Приключения : Природа и животные : Кантор идет по следу Kantor nyomoz. Kantor a nagy-varosban : Рудольф Самош

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу

В романе известного венгерского писателя рассказывается о буднях венгерских пограничников на западных рубежах страны.

В центре повествования — одна из застав, воины которой днем и ночью несут свою службу по охране государственной границы ВНР от происков иностранных разведок.

Сложные задачи приходится решать пограничникам, и немалую помощь в этом оказывает им верный четвероногий друг — овчарка Кантор.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Книга первая

Люкс

Всю ночь лил холодный апрельский дождь. Земля под кустом, где лежал щенок, превратилась в вязкую грязь. Спал он плохо. Беспокойный сон то и дело обрывался. Щенку казалось, будто он погружается в глубокий поток. Он просыпался, начинал чихать, отдуваться, фыркать от воды. За недели, прошедшие после побега из дома, он не помнил столь неприятной ночи. Холодная вода превратила его шерсть в лохматые клочья. От холода содрогалось все тело. Наконец у стены музея он наткнулся на скамью, земля под которой была не такой сырой. Забравшись под нее, он опять заснул. По всему его телу стало постепенно распространяться тепло.

Перед утром щенок проснулся от ослепительного света. И тут же грохот оглушил его. Ураганный ветер ломал деревья в парке, ночь громыхала и стонала, и пес испуганно засовывал голову еще дальше под скамью. Но уши продолжали все слышать. Он старался не видеть блеска молний — лежал с закрытыми глазами, а от страшного раскатистого грома чуть не лопались в ушах барабанные перепонки. В припадке страха он скреб землю, у него было только одно желание — спрятаться, как можно глубже зарыться в землю.

Огонь был одной из главных причин того, что он убежал из дома. Хозяин мучил его огнем, еще когда он был щенком. Он сажал его на колени так, чтобы нельзя было шевельнуться, а потом вслед за отвратительным шипением перед глазами и носом вспыхивало пламя спички. Напрасно он вырывался, барахтался, скулил, напрасно от страха застывал перед прыгающим у глаз желтым пламенем — освободиться он не мог. Видя его муки, хозяин смеялся. Как-то раз пламя обожгло ему нос, и от боли и страха он намочил хозяину в колени. Тот в гневе ударил его о землю и больно пнул ногой.

С тех пор щенок дрожал при виде огня, дрожал от громкого и оглушительного шума. Ураган продолжался, и страх овладел всем его существом. В отчаянии он забыл о мучившем его голоде. Лишь бы выбраться отсюда, никогда больше он не придет на это проклятое место. Если бы вчера у мясного магазина на углу не случилось с ним всего того, что произошло, то он бы побежал не сюда, а на знакомый пустырь.

Причиной происшедшего с ним несчастья был голод. Он уже несколько дней почти ничего не ел. При приближении к перекрестку он вдруг почувствовал в воздухе волнующие запахи. Они мгновенно проникли в его мозг, и освободиться от них он уже не мог. Чувство голода вспыхнуло в нем с такой силой, что он позабыл об осторожности, которая появилась у него за время долгих скитаний. Для него сейчас существовали только эти дразнящие, соблазнительные запахи, и, не обращая внимания на громыхающие трамваи и несущиеся машины, он бросился через улицу прямо туда, на эти запахи. Он был так голоден, что ему было наплевать на то, что он задевает прохожих. Бежал он уже не по проезжей части улицы, а прямо по тротуару, который кишел столь ненавистными ему людьми. Он не выносил даже их запаха, считал их трусливыми созданиями. Таким же был для него и его бывший хозяин, который не только мучил его огнем, но и всегда бросал пустую, начисто обглоданную кость, без единого кусочка мяса.

— На, жри! — говорил хозяин в таких случаях и громко смеялся, видя как он мучается с костью, еще сохранившей мясной запах.

У его бывшего хозяина была своя теория насчет мяса, костей и собак: по его мнению, собака должна есть только кости, чтобы у нее были крепкие зубы.

Понятно, что, когда вчера после обеда он почувствовал запах мяса, он тут же бросился на этот запах и у него даже слюнки потекли. Запах привел его к открытым дверям. Он, не раздумывая, уже хотел в них войти, как вдруг увидел перед собой огромную собаку. Она сидела и задумчиво облизывалась, вытаращив глаза на висевшую почти перед носом связку колбас.

Он уже готов был на нее броситься, но инстинкт самосохранения в последнюю минуту расслабил его уже сжавшиеся, как пружина, мышцы. Некоторое время он бросал нетерпеливые взгляды на связку колбас и на собаку, запах полностью завладел всем его сознанием.

«Почему же она не прыгает?» — недоумевал он. — Да ей и прыгать не надо, достаточно привстать, чтобы достать колбасу».

Он видел тупую неподвижность собаки, и в нем начала закипать злость. В конце концов он уже не мог больше сдерживаться, чуть отпрянул назад и бросился на висевшую на стене колбасу.

Зубы его, завладев добычей, щелкнули, и вдруг он почувствовал резкую боль, а вслед за тем оказался на тротуаре и в страхе помчался к перекрестку. Подобный оборот дела привел его в смятение, и, чтобы прийти в себя от удара, он несколько раз тряхнул головой. Первой его мыслью было то, что на него напала собака. Он зло оскалился и у перекрестка решительно повернул назад. Если его кто преследует, он даст отпор. Но его никто не преследовал. Не понимая, в чем дело, он посмотрел на двери мясного магазина. Там никого не было. Подкравшись к магазину, он в недоумении уставился на собаку, продолжавшую сидеть по-прежнему неподвижно. Связка колбас продолжала спокойно висеть.

Может быть, в прыжке он промахнулся? Исключено. Он все точно рассчитал, да и прыгать всегда умел ловко.

Из осторожности щенок повел кончиком носа из стороны в сторону, и тут в его голове вспыхнуло смутное подозрение: он вспомнил, что во время прыжка, будучи у самой цели, он не ощутил никакого соблазнительного запаха. Почему? Мягко и осторожно ступая, он приблизился к собаке. Потом заурчал. Никакого ответа, хотя на такое угрожающе-вызывающее урчание реагировали даже самые трусливые дворняжки, правда, потом зачастую они спасались бегством.

Непонятно. Он столкнулся с чем-то новым, незнакомым. Нужно в этом разобраться. Щенок медленно привстал на задние лапы, передними дотронулся до сидящей собаки. Она по-прежнему ни на что не реагировала. Он ее обнюхал. В нос ему ударил горьковатый запах краски, и тогда он понял, что и при прыжке почувствовал тот же запах: колбаса пахла краской. Это открытие привело его буквально в бешенство. Уже не было никакого сомнения, что его подло обманули: ни собака, ни связка колбас не были настоящими. За его спиной раздались голоса:

— Смотри, мама, какой глупый! Лижет картину, думает, что настоящая.

Люди смеялись. Пес особенно не любил своего хозяина в те минуты, когда тот громко смеялся. И сейчас ему хотелось броситься на людей. Но голод лишил его всякой активности. Он стыдливо поджал хвост и ретировался. Ему было стыдно, что он позабыл уроки матери, которая говорила, что глаза могут обмануть собаку, а нюх никогда.

В сумрачном настроении он свернул на широкую улицу, не замечая того, что бежит не по краю тротуара, а жмется к стенам домов. Его охватила абсолютная апатия. В последние дни его сопровождали сплошные неприятности. Ему пришлось покинуть пустырь, где в пустом сарайчике он соорудил себе теплую и уютную конуру.

В городском круговороте, среди огромных домов, в уличной толпе он не мог найти себе места. Люди его раздражали, все время приходилось быть внимательным, чтобы держаться на расстоянии от них. Утром за ним по всей улице гонялись живодеры и своей стальной петлей вырвали у него из хвоста клок шерсти. Поесть ему так нигде и не удалось, и он, голодный, слонялся по незнакомым улицам.

Сколько это могло продолжаться? Временами он доходил до того, что с завистью смотрел на больших и маленьких собак, которых вели на поводке. Они по крайней мере получают от людей еду. А ему не повезло с хозяином. Минуло уже полтора года, а настоящего хозяина себе он так и не нашел.

Где же его хозяин, добрый, умный, о котором так много ему рассказывала мама, когда он был щенком?

Когда он начинал об этом думать, его охватывала грусть, но тотчас же он стыдливо отмахивался от этих сентиментальных мыслей. Ему и в голову не приходило, что, может, он сам виноват в том, что так живет. Ему нужна свобода, поэтому он избегает людей. Пусть видят разные мямли, что имеющая чувство собственного достоинства, происходящая из хорошей семьи немецкая овчарка может обойтись и без человека. Из раздумий его вывел неожиданный аромат. Он высоко задрал голову, нос направил в сторону раздражающего запаха и буквально вздрогнул, когда в нескольких шагах от себя увидел мясо. Соблазнительный деликатес вываливался из корзинки, болтавшейся на руке одетой в черное платье женщины, которая шагала впереди него.

Известно, что случай порождает вора… Щенок не стал мешкать. Молниеносный рывок — и мясо в его зубах. Поджав хвост, он стремительно бросился в подземный переход. Вдогонку ему понеслись крики:

— Ловите его! Это вор!

На счастье, в тоннеле было почти безлюдно, и все-таки кто-то попытался преградить ему дорогу. Его глаза налились кровью, он знал, что скорее погибнет, чем позволит отобрать у него добычу. Он уже готов был прыгнуть на преградившего ему дорогу человека, но в последний момент сообразил, что если он сейчас вступит в схватку, то потеряет зажатое в зубах мясо, тот небольшой кусок, который ему удалось урвать. Вместо того чтобы атаковать человека, он прыгнул в сторону и изо всех сил бросился в ближайший парк. Уже задыхаясь, он прибежал на берег озера. Он все время оглядывался и, когда убедился, что его никто не преследует, постепенно замедлил темп бега и в конце концов, скрывшись в густом кустарнике, в изнеможении рухнул на землю. Щенок опустил добычу, а голову положил на вытянутые передние лапы. Он с удовольствием вдыхал аромат лежащего перед ним мяса, а потом, как бы убедившись, что это действительно мясо, жадно вонзил в него зубы.

Свет молний, гром и грохот, от которых в ушах было больно, — все это казалось псу страшным возмездием. Дрожа от страха, он думал, что все это случилось потому, что впервые в своей жизни он украл у человека пищу. Ему казалось, что громыхающий страшный ураган обрушился на него по приказу человека, что это его месть. Сознание собственного одиночества становилось невыносимым. Нигде не было слышно человеческого голоса. Сейчас он не возражал, если бы кто-нибудь сидел рядом на скамье. До чего же проклятое это место! Если он останется после всего этого живым и здоровым, нужно будет немедленно отсюда убираться. Треск деревьев, шум листвы, завывание ветра и грохот, грохот…

Продолжая дрожать и скулить, пес дал себе зарок, что никогда больше не будет красть у людей. Лишь бы унести отсюда ноги. Зачем только он отправился скитаться? Что, если и здесь его достанут огненные вспышки? Пока он размышлял, грохот постепенно умолк, пугающие вспышки сменились серыми сумерками. В ушах глухо звенела неожиданно наступившая тишина. Он прислушался. Раздавался лишь стук падающих с листьев дождевых, капель. Деревья тоже успокоились, кругом было тихо. Все еще дрожа, он осторожно высунул голову из своего убежища и подозрительно уставился на вырисовывающиеся из тумана тени. Наконец появилось солнце, и он убедился, что жив. От счастья он радостно тявкнул и хотел весело подпрыгнуть, но ударился спиной о сиденье скамейки. Ничего! Боль явилась лишним доказательством того, что человеку так и не удалось уничтожить его ни страшными огненными вспышками, ни оглушительными звуками. Он вылез из своего убежища, потянулся и повернулся навстречу пробивавшемуся сквозь деревья желтому солнечному свету.

Кругом стало удивительно тепло. От радости щенок несколько раз кувыркнулся, затем начал отряхиваться — надо было избавиться от прилипшей полузасохшей грязи. И вдруг — какое счастье! Под скамьей лежал сухой кусок хлеба, намазанный маслом.

От прежнего страха не осталось никакого следа. Когда он увидел первого торопливо шагавшего вдоль аллеи человека, к нему вернулась уверенность. Некоторое время он осматривался, бегал и размышлял, чем бы заняться. Потом обнюхал окружающие кусты и за все это время полностью забыл про то, что чувствовал во время урагана. Бесцельно слоняясь, он очутился на берегу озера и случайно наткнулся на место вчерашней трапезы. В этот момент у него снова вспыхнуло чувство голода. Он лихорадочно обыскал все место — нигде ни крошки.

А ведь как хорошо было бы сейчас съесть немного мяса. Нужно было вчера спрятать часть добычи. Спрятать? Ну нет! Там и для одного-то раза было мало, не говоря уже о том, чтобы отложить про запас.

Вдруг у него загорелись глаза. Ему пришла в голову блестящая мысль. Оп вернется к вчерашнему мясному магазину, но только сейчас уже не будет околачиваться около его дверей, а прямо прошмыгнет внутрь. У него потекли слюни, и он без промедления с лаем бросился в подземный переход. «Быть хитрым, очень хитрым», — твердил он про себя. Ему уже казалось, что он не только хитрее, но и умнее человека, который в качестве мести за вчерашнюю кражу обрушил на него грохот и огонь. Ничего не вышло. Он жив, и у него прекрасное настроение.

Двери мясного магазина были открыты. Он бросил мимоходом презрительный взгляд на намалеванную на вывеске собаку и усмехнулся. Теперь его не провести. Сначала он осторожно заглянул в магазин и, не увидев там никого, вошел внутрь. Из заднего помещения доносилось равномерное постукивание, однако это его не смутило. Первым делом он пробежался с высоко поднятой головой вдоль длинного пульта и попытался определить место, где лучше всего пахнет. По пути назад он привстал на задние лапы у той части пульта, где лежали три большие связки колбас. Он уже схватил зубами верхнюю связку, как услышал резкий окрик. От неожиданности он вздрогнул и, оставив колбасу, вылетел на улицу. Вслед ему неслась громкая ругань мясника, из которой он понял только «грязный пес». Уже будучи далеко на улице, он с грустью отметил, что все еще боится человеческого крика. Он вообще не выносил никакого шума. И все-таки, хоть ему и не хотелось в этом признаваться, он чувствовал, что еще слишком уважает человека. Если бы одного из них один раз удалось победить, он наверняка не стал бы так испуганно вздрагивать от человеческого крика. Одного победить, всего-навсего одного. Он оскалился, как будто уже оказался один на один со своим врагом. Этот человек заплатил бы ему за все, за все его беды. Так жить дальше невозможно. Не сегодня-завтра у него от голода уже не будет сил, а без сил как победить человека? Победить же нужно любой ценой!

Рассуждая подобным образом о своей судьбе, он вдруг заметил, как в нескольких шагах от него на тротуаре остановилась немецкая овчарка. У нее была блестящая шерсть, благородная осанка, сама она была выше и крупнее его.

«Хороша», — подумал бродяга, уставившись на собаку. Человека, стоявшего рядом с великолепной овчаркой, он и не заметил. Бродяга позабыл обо всем на свете. Такой надменной и в то же время естественной красоты он еще никогда не видел. Взглянуть, вдохнуть струящийся от овчарки запах и влюбиться в нее по уши — все это было для него делом одного мгновения. Он тут же вилянием хвоста подал знак о своем намерении приблизиться, однако огромная овчарка даже не удостоила его ответом.

— Пойдем, Кофа, оставь его, — раздался в этот момент голос человека, державшего поводок собаки, и Кофа, отвернувшись, надменно прошагала мимо грязного, облезлого и худого бродяги.

Пес, подчиняясь неудержимому желанию, но все же на почтительном расстоянии последовал за Кофой. Он попал во власть удивительного чувства. Его захватил исходящий от другого волнующий запах и настойчиво, сильнее, чем любой поводок, повел вперед. Сейчас его интересовала одна только Кофа, и он не заметил, какими внимательными глазами следит за каждым его движением шагающий рядом с овчаркой человек. Пес, слегка опустив голову, любовался гармонично колеблющейся походкой Кофы, впитывал в себя запах ее шерсти, и, хотя в желудке у него урчало, он не обращал на это внимания. Сердце бешено колотилось. Его не интересовало, куда они идут, он решил, что пойдет за этой статной красавицей на край света.

Кофу раздражало нахальство этого грязного уличного бандита. Как только она заметила, что он потащился за ней, ей захотелось повернуться и хорошенько ему всыпать. У нее не было сейчас никакого настроения заводить с кем-нибудь дружбу, тем более с таким бродягой. Инициатором этой прогулки был хозяин, и она послушно последовала за ним, поскольку уже три недели с момента рождения щенят не покидала своего бокса. Конечно, небольшая разминка была ей полезна, и все-таки уже хотелось домой. Ее мысли то и дело возвращались к щенятам.

Каждый раз, когда она вспоминала о них, на душе становилось так тепло. Но она испытывала и беспокойство. Щенята уже бегают, а отца нет дома. На заре он ушел на работу — и кто знает, когда вернется домой. Ей была знакома эта работа, сложная и опасная. Правда, Кормош смел, умен и силен, но все же она всегда беспокоится, когда он уходит. Это вечное беспокойство. Насчет щенят можно и не беспокоиться. В городке живут такие же серьезные и трудолюбивые овчарки, как она сама, и все у всех в порядке, но ведь материнское сердце никогда не может быть абсолютно спокойным. А тут еще, пожалуйста… такие нахальные типы, как этот. Собственно говоря, что он вообразил себе? Она дернула поводок и остановилась.

— Что случилось, Кофа? — спросил хозяин. Собака мотнула головой в сторону переулка.

— Пойдем домой?

Вместо ответа она бросилась к ведущей к городку улице. Бродяга продолжал их преследовать, и Кофа начала уже злиться из-за того, что хозяин его не прогоняет. Еще не хватает, чтобы их увидела Сплетня да и другие. У этого бродяги хватит нахальства проникнуть и в городок.

Хозяин, однако, молчал и, очевидно, позволял ему следовать за ними. Кофа делала вид, что не замечает увязавшегося за ними пса. У входа в городок хозяин отстегнул поводок на шее у Кофы, и та, позабыв обо всем, счастливо помчалась на большой двор. Перед ее боксом пятеро щенят катались в пыли. Сплетня прыгала вокруг них и лапами подталкивала неуклюже барахтающихся малышей. Кофа величественно остановилась перед ними и с каменным видом стала ждать, пока ветреная соседка не заметит ее и не уберется отсюда. Из кучи барахтающихся щенков навстречу ей выкатился Кантор. Кофа сама не знала, почему из всех щенят любила больше всего его. Может быть, потому, что он был наиболее ловким и сообразительным среди братьев.

«Совсем как отец», — подумала она и лизнула счастливого маленького шалуна.

«Смотрите-ка! — вскинула голову и Сплетня. — Соседка гостя привела с собой!»

Кофа невольно повернулась. Ее чуть не хватил удар.

В нескольких метрах от нее скулил бродяга. Кофа сердито заурчала.

«Оставь ею, — пролаяла Сплетня. — Красивый парень, а? Правда, не очень чист».

Не отвечая ей, Кофа быстро собрала щенят и затолкала их в бокс. Затем с видом оскорбленного достоинства и сама легла рядом с ними. Через несколько минут из крошечного кирпичного домика стало доноситься аппетитное чавканье и тихое посапывание.

Сплетня ехидно усмехнулась и тут же пролаяла новичку: «Тебя как звать?»

Но тот не ответил, только лег на землю и отвернул голову от желавшей подружиться незнакомки. Сплетня тотчас же оскорбилась и побежала к боксам.

«Представляете, — сообщила она соседям новость, — Кофа влюбилась в глухонемого! Чего только не бывает на свете! Теперь к нам сюда приходят всякие…»

В полдень Кофа с удивлением увидела, что хозяин несет еду в двух мисках. Странно, подумала она, человек, к которому она была очень привязана и которого после щенят любила больше всего, пожалуй, даже больше, чем Кормоша, и который до сих пор никогда не ошибался, теперь что-то перепутал. Она уже была готова подойти к нему и объяснить, что для щенят еще не нужна отдельная миска. Они еще пока сосут, а если и поедят из миски, то из материнской, ведь целую им не съесть. Или, может, хозяин решил сделать ей приятное, дать ей вместо одной две? Но тогда почему же он не поставил эти миски рядом? Однако поскольку она проголодалась, то не стала долго ломать себе голову над странным поступком хозяина.

Ода подошла к кормушке. Цепляясь за ее хвост, за задние лапы, вслед за ней вылезли, спотыкаясь, и четверо щенят. Пятый, лентяй, перевернувшись на спину, остался спать в углу бокса. Кофа, приступившая было к еде, заметила, что в пяти-шести метрах от нее лежит нахально проникший в городок незваный гость и не сводит с нее жадных глаз.

«Ну, это уж слишком!» — возмутилась она. От гнева у нее даже шерсть стала дыбом. Кофа даже приготовилась прыгнуть, чтобы прогнать нахального бродягу, но увидела рядом с боксом хозяина, который покачал головой и призвал ие к порядку. Тогда она сердито начала заталкивать миску с едой в бокс, ворча: здесь уже и поесть спокойно нельзя. Она не любила, когда ей во время еды заглядывают в рот. Щенята подумали, что мать изобрела новую игру, и распрыгались вокруг миски, которую Кофа потихоньку подвигала в бокс. Пепи прыгал до тех пор, пока не свалился в миску. Кофа сердито вытащила его из густого мясного супа и на виду всего двора начала облизывать свое сокровище. Другие щенята с визгом тоже принялись лизать брата. Кофа готова была провалиться сквозь землю от стыда. Их семья пользовалась авторитетом в городке. У них всегда царила дисциплина и порядок… И вот, пожалуйста. Одно огорчение следовало за другим. А все из-за этого проклятого бродяги. Если бы Кормош был дома, он бы разделался с этим назойливым голодранцем.

Она ворчливо принялась за обед и — это случилось впервые — залепила лапой оплеуху Пепи, который слишком жадно цеплялся за край миски.

После обеда к их боксу подошла Сплетня, и, хотя Кофа сделала вид, что спит, та без стеснения затараторила:

«Представьте себе, соседка, ваш обожатель не умеет говорить. У него, кажется, даже имени нет». — «Ничего, получит, если здесь останется». — «Вы думаете, что останется? Тиги считает, что его можно отмыть. Но разве это дело, если каждый с улицы может сюда войти? До чего мы так докатимся?» — «Да ну вас всех», — проворчала Кофа. «Ладно, ладно, не буду мешать. Тем более что сейчас начинаются занятия. Кажется, мой хозяин разговаривает на веранде с вашим… А как поели дети? Не правда ли, уж очень худ этот новенький. И даже до обеда не дотронулся. Видите? Что поделаешь. На вас уставился. Это и не удивительно. Вы ведь неотразимы».

В ответ Кофа сердито тявкнула.

«Ну, не нужно сразу обижаться!» — заключила Сплетня и побежала к собравшимся в середине двора собакам.

Кофа попыталась уснуть. Это ей удалось. Проснулась она от звона миски.

«Это уж верх нахальства», — возмутилась она, увидев, что новичок ест из приготовленной для нее миски. Ест? Нет, жрет. Вся его пасть и грязные усы были в жиру, хозяин же стоял неподалеку и молча за этим наблюдал. Ну, если хозяин и это терпит, продолжала возмущаться Кофа, тогда она сама призовет этого типа к порядку. Она вскочила. Что же это будет, если потакать наглецам? До сих пор в городке не случалось, чтобы кто-нибудь съел чужую пищу. Свирепо рыча, она уже была готова броситься на облизывающую дно миски собаку, но ее вновь остановил осуждающий голос хозяина:

— Ай, ай, Кофа, неужели ты завидуешь?

Завидует? Она? Ему? Смешно.

Хозяин осторожно приблизился к бродяге, который длинным языком облизывал стенки пустой посудины.

— Люкс, — промолвил хозяин. — Люкс. Песик.

Услышав рядом с собой голос, Люкс застыл. Не поворачивая головы, он скосил глаза в сторону приближающегося человека. А когда человек сделал еще один шаг, пес сердито заворчал и оскалил зубы, приняв тем временем агрессивную стойку.

— Оставь его, Тиби! — крикнул кто-то со стороны дома. — Он еще зеленый. Нужно запереть его в сарай к Жандару. Может быть, тот подействует на него.

«Значит, зовут его Люкс, — подумала Кофа. — Ну что ж…» Она отправилась назад к своим малышам. Но хозяин ее окликнул. Она радостно подбежала к нему и, в то время как он почесывал кончики ее ушей и темя головы, чуть помахивала хвостом от удовольствия. Хозяин двинулся в сторону хозяйственных пристроек. Он обошел ожидавших начало занятий собак, и только тогда, когда они уже были в открытых дверях сарая, Кофа подумала: «Зачем они пришли сюда? Ведь весь просторный сарай был владением Жандара».

Дело в том, что Жандар был одним из самых старых жителей городка, и его все уважали и почитали за силу, уравновешенность и мудрость. Когда-то Жандар и ее обучил прыгать через обруч, идти по следу. Кофа не видела старика с момента рождения щенят. Она весело вбежала в сарай. Жандар дремал в углу, и Кофа разбудила его своим звонким лаем. Жандар сначала не узнал ее и сонно зевнул. Кофа подошла ближе, пес дружески тявкнул. Кофа обернулась, поджидая своего хозяина. Но вместо хозяина в дверях стоял бродяга. Принюхиваясь, он повертел в воздухе носом, затем осторожно проследовал к середине сарая и там остановился. Жандар спросил: «Кто это такой?»

Кофа смутилась. Что же ответить? Сказать старику, что этот нахальный тип, который пристал к ней на улице, а потом съел за обедом оставленную щенятам пищу? Но Кофа промолчала. «Значит, это новенький… Вижу, ты но очень к нему расположена».

Кофа не успела ответить, да это и к лучшему, потому что не знала, что сказать. Хозяин вызвал ее из сарая свистом. Кофа, не прощаясь, со скоростью ветра выскочила из сарая, и хозяин тут же захлопнул за ней дверь. В следующий момент Кофа услышала стук ударов бродяги в дверь, а вслед за этим его жалостное скуленье.

— Хорошо, Кофа, — похвалил ее хозяин. — Это ты отлично сделала.

Кофа только теперь поняла трюк и обрадовалась тому, что произошло. Молодец хозяин! Освободил ее от навязчивого бродяги. Довольная, она побежала назад к своим щенятам.

Кормош вернулся домой через неделю. Он так устал, что у него не было настроения даже что-либо рассказывать Осмотрев и обнюхав щенят, он сказал Кофе только то, что они были очень далеко, ехали долго и что у них не было ни минуты отдыха. Затем он залез в бокс, и Кофа сочла за лучшее не докучать ему сейчас своими историями.

На другой день до обеда Кофа занималась с детьми. Четверо щенят уже умели хорошо и ловко ходить и даже отваживались удаляться от бокса метров на десять. Особенно отличался Кантор. Когда он услышал призывный голос матери, то первым вытянул нос и, принюхиваясь, помчался домой. Однако пятый детеныш серьезно беспокоил Кофу. У четверых ее детей были хорошие имена, а пятого, ее единственную дочку, хозяин дразнил Пышкой. Да, что верно, то верно. Пышка заслужила свое имя. Она целыми днями валялась, даже не выходила из бокса и до тех пор скулила, пока мама не приносила ей пищу на место. Только ела и лентяйничала. Она уже была такой толстой, что ее ноги едва виднелись из-под круглого живота; она целые дни дремала, перевернувшись на жирную спину.

— Кофа, Кофа, почему ты не научишь ее ходить? — все чаще спрашивал хозяин.

Кофа ожидала возвращения Кормоша и поэтому ничего не предпринимала. Но Кормош вернулся усталым, а когда отдохнул, нужно было снова уходить. Так что на Кофу свалились все заботы по воспитанию детей. Она уже несколько дней ломала себе голову над тем, что делать с Пышкой, как вдруг ее осенило. Когда пришло время полдника и щенята прилипли к ней, она сбросила их на землю, схватила Пышку за загривок, осторожно ее подняла и на расстоянии десяти шагов от бокса опустила на землю. Пышка так заскулила, что проходивший мимо хозяин сделал Кофе замечание:

— Ты что, дуреха, придавила ее?

Кофа, лежа у дверей, весело помахивала хвостом и, в то время как щенята радостно посасывали вкусное молочко, внимательно наблюдала за Пышкой. Она с радостью отметила, что малышка умеет нюхать. Пышка некоторое время только скулила да скулила. Но так как она находилась довольно далеко от матери и не могла найти ее глазами, то вынуждена была, обнюхивая носом все кругом, искать материнский след, чтобы добраться до самого вкусного, что есть на земле, до маминого молочка. Она ныла, ворчала, злилась, сто раз споткнулась и перекувырнулась, отыскивая мамин след, и наконец, смертельно усталая, подползла к маме. Сразу же захотела сосать. Однако Кофа снова подняла ее за загривок и отнесла на такое же расстояние, но уже в другом направлении.

«Можешь возвращаться», — пролаяла мать, и Пышка, обливаясь слезами, поползла к ней.

Кофа бросила взгляд на хозяина. Тот, одобрительно посмеиваясь, похвалил ее:

— Браво, Кофа, ты прекрасный воспитатель.

После этого случая Пышке перед каждым приемом пищи приходилось по крайней мере два раза отыскивать маму, если она не хотела остаться голодной.

В тот день Кормош вернулся домой во время обеда и, к своему удивлению, обнаружил, что перед домиком Кофы, всего в нескольких шагах от нее, из миски ест посторонний пес. Кофа уже привыкла за прошлую неделю к тому, что пришелец появляется при каждом приеме пищи и, когда все уже заканчивают трапезу, начинает в одиночестве есть из стоявшей недалеко от ее бокса посудины. Более того, случалось, что он вылизывал и ее миску. Увидев Кормоша, к нему сразу же подбежала Сплетня и рассказала, что хозяин дал этому псу имя Люкс, что он необычный пес, потому что ест только из миски Кофы, а из рук хозяина никакой пищи не принимает. Выходит, у Люкса есть принципы.

«Принципы?» — взревел Кормош. — Да я за такие принципы вышибу из него дух!» — сурово пролаял он.

Кофа тем временем наблюдала за Люксом. За прошедшую неделю он значительно изменился. Округлился, шерсть его стала блестящей, хотя он по-прежнему избегал людей, очевидно, Жандар оказал на него положительное влияние, потому что Люкс два раза появлялся на общих занятиях жителей городка. Сейчас она могла бы пожаловаться Кормошу на то, как Люкс нахально пристал к ней на улице и как съел обед из ее миски. Однако подумала: не стоит накалять атмосферу. Собственно говоря, новичок не сделал ничего предосудительного.

Однако она с тревогой видела, что Кормош во время еды не сводит глаз с Люкса. В ней нарастало какое-то дурное предчувствие, но потом она его отогнала: ведь хозяин хотел, чтобы все было как есть, а его приказы здесь для всех обязательны.


— Дайте мне такую собаку, которую вы еще не испортили, — с усмешкой сказал одетый в форму старшего сержанта полиции крепкий широкоплечий молодой человек.

— Ладно. У нас есть подходящий для тебя экземпляр. С тех пор как ты, Ковач, оставил городок и стал участковым, мы стали думать, что ты изменил собакам.

Молодой человек улыбнулся.

— Если ты справишься с тем, которого я тебе покажу, он будет твой. Будем считать, что ты заслужил его, — сказал хозяин Кофы, старый друг Ковача, самый главный человек в городке.

— Нет такой собаки, которую нельзя было бы обучить, — ответил Ковач.

— Ты так уверен?…

— Предлагаю пари.

— Я думаю, ты выиграешь его. Ну пойдем, но прежде все же сними китель. А то можешь испачкать…

Трое полицейских один за другим вышли на веранду. Ковач осмотрел широкий двор, который когда-то принадлежал одному ломовому извозчику. Напротив сарая и пристроенной к нему ветхой конюшни выстроились полукругом кирпичные собачьи боксы. На учебном плацу виднелось несколько изготовленных кустарным способом приспособлений, применяемых в обучении собак. Собаки расположились около них, только Люкс стоял в стороне от всех.

— Который же из них? — спросил молодой человек.

— Вон тот… Стоит в одиночестве… — ответил приятель.

Собаки возбужденно лаяли, как будто чувствуя приближение чего-то необычного. Это было не случайно. Сегодня до обеда увезли троих из них — восьмимесячных щенят Тиги и Норы. Кофа лежала перед боксом и взором следила за Кормошем. Он спокойно стоял среди лающих собак. Изучая игру солнечных бликов на его черной блестящей шкуре, Кофа не заметила, что Кантор, а вслед за ним и сумасбродный Пени приблизились к Люксу. Кантор с радостью обнаружил громадного пса на том месте, откуда они столько раз отправлялись искать маму.

Кантор обнюхал неподвижно сидящего, как статуя, Люкса и, как в привычной игре с мамой, радостно вцепился ему в хвост. Визг Кантора вывел Кофу из мечтательного состояния. Не прошло и секунды, как она чуть ли не одним прыжком преодолела расстояние, отделявшее ее от Люкса. Тот еще не успел отвести голову от дергавшего его за хвост Кантора, как Кофа повалила его на землю. Кантор, не переставая скулить, отбежал несколько шагов в сторону и с трепетом стал наблюдать за схваткой матери с этим нехорошим большим псом, который ударил его по ляжке.

Из группы стоящих на плацу собак выскочил Кормош и с бешеной скоростью помчался на помощь Кофе. Люди, находившиеся на веранде, тоже побежали туда, где сцепились собаки. Услышав голос хозяина, Кофа подняла голову, и Люкс успел выскочить из лап разъяренной суки до того, как подбежал Кормош. Поджав хвост, Люкс в панике помчался к сараю.

— Этот Люкс сумасшедший, — сказал хозяин Кофы молодому полицейскому: — Вот тебе и пари… Черт знает, что с ними случилось. Взбесились, что ли?

— Значит, этот трусливый пес предназначается мне? — спросил Ковач.

В ответ он услышал, что этот «трусливый пес» вовсе не трус. Он всего неделю находится в городке и еще ни разу не взял еду из рук человека, да и приблизиться к нему пока что нельзя.

— Ну, это ничего. Люблю упрямых стервецов, — сказал самоуверенно старший сержант, однако подумал: что будет, то будет, отступать уже нельзя, иначе над ним будут смеяться. — Ну, пойдем, — сказал он решительно и двинулся в сторону сарая.

Люкс сидел в дверях и бросал злобные взгляды на место недавнего поражения. Особенно злило его то, что столкновение произошло именно с Кофой. И зачем та подпустила к нему этих глупых щенят! Вот если бы на него налетел кто-нибудь другой, а не она… И он вызывающе повернулся к стоящим на плацу собакам и несколько раз презрительно тявкнул в их сторону. Но те даже не взглянули на него, и это взбесило его.

И вдруг к нему приблизился человек. Люкс покосился в его сторону. Человек дружески произнес:

— Люкс, песик, иди сюда.

Люкс оскалился, обнажил зубы и сердито, приготовившись к прыжку, присел. Человек не испугался угроз собаки и подошел еще ближе. У Люкса задрожали усы, он еще больше оскалился.

— Осторожно, Ковач! — крикнул ему приятель, но молодой человек продолжал приближаться к собаке…

Люкс вновь подумал о своем недавнем поражении, вспомнил о предыдущих несчастьях и бедах, и чувство злобы и ненависти стало овладевать всем его существом. Опять этот ненавистный человеческий запах! Он вздрогнул: вот случай, о котором он так мечтал. Вот человек, которого он может победить, на котором может испробовать свои силы. Теперь он и другим докажет, что давеча отступил не из трусости. Люкс ждал, чтобы человек прикрикнул на него. Однако тот разговаривал странно тихим голосом:

— Ну что, милок?…

А сам медленно, но решительно приближался к нему с правой стороны. Когда расстояние между ними сократилось до двух метров, Люкс прыгнул и вонзил зубы в правую руку человека.

— Чтоб тебя!.. — застонал от боли человек.

Люкс, торжествуя, подумал, что именно так и нужно действовать. Даже сильный и большой человек не является непобедимым. Однако уже в следующий момент он полетел на землю. Вместе с ним на землю повалился и человек. Хотя Люкс по-прежнему держал зубами руку человека, прежде чем ему удалось вонзить когти задних лап в его живот, оп получил страшный удар под лопатки. Люкс взвизгнул от пронзительной боли и отпустил руку человека, намереваясь вонзить зубы в другое место. Однако он тут же получил удар в нос. У него закружилась голова, и он инстинктивно попытался вырваться из объятий, сдавивших все его тело. Он хотел развернуться для новой атаки. Но человек его не выпустил и неожиданным движением подмял под себя. На бока и спину Люкса. посыпались удары кулака. Он безнадежно барахтался в железных объятиях и, испытывая дикие муки, понял: он проиграл, это конец. У него уже нет ни сил, ни воли. Его победили. Победил человек, против которого он восстал, встретиться с которым всегда стремился. Он сам этого хотел, вот и получил. Мучительная боль пронизывала каждую его нервную клетку, у него даже затуманились глаза. Из всего этого он понял одно: это хозяин. Он готов был просить, умолять, чтобы тот оставил его в покое. Он покорится, сделает все, что прикажут, только бы не было этой боли. Зачем же еще бьет его хозяин?… И в каком-то тупом беспамятстве пес распластался по земле и тихо заскулил.

Собаки с немым ужасом наблюдали за схваткой. Такого они еще не видели. Хозяева их никогда не били. Кофа растерянно погнала детей домой, но Кантор незаметно для нее подбежал к Люксу и обнюхал скулившую собаку, затем испуганно помчался вслед за матерью.

— Хорошо ты его отделал, — промолвил начальник курсов, — по-моему, его теперь смело могут забирать живодеры.

— Ничего подобного, — спокойно возразил Ковач, очищая тем временем испачкавшиеся во время схватки брюки… — Он может стать настоящим другом.

— Если только поднимется.

— Поднимется! Обязательно. Мне знакомы такие типы. Вы знаете, что я не сторонник того, чтобы били собак, но это было исключение. Я по его глазам видел, что ему нужна хорошая трепка. Сила против силы… Посмотрите на него, когда начнется кормежка, — заключил Ковач, доставая из аптечки вату, чтобы продезинфицировать кровоточащие раны на правой руке.

Люкс медленно приходил в себя. Уже смеркалось, когда он впервые открыл глаза. Перед ним простирался пустой и неподвижный двор. Расплывчатые контуры предметов стали принимать первоначальную форму. Испытывая головокружение, он попробовал приподняться. Его мучила жажда. С трудом ковыляя, Люкс направился к расположенному в середине двора водопроводному крану. В выдолбленном под краном каменном резервуаре воды не было. У пса ныло все тело, он положил голову на край резервуара и опустился на колени. Полное бессилие наполнило его страхом. У него не было сил даже осмотреться. Глаза его стеклянно уставились на кран. В голове всплывали отдельные картины случившегося. Ноющие кости напоминали об одержавшем победу человеке, о найденном настоящем хозяине. Но где он сейчас, этот его хозяин? Он бы стал ему лизать руку, если бы тот дал ему воды.

Неторопливыми шагами к нему приближался Жандар. Старый пес сел с противоположной стороны резервуара и некоторое время молча смотрел на Люкса своими умными и большими глазами.

«Дай попить», — умоляюще попросил Люкс. «Придет хозяин и даст», — пробурчал старик.

Увидев Жандара, Люкс начал понимать, где он находится. Это не собачья богадельня. Ему вспомнился один из вечерних разговоров со стариком, когда тот рассказывал ему историю городка. Люди во многом похожи на собак, только умнее и сильнее их, но и то не все.

Люкс тогда не принял всерьез слов старика, они ему показались неинтересными. Старик говорил, что человек вывел породу немецких овчарок, что прошло всего семьдесят лет с того времени, как появился первый представитель их породы. С тех пор овчарка живет с человеком, без него она погибает. «Погибнут такие, как ты и твои друзья, — ответил он тогда пренебрежительно Жандару. — Покорные».

Старый пес не обиделся, только тихо промолвил: «В нашей породе быть глупым не только позор, но и преступление. Что ты умеешь? В твоем возрасте я уже мог из пятисот запахов определить запах плохого человека и тогда уже поймал убийцу…» — «Терпеть не могу сказок», — зевнул тогда Люкс. А старик добавил: «Умный учится на ошибках других, но ты настолько глуп, что тебе этого не усвоить».

«Старик был прав», — подумал Люкс. Нутро его горело — так хотелось пить.

Старый пес с сочувствием посмотрел на него и стал объяснять: этого можно было избежать. Люкс должен был сам видеть, что здесь все работают. И собаки, и люди. Собаки всегда сопровождают людей. Они вместе подвергаются риску, вместе радуются успехам. Это их работа, этому они учатся.

В проясняющемся сознании Люкса стали мелькать какие-то новые мысли. Ему вдруг захотелось стать таким, как Жандар. Таким умным, мудрым и осторожным. Но сейчас ему нужна вода, хоть капля воды, потому что внутри все горит.

Жандар не любил длительные поучения. Но сейчас он счел необходимым добавить: Люкс все еще не дисциплинирован. Он не умеет управлять своими желаниями и инстинктами. Ему не достаточно было одной трепки. Нужно терпеливо ждать; когда придет время, хозяин даст все, в чем нуждается собака.

Жандар смотрел на Люкса с некоторой грустью. Он знал, что ценой такого жестокого урока сломалось упрямство Люкса. Он считал молодого пса чистой немецкой овчаркой и поэтому верил, что тот еще может пойти по правильному пути, может стать хорошим помощником человека. Однако Жандар испытывал какое-то странное чувство. Он и сам не мог в нем разобраться. Но когда он смотрел на Люкса, то где-то вдали видел темное облако, и это его печалило и смущало.

Раздался удар гонга, и инструкторы открыли двери боксов. Двор сразу же наполнился лаем резвящихся перед ужином собак. Из коренных жителей городка к Люксу подошел только Кормош. Он не сказал ничего, но побитый и страдающий от боли пес поймал его презрительный взгляд. Люксу стало стыдно, и он приподнялся, а затем, несколько раскачиваясь, побрел вслед за Жандаром в сарай. Он еще не достиг его дверей, как услышал тихий, но решительный голос человека. Люкс вздрогнул: это он! От страха у него еще сильнее заныли кости.

— Иди сюда, песик, иди.

Как это так — идти! Ведь недавняя трепка началась точно так же. Но ему и в голову не пришло убежать. В смущении сделав два шага, он быстро лег на брюхо и ползком двинулся на зов. Со смиренной покорностью и страхом он ждал новой встречи с человеком, ждал новых ударов кулака.

— Ну, не бойся, — произнес подошедший человек.

Собака, увидев протянутую к ней руку, застыла в ожидании удара, не переставая тем временем жалобно скулить. Но рука не ударила ее, а погладила ей голову, спину, уши.

— Вставай, дикарь, — услышал Люкс и увидел перед собой миску.

— Ешь, — произнес человек и подвинул миску с супом поближе к собаке.

В супе плавало несколько крупных кусков вареного мяса. Люкс впервые в жизни испытал чувство благодарности и счастья. Странное это состояние. Под действием человеческой ласки и тело как будто стало меньше болеть. И еда стала лучше и вкусней, чем когда-либо. Люкс медленно лакал суп из миски, временами вскидывая голову.

Сидящий перед ним на корточках человек подбадривал его:

— Ешь смело.

— Подружились? — спросил Ковача приятель.

— Из него получится прекрасная дозорная собака.

Люкс не понял человеческую речь, но, когда произнесли его имя, вскинул голову.

— Видишь, он не глуп…

— Ему уже исполнился год. Теоретически он еще поддается обучению, хотя я думаю, что он никогда не будет таким умным и воспитанным, как здешние собаки. Все время будет сказываться отсутствие дошкольного воспитания, начальной школы. Да и окружение образованных родителей — вещь незаменимая и не восполнимая.

Приятель хотел этим сказать, что детеныши обученных собак более восприимчивы, легче обучаются.

— Ничего, — с улыбкой ответил Ковач. — Бывают и самородные таланты… Правда, Люкс?

На его вопрос собака ответила взглядом, исполненным покорности и согласия. Она уже закончила ужин и теперь охотнее всего перевернулась бы на спину, чтобы хозяин почесал ей брюхо. Однако человек встал и сказал:

— Теперь можешь идти спать, завтра встретимся.

Люкс понял: на сегодня знакомства было достаточно, и он разочарованно двинулся к сараю, потому что надеялся что хозяин возьмет его с собой.

— Завтра встретимся… — подтолкнул его человек, дружески похлопав по спине.


Кофа вскоре забыла и Люкса, и волнения последних дней. Жизнь потекла без особенных происшествий, по привычной колее. День начинался в семь часов утра завтраком, ровно в восемь жители городка собирались на учебном плацу. После нескольких минут веселой разминки люди подзывали к себе собак, и раздавалась первая команда: «Ложись!»

В десять часов городок опустел. Пущенные на длинном поводке собаки, устремив носы к земле, отправлялись одна за другой по заданному следу, чтобы после полуторакилометрового поиска обнаружить того, кому принадлежал след. Это самое трудное и сложное задание. Ориентироваться в городке еще легко, но когда выбранный след исчезает в уличном круговороте, когда сотни посторонних запахов мешают собаке, отвлекают ее, — в такой оргии запахов трудно не потерять нужный след, удержаться на нем. Хорошего обоняния мало для достижения успеха. Успех достигается высокой самодисциплиной, полной сосредоточенностью на полученном задании, напряженной работой мозга, работой каждой нервной клетки. Для собаки не должны существовать ни автомашины, пи трамваи, ни люди, ни шум, ни запах пищи, ни перекрестки. К тому же во время поиска собака должна отыскивать и спрятанные в самые немыслимые места предметы.

Во время утренних занятий Кофа не бездельничала. Она уводила своих щенят все дальше от бокса, пока не очутилась с ними за обветшалой конюшней у забора, ограждающего широкий двор. Здесь она их собрала, потом неожиданно повернулась и помчалась к собачьим кормушкам. Там она села и стала терпеливо дожидаться своих чад. Оставшись одни, щенята должны были самостоятельно отыскать дорогу к матери.

Первым, как всегда, прибыл Кантор. Он обнаружил мать с расстояния десяти — пятнадцати метров. До тех пор он чуть ли не рыл землю носом, но, как только достиг зоны видимости, сразу же вскинул круглую головку и со счастливым лаем вприпрыжку понесся к Кофе. Когда Гажи только появился на расстоянии видимости, он уже катался у передних лап матери. Третьим обычно прибегал Пени, четвертым прибыл Матэ. И только спустя несколько минут подкатила Пышка, вся заплаканная от усталости и страха. В качестве награды Кофа несколько раз лизнула мордашку Кантору, похвалила за ловкость, подбодрила Гажи и Пени и поругала за лень Матэ и Пышку.

Для своего возраста щенята были хорошо развиты. Они уже научились самостоятельно есть. После нескольких маминых замечаний даже Пышка усвоила, что немецкой овчарке, такой, как она, происходящей из столь благородной семьи, неприлично жадно, по уши засовывать голову в миску и громко лакать суп, разбрызгивая его по сторонам. Способности щенят развивались стремительно. Это утверждал хозяин, тот самый, с которым у Кантора было связано представление о еде и которого поэтому он считал хорошим. Он не боялся его, потому что его не боялась и мама. Более того, мама его любила. А так как он обожал маму, то считал само собой разумеющимся, что нужно любить и этого человека.

Однажды утром Кофа, как обычно, увела щенят за сарай, и началась обычная игра. Перед началом игры Кофа попыталась объяснить Кантору его задание: когда он ее обнаружит, пусть не лает, а молча бежит к ней.

Вернувшись к боксу, Кофа удобно расположилась и уже заранее стала радоваться шутливым и веселым прыжкам своего любимца. Проходили минуты, и вдруг она заволновалась; чутье ей подсказывало, что Кантор уже должен был бы прибежать. Уж не случилось ли что-нибудь с ним?

В конце собачьих домиков показался Гажи. Гажи? Но ошибается ли она? Кофа напрягла зрение. Никакого сомнения. К ней ковылял Гажи. Сразу за ним бежал Пени, а чуть позади Матэ. Обеспокоенная отсутствием Кантора, Кофа быстро вскочила. Щенята тем временем радостно подбежали к матери, а Гажи ждал, что она лизнет его в награду за то, что он прибежал первым.

«Где Кантор?» — обрушилась она на щенят, но не заметила, что следовало бы уже появиться и Пышке.

Щенята ответили растерянным и робким молчанием. В следующий момент, бросив щенят одних, Кофа помчалась прямо за сарай. Несколько вздохов, и она уже определила среди множества затоптанных следов след Кантора. Какое-то время следы всех пяти щенят шли вместе. Но в конце конюшни след Кантора свернул направо и пошел вдоль стены разрушенного здания. Сознание Кофы только мимоходом зафиксировало прилипший к следу какой-то странный приторный запах. Крошечные следы Кантора вели через кустарник, и когда Кофа выскочила из кустов на площадку перед сараем, то увидела Кантора, который с любопытством к чему-то принюхивался.

Кантор настолько увлекся, что не заметил осторожно отступившую назад в кусты мать. Кофа с любопытством стала следить за своим чадом. Неожиданно перед Кантором едва заметно зашевелилась земля. Щенок сразу же тявкнул и распластался перед задвигавшейся землей. Клочок земли стал приподниматься. Кантор сразу засунул нос в образовавшуюся трещину. Топнув два раза ногой, он вновь принюхался, потом начал лаять своим тоненьким голоском и быстро вцепился передними ланками в поднимающийся бугор.

«Ну ладно, хватит», — решила Кофа и, хотя гнев ее утих, строго гавкнула на щенят.

Пышка, которая еще не забыла маминых пощечин, хотела быстро ретироваться, но споткнулась и полетела кувырком. Кантор тоже испугался, ведь ему нужно было идти не по этому постороннему следу, а возвращаться к матери. Кофа не любила недисциплинированности, но сейчас с радостью отметила, что это маленькое создание самостоятельно шло по следу скрывающихся под землей кротов. Конечно, Кантор заслужил за это похвалу, но за непослушание Кофа шлепнула его по заду. Перед боксом их ждал хозяин.

— Где вы шатались? — спросил он Кофу. — Ты что же детей своих бросила? — добавил он, показывая на резвящихся щенят.

Кофа опустила голову. С веранды главного здания хозяин все видел и знал, что случилось. Улыбаясь, он погладил Кофу и с одобрением сказал:

— Все в порядке, старушка. Ты их прекрасно воспитываешь. — И пошел вперед.

На лай Кофы подбежали щенята, и вся семья двинулась вслед за хозяином. В одном из углов учебного плаца валялась целая куча маленьких, одинаковых по форме палок. Хозяин остановил Кофу:

— Подожди здесь. — Он выбрал несколько палок и вернулся к своим подопечным.

— С кого начнем? — спросил он Кофу. — С него?

Хозяин посадил Кантора к себе на колени, пощекотал его и тем временем несколько раз поднес к его носу одну из палок. Когда хозяин повторил третий раз «амм!», Кантор попытался схватить палку зубами. Хозяин отодвигал палку все дальше, пока наконец щенок не схватил ее. Тогда хозяин присел на корточки, поставил Кантора на землю, вытащил у него изо рта палку и бросил ее на несколько шагов в сторону.

— Принеси! — сказал он щенку, но тот его не понял и стал прыгать, стараясь достать руку хозяина. — Принеси, принеси, принеси, — повторил хозяин и стал подталкивать щенка в ту сторону, где валялась палка. Он подталкивал Кантора до тех пор, пока тот ее не обнаружил и не почувствовал на ней запах руки хозяина. Качая хвостом, щенок нюхал валявшуюся в траве палку. Хозяин поднял щенка и отнес назад к Кофе. Он снова стал двигать палкой перед носом Кантора, а потом дал ее понюхать Кофе.

— Помоги, — сказал он ей и опять бросил палку. — Принеси, принеси, принеси, — повторил он.

Кофа вскочила и, сопровождаемая щенятами, поспешила к палке, подняла ее с земли и принесла назад хозяину. Кантор внимательно следил за движениями матери, и в его голове постепенно отдельные моменты виденного слились в одну картину. Сначала палку подносят к носу, потом отбрасывают, а потом ее нужно принести назад. Мама тоже делала так.

Действительно, хозяин снова поднес к его носу палку. Делан глубокие вдохи, Кантор старался запомнить запах. В следующий момент палка упала в нескольких метрах от них. Кантор вприпрыжку помчался за ней, но отклонился от курса.

— Кантор! Назад! — раздалась команда, и вслед за тем Кофа предупреждающе два раза гавкнула.

Кантор остановился и осмотрелся. Однако того, что он искал, нигде не было видно.

«Ищи носом», — услышал он совет мамы.

Тогда он подвигал носом по земле, и ему повезло. В траве он почувствовал знакомый запах и, хотя палки еще не видел, по направлению и силе запаха правильно определил ее местонахождение. Обнаружив палку, он радостно залаял. С палкой во рту Кантор сначала подбежал к матери, которая лизнула его в лоб, а потом по приказу хозяина бросил ее ему под ноги.

— Смышленая, очень смышленая собачка, — проговорил хозяин и одобрительно погладил Кантора сначала по голове, а потом по спине.

Так в играх проходили дни, и Кофа действительно не могла пожаловаться на развитие щенят. Даже Пышка как-то подтянулась, но Кантором Кофа определенно гордилась. Ее любимец усвоил быстрее других, что человек — это хозяин. «Ищи!» означает, что нюхать нужно не только топчась на одном месте; двор — это площадка, где они живут; удар гонга зовет к еде…

Кантор, его братья и сестра перестали сосать, когда им было по восемь недель. Семья и после этого сохранялась — жили все вместе и, хотя с этого времени воспитанием щенят все больше занимался хозяин, ели и проводили свободное время всей семьей. По мере того как щенята росли и развивались, бокс становился им тесен. Чтобы как-нибудь разместиться, Кофа на ночь стала ложиться у самых дверей, и щенята спали спокойно у нее за спиной, привалившись к ней. Светлые дни держались на протяжении трех месяцев. Кофа снова начала ходить на утренние занятия и, хотя она полностью доверяла хозяину, все же частенько с тревогой поглядывала на площадку для молодняка, где хозяин обучал ее щенят.

Спустя три месяца Кантор и Матэ переселились в соседний с материнским бокс, а Гажи и Пени окончательно простились с семьей. Приехали какие-то солдаты, посадили их в открытую машину. Кругленькие головки братьев печально поглядывали из нее, пока не «скрылись из виду. Прощай навсегда, родной дом, мама, братья, двор.

С Кофой осталась одна Пышка. Брюхо у нее исчезло. Она хорошо развивалась, но шутливое имя к ней прилипло. Правда, она так и не избавилась от лени. Напрасно Кофа ее ругала, напрасно укоряла и объясняла, что у нее никогда не будет блестящего будущего, если она останется такой ленивой, что в лучшем случае из нее получится сторожевая собака. Пышку не очень волновало будущее. Она жила сегодняшним днем, и, хотя она выучила вес упражнения и умела их повторить, все же, как только подворачивался удобный случай, она тут же искала тихий уголок и там, перевернувшись на спину, начинала дремать.

В шестимесячном возрасте Кантор вместе с братьями и еще шестью другими собаками начал проходить начальный курс обучения. Вновь прибывшие собаки были из провинции. Для большинства их ежедневные четыре часа занятий и упражнений представляли большую умственную нагрузку. Кантор же воспринимал упражнения как новую интересную игру. Упражнения по принятию различных положений и выполнению команд Кантор освоил так быстро, что через месяц, когда остальные еще едва справлялись с движениями по команде и сигналу руки, инструктор стал его во второй половине дня подпускать к Кормошу, чтобы вместе с ним упражняться.

Кантор не знал, что из-за этого среди инструкторов городка развернулись жаркие споры. Удивительная восприимчивость щенка давно уже была для них темой разговоров. Начальник курсов не соглашался с хозяином Кантора в отношении методов его обучения.

— Это слишком ценная собака, для того чтобы экспериментировать на ней, — утверждал он.

— Именно учитывая ее способности, и нужно воспитывать ее по-новому, — защищал свою точку зрения инструктор Кантора.

По его мнению, собака очень во многом похожа на человека. Детская психология такова, что в начальный период воспитания мать, даже с уровнем развития ниже среднего, лучше способствует интеллектуальному росту ребенка, чем самое отличное воспитательное учреждение. Часто первым и самым большим идеалом для ребенка является отец. В игре он зачастую имитирует занятия отца. Ребенок хотел бы знать и уметь делать то, что знает и делает отец.

Собаки уже много тысячелетий живут вблизи человека, в окружении людей, и этот факт сделал их во многих отношениях схожими с человеком. Особенно это относится к такой исключительно умной, развитой породе, как немецкие овчарки.

В то время как остальные собаки свободно разгуливали в задней части двора, Кантор, ничего не зная о развернувшихся вокруг него дискуссиях, вместе с отцом добросовестно отсчитывал круги на учебном плацу. Его развивающийся ум начинал увязывать то, что он учил во время утренних занятий, с тем, что делал отец. Одинаковые команды, одинаковое исполнение. Кормош делал то же, что требовал инструктор на утренних занятиях or Кантора. По команде хозяина Кормош тоже остановился, по другой команде он лег на живот, по сигналу руки сел, встал, побежал, пополз, прыгнул… И Кантор, хотя и не очень ловко, повторял движения отца. По команде «Ищи, аппорт» они из двадцати или тридцати палок, одинаковых по размеру и запаху, выбирали и приносили хозяину именно ту, которую он бросил. Кантору все это доставляло особую радость: ведь он играл вместе с отцом. От Кормоша он выучился тому, что нужно делать по командам «След», «Ищи», «Возьми», «Бандит». После двух месяцев обучения Кантор первый раз отправился вместе с Кормошем на практическое занятие по розыску. Первые сто метров он бежал рядом с отцом. Потом, чтобы он не мешал Кормошу, инструктор дал ему понюхать след, по которому шел отец. После небольшого размышления Кантор, нагнув, как отец, голову к земле, побежал вперед.

— Гениальная собака, — похвалил Кантора инструктор перед своими товарищами.

После одного из занятий Кантора по просьбе инструктора осмотрел профессор психологии из ветеринарного института. Собака ему так понравилась, что он захотел ее забрать в институт. Но инструкторы курсов, в том числе и те, которые слегка завидовали успеху своего удачливого коллеги, воспротивились. Они не согласились отдать Кантора в институт, чтобы его использовали для различных опытов. Кантор на собственном опыте убедил всех в том, что щенок лучше поддается обучению, если упражняется в обществе одного из родителей.

Начальный курс обучения подходил к концу, и Кантор сверх обязательных упражнений уже умел прыгать через обруч, ходить по буму и молча идти по следу, именно молча, поскольку во время работы розыскная собака не должна лаять. Она должна подавать сигналы головой, хвостом, а не громким лаем.

Когда прошло три месяца, по делу Кантора созвали специальное совещание. Люди обсуждали дальнейшую судьбу собаки. Инструктор Кантора предложил послать его на несколько месяцев на практическую работу.

— Патрулировать? — спросили коллеги в один голос.

— Да.

— Не позабудет ли он за это время то, чему научился в школе? — забеспокоились сотрудники городка.

Инструктор Кантора, однако, настаивал: если Кантор попадет к человеку, который сможет и дальше развивать его способности, то такая служба пойдет собаке только на пользу. На вопрос, кто мог бы быть таким человеком, инструктор решительно ответил:

— Старший сержант Ковач.

— Это тот парень, который недавно увел от нас бродячего пса? Интересно, как он справился с ним.

Под бродячим псом подразумевался Люкс. Кроме инструктора Кантора, никто из сотрудников городка не знал, какова судьба собаки, как сложились отношения между собакой и старшим сержантом из Обуды. Ковач был старым другом инструктора. После освобождения страны Советской Армией они вместе пришли работать в органы безопасности. Оба любили собак, и именно на этой почве они сошлись и подружились. Когда они начали заниматься обучением собак, понятие «служебно-розыскная собака» для большинства их коллег было, собственно говоря, незнакомым. Первыми обитателями городка были их собственные собаки. Освоение новой профессии началось с обучения, воспитания пойманных живодерами бродячих собак. Среди них были собаки самых различных пород: и сенбернары, и комондоры, и немецкие овчарки, и дворняжки.

С тех пор прошло несколько лет. Городок и сравнить нельзя с тем, каким он был поначалу. Сейчас все собаки в городке — это породистые немецкие овчарки. Они оказались наиболее умной породой; из первого поколения этих собак, выведенного в городке, вышли такие блестящие представители, как Кормош, Кофа, Тиги и другие, которые оказали людям неоценимую помощь в розыске и задержании преступников. Наряду с розыскными собаками из городка вышло много дозорных собак. Они служат в основном в пригородах и районах с редкой застройкой.

С момента создания городка двое друзей каждый год предлагали организовать в Венгрии по примеру уголовных полиций других европейских стран службу розыскных собак. Однако их предложение не встречало поддержки, хотя в последние годы отношение к собакам, особенно после усилий Кормоша и его коллег, стало постепенно меняться. В год рождения Кантора уже в высоких инстанциях был поставлен вопрос о подчинении городка Центральному управлению МГБ и о создании на его основе учебного отдела по подготовке проводников служебных собак. Все это пришло на ум инструктору, служившему в чине старшего сержанта, когда он выступил за то, чтобы отдать Кантора для прохождения практики в руки своему старому другу.

Люкс быстро привык к новой обстановке. Две недели спустя после первой встречи с хозяином он уже не только уважал его, но с каким-то восторженным смирением обожал. Но из-за своего необузданного характера по-прежнему бросался из крайности в крайность. Хозяин жил у подножия горы Табор. Небольшой домик с садом располагался непосредственно над городом, и поэтому туда доносились лишь слабые отголоски уличного шума большого города. Люкс снова жил с людьми под одной крышей. Ему отвели место на закрытой стеклянной веранде вблизи дверей. Спал он на старом ковре, от которого приятно пахло. К своему имени привык он быстро и каждое желание или приказ хозяина старался понять и выполнить с первого слова. Он принял к сведению, что в доме наряду с ним и хозяином живут и другие, но дружить ни с кем из них не был склонен.

Напрасно жена и ребенок хозяина пытались приблизиться к нему: он каждый раз угрожающе рычал и оскаливал зубы. Пищу Люкс принимал только из рук хозяина. За исключением хозяина, он по-прежнему плохо относился к людям, и хотя по своей инициативе в столкновения с ними не вступал, но каждому давал знать, что терпит их присутствие исключительно из уважения к хозяину, который был для него кумиром и обижать которого нельзя было позволить никому.

За время патрулирования Люкс исходил всю гористую местность. Ему было достаточно один раз пройтись по лесной тропинке, и он сразу запоминал каждое дерево, поворот, скалу. Его чувствительное ухо улавливало на расстоянии двадцати — двадцати пяти метров малейший шум или шорох. В таких случаях он останавливался и движением хвоста предупреждал хозяина о происходящем впереди. Даже в темноте он всегда с безошибочной точностью направлял голову в сторону, откуда доносился шум. Ночи он не боялся, более того, темнота как бы подогревала его боевой дух. А вот чего он не любил — так это громкого и шумного разговора и раскатов грома. Однажды они позднее обычного вернулись домой, и жена хозяина, разволновавшаяся от ожидания, громко спросила, где они пропадали. После ее первого громко сказанного слова Люкс с сердитым урчанием бросился на хозяйку. Та в испуге убежала в комнату. Ночью Люкс подтащил свой коврик в порогу комнаты и только тогда уснул, когда в комнате смолкли голоса. Но больше всего он любил спать в полицейском участке. Там, когда хозяин был на дежурстве, он во время четырехчасового отдыха лежал под его кроватью. Сон хозяина был для него свят. В комнату никому нельзя было войти, и друзья будили хозяина только через окно.

Вскоре Люкс приучил негромко разговаривать и коллег своего хозяина. На того, кто об этом забывал, он бросался с налившимися кровью глазами. Однажды на его хозяина повысил голос начальник полиции. Люкс стоял в дверях кабинета, но, услышав громкую речь, как стрела бросился к письменному столу и, приподнявшись на передних лапах, сердитым лаем заглушил слова начальника.

— Уберите отсюда этого пса! — вскрикнул тот.

Хозяин приказал Люксу отойти к дверям, и собака, хотя и не поняла, почему ее хозяин терпит крик другого человека, подчинилась приказу. Старший сержант попытался объяснить своему начальнику причину подобного поведения собаки: Люкс в самом деле не переносит громкого разговора и крика.

— Вы… — и начальник волей-неволей перешел на шепот, — живете с хищником. — Он сделал глубокий вздох. — С диким зверем.

— Разрешите доложить: благодаря Люксу в субботу вечером уже не было традиционной драки в «Резеде».

Что верно, то верно. «Резеда» была не укромным местом встреч влюбленных пар, что соответствовало бы ее названию, а забегаловкой с дурной славой, расположенной за кирпичным заводом среди бараков. По субботам в вечерние часы в «Резеде» собиралось всякое отребье из окрестных мест. Хулиганы зачастую провоцировали драки с рабочими кирпичного завода. Все начиналось с того, что кто-нибудь из них разбивал лампочку, висевшую посередине пивной, а потом, пользуясь темнотой, они нападали на заранее выбранные жертвы и отбирали у них деньги, часы. Пользуясь общей суматохой, хулиганы незаметно удирали. Когда же корчмарь вновь зажигал свет, оказывалось, что в пивной оставались только рабочие кирпичного завода. Приезжала скорая помощь и полиция. Скорая помощь подбирала раненых, полиция разгоняла пьяных. В общем, «Резеда» была постоянным объектом происшествий, и один субботний вечер доставлял полиции столько хлопот, сколько не было за всю неделю. Никто не знал, кто бывал зачинщиком драк. Потерпевшие подозревали в краже своих же. Настоящие же преступники оставались безнаказанными.

В тот субботний вечер Люкс и хозяин вошли в пивную примерно около половины одиннадцатого — именно в тот момент, когда какой-то тип схватил со стола пивную кружку и прицелился в лампу. Несмотря на то что в помещении стоял густой дым, собака и полицейский одновременно заметили это движение, и не успел старший сержант отдать команду, как Люкс уже стоял на столе, схватив зубами руку хулигана, бросавшего кружку в лампу. Этот человек не попал в лампу, и кружка упала на пивную стойку.

Человек попытался освободиться от собаки, однако Люкс сердито вонзил зубы еще глубже.

— Это ты, Чингисхан? — узнал сержант своего старого знакомого.

Находившаяся в пивной публика онемела от неожиданности. Чингисхан застонал:

— Уберите собаку! Черт возьми!

— Сейчас, дружочек, только сначала скажи мне, у кого ты деньги украл в прошлую субботу?

— Я не… ой!

— А кто?

Люкс крепче сжал зубы. Хулиган застонал от сильной боли.

— Грабил не я, а Цолош, — ответил он.

В тот же момент вскочил один из собутыльников, но уже в следующий момент плюхнулся назад на стул. Люкс на мгновение отпустил руку хулигана и вцепился в плечо вскочившего.

— Сиди спокойно и не дергайся! — бросил тому Ковач.

Рабочие кирпичного завода, жертвы прошлых драк, угрожающе обступили стол, за которым сидело шестеро. Сержант предупредил их, чтобы ни самосуда, ни драки не было. Через несколько минут шестеро хулиганов уже находились в ближайшем караульном помещении и ждали, когда их отвезут в отделение полиции.

Это было первой акцией Люкса. Все признали его заслуги, более того, полицейские примирились с его капризами. Хотя и с трудом, но в его присутствии все стали говорить тише. В свою очередь Люкс стал более терпима относиться к полицейским, которые все же имели в его глазах то преимущество перед штатскими, что их сапоги и оружейные сумки имели тот же запах, что и у хозяина; кроме того, Люкс не забывал, что полиция — единственное место, где можно спать под кроватью хозяина.

За месяцы прохождения начального курса обучения Кантор все больше удалялся от матери. Он уже не испытывал в ее отсутствие тоски. В течение дня они почти не виделись, зачастую не встречались и вечером. Дело в том, что Кофа все чаще подменяла Кормоша на работе, особенно тогда, когда он помогал в обучении щенят. Но все же Кантор каждый вечер подбегал к домику Кофы и, если она была дома, то, радостно покружив вокруг домика, шел к ней. Они одну-две минуты молча смотрели друг на друга, терлись носами и, прощально гавкнув, расходились. Пышка тоже отвыкла от Кантора и после свидания с ним, опережая мать, первой скрывалась в будке. К тому времени, когда звучал сигнал отбоя, она уже давно спала.


Прошло лето. Осыпались листья с деревьев. Стоял конец сентября. Как-то прохладным утром Кантор проснулся, как водится, настроенный идти на занятия. И действительно, медленными мягкими шагами он направился к собиравшимся на плацу собакам, как вдруг услышал доносящийся с веранды зов хозяина. Кантор был в недоумении. На веранде ему бывать до сих пор не приходилось. Он повернул туда в ответ на вторичный зов хозяина. На веранде он увидел в руке инструктора короткий поводок и ошейник.

— Иди сюда, — ободряюще хлопнул его по шее хозяин, — иди смелее.

При виде поводка у Кантора весело округлились глаза. Он подумал: сегодня снова будет самая интересная игра — они пойдут по следу. Пес с нетерпением ждал, пока поводок не щелкнет на ошейнике. Первая неожиданность ждала его в воротах. Инструктор в отличие от предыдущих случаев не дал сигнала к началу поиска, не произнес команды «Ищи след». Кантор подумал, что будут играть во что-то новое. Но на всякий случай он из сотни запахов, стелющихся по тротуару, запомнил один и, не теряя его, потрусил рядом с человеком.

Во время предыдущих прогулок и занятий он уже хорошо изучил окрестности городка и улицы Андьялфельда с их ветхими заборами. Обычно у перекрестка они поворачивали налево, да и взятый след тоже вел налево, и Кантор автоматически повернул туда. Поводок, однако, натянулся.

— Кантор! — строго окликнул его человек. — Иди сюда, — и показал направо.

Кантор подчинился, оставил след и, так как они двинулись по незнакомой для него местности, побежал вперед, вскинув голову и широко раскрыв глаза. Его любопытство подогревалось меняющейся от угла до угла картиной улицы. Спустя десять минут они вышли на широкую улицу. Перед ним с лязгом с обеих сторон катились какие-то неуклюжие вагоны и проносились с оглушительным гулом большие и маленькие автомашины. С автомашинами он уже был знаком. Ежедневно он их видел в воротах городка. Вначале уличная суматоха ему мешала. Со всех сторон неслись шумы, и он то и дело крутил головой.

— Не бойся, — успокаивающе произнес человек и погладил его по лбу.

На трамвайной остановке Кантору показалось, что он чудом избежал столкновения с проползшим мимо его носа неуклюжим вагоном.

Инструктор ему приказал:

— Прыгай, ну, залезай же, глупыш!

Понукания не помогли, тогда он схватил щенка под мышки и вместе с ним вошел в трамвай.

Кантор испуганно забился в угол трамвая и с дрожью стал смотреть через дверь, как под ним побежала земля.

Человек легонько погладил и похлопал собаку по спине, по шее, почесал ей кончики ушей, тихонько приговаривая:

— Это трамвай, не бойся, дружище, не бойся!

Человеческий голос успокоил Кантора, но все же он продолжал зачарованно смотреть, как меняют свои обычные очертания знакомые предметы, как они превращаются в какие-то полосы. Полоса и кубик, кубик и полоса. Кантору сперва показалось, что и хозяин, и небо состоят из полос, но потом, нерешительно тявкнув, отметила нет, мир все же не превратился в полосы. Постепенно в его глазах восстановились знакомые формы. Но так как причину подобного изменения он понять не мог, то растерянно и плаксиво тявкнул.

— Что с тобой случилось? Не нужно бояться! — Человеческий голос вновь постепенно успокоил Кантора.

Позже, после третьей пересадки, когда они уже ехали по Обуде, он все более непринужденно чувствовал себя в трамвае и уже с интересом наблюдал за мелькающими людьми, домами и машинами. Более того, когда они снова сошли с трамвая, он приготовился на остановке ждать следующего. Оказавшись у здания полиции, он все еще поворачивался вслед за громыхающим посередине улицы трамваем; почему-то он показался ему вначале таким страшным, а оказалось, что ездить на нем — просто новая и интересная игра. Это был одноэтажный дом на улице Вёрёшвари, напротив трамвайного депо.

Перед входом в здание Кантор несколько отстал, пропустил своего инструктора вперед и вошел следом за ним в коридор. Перед облезлыми дверьми, ведущими в помещение для дежурного, он резко остановился. Почувствовал запах чужой собаки и тихим лаем предупредил об этом инструктора. Однако тот не обратил на это внимания и открыл дверь.

— Входи, — произнес он ободряюще, — ну входи же… Здесь будет новый хозяин.

Войдя, Кантор занял позицию поближе к стене и оробело завертел головой. Он пытался скорее сориентироваться в новой обстановке.

На шум из передней вышел незнакомый широкоплечие человек.

Кантор с радостью увидел, что незнакомец широким движением обнял за плечи его инструктора, но в следующий момент собака уже испуганно прижалась к стене, потому что незнакомец бросил на нее изучающий взгляд. Это он? — спросил инструктора незнакомец и бросил что-то веселое Кантору.

Пес посмотрел на него своими большими круглыми глазами. Незнакомец показался ему дружелюбно настроенным и, два раза топнув передними лапами, дал тем самым попять, что его смущение прошло.

По сигналу инструктора Кантор подошел к людям.

— Это будет твой новый хозяин, — объяснил прежний инструктор и потрепал его по голове.

— Хорошо держится собака, и красивая посадка головы, — похвалил Кантора новый хозяин и, присев, ласково похлопал его по шее, погладил уши и шутливо потряс его за голову.

Из передней в этот момент высунул голову Люкс. Кантор вздрогнул. Все же он не ошибся, почувствовав собачий запах. Нюх его не обманул, потому что вот он, этот страшный и большой пес, более того, он медленными шагами приближается к нему. Люкс хмуро смотрел, чем занимается хозяин. Тот, наклонившись, стал гладить стоящего посередине комнаты постороннего молодого пса. Что ему надо здесь? Ну ничего, потом он покажет ему. Они не нуждаются ни в какой другой собаке. Они с хозяином жили до сих пор прекрасно и одни.

Люкс негромко гавкнул. Новый хозяин повернулся и сказал:

— Хорошо, что пришел… Подойди-ка поближе. Видишь, это Кантор. Смотри, Люкс, хозяин его любит. Не скалься! — закончил он строго, посмотрев на недружелюбно настроенного Люкса. — Хозяин любит его, — повторил он и тем временем наклонил себе на колени печальную голову Кантора.

Кантор смущенно моргал и смотрел то на Люкса, то на хозяина.

— Не бойся его. Он немного угрюм, но тебя не тронет, — успокаивал собаку новый хозяин.

Потом он встал и вместе с другом отправился в соседнюю комнату. Собаки остались одни. Люкс с видом оскорбленного величия растянулся на окрашенном масляной краской полу. Кантор со свойственным подросткам желанием быстро подружиться приблизился к нему. Он хотел его обнюхать, потереться носом о нос. Люкс молча злился: еще один тип, которого из-за хозяина надо терпеть. Но не стоит принимать его всерьез, ведь это всего-навсего сопляк, который не может с ним сравниться.

Виляя хвостом, Кантор приблизился к большой собаке на расстояние полуметра.

«Хо-хо, дружить мы не будем», — взвинчивал себя Люкс и оскалился.

«Что за противный тип», — подумал Кантор и остановился.

Люкс с максимальной сухостью довел до сведения Кантора, что дружить с ним не собирается. В таких случаях важно с самого начала выяснить отношения. Этому сопляку нужно дать понять, что здесь господин он и он имеет в первую очередь право на хозяина.

Кантору не оставалось ничего другого, как принять к сведению недружелюбное предупреждение, и, наконец, с позволения Люкса он тоже сел на расстоянии полуметра от него.

— Люкс, Кантор! — раздался из соседней комнаты голос хозяина.

Люкс вскочил и помчался на зов. Кантор неуверенно последовал за ним.

— Идите-ка сюда!

И Кантор, следуя примеру Люкса, сел перед хозяином.

— Люкс! На место! — раздалась команда, и Люкс тотчас же спрятался под железной кроватью.

После этого хозяин мягко поднял Кантора, повторил:

— И ты иди на место! На место! — и засунул его под правый край кровати.

После этого последовала команда «Ложись», и Кантор послушно лег на указанное хозяином место.

«Еще и это?» — выразил недовольство Люкс.

— Тихо! — последовала в его адрес команда хозяина.

«Хорошенькая жизнь начинается», — кипел Люкс. Это любимое им место, исключительно для него предназначенное, делить с каким-то нахальным пришельцем! По всем признакам выходило, что новая собака останется тут надолго. Такие типы заслуживают хорошего тумака или укуса в ляжку, а не места под кроватью.

Кантор безмолвно лежал и вдруг вспомнил: он ушел из городка, ни с кем не попрощавшись. Он не видел матери и, наверное, больше никогда не увидит отца, братьев и жителей городка. Ход мыслей Кантора временами нарушался пугающими взглядами Люкса. «Нужно быть осторожным с этим злюкой», — подумал Кантор, взглянув на лежащего под другим краем кровати Люкса. Что касается его, то он охотно стал бы играть с ним. Играл же он в городке с другими взрослыми собаками. Те его не трогали. Этот же каждое его движение сопровождает сердитым урчанием. И зачем только его, Кантора, сюда привели? Может быть, все же инструктор скажет: «Иди сюда, Кантор, пойдем!»

Его старый хозяин встал. Кантор тоже хотел выскочить из-под кровати, но оба человека решительно приказали:

— Назад! Ложись!

И Люкс заурчал. Кантор испугался и снова лег на живот. После этого он даже не решился двинуть головой и только неподвижно уставился на обоих хозяев. Он увидел, как они снова обнимаются. Потом старый хозяин наклонился к нему, еще раз погладил его печальную голову, дал несколько добрых советов и, прощаясь, сказал:

— Будь молодцом!

Напрасно Кантор на что-то надеялся, брошенные на стул поводок и ошейник так и остались лежать. Дверь со скрипом закрылась. Ушло последнее существо, с которым было связано его прекрасное прошлое. Долго размышлять не пришлось, поскольку их окликнул новый хозяин. Люкс сразу занял место перед хозяином. Кантору досталось место только за ним.

— Кантор! Ближе! — позвал хозяин. Не вставая, он продвинулся чуть-чуть вперед.

— Еще.

Кантор тихо заворчал.

— Не бойся. Не бойся, песик, иди сюда…

Кантор помахал хвостом и попытался пролезть к хозяину сквозь узкую щель между Люксом и кроватью. Однако когда он поравнялся с Люксом, тот, оскалившись, вскинул на него голову.

— Люкс! — строго сказал хозяин, — Не будь таким злым! Подвинься!

Люкс сделал движение, как будто освобождает место для Кантора, а на самом деле расположился так, что занял еще большую площадь и еще более сузил оставшуюся свободной для Кантора щель. Хозяину пришлось самому подтолкнуть Люкса.

— Сейчас я тебе влеплю! — произнес угрожающе тихо хозяин.

Это помогло, и Люкс был вынужден отодвинуться от кровати. Кантор подошел к человеку, и тот взял в обе руки его голову и подбадривающе, с любовью почесал ему кончики ушей.

— Пойдемте есть, — сказал наконец хозяин и встал.

Люкс сразу же вскочил и схватил со стола поводок и ошейник. Кантор тоже повернул голову к ближнему стулу, но до тех пор, пока хозяин не произнес «Апорт», он остался сидеть и только завороженно смотрел на поводок и ошейник.

У наружных дверей они встретились с начальником полиции. Люкс отступил в сторону, чтобы в узком проходе дать дорогу идущему навстречу человеку, при этом он не упустил возможности ловким движением толкнуть к стенке Кантора.

— Что такое, товарищ Ковач, прибавление? — спросил иронически начальник.

— Докладываю: эту собаку привезли из городка.

— Если и эта окажется диким зверем, я переведу ее отсюда. Я готов с вами согласиться, что в полиции нужны псы, но я не позволю превращать отделение в собачник, понятно? И если я поймаю еще хоть одну блоху, то ни одна из ваших собак не ступит ногой в помещение. Все.

— Докладываю: кончилось средство от блох.

— Тогда купите его или же сами вылавливайте блох. Куда направляетесь?

— Обедать…

Люкс смерил начальника взглядом, полным ненависти; он с удовольствием сорвал бы с него штаны. Он не выносил его голоса; и голос и ухмылка приводили его в бешенство. К своему счастью, начальник говорил тихо, и Люкс вынужден был удовлетвориться тем, что презрительно гавкнул, а потом нетерпеливо дернул поводок, давая понять, что ему надоело это общество.

Ступив на улицу, Люкс решительно направился к трамвайной остановке. Кантор с радостью увидел улицу. Он подумал, что, может быть, сейчас новый хозяин отвезет его назад в городок. От радости без всяких понуканий, как опытный пассажир, правда несколько неловко, но впереди Люкса забрался он на заднюю площадку остановившегося трамвая. За его невежливое поведение сразу же последовало возмездие. Люкс укусил Кантора за заднюю ляжку, когда хозяин этого не видел. После этого настроение у него улучшилось. Он обожал ездить на трамвае. Если бы у него не было хозяина, то, пожалуй, никогда не довелось бы ему испытать это удовольствие. Только поводок ему мешал. Дело в том, что с поводком на шее он не мог спрыгнуть с мчащегося трамвая, чтобы после небольшой пробежки снова вспрыгнуть на площадку. В последние месяцы он уже ходил без поводка. Ограничение своей личной свободы Люкс приписал появлению пришельца. Это тоже нельзя ему простить.

Кантору очень нравилась езда на трамвае, нравилась картина убегающего куда-то назад мира.

Люкс ехал, сидя на ступеньке, потому что так даже в присутствии хозяина оставалась возможность подурачиться. Да и сидячие места были заняты. Было тут и еще одно преимущество: на остановке перед больницей он мог спрыгнуть раньше всех. Кантор тоже хотел прыгнуть, как Люкс, но у него не получилось, и он плюхнулся на живот. То-то радовался Люкс! Он весело попрыгал вокруг Кантора, а потом, лихо задрав хвост, гордо зашагал к воротам. На вахтера, который стоял у ворот госпиталя, куда Ковач водил кормить своего питомца, он не обратил никакого внимания. Он чувствовал себя здесь как дома, и спокойно двигался по блестящим каменным плитам. Кантор, спотыкаясь, старался от него не отстать.

В коридоре подвального этажа Люкс остановился перед одной из дверей и залаял. Кантор посмотрел на Люкса с уважением и благоговением, потому что на его лай, как по волшебному слову, открылась дверь. Какая-то женщина высунула голову и дружески спросила Ковача:

— Пришли? — Потом крикнула назад: — Бёжи, наши нахлебники уже здесь.

— Тетя Рози, а нас прибавилось! Не беда? — спросил старший сержант извиняющимся голосом.

— Беда? Какая беда! Только вот надо найти еще одну посудину.

— Да, этой им мало на двоих. Поищите еще другую.

Нашли старую алюминиевую миску и для Кантора. Хозяин сначала вытер ее рукой, а потом дал понюхать Кантору. После этого он вернул ее на кухню, чтобы наполнить тем вкусным, щекочущим нос лакомством.

— Ждите здесь. — Хозяин посадил собак и сам зашел в кухню.

Кантор предоставил первенство Люксу, и когда тот сел по одну сторону дверей, Кантор расположился по другую. Временами они переглядывались, а потом снова направляли взгляды на дверную щель. Через несколько минут появился хозяин. Люкс с тревогой ждал дальнейшего, Кантор — с трепетом. Люкс в отношении пищи не признавал ни шуток, ни дележа. Он так наголодался в молодые годы, что сейчас, даже если бывал сыт, не переносил, если кто-нибудь ел поблизости. При виде хозяина Кантор высунул свой длинный язык, а Люкс сделал последнюю попытку сердитым урчанием отогнать Кантора.

— Фу ты, мерзкий завистник! — отругал Люкса хозяин.

Люкс впал в отчаяние. В руке хозяина он увидел лишь одну миску, и его охватило страшное сомнение: «Кому же хозяин даст ее?»

Вскочить из-за строгого взгляда хозяина он не смел. Но его глаза жадно следили за движением человека. Увидев, что хозяин ставит миску на привычное место, он облегченно вздохнул. Значит, миска его. Но хозяин исчез за дверью кухни и не сказал, можно ли есть. «Что за аромат! С ума сводит». Люкс нервно облизывал край рта. Хозяин появился с другой миской в руке и поставил ее в нескольких шагах от первой, тоже рядом со стеной. После этого раздалась команда:

— Люкс, есть!

Крупная, сильная собака с жадностью набросилась на еду, а так как поблизости находилась еще и другая собака, то обед исчезал со скоростью выше обычной.

— Кантор, иди сюда! — услышал Люкс голос хозяина и покосился одним глазом в сторону.

Хозяин держал в руке миску Кантора. Пес сначала осторожно понюхал руку хозяина. Люкс отметил эту церемонию. Потом Кантор понюхал край миски и осторожно, медленно принялся лакать суп.

«Ишь какие нежности», — подметил бы иронически Люкс, если бы у него пасть не была забита едой. В нем все больше росла зависть.

Кантор еще и до половины не съел свой обед, а Люкс уже с набитым брюхом облизывал усы, и достаточно было Кантору только на минутку поднять голову от миски, как он тут же очутился около него с намерением отнять остатки. Однако он сразу же получил пощечину.

— Марш! — крикнул на него сердито хозяин.

Люкс отступил от дверей и попытался через щель проникнуть в кухню.

— Люкс, назад! — резко скомандовал хозяин, и Люкс с покаянным видом благочестиво прислонился к стене.

От резкого голоса хозяина вздрогнул и Кантор, но хозяин мягко и ободряюще сказал ему:

— Ешь, песик, ешь, тебе ведь нужно расти.

Люкс с презрительным равнодушием слушал слова любви и заботы, адресованные другой собаке. Что отрицать, ему было неприятно. Раньше хозяин так разговаривал с ним, и вот вдруг приходит какой-то сопляк — и всему конец. Он оскорбленно отвернул голову, чтобы не видеть этих двоих. Но все же интересно, что будет делать этот щенок, когда они отправятся патрулировать. Стушуется вконец. Будет бояться и скулить. И тогда хозяин возьмет себе в помощники его, Люкса.

Кантор наконец закончил еду, спокойно потянулся, а потом еще раз основательно вылизал уже пустую миску. И хозяин опять его погладил.

На обратном пути они не сели на трамвай, и Люкс сделал вывод, что они идут патрулировать. Поднялись вверх по улице, которая вела к наполовину разрушенному во время войны монастырю. Жители окрестностей называли этот бывший монастырь замком Шмидта, по имени последнего его владельца. Перед сгоревшей и разрушенной церковью Ковач снял с Люкса ошейник, а потом пустил на волю и Кантора.

— Ищи! — приказал он собакам.

Сам же сел на одну из каменных руин и закурил сигарету. Внизу на территории кирпичного завода люди выглядели как мелкие муравьи. Казалось, что они тащат, толкают вагонетки размером в спичечную коробку.

Старший сержант задумчиво осматривал окружающие окрестности. За монастырем следовала полоса мелколесья и начиналась наполовину выстроенная дорога, которая вела к горе. Вдоль нее были широко разбросаны дома. Отсюда в полицию уже в течение нескольких недель приходили жалобы: на склоне горы кто-то ворует кур.

Ковач уже четыре раза вместе с Люксом побывал у пострадавших, но и собака не могла найти следов; ничего не дало и патрулирование, нигде не было видно ни одного подозрительного типа. Вряд ли это были местные жители. Во-первых, им нужно спуститься и пройти долину, где расположен кирпичный завод. Во-вторых, в-третьих и в-десятых: те не будут заниматься кражей кур.

Тем временем собаки исчезли в развалинах. Кантор старался не отстать от Люкса, который все выше прыгал по шатким остаткам лестницы. На высоте третьего этажа Люкс остановился на самой высокой части обвалившейся каменной стены и заглянул вниз. Отсюда он стал наблюдать за Кантором, который осторожно, но упрямо повторял за ним опасные гимнастические аттракционы и взобрался на второй этаж, где на балке шириной в ладонь искал место, пригодное для прыжка. До следующей ступеньки было приблизительно около метра, а в образовавшемся проеме пропасти зияла глубина. Кантор сосредоточил все свое внимание на ступеньке и прыгнул. Ему удалось зацепиться, но задние ноги сдвинули с места непрочно сидевшую балку, которая держала целый угол лестницы, и вся груда обломков за его спиной с шумом полетела вниз. Люкс, услышав грохот, вначале испуганно распластался, а потом с любопытством высунул голову за край стены. Кантор как будто и не почувствовал опасности, хладнокровно прыгал и взбирался наверх.

На втором этаже сохранился коридорного типа переход. Он когда-то связывал хоры церкви с монастырем. Кантор не последовал за Люксом на вершину стены, а у перехода повернул направо и побежал, принюхиваясь, в открывающиеся из коридора помещения. В одном из них он нашел шляпу с круглыми замасленными полями, захватив ее с собой, вернулся назад и, счастливый, стал ее показывать Люксу, который гулял взад и вперед по вершине голой стены. Каждое его движение как бы говорило: «Тот, кто не трус, не побоится залезть наверх».

Кантор гавкнул разгуливающему на опасной высоте Люксу. Он звал его, чтобы тот подошел поближе.

«Иди ты сам, если не боишься», — вызывающе ответил Люкс.

Кантор из коридора прыгнул на кусок стены, оставшийся от обвалившегося крыла здания. Посмотрев вниз, он почувствовал легкое головокружение. У основания стены щенок увидел сидящего хозяина. Положив шляпу на стену, Кантор радостно залаял.

На голос щенка старший сержант поднял голову вверх, и у него застыла в жилах кровь: снизу было хорошо видно, что камни, по которым ходили собаки, могли в любой момент при малейшем прикосновении полететь вниз.

— Вниз! — закричал он. — Люкс! Кантор! Ко мне!

Из-за одного разрушенного угла высунул голову Люкс.

— Немедленно вниз! — Голос хозяина скорее просил, чем приказывал.

Люкс беспомощно огляделся. Он словно искал выхода из создавшегося положения, понимая, что хозяина нельзя заставлять долго ждать. Кантор же тем временем положил шляпу на скамейку и, перебежав через переход, направился к соседнему зданию. Пройдя по коридору, он остановился перед закрытой дверью. Затем он повернул обратно и подбежал к Люксу, который, сам не зная почему, взял в зубы шляпу, которую он только что принес.

«Отдай ее мне! — проскулил Кантор, но Люкс не удостоил друга даже взглядом и пошел к двери. — Ну и радуйся ей!» Кантор стал утешать себя тем, что сумеет найти еще что-нибудь ценное, что можно принести в подарок хозяину.

Люкс не послушался предупреждения младшего друга, который дал ему понять, что дверь заперта. Люкс прекрасно справлялся до этого с закрытыми дверями и думал, что ему удастся открыть дверь и на этот раз. Однако сколько Люкс ни пытался открыть ее, дверь не открывалась.

Кантор тем временем внимательно оглядел полуразрушенное помещение. Пес подошел к одной темной дыре и принюхался: она вела наружу, так как из нее тянуло свежим воздухом, но с каким-то странным привкусом. Кантору еще никогда не приходилось нюхать такого чуть-чуть горьковатого воздуха, который нельзя было назвать неприятным. Он подошел к дыре ближе: сомнений не было — сквозило именно из этой дыры. Кантор сунул голову в щель, со скрипом открылась дверь. Кантор увидел темную винтовую лестницу.

Тявкнул, подзывая к себе Люкса, чтобы вдвоем можно было посмотреть, куда же ведет эта лестница.

«Чего расшумелся?» — заворчал Люкс на Кантора, не выпуская изо рта шляпу. Лестница вела в ризницу, через которую обе собаки прошли в разрушенную церковь. Из-за обломков кирпичей и бревен послышался свист хозяина, который звал собак к себе.

— Ну, где болтались? — спросил он, обращаясь к Люксу, который, радостно виляя хвостом, отдал ему шляпу. — Молодец! — похвалил он пса и ласково погладил его по шее. Кантор печальными глазами смотрел, наблюдая за этой сценой. В этот момент ему, как никогда, хотелось заговорить с хозяином по-человечески, ведь тот ни звука не понимал по собачьи, и пожаловаться ему, сказать, что на этой земле, видимо, нет никакой справедливости: почему-то правда всегда оказывается на стороне сильного и нахального, который так легко присваивает себе чужой труд.

— Уж не думаешь ли ты, что эта шляпа принадлежит человеку, воровавшему кур? — вслух спросил хозяин, снова обращаясь к Люксу, который без колебаний закивал головой.

«Он врет, врет», — фыркнул возмущенный Кантор. Люкс со злостью огрызнулся на него.

— А вдруг да и так, — проговорил старший сержант. Он сунул шляпу в свою служебную сумку и пошел дальше в сторону горы.

Дорога шла между скалами. Люкс бежал бодро, ничего не оставляя без внимания: он то обнюхивал близкие кусты, то совал нос во все выходы заброшенных каменоломен.

Когда они добрались до хребта, начало смеркаться. Кантор доверчиво шел вслед за Люксом, принюхиваясь к лесным запахам, которые все время менялись. Эта прогулка была такой интересной и волнующей для Кантора. Сначала он шел с опаской, но вскоре осмелел и уже не боялся вслед за Люксом заглядывать в темные отверстия каменоломен. Он так увлекся, что даже не заметил, как менялась вокруг него местность. Тени от предметов вокруг стали сгущаться. Ветви кустарника превратились в сплошные черные пятна, и на Кантора вдруг нашел страх.

Произошло это в тот момент, когда они проходили через небольшую лесную лужайку. Впереди из сгущавшейся темноты угрожающе вырастало какое-то страшное пятно. Кантор испуганно прижался к ногам хозяина и залаял. На лай выскочил из кустов Люкс. Он осмотрелся, не понимая, что могло испугать этого глупого щенка, которого он на миг оставил без внимания. Люкс принюхался, но ничего необычного не почувствовал. А Кантор все лаял и лаял.

— Ну, глупыш, чего ты испугался? — спросил у Кантора хозяин и, заметив впереди черное пятно, рассмеялся: — Ага! Вот что тебя перепугало, да? — И он направился к черным кустам, которые навели на Кантора такой панический страх. — Пошли! — позвал он собак из-за кустов.

Люкс бросился к хозяину и трижды обежал вокруг куста. Кантор же осторожно и не спеша сошел с тропинки.

— Ну вот видишь, Люкс не боится темноты, — Сержант дотронулся до куста: ветки зашелестели. Кантор набрался смелости и стал разглядывать темное пятно, затем вслед за Люксом обнюхал его, а под конец настолько осмелел, что даже сунул нос в куст.

«А правда, ничего подозрительного здесь нет», — решил Кантор, невольно закрыв глаза. В темноте все равно ничего не было видно, приходилось целиком полагаться только на слух и обоняние.

Под ними далеко внизу миллионами мерцающих огней сиял город. Вскоре они вышли из леса и пошли по дорожке, бежавшей по самой опушке леса. Повернули к заброшенным каменоломням.

«А ведь, пожалуй, пора спешить домой», — подумал сержант.

Вдруг Люкс остановился и замер на месте. Навострив уши, он тихо заурчал, предупреждая хозяина о приближающейся опасности. Кантор тоже прислушался, стараясь все делать так, как его старший друг. Тонкий слух уловил далекие шаги и скрип камней под чьими-то ногами.

Сержант наклонился к Кантору, чуть слышно цыкнув на него, чтобы он не поднимал шума. Взяв его за ошейник, он подтащил его к краю дороги. Люкс остался стоять на противоположной стороне. Кантор понял, что тут происходит что-то важное и ни в коем случае нельзя лаять.

Через несколько минут шаги отчетливо услышал и сам сержант. А когда за близлежащими обломками скал показались какие-то подвижные тени, он взял правой рукой электрический фонарик, а левой расстегнул висевшую на поясе кобуру.

Бесшумно сержант вышел на середину дороги и, осветив лучом фонарика шедших ему навстречу людей, грозно скомандовал?

— Стой!

Четверо мужчин замерли на месте. Двое из них несли на плечах по мешку. В руках шедшего впереди была увесистая дубина.

— Бросай мешки! — приказал старший сержант, выхватив из кобуры пистолет.

И в тот же миг резкая боль пронзила его правую руку: фонарик выпал на землю, выбитый палкой, брошенной одним из злоумышленников.

— Бандит! — выкрикнул сержант.

Люкс сорвался с места и одним прыжком свалил на землю человека, бросившего в хозяина палку. Ударившись о землю, фонарик погас. Стало совсем темно.

В первый момент Кантор несколько растерялся, но тут же быстро сообразил, что нужно догнать и остановить бросившегося в кусты незнакомца. Кантор вскочил и несколькими прыжками, угрожающе рыча, настиг бегущего и вцепился ему зубами в зад, точно так же, как это обычно делал Люкс.

Старший сержант тем временем поднял с земли фонарик и хладнокровно произнес:

— Напрасно стараетесь, ребята. Никуда вы отсюда не уйдете: кто пошевелится — получит пулю или собаки приведут его в чувство.

— Это что за безобразие! — начал было наигранно возмущаться один из незнакомцев, на плечах у которого только что был мешок.

— Спокойно, старина, спокойно. Предъявите-ка свои документы, — сказал сержант, включив фонарик. Трое мужчин беспомощно стояли на дороге. — Руки вверх! Ложись на живот! — приказал им сержант.

Ни один из злоумышленников не пошевелился. Люкс по знаку хозяина одним рывком уложил на землю человека, который бросил в сержанта палку.

— Помогите! — испуганно крикнул мужчина.

— Ложись! Все на живот! — снова приказал сержант.

Люкс уложил на землю второго злоумышленника.

Из кустов показался Кантор, впереди которого плелся беглец, время от времени вскрикивая от боли. Как только этот человек оказался в зоне, освещенной лучом фонарика, Люкс и его мигом уложил на землю, схватив за шиворот.

— Головы вместе! — скомандовал старший сержант. И поскольку злоумышленники не шевелились, Люксу пришлось заняться ими, заставив лечь на землю голова к голове, на одинаковом удалении друг от друга.

Хозяин совсем недавно учил Люкса тому, как нужно при задержании укладывать злоумышленников на землю голова к голове. И вот сейчас Люксу в первый раз представилась возможность показать, усвоил ли он этот урок. И верный пес доказал, что он не только обожает своего хозяина, но и прекрасно усвоил все, чему его тот учил.

Кантор внимательно следил за каждым движением Люкса, а когда один из бандитов пошевелился, мигом вскочил ему на спину. Ему понравилась эта «игра». Кантор уже не боялся больше ни темноты, ни звуков таинственного леса.

— Люкс, карманы! — приказал старший сержант.

Пес быстро перескакивал от одного бандита к другому, выворачивая у них карманы брюк. И хотя ему не нравились запахи, которыми пахли карманы, он охотно и быстро выполнил этот приказ, так как чувствовал, что этим он доставляет большую радость своему хозяину. В этот момент им овладело пьянящее чувство, которое так нравилось ему: он в состоянии одержать верх над злым человеком, но этим он также обязан хозяину. Из карманов злоумышленников были изъяты револьвер и четыре ножа, их Люкс по очереди передал сержанту в руки.

— Что у вас в мешках? — спросил старший сержант у задержанных.

— Да барахлишко свое. Зачем оно вам? Вам же еще отвечать придется…

— Совершенно верно, старина… Люкс, принеси сверток! — сказал Ковач.

Люкс бросился к одному из мешков и, ухватившись зубами за угол, рывками начал подтаскивать мешок к хозяину.

Старший сержант одной рукой (в другой он держал пистолет) начал шарить в мешке.

— Эге! — воскликнул вдруг он. — Серебряное блюдо, платье, кружева, подсвечники, шерсть, шуба… Вот это «свое барахлишко»… — насмешливо проговорил Ковач, подходя ближе к лежавшим на земле грабителям. — Хорошо барахлишко! А вот браслетов у вас там небось нет? А ну-ка давай правую руку, а ты — левую. — И он ловко защелкнул наручники на руках двух рядом лежащих бандитов. Двум другим он приказал взять мешки с награбленными вещами и следовать за первой парой.

Люкс и Кантор охраняли грабителей с боков, Ковач завершал шествие. В таком порядке они спустились с горы, прошли мимо забора кирпичного завода и наконец вышли на главную улицу.

Люкс сопровождал задержанных, шествуя важно, задрав победоносно хвост кверху. Он не спускал глаз с грабителей, внимательно следя за каждым их движением. Стоило только кому-нибудь из них оступиться или сделать шаг в сторону, выйдя за линию, воображаемую Люксом, как пес моментально бросался к нарушителю, угрожая укусить за ногу.

При приближении к полиции Люкс отрывистым лаем известил часового о приближении Ковача, подсказывая, что пора открывать ворота. Проходя через узкую крытую калитку, пес несколько замедлил шаг, давая возможность всем полюбоваться результатами его работы. Кантор шел рядом с хозяином, замыкая процессию.

На лай Люкса вышел из своей комнаты начальник полиции.

— А это что еще за крестный ход? — спросил он удивленно.

— Докладываю: эти люди задержаны мною на горе.

— Ковач, вы, как я вижу, счастливчик, — довольным тоном пробормотал начальник полиции.

Ковач улыбнулся, догадываясь относительно того, на что намекал начальник. Дело в том, что время обхода у Ковача еще не кончилось; заслышав лай Люкса, начальник подумал, что сержант из-за собак вернулся раньше положенного в отделение, нарушив тем самым установленное правило.

Собаки проводили задержанных до дверей подвала и, как только дверь подвала захлопнулась, вернулись к своему хозяину.

— Хорошие вы мои, расчудесные. — Ковач любовно погладил обоих псов, прижал к себе их головы. И странное дело: в тот момент Люкс нисколько не сердился на Кантора, когда тот в порыве радости прижался к хозяину и стал тереться о его ногу.

Когда Ковач вошел в кабинет к начальнику полиции, тот встретил его не очень приветливо:

— Ковач, не подумайте, что все у вас хорошо. Если я еще раз найду у ваших подопечных хоть одну блоху, пеняйте на себя… А вообще-то, я очень доволен работой ваших воспитанников.

— Рад стараться! — бодро ответил Ковач, лаская взглядом своих собак.

Люкс, словно почувствовав, что речь идет о нем, с достоинством победителя степенными шагами направился в комнату для отдыха.

— Да вот… — начал было начальник отделения, шаря у себя по карманам. — Была у меня где-то карамелька, но куда задевалась… не знаю… Ну да ладно, можете считать, что я вам ее уже отдал.

— Слушаюсь!

— Ну-ну, только не задирать носа. А вообще-то, можете идти домой.

— Слушаюсь! — по-военному выпалил Ковач и, повернувшись к собакам, сказал: — Ну, братва, пошли!

Люкс с недовольным видом вылез из-под кровати, где он уже успел растянуться, решив, что в эту ночь его больше никто беспокоить не станет. Подошел к хозяину. А все-таки день выдался великолепный.

На трамвае они доехали до Венского проспекта. Люкс был бойким жизнерадостным псом, настоящим городским сорванцом. Он умело соскочил на ходу с трамвая еще метров за сто до остановки и там уселся как ни в чем не бывало, позевывая и поджидая хозяина с Кантором.


Кантору дом хозяина очень понравился. Весело помахивая задранным кверху хвостом, он подбежал сначала к жене сержанта, а затем к четырехлетнему сынишке, лизнув его в знак особого расположения прямо в лицо.

— Это мой Кантор, — представил хозяин молодую овчарку членам своей семьи. — Очень хорошая, смелая собака. Сегодня она уже работала и помогла мне поймать группу бандитов.

Жена хозяина тоже очень любила собак. Правда, ей лично больше нравились простые, непородистые собаки, но она понимала, как важно то, что делает муж, воспитывая настоящих немецких овчарок. Для работы на границе нужны, конечно, не пудели… Нужны особые способности у собаки, большая сила и тонкий ум.

— Если ума нет у полицейского, так пусть он будет у собаки, — любил шутить Ковач, когда товарищи одолевали его расспросами, почему он занимается собаками. 5Кене он не раз объяснял, что с самых давних времен овчарки были верным другом человека. Однако сами по себе они не решались вступить в схватку с волками или разбойниками, нападавшими на стада домашних животных. Непородистые овчарки всегда жили вместе с комондорами, которые, несмотря на свой огромный рост, были намного глупее их, и все-таки стада-то охраняли именно они, а не овчарки. Овчарки же выполняли роль своеобразного будильника. Они еще издалека замечали приближение опасности и, подняв лай, созывали к себе комондоров и пастухов, ведя их по верным следам, так как нюх у них был очень тонкий. Быть может, именно поэтому комондоры так и остались глупыми животными. Зачем им было думать, если за них думали овчарки? Немецкие овчарки намного сильнее и умнее обыкновенных овчарок, а в результате долгой жизни рядом с человеком они стали более интеллигентными и понятливыми, чем любая другая порода собак.

Кантору особенно понравился сынишка Ковача. Очень скоро они уже играли вместе. Кантор прятался под кровать, и малыш разыскивал его, а когда находил, то оба вылезали на ковер и кувыркались на нем до самозабвения.

— Кантой! Кантой! — картавил мальчишка.

В такие минуты Кантор забывал обо всем на свете: и о школе, и о своих родичах. Все его существо было занято человеком.

На ночь хозяин или хозяйка выносили на веранду старенький коврик, который расстилали между подставками для цветов. Это и было место Кантора. Люкс спал на главном месте, возле входной двери, а когда дом окончательно затихал, Кантор замечал, что Люкс перебирался на широкий порожек перед входом в комнату, перетащив туда и подстилку, на которой спал.

На какой-то миг Кантор вдруг решил, что и ему тоже следует туда же перебраться, но потом решил остаться там, где ему приказал хозяин. Закрыв глаза, он задремал, В течение ночи он несколько раз просыпался, прислушивался и вновь погружался в сон под тихое сопение Люкса.


«Приятная была ночь», — подумал Кантор утром, когда первые солнечные лучи пощекотали его глаза. Люкс тоже проснулся и, громко зевнув, пошел к порогу, таща туда подстилку.

Увидев это, Кантор моментально закрыл глаза, чтобы не дать Люксу понять, что ему известна его тайна.

Люкс бросил взгляд в сторону молодой овчарки, которая притворилась спящей. Перетащив подстилку, пес подошел к Кантору и толкнул его задней лапой в бок, тихо проворчав: «Эй, молодежь, пора вставать».

Кантор хитро усмехнулся, открыл глаза и взглянул на Люкса, а тот громко фыркнул и, подойдя к двери, тихонько поскреб ее. Прислушался и, когда убедился, что в комнате никто не пошевелился, сильнее постучал в дверь и тихо заскулил.

Кантор наблюдал за действиями Люкса, который вдруг неожиданно обернулся.

«Это я скулил, — пробормотал старый пес, вытянув задние лапы во всю длину. — Утром очень полезно хорошенько потянуться и громко позевать: затекшее за долгую ночь тело нужно размять и освежить».

Пока Люкс демонстрировал, как нужно пробуждаться от сна, из комнаты вышел сам хозяин. Открыл дверь веранды и сонным голосом сказал:

— Ну, побегайте!

Кантор прекрасно понимал, что значит открытая хозяином дверь. Сломя голову он уже мчался за Люксом.

Сначала они оба обежали весь двор, затем направились к своему обычному месту, где оба опростались; набегавшись по двору, они вернулись на веранду.

Хозяин уже ждал их на крыльце с поводком в руке. Напротив дома находилось пустое, ничем не огороженное место, пробежав которое, можно было приблизиться к горе. Слегка всхолмленный луг тянулся до самой опушки леса.

Собаки бежали впереди хозяина. Когда же они добежали до лужайки, хозяин громко крикнул:

— Лежать!

Люкс и Кантор моментально распластались на земле.

Солнце уже довольно высоко поднялось над крышами домов, с центральной улицы все сильнее доносился шум, а Ковач все тренировал своих собак.

— Встать!

— Лежать!

— Взять его!

— Ко мне!

Слова команды, свист, жесты следовали один за другим. Если какая-нибудь команда плохо выполнялась по первому знаку, Ковач заставлял собаку исполнять команду до тех пор, пока не добивался чистоты исполнения.

Люкс внимательно следил за успехами Кантора и, хотя иногда то или иное упражнение из-за ошибок Кантора приходилось повторять несколько раз, удивлялся, как быстро этот «молокосос» все усваивал. После получасовых тренировок хозяин подвел собак к полуразрушенной стене.

Кантор увидел в руках у Ковача несколько палочек, с которыми он уже был знаком. Люкс недовольно покосился на них, так как ему упражнения с палками были явно не по вкусу.

Команды «Ищи», «Нюхай», «Принеси» Люксу до чертиков надоели, но что он мог поделать, когда хозяин придавал этим палочкам столь большое значение.

Вот и сейчас он усадил собак шагах в десяти от стены, отошел к куче битого кирпича и, подняв одну из палочек над головой, сказал:

— Кантор, ко мне! Ищи!

Кантор подбежал к хозяину, который сунул ему под нос палочку, дав на несколько мгновений понюхать, а потом отослал на старое место.

Бросив палочку к стене, хозяин приказал:

— Кантор, ищи!

Кантор бросился к стене, обнюхав в нескольких местах высокую траву, разыскал палку и принес ее хозяину.

— Прекрасно! — похвалил пса Ковач и снова бросил палку.

Кантор и на этот раз разыскал ее, но когда возвращался, то хозяина, к удивлению, не застал на месте. Кантор нервно закрутил хвостом. Люкс с сожалением поглядывал на старания друга.

«Вот глупыш», — Люкс лениво зевнул и поудобнее улегся на траве. Прошло несколько минут, которые Кантору показались целой вечностью, пока он нашел за стеной хозяина.

— Кантор, ищи! — И Кантор стремглав полетел к степе. Но палки уже не было на том месте, где она только что лежала. И тут Кантора осенило: он внимательно понюхал сапоги хозяина и пошел по его следу. Они привели его в заросли кустарника, который рос метрах в пятидесяти от стены. Кантор обежал кусты и наконец почувствовал знакомый запах. Он схватил палочку в зубы и, держа ее сантиметрах в трех над землей, помчался к хозяину, который одобрительно потрепал пса по шее и похвалил: — Ого! Вот это работа! — И, повернувшись к Люксу, добавил: — Видел?

«Хорошая работа!» — согласился Люкс.

— Ну что ты на это скажешь? — спросил хозяин Люкса и, улыбнувшись, добавил: — Ну а теперь ты поработай. Прыгай!

Люкс отошел на несколько шагов назад и прыгнул на верх двухметровой стены. Передние ноги собаки коснулись стены. Пес сделал еще одно ловкое движение и забрался на стену. Кантор с восхищением посмотрел на разгуливавшего по верху стены Люкса.

«Ну что уставился на меня?» — фыркнул на друга Люкс и презрительно высунул язык. Это возмутило Кантора до глубины души. Пес отошел от стены шагов на десять и, прогнувшись дугой, прыгнул.

От удивления Люкс чуть было не свалился со стены. Такого он еще никогда не видел, да и его хозяин тоже. Кантор всеми четырьмя лапами стоял на венчике стены.

— Браво, Кантор! Браво! — обрадованно воскликнул хозяин.

Люкс же, полагая, что на такое способен только он один, обиженно соскочил со стены на землю.

Кантор и сам был очень удивлен тому, что этот прыжок так хорошо удался ему.


Кантор довольно быстро привык к ритму повседневной жизни. Ему нравился этот ритм, правда, сначала он никак не мог привыкнуть к разовой выдаче пищи под вечер, но это только сначала. Раньше, когда он находился в собачьем питомнике, щенят кормили три раза в день, в худшем случае — два раза. Когда собаки ночевали в доме хозяина, вечером их угощали остатками ужина; Кантор рассматривал это как десерт: настолько вкусные вещи им давали, что они буквально таяли во рту.

Кантор уже целых две недели жил в обществе Люкса, но до сих пор еще пи разу не дрался с ним. Порой Кантору хотелось поиграть с Люксом, но дело до этого никак не доходило, каждый день был заполнен более серьезными играми, которые преследовали важные цели. Если же Кантору все-таки хотелось поиграть, то, оказавшись в доме хозяина, он начинал играть с его сыном. Больше всего они любили играть в прятки. Хозяин никогда не мешал им и даже не сердился, когда они мяли ковер.

Однажды осенью, после обычной утренней тренировки, хозяин разрешил собакам свободно побегать. Люкс помчался сломя голову к горе, Кантор — за ним.

В одном месте Люкс спугнул зайца, который стремглав бросился к лесу. Люкс гнал зайца метров четыреста. Утомившись, косой притаился под кустом, а Люкс, находившийся с наветренной стороны, не чувствовал его.

Кантор отстал от Люкса метров на двадцать, хотя и старался изо всех сил догнать его.

Услышав приближение погони, заяц почти из-под самого носа Люкса выскочил из кустов и, делая запутанные стежки, побежал прочь. Люкс чуть было не задохнулся от злости. Он давным-давно догнал бы косого и схватил его за уши, если бы этот неуклюжий глупый Кантор все время не вспугивал его. Охотнее всего Люкс отогнал бы Кантора от себя, но сделать этого он никак не мог, так как заяц, воспользовавшись заминкой в лагере преследователей, наверняка ушел бы.

Пробежав с километр, заяц снова присел под кустом, и Люкс был вынужден искать его по следу, обнюхивая каждый стежок. Кантор же во что бы то ни стало старался догнать Люкса. Дышал он так тяжело, что его было слышно за полверсты. Люкс почти уже подкрался к зайцу, и вдруг приблизившийся Кантор снова вспугнул косого.

Люкс сердито фыркнул. И хотя он услышал свист хозяина, который звал их к себе, пес все же дождался, пока к нему подбежал совсем запыхавшийся Кантор, и отвесил другу два таких удара, что тот завизжал от боли и кувырком покатился по склону горы.

«Мало тебе», — огрызнулся вслед ему Люкс.

Кантор с удивлением посмотрел на друга и вдруг почему-то вспомнил, как в прошлом, когда он еще был совсем щенком, взрослая собака дала ему точно такую же оплеуху за то, что он, играя, вцепился ей в хвост.

Люкс был очень опечален тем, что ему не удалось поймать зайца и порадовать хозяина таким подарком.

Когда сильная злость прошла, Люкс дал понять Кантору, что он терпеть не может угодничества и если он еще раз испортит ему охоту, то пусть обижается на себя, взбучку он ему задаст хорошую.

Кантору было стыдно собственной оплошности. Ему было больно не столько от ударов Люкса, хотя и довольно чувствительных, сколько от сознания того, что он оказался таким непонятливым: нужно было знать, как следует себя вести в подобной обстановке, а не дожидаться, чтобы ему преподносили урок в такой форме.

— Ну, ребята, — усмехнулся Ковач, когда обе собаки подбежали к нему, — упустили косого?

Люкс укоризненно посмотрел на Кантора и сердито зафыркал, как бы обвиняя в неудаче своего молодого друга.

— Ну хватит, Люкс, довольно, — оборвал хозяин пса и, обернувшись к Кантору, добавил: — Ничего, охота — это просто пустая забава. Ни к чему связываться с зайцами.

Они медленно спускались с горы. Проходя мимо развалин старого замка, вдруг услышали женский крик. Хозяин тут же свернул к одиноко стоявшему дому.

— Что-нибудь случилось? — крикнул он женщине за забором.

— Сегодня утром у меня украли двух кур, — объяснила рассерженная пропажей женщина.

— Могу я посмотреть место, откуда их украли? — спросил старший сержант. И вдруг, словно осененный какой-то идеей, Ковач вытащил из своей полевой сумки старую шляпу, которую несколько дней назад Люкс нашел недалеко от развалин церкви.

Люкс бросил равнодушный взгляд на измятую шляпу. Кантор же, увидев шляпу, радостно взвизгнул.

— Вспомнил, значит? — спросил хозяин Кантора, а сам хитро подмигнул Люксу: — Не ты ее нашел. Ты только отобрал у Кантора. — И он погрозил старому псу пальцем.

Сначала Ковач дал понюхать шляпу Люксу, который брезгливо наморщил нос: так неприятно от нее пахло. Он таких запахов не любил. Эту замызганную шляпу он принес хозяину только потому, что тот любил собирать разный хлам. Сейчас же Люксу было вообще непонятно, зачем он вытащил эту шляпу из сумки.

Тем временем Кантор, нервно крутя хвостом, трижды обнюхал шляпу и по команде хозяина «Ищи» побежал вдоль зеленой изгороди по тропинке. Посреди лужайки он вдруг остановился и начал обнюхивать каждый сантиметр земли: почувствовал знакомый запах. Сомнений быть не могло — это был тот же самый запах, который исходил от шляпы. Кантор с любопытством бежал по следу. В одном месте в изгороди была круглая дыра. Пес нырнул в нее. Следы вели к курятнику, огороженному проволочной сеткой. Кантор остановился перед дверью в курятник. К курятнику подошел хозяин с женой, хозяйка открыла дверку. Кантор обнюхал весь курятник. Старший сержант внимательно следил за поведением собаки.

— Ищи, Кантор! Ищи! — проговорил Ковач, но пес не хотел отходить от курятника.

— Отсюда были украдены куры?

— Да…

Сомнений быть не могло: собака напала на след вора по запаху, исходившему от шляпы.

«Значит, эта шляпа принадлежит вору, который скрывается или скрывался в полуразрушенном соборе», — подумал Ковач. Через несколько минут он подозвал Кантора к себе. Пристегнув к ошейнику собаки длинный поводок, Ковач поднес к носу пса шляпу. Понюхав ее, Кантор показал на земле место, от которого исходил точно такой же запах.

— Ищи, бродяга! Ищи! — подбадривал Ковач собаку.

Кантор пошел тем же путем, каким пришел. Пролез через дыру в изгороди и вывел хозяина к перекрестку троп.

Люкс по знаку хозяина медленно шел сзади, принюхиваясь время от времени к следам, по которым шел Кантор.

«Интересно, что из этого получится? — подумал Люкс. Он видел, что его хозяин всерьез интересуется этим поиском, а не ради забавы. — Но если этот зеленый пес не оправдает ожиданий хозяина? Посмотрим, что будет. Тогда он как следует вздует Кантора. Он раз и навсегда отучит его от трюков, с помощью которых он хочет подластиться к хозяину».

После долгих поисков Кантор уверенно побежал по тропинке, которая вела к развалинам замка. Пробежав километра полтора, Кантор вдруг свернул вправо и прямо по сухой траве направился к замку. Дойдя до ограды, пес повернул налево.

Люкс, который до сих пор бежал как-то безучастно, вдруг встрепенулся. Места здесь для него были знакомые, но эти развалины за замком он еще никогда не осматривал. И уж раз Кантору удалось завести сюда хозяина, то, значит, он что-то хочет здесь найти.

Люкс не мог допустить, чтобы этот щенок привел Ковача к предмету, ради которого они так много бегают.

«Ни за что на свете!» — решил Люкс и, взяв запах, обогнал Кантора. И как ни трудно было Люксу, все свое внимание он сосредоточил на запахе. Пробежав несколько десятков метров впереди Кантора, Люкс вдруг почувствовал, что ноги его куда-то проваливаются. Пес злобно заворчал и побежал по лестнице, скрытой зеленью, куда-то вниз.

Кантор, сбитый с толку выходкой друга, остановился и беспомощно посмотрел на хозяина.

— Ничего, малыш, ничего, — ободрил Ковач пса. — Ищи! Ищи! — И погладил Кантора по спине.

Этой минутной заминки Люксу оказалось достаточно, чтобы довершить дело. Он угрожающе зарычал, а укрывшийся в подземелье бродяга в грязной оборванной одежде, увидев бегущую к нему овчарку, уже звал на помощь.

— Не кричите! Быстро вылезайте оттуда! Собака вас не тронет! — сказал ему старший сержант.

Человек на четвереньках вылез из убежища, построенного еще в годы войны. Когда же он хотел встать на ноги, Люкс, вскочив незнакомцу на спину, перевернул его со спины на живот.

— Не шевелитесь! — приказал старший сержант.

Люкс, не дожидаясь приказания хозяина, начал обыскивать карманы незнакомца, искоса поглядывая на Кантора хитровато-довольным взглядом.

«А этот щенок не так уж и глуп», — подумал Люкс о Канторе и решил, что своих чувств показывать на стоит, по крайней мере другой собаке. Не стоит ему сейчас слишком радоваться. А то, что сделал Кантор, мог сделать любой другой.

Хозяин, однако, вовсе не разделял столь бурной радости Люкса. И хотя Люкс сделал самое трудное: вывел этого неприятно пахнувшего незнакомца, свалил его на землю и обыскал все карманы, от которых так дурно пахло табаком, хозяин все же хвалил Кантора.

Подойдя к заросшему щетиной неопрятному мужчине, сержант бросил:

— Это вы воруете здесь кур?

— Прошу вас, эта собака… — взмолился лежавший на земле мужчина.

— Люкс, не трогать!.. Ну, вставайте!

— Видите ли, я сам из провинции… Остановиться было негде, вот я…

— Оставим эти сказки… — прервал незнакомца сержант, защелкивая у него на руках наручники.

Ровно в восемь сержант прибыл на заставу. Дежурный встретил его с удивлением и шутливо сказал:

— Если твои собаки и дальше так будут работать, то нам


Содержание:
 0  вы читаете: Кантор идет по следу Kantor nyomoz. Kantor a nagy-varosban : Рудольф Самош  1  Люкс : Рудольф Самош
 2  Кантор : Рудольф Самош  3  Книга вторая : Рудольф Самош
 4  Карьера : Рудольф Самош  5  Шах и мат : Рудольф Самош
 6  Букет из ста роз : Рудольф Самош  7  Гибель Люкса : Рудольф Самош
 8  Карьера : Рудольф Самош  9  Шах и мат : Рудольф Самош
 10  Букет из ста роз : Рудольф Самош    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap