Приключения : Природа и животные : Глава XVI В плену : Чарлз Робертс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава XVI

В плену

С того дня, как Рыжий Лис провел за нос охотников и погубил черно-пегого пса, слава о нем облетела все поселения округи. Видели его, разумеется, очень немногие, но слышали о нем буквально все, и каждый был готов рассказывать полуфантастические истории о хитрости и отваге лиса, о его необыкновенной величине и удивительно красивой шкуре. Ходили слухи, что охотники множество раз пытались подстрелить лиса и поймать его в ловушку, но что все было напрасно. И когда на фермах учиняли налет ястребы или совы, ласки или дикие кошки, среди людей повелось говорить, что это действует не кто иной, как неустрашимый Рыжий Лис. С великим интересом слушали фермеры любую историю, героем которой был этот легендарный зверь. Какую бы энергию и подвижность ни проявлял лис, но чтобы совершить все, что ему приписывалось, он не раз должен бы быть в десяти местах одновременно.

Похвастать тем, что они видели воочию знаменитого лиса, могли, вероятно, пять-шесть человек во всем поселке, и лишь двое из них имели право сказать, что они действительно хорошо знают этого зверя. Это были, конечно, Джэйб Смит и Мальчик. Существует таинственное влечение, толкающее одно существо к другому, — так тянуло и Рыжего Лиса к Мальчику. Но тут был некий дружественный интерес, а к Джэйбу Смиту лиса притягивал страх. Если лис натыкался на след Джэйба, какая-то колдовская сила заставляла его идти по следу, чтобы увериться, что этот таинственный человек не подсматривает за ним издали. Шагая по лесу, дважды или трижды Джэйб Смит резко оборачивался, почувствовав на себе пристальный взгляд чьих-то глаз, и видел, как лис, скользнув, словно тень, скрывался в густых кустах. В конце концов Джэйб почуял в этой постоянной слежке нечто сверхъестественное, нечто жуткое, какую-то темную вражду, которая ждет часа, чтобы проявить себя открыто. Страх перед Джэйбом Смитом, живущий в сердце лиса, вызывал в ответ такое же чувство и в сердце этого человека.

Однако, подглядывая за Мальчиком, Рыжий Лис испытывал совсем другое: он постоянно удивлялся, не в силах насытить своего жадного любопытства. Хитро выследив Мальчика и идя за ним по испещренному солнечными пятнами лесу, может быть, не менее получаса, он в конце концов останавливался перед неподвижной, похожей на пень серой фигурой, усевшейся где-нибудь под высоким деревом. Застыв на мгновение сам, лис разглядывал эту застывшую фигуру самым пристальным, подозрительным взглядом. Как только его глаза применились к освещению и начали различать отдельные детали (процесс, который происходит у животных довольно трудно, если рассматриваемый объект неподвижен), серая фигура все больше и больше стала походить на Мальчика. Но он хорошо знал Мальчика в движении, на ходу, а в этой неподвижной, как камень, совершенно застывшей фигуре было что-то таинственное, даже внушающее страх. Лис стоял не шевелясь и хотел бы дождаться, когда сдвинется с места Мальчик, но лису в таких случаях недоставало терпения. Он делал несколько шагов и вновь принимался изучать серую фигуру: ему казалось, что с нового места она ему будет виднее и понятнее. Описывая круг за кругом, лис подходил к таинственной фигуре все ближе и наконец улавливал ее запах. На этом маленькая пантомима кончалась. То что лису говорил его нос, было всегда понятнее и убедительнее того, что говорили ему глаза. С нарочито спокойным и важным видом лис медленно отходил в сторону, пока не укрывался от взора серой фигуры за первым кустом. Тут он поднимал хвост и припускался бежать со всех ног, уже не думая о своей осанке, и на неделю или две следы Мальчика теряли для него всякий интерес. Но смутно лис понимал, что его жизнь много раз была в руках Мальчика и что, следовательно, Мальчик отнюдь не являлся таким его врагом, каким был Джэйб Смит. Тем не менее природная хитрость и осторожность лиса не позволяли ему доверять ни одному человеку, если он даже казался неопасным.

Когда наступила осень, Джэйб Смит вбил себе в голову, что он, слывший столь искусным звероловом, не может больше терпеть, чтобы лукавый и дерзкий лис безнаказанно уходил и от ружья, и от собаки, и от капкана. Собрав урожай на полях и освободясь от неотложных работ, он решил всерьез заняться лисом — на этот раз он приложит весь свой ум и ловкость и не оставит дела, пока хитрый зверь не будет побежден.

Однажды погожим солнечным утром угрюмый лесовик поделился своими планами с Мальчиком — зная, что Мальчик будет бурно возражать, Джэйб держался в разговоре насмешливого тона. Однако у него все давно было твердо решено, и какие бы доводы Мальчик ни приводил, как ни умолял он Джэйба, тот не сдавался. Они возвращались к этому разговору несколько раз и подробно обсуждали дело, рассматривая его со всех сторон. Каждый стоял на своем. Джэйб упорно твердил, что оставить Рыжего Лиса в покое нельзя. Чем умнее и сильнее лисица, тем больший вред она может принести. Не значит ли это, что ее необходимо изловить? Мальчик признал, что с этим нельзя не согласиться. Но он пришел в ужас, на секунду представив себе, как искалечит великолепного мудрого лиса капкан или западня, как изрешетит его тело ружейная дробь. Хотя в главном пункте спора Мальчик был побежден, от мысли спасти Рыжему Лису хотя бы жизнь он все же не отступался. Об умерщвлении лиса он не хотел и слышать. И Джэйб, довольный уже тем, что одолел своего красноречивого и упрямого противника в самом главном, тут ему уступил. Сдавшись по главному пункту, то есть признав, что Рыжего Лиса необходимо изловить, Мальчик отыгрался на том, что выразил сомнение в способности Джэйба осуществить это дело — для зверолова такое замечание было большой обидой.

— Ты считаешь себя, Джэйб, очень умным, — полунасмешливо-полусерьезно сказал Мальчик, — но тебе все равно не поймать лиса, если ты даже затратишь на это всю зиму.

Твердой уверенности в успехе у Джэйба действительно не было, и он оказался слишком честным, чтобы отрицать эту истину. Он спокойно сказал:

— В конце концов я всегда могу его подстрелить. Стоит только побродить подольше да как следует выследить. Любой дурак подстрелит его, если не пожалеет времени и не отступится. Уж в западню-то поймать я его сумею. Ну, а если не сумею я, то тебе и подавно не суметь.

— Не храбрись прежде времени, Джэйб, — подсмеивался над охотником Мальчик. — Да разве тебе справиться с лисом? Ты сам знаешь, что не справиться. А вот я его поймаю, если будет надо.

Джэйб Смит иронически сморщил свое длинное лицо и, прежде чем возразить, откусил кусок жевательного табака «Черный Джек».

— Попробуй поймай, если ты такой бойкий, — сказал он. — На словах-то у тебя все просто.

Это было уже согласие или даже вызов — большего Мальчику и не требовалось. Принимая серьезный вид, он снова подтвердил:

— Поймаю, вот увидишь.

Зверолов перестал жевать свой табак, сплюнул на козлы — они сидели на дворе Джэйба, устроившись на куче дров, — и с сомнением посмотрел на Мальчика. Ему все еще никак не верилось: неужели же Мальчик принял его доводы настолько близко к сердцу, что теперь сам решил изловить проклятого лиса?

— Послушай, Джэйб, — продолжал Мальчик после минутного молчания. — Я знаю лиса гораздо лучше тебя. Я все время присматривался, следил за ним, я даже полюбил его. Я мог бы его застрелить уже десять раз. Я изучил все его фокусы. Я держал его за задние ноги и клал на плечо…

— Черт побери! — воскликнул Джэйб, вскидывая на Мальчика глаза, в которых светилось невольное восхищение. Не верить Мальчику он не мог: слишком хорошо они знали друг друга.

— Да, да, клал на плечо! И даже тогда он одурачил меня, провел за нос! Но теперь я знаю, как перехитрить его, если это будет надо. Я не собирался ловить лиса и теперь не хочу, но если уж ты решил поймать его, я покажу тебе, как это сделать. Только я настаиваю на одном условии — ты сохранишь ему жизнь. У тебя будет слава, Джэйб, у меня — лиса.

Зверолов сплевывал на землю и не торопясь обдумывал, что ответить Мальчику. Мнение Мальчика по поводу того, что зверей нельзя убивать, он считал пустыми бреднями, порой эти бредни его здорово злили, но сейчас он хотел показать, что к подобному взгляду на вещи он относится с должным уважением. Раз Мальчик идет ему навстречу, надо уступить со своей стороны и Мальчику.

— Ну, а что ты будешь делать с лисом, когда мы его поймаем? — спросил он, подозревая некий коварный умысел.

Мальчик понимающе рассмеялся.

— Не беспокойся, Джэйб, я не выпущу его на волю и не заставлю тебя начинать всю канитель снова.

— Да я и не беспокоюсь, — возразил Джэйб, устыженный тем, что Мальчик разгадал его мысли.

— Если разрешит отец, я буду держать какое-то время лиса дома. Я посмотрю, нельзя ли будет его приручить. Хотя лисицы приручаются очень трудно, но вдруг я его приручу — ведь он такой умный! Хотя, по правде сказать, я в этом не очень-то уверен. Лисицы чересчур высокого мнения о себе и не поддаются человеку: еще никто никогда не мог похвастать, что, вот, взял да и приручил лисицу. Но этот лис такой красивый — его с удовольствием купит любой зверинец, любой зоосад. И там будут хорошо с ним обращаться. Я продам его, Джэйб, и получу большие деньги. Мы с тобой поделим их. Что там ни говори, а лучше уж ему быть в зверинце, чем погибнуть.

— Навсегда распроститься со всем вот этим! — задумчиво промолвил Джэйб, обведя взглядом знакомые поля и леса, пламенеющие под осенним солнцем. — По мне лучше умереть, чем лишиться родных мест и никогда их больше не увидеть! — И зверолов сделал широкий жест рукой, словно бы трогая расстилавшийся перед ним чудесный ландшафт.

— Полно тебе, Джэйб, — прервал его Мальчик. — Я вижу, у тебя нет ни капли воображения. Разве ты не понимаешь, что Рыжему Лису надо выбирать то или другое. Я знаю, что именно он выбрал бы, если бы дело зависело от него. Ну, а теперь, если ты согласен, сделаю выбор за него я. Гибель я решительно отвергаю. Представь, что ты сидишь в темнице, тебя посадили туда навечно, и вдруг начинается землетрясение, каменные стены рушатся, и ты можешь идти на все четыре стороны! Так может случиться и с лисом, только вместо темницы у него будет цирк… Ну, Джэйб, ты согласен?

— Что ж, пожалуй, согласен, — ответил Джэйб после минутного размышления. — Но давай изловим его как можно скорее. Он дурачил нас чересчур долго.

— Знаешь ли ты, Джэйб, какой это странный зверь? — сказал Мальчик. — Чаще всего я натыкался на его следы около твоей фермы — а ведь это для него самое опасное место во всей округе. Видал ты эти следы?

— Конечно, видал, — ответил Джэйб. — И подумай только, он подглядывает за мной даже в лесу. Так и ходит за мной, будто нарочно. Зачем это, как по-твоему?

— Может быть, он тебя очень боится и из боязни специально следит за тобой. А может, знает, что ты его враг, и считает, что гораздо разумнее таскать кур у тебя, чем у кого-то другого, — не хочет наживать новых врагов.

— Да он не утащил у меня ни одной курицы! — с жаром возразил зверолов.

— Ну, значит, он не хочет. Сколько раз я видел, как он бродит вокруг твоей фермы или лежит вон в тех кустах и высматривает, а куры ловят кузнечиков на жнитве всего в десяти шагах от него. Если бы он хотел, он бы сцапал их без всяких затруднений. Однажды он уселся около стены у курятника и смотрел туда в щелку — видно, куры к тому времени были на насесте. Уж если он щадит твоих кур, Джэйб, то, будь уверен, это делается неспроста. Значит, в его рыжей башке есть по этому поводу какие-то соображения.

— Ну, так пусть он соображает поживее! — проворчал Джэйб. — Времени остается у него маловато. Как ты думаешь, что надо сделать, чтобы лис поскорее был у нас в руках?

— Идем, я тебе покажу, — сказал Мальчик, и они зашагали к курятнику.

У зверолова была страсть к породистым курам. Он не раз привозил издалека яйца породистых кур и клал их под своих наседок, породистые цыплята благополучно вырастали, и теперь Джэйб мог похвастать весьма хорошей стаей. Правда, поскольку у Джэйба водились разные породы — темно-желтые кохинхины, рябые плимутроки, белые леггорны, черные минорки — и все они жили вместе, то цыплята получались нередко весьма странной окраски. Но, несмотря на это смешение, куры быстро размножались и яйца несли с завидным усердием, а Джэйб Смит считал делом своей чести предоставить им удобное помещение. Курятник был построен просто, но, согласно последнему слову науки, по чертежам из сельскохозяйственного журнала. В обращенной на солнечную сторону стенке курятника, у обоих углов, были прорезаны отверстия для выхода кур — эти отверстия на ночь закрывались опускающимися дверцами.

— Вот, Джэйб, твоя западня, — сказал Мальчик, указывая на один из таких выходов.

По загоревшимся глазам зверолова было видно, что он сразу все понял, хотя и молчал, рассчитывая услышать от Мальчика дополнительные пояснения.

— А это твоя приманка, — продолжал Мальчик, указав на кур, которые неподалеку рылись и купались в песке.

— А как посмотрит на это дело сама приманка? — спросил Джэйб.

— Ну, приманка ничего не будет иметь против, — беспечно ответил Мальчик. — Ты сам это увидишь, только подожди.

Мальчику все представлялось весьма просто. Он знал, что лис по ночам тщательно осматривает и обнюхивает курятник и что он охотно осмотрел бы его внутри, если бы только не закрытые дверцы входов. Мальчик упорно твердил, что хитрый лис ждет не дождется, когда хозяин допустит оплошность и забудет опустить эти дверцы. Пусть же хозяин допустит такую оплошность сегодня! План Мальчика был столь ясен и убедителен, что Джейб Смит принял его без лишних слов.

Из тонких досок Мальчик сколотил трап фута в три шириной и положил его на пол курятника, под самой дверцей. Вбив под застрехой два гвоздя, он просунул под трап прочную веревку, зацепил ее концы за гвозди и связал их, пропустив веревку под крючок, удерживающий дверцу. Конец трапа был теперь приподнят примерно на дюйм от пола — от малейшей тяжести трап опускался, веревка дергала за крючок, дверца падала и захлопывала выход из курятника. Сделав все это с помощью Джэйба, Мальчик подложил под трап несколько подпорок для того, чтобы трап не упал прежде времени, когда по нему будут ходить куры.

— Ну вот, Джэйб, — сказал Мальчик, с гордостью оглядывая свое сооружение. — Теперь тебе остается лишь ждать, пока куры не заберутся на насест. После этого ты закроешь дверцу у другого выхода и вынешь подпорки из-под трапа. Как только взойдет луна, лис явится сюда и будет очень доволен тем, что наконец его враг забыл-таки опустить дверцу. Он кинется прямиком в этот лаз, захочет посмотреть, что представляет собой курятник изнутри. Дверца опустится — и тогда он у нас в руках!

— А как тогда будут чувствовать себя куры? — не скрывая своих опасений, спросил хозяин фермы.

— Ах, когда лис увидит, что он в ловушке, ему будет уже не до кур! — засмеялся Мальчик. Он вошел теперь в азарт и думал только о предстоящем деле; мальчишеское примитивное начало, в котором всегда есть что-то от дикого зверька, уже проснулось и завладело им.

Вечером Мальчик поужинал у Джэйба Смита. С заходом солнца, когда куры забрались на насест, а по бледно-зеленому небу летели на ночлег к ельникам стаи запоздалых ворон, Мальчик и Джэйб в последний раз проверили ловушку и закрыли второй лаз в курятник. Затем они пошли на сеновал и со всеми удобствами улеглись у большого окна, через которое метали сюда сено — из окна был прекрасно виден весь курятник. Свет постепенно меркнул, на двор, крыши и острые верхушки деревьев на холмах опускалась мгла. Потянуло прохладой и сыростью, кругом все смолкло и притаилось, словно поджидая кого-то и подслушивая малейший звук. Двое звероловов на сеновале переговаривались друг с другом только шепотом. Снизу, со скотного двора, слышались вздохи, сопение и удивительно громкое чавканье коров, жующих сухое сено. Когда поблизости от звероловов шуршала мышь, звук этот казался невероятно резким и тревожным. Затем на дворе произошла какая-то перемена — появилось зыбкое, прозрачное сияние. Верхи деревьев на холмах вдруг засеребрились, потом этот серебристый блеск покатился вниз, заливая угрюмую гряду хвойного леса. Крыша курятника тоже стала серебряной, таинственное свечение преобразило двор. И дровяные козлы, и журавль у колодца, и стоявшая в углу повозка — все теперь светилось и мерцало, обретая особую, колдовскую прелесть. Джэйб и Мальчик смотрели на эту картину с безмолвным восхищением. За сараем по небу плыла луна.

Едва только двор озарился этим мерцающим, зыбким светом, как у угла курятника бесшумно скользнула быстрая, подвижная тень. Еще из-за изгороди Рыжий Лис увидел, что одна маленькая дверца в курятнике открыта. Наконец-то он может забраться в курятник — не для того, конечно, чтобы передушить там кур, а чтобы как следует осмотреть его. Лис осторожно просунул нос в отверстие. Все куры сидели на насесте и спали глубоким сном. Бойцового петуха среди них не было. Лис знал эту породу крупных, осанистых кохинхинок и минорок — они надменны, но отнюдь не опасны. Лис смело нырнул в отверстие. Секунда — и дверца с резким стуком захлопнулась позади лиса, прищемив кончик его великолепного хвоста.

Лис молнией метнулся назад, выдернув прищемленный хвост из-под дверцы. Он мгновенно пустил в ход свои когти и зубы, но, несмотря на его усилия, дверца прочно держалась в пазах. Не издавая ни звука, лис бросился к другой дверце, но та оказалась такой же крепкой. Тогда он, цепляясь когтями за стену, в миг добрался до окна и сунулся мордой в защищавшую стекло решетку. Выхода не было и тут. Лис перестал метаться и, свернувшись, лег на полу около предательской дверцы — мозг его лихорадочно работал, отыскивая путь к спасению.

Тем временем проснувшиеся от стука дверцы куры, глядя на отчаянные прыжки лиса, пришли в великое смятение. Они резко, на высоких нотах, клекотали и кудахтали. Особенно усердствовали петухи, но, в отличие от храбреца бойцового, они и не подумали спуститься с насеста и дать взбучку непрошеному гостю. Однако их клекот и гам возымели определенное действие. Заслышав его, два зверолова живо спрыгнули с сеновала и уже бежали к курятнику.

Главная большая дверь курятника, была с угла. Мальчик осторожно приотворил ее и просунул внутрь одну ногу, а Джэйб стоял у него за спиной и заглядывал в курятник через голову Мальчика. Увидев, что происходит в курятнике, Джэйб оторопел от изумления, а Мальчик понимающе рассмеялся. Посреди пола, наполовину в тени и наполовину под светом, вытянувшись во всю свою длину прямо перед насестом безжизненно лежал лис, а сидевшие на насесте куры, глядя на него, лишь тревожно кудахтали и боязливо тянули шеи. Два заговорщика вошли в курятник и заперли за собой дверь. Видя, что подоспела помощь, куры немного умерили гвалт.

Мальчик стоял не двигаясь и хитро улыбался. Сначала тронув безжизненное, обмякшее тело лиса ногой, Джэйб взял его за хвост, поднял и окинул критическим взором.

— Черт побери! — сказал он таким тоном, словно бы видел перед собой чудо. — Готов поклясться, что он откуда-то сорвался вниз головой и сломал себе шею.

— Что ж, пусть будет так, — промолвил Мальчик, вынимая из кармана маленький собачий ошейник с цепочкой, которым снабдил его Джэйб. — Ну, кажется, я ничем не рискую. — И он стал надевать на лиса ошейник. Затем Мальчик тонкой веревкой крепко связал вытянутые, расслабленные ноги лиса.

Джэйб начал подтрунивать над такой предосторожностью и стыдить Мальчика, но тот помалкивал и делал свое дело.

— Никто не знает, Джэйб, как все еще обернется, — сказал наконец он с лукавой улыбкой. — Рыжий Лис даже мертвый умнее многих живых зверей, и я еще не уверен, донесу ли я его спокойно до дома. А вдруг эта сломанная шея сразу у него срастется, и глянь — лиса как не бывало!

— Разве ты не видишь, что лис дохлый? — возмутился Джэйб. — Я сварю и съем свои старые сапоги, если он окажется не дохлым!

— Не бери на себя так много, Джэйб, — иронизировал Мальчик. — Сапоги тебе могут еще понадобиться, скоро зима! Дай-ка мне лучше какой-нибудь мешок, хотя бы из-под овса, я заверну в него эту несчастную зверюгу. Пора мне идти домой. Если ты зайдешь к нам утром, ты, может быть, увидишь, как Рыжий Лис уплетает на заднем дворе свой завтрак!

— Знаешь, я все-таки провожу тебя. В этом лисе есть что-то такое подозрительное, что оставаться с ним один на один я тебе не советую.


Содержание:
 0  В долинах Рингваака [Рыжий Лис] Red Fox : Чарлз Робертс  1  Глава I Ценою жизни : Чарлз Робертс
 2  Глава II Уроки природы : Чарлз Робертс  3  Глава III Единицы и розги : Чарлз Робертс
 4  Глава IV В одиночестве : Чарлз Робертс  5  Глава V Зрелость и мастерство : Чарлз Робертс
 6  Глава VI Обжигающая шпора и ослепляющий коготь : Чарлз Робертс  7  Глава VII Силки и капканы : Чарлз Робертс
 8  Глава VIII В подснежном царстве : Чарлз Робертс  9  Глава IX Рыжий Лис одурачивает собак : Чарлз Робертс
 10  Глава X Самонадеянная норка : Чарлз Робертс  11  Глава XI Царственный разбойник : Чарлз Робертс
 12  Глава XII Вторжение с воздуха : Чарлз Робертс  13  Глава XIII Желтая жажда : Чарлз Робертс
 14  Глава XIV Огненная кара : Чарлз Робертс  15  Глава XV Погоня за оленем : Чарлз Робертс
 16  вы читаете: Глава XVI В плену : Чарлз Робертс  17  Глава XVII Под чужим небом : Чарлз Робертс
 18  Глава XVIII Неугомонная свора : Чарлз Робертс  19  Глава XIX Триумф : Чарлз Робертс
 20  Послесловие : Чарлз Робертс    



 




sitemap