Казинс.

—  Палатки легко заметить с воздуха. Я не удивлюсь, если Белл

вышлет самолет на поиски нашего лагеря. Думаю, лучше перебраться в лес.

—  А зачем ему нас искать, Стив?

—  Вы не знаете Белла. Он не любит, когда ему встают поперек дороги. Да и Уолт, наверно, бесится. Может, ничего и не случится, но нужно быть готовым к неожиданностям.

Кару выпрямился и хлопнул Казинса по плечу:

 — Вот теперь я знаю, что ты на нашей стороне, Стив. Извини, но до пой минуты я все еще сомневался, можно ли тебе доверять.

Из палатки вышла Лансинг. Она услышала последнюю фразу Кару и крикнула сердито:

 — Дэвид! Я поверила Стиву с той самой минуты, как он защитил меня от Таггарта. Стив с нами!

Казинс улыбнулся:

 — Все нормально, мэм. Это же естественно, что мистер Кару поначалу отнесся ко мне с опаской. Я все понимаю и не в обиде.

—  Да, Хедер права, Стив. Извини.

—  Кстати, раз уж мы взялись выяснять отношения, давайте сразу решим: никаких мистеров и мэм, — предложила Лансинг. — Я — Хедер, он — Дэвид.

Через час лагерь был перенесен в лес, а все следы пребывания людей на берегу озера уничтожены. Сразу же после обеда до них донеслось приглушенное гудение самолета. Казинс подбежал к опушке и посмотрел в небо. Вскоре появилась «сессна» Белла. Самолет сделал над озером три круга и полетел на юг. Казинс вернулся к остальным и доложил:

 — Держу пари, самолетом управляет Джек Кент, а Уолт сидит рядом.

—  Они полетели на юг, значит, моя «аэронка» будет обнаружена, — сделал вывод Кару. — Сейчас почти два. Пора выходить на связь с Линдой. Думаю, следует рассказать ей про наши дела.

Кару вызвал по рации Делакруа, и та взахлеб сообщила ему последние новости. Из штаб-квартиры КООП ей сообщили, что решение о досрочном открытии сезона на пум отменено и Белла лишили лицензии на использование дополнительных территорий.

—  Белая пума стала знаменитостью, — продолжала Линда. — В Ванкувере тысячи людей вышли на демонстрацию. Мы победили! Ой, на радостях чуть не забыла. Дэвид, с тобой хочет поговорить доктор Джон Лайтфут. Он сказал, это очень важно. Просит вас с Хедер прилететь в Викторию. Прием.

Кару обещал выйти на связь через пятнадцать минут:

 — Хочу сначала все обсудить с Хедер. Конец связи.

Казинс оставил их наедине, сославшись на то, что нужно набрать хвороста, и Кару с Лансинг теперь спокойно беседовали, советуясь, стоит ли просить охотника, чтобы он взял на себя роль охранника белой пумы. Эта идея возникла у Кару накануне вечером, когда он решил добиваться гранта на изучение редкого зверя.

—  Как ты понимаешь, исследования в полевых условиях длятся недолго. Если грант предоставят, значит, я проведу здесь полтора-два месяца в конце лета и осенью и месяц или около того зимой. А здесь нужен постоянный человек, который будет охранять пуму круглый год.

Лансинг сразу одобрила идею Кару.

—  А кто такой доктор Лайтфут. Дэвид? И почему он желает нас видеть?

—  Он биолог. Работает в Управлении охотничьего хозяйства и рыболовства. Думаю, это как-то связано с белой пумой, но нам в любом случае не следует отказываться от встречи.

Они сидели молча некоторое время, потом Лансинг спросила:

 — Думаешь, тебе удастся раздобыть средства на зарплату для охранника пумы. Дэвид?

—  Полагаю, что да. Ведь это уникальный шанс. Тогда мы сможем заняться изучением первой белой пумы, появившейся в Британской Колумбии. Вопрос в другом. Согласится ли Стив, если я изыщу

 средства?

—  А ты спроси его, Дэвид. Вон он идет.

Предложение Кару озадачило проводника. Прошло несколько минут, прежде чем он ответил:

 — Пожалуй, я возьмусь за это дело. Если сумею договориться с Уолтом.

—  О чем договориться? — осведомился Кару.

—  Ну, вы же знаете, мы с Уолтом давно работаем вместе. Он ужасно вспыльчивый сукин сын. да и деньги любит. Но. как бы то ни было, мы напарники. Я намерен поговорить с ним и взять с него слово, что он не станет охотиться за кошкой. Мне не хотелось бы драться с Уолтом, если я застукаю его с поличным. Есть еще одно дело, о котором я хочу поговорить с Уолтом. И с вами тоже.

—  Какое дело?

—  Меня это гложет с тех самых пор, как я познакомился с вами. Может, когда я расскажу, вы откажетесь нанимать меня. Но я все равно расскажу

И Казинс признался, как они с Таггартом занимались браконьерством и прошлом и в последнее время, добывая органы животных для Джо. Он поведал в подробностях, как они связывались с Джо, как потом присылали за трофеями самолет. Не утаил и тот факт, что Джо обещал заплатить им пять тысяч долларов за шкуру и голову белой пумы.

Лансинг с Кару выслушали охотника в полном молчании. Наконец Лансинг встала, подошла к Казинсу и неожиданно поцеловала

Казинс покраснел и отпрянул, таращась на нее как на сумасшедшую.

—  Э... хм... Зачем вы это сделали, мэм?

—  Потому что ты хороший человек.

Кару подошел к проводнику и пожал ему руку.

—  Я согласен с Хедер. Стив. Нужно обладать немалым мужеством, чтобы сознаться в том. что рассказал нам ты. Но еще больше мужества потребуется, чтобы уладить эту проблему. Мы ведь должны заявить о Джо и его организации. Ты это понимаешь?

Казинс понимал, но решительно настаивал, чтобы имя Таггарта не упоминалось:

 — На Уолта я доносить не стану. А так расскажу, что знаю.

Приехав в Викторию, Хедер Лансинг, Дэвид Кару и Стивен Казинс отправились на встречу с главным биологом Управления охотничьего хозяйства и рыболовства доктором Джоном Лайтфутом. В кабинете у Лайтфута они просовещались более часа, когда раздался стук в дверь. Лайтфут поднялся, впуская еще одного посетителя.

Вошедшим оказался высокий, чуть сутуловатый мужчина пятидесяти пяти лет с густой проседью в некогда черных волосах. Он возглавлял в Управлении отдел по борьбе с правонарушениями. Чарли Морган был убежденным поборником охраны природы и из-за этого часто конфликтовал с начальством.

—  Так зачем ты меня вызвал, Джон? — обратился Морган к хозяину кабинета.

—  По двум причинам, — отвечал главный биолог. — Первая касается вопросов правоохранительной деятельности, об этом я скажу позже. Вторая — гораздо серьезнее. — Он глянул в блокнот. — В том регионе происходит нечто такое, что должно заинтересовать твой отдел, Чарли. Но эту информацию я получил от мистера Казинса. Он согласен доверить ее тебе, но только на определенных условиях.

—  Я не сторонник сделок, — сказал Морган, — Особенно когда не знаю, какие законы были нарушены.

Лайтфут посмотрел на Казинса. Охотник кивнул:

 — Ладно. Я пообещал мистеру Казинсу, что не буду злоупотреблять его доверием, но он уполномочил меня передать тебе, что нам предстоит подвергнуть судебному преследованию не одного, скажем так. правонарушителя, а разоблачить целую организацию, занимающуюся экспортом органов животных в международном масштабе, в которую он тоже был вовлечен. Руководят этой организацией американцы.

Морган, сидя на стуле, подался вперед:

 — Я слышал про эту организацию. Руководство осуществляется из штата Вашингтон. Американские власти поставили меня в известность несколько месяцев назад. Но они не знают, кто руководит операцией и откуда конкретно. По этой причине, наряду с прочими озере Берни, который служил ему одновременно кровом и базой. Таггарт помог бывшему напарнику перебраться на новое место. Это событие сопровождалось громким скандалом, ибо Белл был возмущен «предательством» Казинса. В итоге он просто лишил Таггарта жалованья за время, потраченное на оказание помощи приятелю.

Как только Казинс устроился на озере Берни, к нему прилетели Кару, Лансинг и Делакруа. Их встретили оба охотника. Гости привезли с собой продукты, чтобы отметить новоселье, но перед началом торжества Кару собрал всех. Он намеревался не откладывая заняться изучением белой пумы, но его кое-что тревожило. Во-первых, он боялся, что запахи Казинса и лошадей спровоцируют белого кугуара совершить нападение на них и на тех, кто будет находиться рядом, за исключением, очевидно, Лансинг. Во-вторых, он не мог сообразить, каким образом они будут определять границы местообитания пумы. Использование «аэронки" не представлялось возможным, потому что белая пума, заслышав рокот мотора, скорей всего, поспешит спрятаться.

—  Выслеживать его с собаками тоже нельзя. Он наверняка перебьем всех.

—  Так и быть, одолжу вам свою Сюзи, — вмешался Таггарт. — Только с поводка ее не спускайте. У Сюзи отличный нюх, а без толку она никогда не лает. Если и лает, то только в своре. Одна, да на поводке, она будет просто идти по следу.

—  А что, хорошая идея, — одобрил Кару. — И тебе не жалко расстаться со своей гончей, Уолт?

—  Раз сказал, значит, одолжу. Стиву с ней будет сподручнее. Я помогаю ему, а не вам.

—  Что ж, вполне справедливо, — отметил Кару. Откровенность однорукого охотника пришлась ему по душе.

—  А вдруг пума попытается убить Сюзи? — предположила Лансинг.

—  Не думаю. — возразил Кару. — Пока он нападал только на собак, которые гнались за ним. Если мы не будем его раздражать, вряд ли он проявит агрессивность.

Наконец было решено лошадей оставлять в конюшне и выслеживать пуму, как это ни трудно, только с помощью одной собаки. Кару по необходимости будет перебрасывать Казинса на самолете в район, где в последний раз была замечена пума, и оттуда они продолжат поиски пешком.

Все согласились. Такой план казался вполне осуществимым. Напоследок Кару внес еще одно предложение:

 — Хедер, если мы со Стивом одолжим тебе по рубашке, не согласилась бы ты поносить их пару деньков и потом вернуть нам не стирая? И носки тоже?

Таггарт с Казинсом недоуменно смотрели на Кару. Неужто он умом тронулся? Но Лансинг сразу сообразила:

 — Конечно. Ваши вещи пропитаются моим запахом, и вы будете в них выслеживать пуму, верно?

—  Именно так, — подтвердил Кару.

Казинс одобрительно улыбнулся, но, когда Лансинг посоветовала, чтобы он и Кару также сбрызгивали себя ее духами и дезодорантом, охотник наотрез отказался. В итоге Лансинг предложила компромисс. Казинс чуть надушит ее духами свою шляпу и обработает гончую ее дезодорантом.

Оставшуюся часть лета Кару провел в горной глуши, собирая материал о белом кугуаре: исследовал территорию его обитания, изучал его рацион и отношения с другими животными, особенно с хищниками. Ему помогали Казинс и Лансинг, которая решила пока не возвращаться в Ванкувер. Придуманный Кару трюк с вещами себя оправдал. Они трижды встречали белого кугуара, и тот ни разу не выказал агрессивности, хотя они подходили к нему довольно близко.

Вскоре стало ясно, что мужчин белый кугуар просто терпит на своей территории, но к Лансинг, как и прежде, проявляет особый интерес. Когда бы она ни осталась одна в том районе, где было замечено много свежих следов, он неизменно приближался к ней. К середине августа было уже несколько случаев, когда она сидела буквально в десяти шагах от него. Кугуар всегда демонстрировал спокойствие, оглашая округу громким, но мирным урчанием, похожим на рокот мотора.

В начале сентября Лансинг готовилась покинуть горную глушь; лагерь нужно было демонтировать. Кару улетел в Ванкувер, забрав С собой часть припасов и снаряжения. По возвращении он застал Лансинг в крайнем возбуждении.

—  Дэвид. — закричала она, едва он ступил на берег. — Ни в жизнь не догадаешься! Вчера я сидела возле палатки, любуясь закатом, и вдруг заметила движение на противоположном берегу. Я не поверила своим глазам, Дэвид. Из кустов вышла пума-самка, а за ней — три котенка. И, Дэвид, представляешь? Один котенок был совершенно белый! У кугуара родился детеныш, сын или дочь, совсем такой же. как он сам.



Содержание:
 0  Белая пума : РД Лоуренс  1  Глава 1 : РД Лоуренс
 2  Глава 2 : РД Лоуренс  3  Глава 3 : РД Лоуренс
 4  Глава 4 : РД Лоуренс  5  Глава 5 : РД Лоуренс
 6  Глава 6 : РД Лоуренс  7  Глава 7 : РД Лоуренс
 8  Глава 8 : РД Лоуренс  9  Глава 9 : РД Лоуренс
 10  Глава 10 : РД Лоуренс  11  вы читаете: Глава 11 : РД Лоуренс



 




sitemap