Приключения : Природа и животные : Виталий Закруткин Сторона донская

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу




Виталий Закруткин

Сторона донская

Разродимой сторонушкой называют донцы свой край

В тихий час предвечерья в лесу, над захолодевшей рекой, два невидимых певца протяжно поют старинную казачью песню, вопрошая Дон: «Ой, что же ты, тихий Дон, мутнехонек течешь?»

Кто знает, в какую давнюю пору сложена эта бередящая душу песня, и кто ее сложил, и кто ее поет в осенних сумерках? Но ты слушаешь песню, и звенит у тебя душа, и уже кажется тебе, что это поют, роняя листья, вербы и тополя, и вода речная, и степные травы, и облака над ериками и озерами, и все, что в этот час живет и красуется на стародавней, кровью и потом политой донской земле.

Парят над степью красные коршуны, лиловеют осенние дали. Стоишь ты на крутом яру, слушаешь песню и, словно наяву, видишь все, что давно минуло.

Диким полем и Великим лугом называли когда-то наши пращуры этот полдневный край Древней Руси. И кого только не было в нашем диком, еще не покоренном краю! Неведомое племя пастухов-киммерийцев, воинственные скифы, сарматы, пришельцы с далекой полуночи — готы, полчища гуннов, хазары, половцы, печенеги…

Почти ничего не осталось от хищных кочевников, грабивших некогда Русь. Лишь погребальные и сторожевые курганы в степи, каменные бабы, утварь и покрытое ржой оружие в музеях да поросшие травой валы городищ.

Это сюда, на край Дикого поля, обороняя Русь, вел храбрые полки князь Игорь Святославович, обратившийся к доблестным своим воинам с заветным словом: «Съ вами, русици, хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомъ Дону…»

Глубоко под водой сотворенного человеком Цимлянского моря погребена хазарская крепость Саркел, откуда воинственные чужеземцы ходили в набеги на Русь, сжигая русские селения, в тяжкий полон угоняя женщин и детей. Русский князь Святослав осадой взял ненавистную вражескую крепость, назвал ее Белой Вежей, и стала она защитным заслоном славянских племен. Множество мечей и копий, разных украшений и посуды увезли отсюда советские ученые в сокровищницы страны, прежде чем донские воды похоронили хазарскую крепость на дне нового моря. И плывут сейчас по Цимлянскому морю самоходные баржи с пшеницей, с углем, горделиво плывут белоснежные лебеди — дизель-электроходы, на которых проводят отпуск тысячи советских тружеников.

Донщина! Разродимая сторонушка! Со всех концов Руси бежали сюда, скрывались в безмежных просторах Дикого поля замордованные боярами мужики Рязанщины, Псковщины, Киевщины — все, кто был смел и пуще жизни любил волю. Так нашли пристанище на тихой величавой реке отважные люди, называвшие себя донскими казаками.

Отсюда далеко уходили вольные казаки. В легких стругах подплывали они к берегам Туретчины, громили крымского хана, нещадно били грабителей, нарушавших границы русской земли…

На широкой площади казачьего города Новочеркасска благодарный народ воздвиг памятник славному сыну Дона Ермаку Тимофеевичу, который присоединил к владениям Руси бескрайние просторы Сибири и погиб вдали от родных берегов.

Сейчас отсюда, из Новочеркасска, на все важнейшие магистрали страны выходят покорители пространства — мощные электровозы. И — кто знает? — может, пути их лежат на тех же памятных тропах, которыми вел свою храбрейшую дружину Ермак!

Многих героев вырастил тихий Дон. И не один из них потрясал основы царского трона, заставлял дрожать от страха повелителя-самодержца, князей и бояр.

Не забывают на Дону Разина Степана. Поплавал он на расписных челнах, тысячи ненавидящих рабство смельчаков собрал под свои стяги, сотни притеснителей-бояр вздернул на виселицу, жестоко отомстил кровопийцам за слезы и горе замученного народа. Под мрачными сводами собора в станице Старочеркасской, как говорит народное предание, железными цепями был прикован к стене пойманный царскими войсками Степан Разин. Здесь дожидался он того часа, когда повезут его в последний путь — под острый топор палача…

В наши дни стерегут в Старочеркасской немеркнущую славу Степана добытые кровью казачьей чугунные пушки, и ядра, и тяжелые ворота отбитой у турецких пашей крепости Азов — молчаливые свидетели минувших сражений…

Теперь в этих памятных местах — Старочеркасский овоще-молочный совхоз, один из многих на Дону. Потоком идут отсюда в разные города страны хрусткие, изумрудные огурцы, алые, налитые прохладным соком помидоры, тугие головки ранней и поздней капусты — все, что выращивают труженики-земледельцы на щедрой донской земле…

Тысячелетиями стремят свои воды к Азовью и тихий Дон, и Северский Донец, и Хопер, и Медведица, десятки больших и малых притоков, и в их течении мы словно видим бег времени и тех, кого давно уже нет, но кто вечно жив в нашей памяти…

Казнили царские палачи казака Емельяна Пугачева из станицы Зимовейской, повесили или сослали на каторгу тысячи его приверженцев. Но не пропала на Дону слава смелого атамана, жив он в легендах, в преданиях и в песнях народных.

Сейчас в тех местах, откуда двести лет тому назад казаки уходили в отряды пугачевцев, советские люди построили колхозы и совхозы, посадили молодые сады, и красуется под солнцем вольный Дон с его нивами, пастбищами, виноградниками, новыми селениями…

В каких только походах не участвовали отважные сыны казачьего Дона! Сражаясь под командованием великого Суворова, они штурмовали Измаил, отличились под Кинбурном и Очаковом, воевали в Альпах: били там Наполеона и его маршалов. Тысячи донских казаков сложили свои буйные головы на чужой и на своей, милой сердцу земле.

До сих пор поют на Дону полную горечи протяжную песню о тяжких утратах:


Чем-то наша славная землюшка распахана?
Не сохами-то славная землюшка наша распахана, не плугами,
Распахана наша землюшка лошадиными копытами,
А засеяна славная землюшка казацкими головами.

В сальских степях, на Донщине, зарождалась Первая Конная армия, могучая краса и сила войск пролетарской революции. И от победы к победе вел эту армию народный герой Семен Буденный.

Когда злодейские орды Гитлера напали на нашу страну, в составе Вооруженных Сил Советского Союза с беззаветной отвагой громил фашистов Пятый Донской гвардейский казачий корпус генерал-лейтенанта А. Г. Селиванова (позже им командовал генерал С. И. Горшков). Свыше двухсот семидесяти смелых сынов казачьего Дона в годы Великой Отечественной войны удостоены звания Героя Советского Союза…

Щедры поля Донщины, славятся земледельцы Дона. В пору уборки придонские земли походят на гигантское поле битвы: днем и ночью неумолчно гудят машины; при свете фар тускнеют звезды; нескончаемыми колоннами идут к элеваторам тысячи грузовых автомобилей, доверху наполненных чистым, янтарным зерном.

Ходят в задонских степях неисчислимые отары тонкорунных овец. Портреты опытных чабанов-умельцев, искусных стригалей не сходят на Дону с досок Почета и со страниц газет.

А кто не знает донских виноградников и известных всему миру донских вин? Виноградарство известно на Дону с незапамятных времен. Во время азовского похода Петр Первый обратил внимание на донское побережье и дал указание высаживать виноград на южных склонах холмов. Находясь во Франции, казаки Платова, принимавшие участие в разгроме Наполеона, в седельных саквах увозили на Дон виноградные черенки лучших французских сортов, добывали живые лозы в Венгрии, в Иране, на берегах Рейна. Бессмертный Пушкин воспел в стихах чудесные донские вина:


Приготовь же, Дон заветный.
Для наездников лихих
Сок кипучий, искрометный
Виноградников твоих.

Шестьюдесятью четырьмя золотыми, серебряными и бронзовыми медалями награждены вина Дона на международных и всесоюзных выставках. С каждым годом растут зеленые разливы донских виноградников. Только один Цимлянский завод игристых вин ежегодно выпускает более четырех миллионов бутылок «кипучего, искрометного сока».

Богат и славен советский Дон. Чье сердце не замирало при виде стройных, тонконогих, будто отлитых из бронзы, золотисто-рыжих донских скакунов! Выйдешь на восходе солнца в степь, увидишь окруженных жеребятами элитных кобыл — и кажется тебе, что все они светятся и словно плывут в белесом степном мареве. Немало трудов и подвигов совершили донские кони и на мирных полях, и на полях грозных сражений, немало призов и наград завоевали за резвость и красоту бега на разных, самых прославленных состязаниях…

Богат и славен Дон. Богаты углем его недра земные, богаты рыбой воды рек и озер, протоков и ериков. По всему миру ходят на полях самоходные донские комбайны, покоряют пространства новочеркасские электровозы, на крупнейших электростанциях страны устанавливаются таганрогские паровые котлы.

Красивы города и станицы Дона. Кто не любовался улицами, площадями, набережной Ростова! Тысячи людей, склонив головы, стояли у порога низкого домика в Таганроге, вспоминая великого Чехова, тысячи людей отдыхают под пленительной сенью таганрогского парка. Каждый камень в Новочеркасске отмечен историей донского казачества, а в музее города любовно собраны реликвии Войска Донского: штандарты, бунчуки, литавры, шитые золотом, увитые георгиевскими лентами, опаленные огнем и потемневшие от порохового дыма знамена — неподкупные свидетели многих походов и гордой казачьей славы. Асфальтированные улицы, трамваи, троллейбусы, светлые многоэтажные здания украсили за годы Советской власти город Шахты, бывший убогий шахтерский поселок. Выросли на Дону новые города: Волгодонск, где встает над степью, расправляя могучие плечи, гигант советской индустрии Атоммаш, Цимлянск, Донецк, Гуково.

Михаил Шолохов так сказал о донской земле:

«Степь родимая! Горький ветер, оседающий на гривах косячных маток и жеребцов. На сухом конском храпе от ветра солоно, и конь, вдыхая горько-соленый запах, жует шелковистыми губами и ржет, чувствуя на них привкус ветра и солнца. Родимая степь под низким донским небом! Вилюжины балок, суходолов, красноглинистых яров, ковыльный простор с затравевшим, гнездоватым следом конского копыта, курганы, в мудром молчании берегущие зарытую казачью славу… Низко кланяюсь и по-сыновьи целую твою пресную землю, донская, казачьей нержавеющей кровью политая степь…»

Какой человек останется равнодушным, безразличным к большому или малому уголку земли, к родному краю, в котором родился, рос, работал, любовался звездным небом, рассветами, восходами и закатами солнца, слушал волнующий шум деревьев и трав, птичьи песни и шорох полновесного зерна на токах?

Прекрасна наша Донщина! Прекрасны ее поля, золотящиеся необозримым океаном колеблемых ветром колосьев, бесконечные линии густых лесополос, разнотравья лугов, голубые озера, тихие степные речушки, зеленые сады и виноградники.

От древнего Азовья и сказочного Лукоморья — залива у Таганрога — до сотворенного руками советских людей молодого Цимлянского моря, от сальских степей до вешенских сосновых лесов пролегла наша стародавняя донская земля. Стремят по ней свои воды Дон и Северский Донец, Сал и Маныч, Миус и Кагальник, многие незаметные степные реки, меж невысокими холмами блестят сотни прудов, свежестью рек и смолой пахнут рыбацкие фелюги, дубы и обрамленные балберками-поплавками сети.

Кто из нас оставался спокойным, когда видел в тяжелых сетях серебристую круговерть пойманной рыбы? Далеко за пределами Донщины славятся наши белуги, осетры, севрюга, стерлядь, знаменитый рыбец, лещ, сазан, донская сельдь, сальские раки — исконное богатство Дона.

Сколько мы слышали захватывающих рассказов о том, какое наслаждение доставляет людям охота с доброй легавой на перепелов, на куропаток, в осеннем лесу — на вальдшнепов, на болотах и старицах — на дупеля. А какое, ни с чем не сравнимое удовольствие испытываешь, когда на утренней или вечерней зорьке сидишь в камышах и вдруг услышишь над собой свист крыльев быстрого, как метеор, чирка или опустится перед тобой на пламенеющую в солнечном отсвете протоку кряковый селезень! А охота с голосистыми гончими на зайца, на лису! А зимнее наганивание волка в надречных лесах!

Рыбы, птицы и зверя было на Дону несметное количество. Я говорю «было», потому что развитие техники, распашка земель, зарегулирование течения рек, многолетнее использование ядохимикатов, браконьерство привели к тому, что уже почти не встретишь у нас дрофы и стрепета, редко увидишь бирюзового зимородка, стрелой проносящегося над каким-нибудь ериком, исчезли речная скопа, беркут, орлан-белохвост. Лишь изредка появляются у нас быстроногие степные антилопы-сайгаки, которых еще недавно в восточных районах Ростовской области была тьма-тьмущая. Уменьшились и запасы рыбы в реках.

Конечно, мы не сидим сложа руки. Несколько лет тому назад появились у нас на Дону красавцы лоси, косули, завезены были кабаны. Кое-где уже можно увидеть отливающих всеми цветами радуги новых поселенцев — фазанов.

Мы стали более бережно, по-хозяйски относиться к земле и к воде, высаживаем новые лесополосы, во многих районах сооружаем пруды, более строго взыскиваем за нарушение законов об охране природы. Однако успокаиваться мы не имеем никакого права. Этого требует от нас будущее.

Когда-то великий немецкий поэт Гете сказал: «Природа не признает шуток; она всегда правдива, всегда серьезна, всегда строга; она всегда права; ошибки же и заблуждения исходят от людей».

Мы обязаны предупреждать такие ошибки и заблуждения. Всю нашу волю, энергию, все помыслы и устремления надо посвятить охране матери-природы. Не декларативно, не только и резолюциях и постановлениях должны мы оберегать землю, реки, воздух, леса, зверей, рыб, птиц, все живое, а самоотверженно, каждодневно и ежечасно бороться за каждый клочок земли, за самую малую, незаметную речушку, за любой родничок, за каждое отдельное дерево, за каждого зверя и птицу.

Жизнь человека сравнительно с жизнью той или иной планеты представляется неуловимо кратким мигом. Но даже люди одного поколения, если только они пытливы, внимательны, зорки, если они тесно связаны с природой и любят землю, не могут не заметить тех, на первый взгляд незначительных, превращений, которые ежечасно происходят вокруг них и постепенно, медленно, но неуклонно изменяют лик земли.

Занятый своим трудом, своими повседневными хлопотами и заботами, человек подчас проходит мимо этих «мелких», «незначительных» изменений, не обращая на них никакого внимания, а подчас, даже не замечая их, равнодушно машет рукой и говорит: «На мой век хватит».

На земле совершаются гигантские дела — на службу человеку поставлен атом, тяжелые воздушные корабли летают быстрее звука, люди уже всерьез подумывают о межпланетных путешествиях, многочисленные народы твердо идут по пути социального прогресса, строя новое, основанное на справедливости общество. Стоит ли при этом тревожиться по поводу того, что на окраине глухого хутора вырублена зеленая рощица, что в безымянной речке почему-то не стало рыбы, что дрофы и стрепеты покинули окрестные степи, что дорогу в соседнее село вдруг перерезал овраг? Неужели же такие «мелочи» могут вызывать тревогу?

Да, могут и должны вызывать глубокую тревогу, горячее волнение, общее желание сохранить красоту природы, сберечь ее богатства для будущих поколений, для наших детей!

Когда-то в старые времена, до революции, в России существовало общество покровительства животным. В этом обществе подвизались жалостливые барыньки, их сентиментальные «кавалеры»— люди, мнившие себя гуманистами, просветителями «темной», «неграмотной черни». Они могли оштрафовать подвыпившего извозчика, хлещущего кнутом тощую свою лошаденку, проливали слезы при виде бездомной кошки или собаки, проповедовали любовь к «божьему творению» и не уставали жаловаться на «тупую жестокость» и «мрачное озлобление» забитого «русского мужичка».

Были среди них и люди, беззаветно любившие родную природу, все живое, искренне желавшие «смягчения нравов», но вся их затея с «покровительством животным» в условиях жестокого рабского строя, при котором угнетались, нищенствовали, умирали с голоду тысячи людей, была не более как интеллигентской игрой.

Революция освободила народы России от рабского гнета, от тяжкого зла самодержавия. Мы построили новое, свободное общество. Давно стали грамотными все наши люди. Сознание советского человека определяется светлыми идеями социалистического гуманизма. Правительством нашим утверждены и опубликованы законы об охране природы. На необъятной советской земле по почину В. И. Ленина созданы обширные заповедники, в которых уже много лет ведется научно-исследовательская работа.

Тем не менее мы еще сплошь и рядом встречаемся с фактами наплевательского отношения к живой природе, со многими случаями браконьерства, с проявлением жестокости и равнодушия к судьбе дерева, собаки, лошади, птицы, цветка.

Далеко недостаточно заботимся мы о том, чтобы миллионам наших школьников, мальчикам и девочкам, с детства привить любовь ко всему, что рождается, живет и в положенный час умирает на прекрасной, трудной земле.

Не раз приходилось мне по душам беседовать со станичными ребятами, учениками ближних школ. Как-то, сидя на берегу Дона, я рассказал им о собаках: о том, как в незапамятные времена человек приручил собаку и сделал ее верным своим другом; как собаки, привязанные к кормильцу-хозяину, охраняли его домашний очаг, его стада, помогали ему в охоте; как, разлученные с хозяином, они переплывали бурные реки, пересекали горные хребты и ущелья, а после смерти хозяина отказывались от пищи и умирали на его могиле.

Я рассказывал внимательно слушавшим ребятам о том, какую трудную работу выполняют собаки на дальнем Севере, какие немыслимые пространства пробегают в снежной пустыне собачьи упряжки, чтобы довезти сидящего на нартах хозяина до нужного ему места.

Ребята узнали о том, как большие собаки-водолазы спасают утопающих людей; как верно и беззаветно служат они в пограничных войсках, помогая отважным часовым нашей страны вылавливать шпионов и диверсантов.

Часами, бывало, слушали мои рассказы ребята-школьники, и после я заметил, что они стали гораздо лучше относиться к животным, деревьям, к птицам, и это было важно и радовало меня, потому что в детских душах пробудилось то, что впоследствии должно было сделать их настоящими людьми…

В русской и мировой литературе есть прекрасные произведения, в которых с глубокой любовью изображены разные животные. Отдельные стихи Пушкина и Лермонтова, Некрасова и Кольцова, рассказы Тургенева. Изумительный «Холстомер» Л. Толстого и посвященный Холстомеру «Изумруд» Куприна, «Каштанка» Чехова, «Сны Чанга» И. Бунина, романы Джека Лондона «Джерри-островитянин» и «Майкл, брат Джерри», «Внук Тальони» П. Ширяева, «Русский лес» Л. Леонова, рассказы и очерки М. Пришвина, «Медвежонок» Сергеева-Ценского, полные человеческой жалости и грусти стихи Есенина «Корова», «Лисица», «Песнь о собаке», стихи Маяковского о лошади и многие другие.

Я лишь наугад, по памяти, назвал то, что может заставить молодого читателя пристальнее вглядеться в жизнь природы и понять, что человек должен быть умным и сердечным участником того великого, что непрерывно свершается на живой земле.

Надо, чтобы книги о любви к живому не пылились в библиотеках, а стали достоянием молодежи, потому что построить коммунизм смогут только люди, лишенные равнодушия, жестокости и зла…

Воспитывать в человеке любовь к природе с первых дней детства — одна из самых важных задач семьи и школы. Ведь это — формирование человеческого характера…

Так же, как любой из нас, я верю в то, что завтрашний человек обязательно захочет любоваться полетом белых лебедей, ощущать запахи леса, бродить по степи, ловить рыбу на утренней заре, слушать весеннее курлыканье журавлиных стай. Наконец, ему, завтрашнему человеку, просто нужны будут плодородные поля, рыба в реках, леса. Так же, как нам всем, ему надо будет жить и работать.

Давайте же сбережем для него земные щедроты и красоту планеты, чтобы он не помянул нас недобрым словом, «насмешкой горькою обманутого сына над промотавшимся отцом…»


Содержание:
 0  Природа донского края  1  вы читаете: Виталий Закруткин Сторона донская
 2  ЧТОБЫ НЕ СКУДЕЛА ЗЕМЛЯ  3  Л. И. Тараненко От древних времен до наших дней
 4  Н. Г. Родзянко Богатейший край России  5  Ю. Н. Куражсковский Замечательные черты донской природы
 6  Ю. А. Жданов Природа и человек  7  Л. И. Тараненко От древних времен до наших дней
 8  Н. Г. Родзянко Богатейший край России  9  Ю. Н. Куражсковский Замечательные черты донской природы
 10  МАТЬ-КОРМИЛИЦА  11  П. А. Садименко Земля просит помощи
 12  Ф. Я. Гаврилюк Главное богатство донского края  13  П. А. Садименко Земля просит помощи
 14  НЕЗАМЕНИМЫЙ ДАР ПРИРОДЫ  15  Б. Б. Шумаков Щедра напоенная земля
 16  Г. П. Долженко Вода в донской степи  17  Б. Б. Шумаков Щедра напоенная земля
 18  БОГАТЕТЬ ЛЕСАМИ, НЕ БЕДНЕТЬ ТРАВАМИ  19  Г. С. Колесников Дума о степном лесе
 20  А. Я. Обертынский Лес у города  21  Г. М. Зозулин Сохраним растительный мир донской земли
 22  Г. С. Колесников Дума о степном лесе  23  А. Я. Обертынский Лес у города
 24  НЕ ПОПОЛНЯТЬ КРАСНУЮ КНИГУ  25  Г. Д. Кучин, В. Ф. Цапков Донской рыбный заповедник
 26  В. С. Петров Наземные и полуводные животные Ростовской области  27  В. И. Фертиков Зверей и птиц будет больше
 28  Б. А. Нечаев Чтобы охотиться, надо заботиться  29  С. К. Троицкий Донской край останется рыбным
 30  Г. Д. Кучин, В. Ф. Цапков Донской рыбный заповедник  31  В. С. Петров Наземные и полуводные животные Ростовской области
 32  В. И. Фертиков Зверей и птиц будет больше  33  Б. А. Нечаев Чтобы охотиться, надо заботиться
 34  ТО, ЧТО НЕЛЬЗЯ ВОСПОЛНИТЬ  35  И. И. Потапов Богатства недр использовать по-хозяйски
 36  ИЗУЧАТЬ, ЧТОБЫ УСЛЫШАТЬ  37  Н. Т. Курсков Дело каждого
 38  Ю. Н. Куражсковский Новые задачи в изучении донской природы  39  Н. Т. Курсков Дело каждого
 40  Использовалась литература : Природа донского края    



 




sitemap