Приключения : Природа и животные : Глава шестая

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  63  64  65  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  136  137

вы читаете книгу




Глава шестая

Случилось так, что Олег вынужден был задержаться в поселке. Со дня на день в промхоз должны были привезти партию охотничьих карабинов. После того, что случилось с трактористом, идти в тайгу без надежного оружия он не решался.

В зимовье теперь уже без пиши и воды оставалась запертой Шельма.

Карабины наконец получили, и можно было отправляться в тайгу. Но из управления в промхоз пришла телеграмма:

«Данный экземпляр тигра имеет отклонения в поведении и подлежит отстрелу. Срочно организуйте бригаду охотников».

Речь шла о тигре, который появлялся в соседнем поселке и ловил там собак.

Олег и Алексей сразу попали в эту бригаду. В ней были еще три охотника, которые в разгар охотничьего сезона тоже случайно оказались в поселке.

Бригадиром назначили Сандо. Его всегда выбирали бригадиром — на рыбалке ли, на других ли совместных работах. Само уважительное прозвище его Сандо происходило от японского слова, означающего «капитан», но переделанного охотниками на свой лад для удобства произношения.

Не дожидаясь утра, выехали в поселок, где объявился тигр. С рассветом узнали — ночью он утащил собаку. Нашли следы. Сандо нагнулся, потрогал рукой один, второй отпечаток, вернулся к особенно четкому следу. Постоял над ним и как‑то странно посмотрел в глаза каждому, кто был рядом, как будто ждал, не скажет ли кто чего.

Разыскали выходной след из поселка и пошли по нему. Ширина отпечатка тигриной пятки была одиннадцать сантиметров. Олег уже знал, что у крупных самцов она может быть до четырнадцати сантиметров. Поэтому спросил Сандо:

— Молодой?

— Нет. Тигрица.

— А как отличить след молодого самца от следа самки? — опять спросил Олег. — Ведь размер пятки у них может быть одинаковый.

— Если опыта нету — трудно. Тут уж повадку надо смотреть. Как охотится, как идет. Тигрица болтаться не будет, как молодой кошак. У нее все по делу. И охотиться знает как, и где пройти лучше.

Сандо говорил, но видно было — думает о чем‑то другом. Как будто хочет сказать что‑то важное и сомневается, надо ли говорить. Он остановился, подождал, пока подойдут все.

— Пока не убьем эту тигрицу, охоту не кончим, какие бы срочные дела у кого ни были. И осторожными надо быть, ребята, осторожными.

— Ты что, Сандо? — сказал Алексей. — Тигров мы не видели?

— Тигрица не простая. Еще раз говорю, надо быть очень осторожными.

— Неужели та, что тракториста?.. — догадался Алексей.

— Да, — твердо ответил Сандо. — Но пока никто об этом знать не должен. Нечего панику подымать.

В лесу пошли осторожно. Но тигрица уже услышала их и на махах убежала. Она лежала всего метрах в трехстах от поля.

На лежке нашли останки собаки — переднюю часть туловища и ошейник.

Началось преследование. Тигрица старалась идти по зарослям. Чистые места проходила рысью. Километра через три она стала ходить по кругу, следом за охотниками. На третьем кругу Сандо решил устроить засаду.

Оставили на следах двух охотников и снова начали преследование. Но тигрица по кругу больше не пошла, а направилась по прямой в тайгу. Сандо предвидел такой вариант и заранее послал в том направлении охотника на номер.

Решили, что оставленные в кругу охотники уже не нужны там, зря, мол, мерзнут, и сигналом отозвали их. Они пошли по кругу, чтобы дойти до того места, где тигрица сошла с него, и направились в тайгу.

Тигрица не дошла метров сто до охотника, который стоял на выходе из леса, резко повернула налево, потом назад, вернулась на свой первый круг и опять пошла по нему. Догнала идущих по кругу охотников, свернула к зимнику, где стояла специально выделенная бригаде машина. Подошла к ней на пять метров, развернулась и ушла по своим следам. Вышла к полю шириной около километра, прыжками пересекла его и ушла в сопки.

Шофер, который был возле машины, тигрицы не видел.

Стало темнеть, и преследование пришлось прекратить.

На второй день с утра пошли на то место, где оставили след. За ночь тигрица сделала круг около трех километров, вернулась к оставленной на лежке собаке, доела ее. Пришла в поселок и ходила по улицам. Никого не поймала. Прошла по дороге к коровнику. Подходила к павшей корове, но есть не стала. Потом пересекла поле, речку, и след повел в скалы.

Сандо стал подниматься по следу, а другие охотники с двух сторон начали обходить вершину, чтобы взять тигрицу в кольцо.

На вершине, в скалах, увидели несколько ниш. Снега на солнцепеке не было. Пока распутывали следы, тигрица услышала людей и ушла из круга незамеченной.

Сандо и Алексей взяли свежий след и почти бегом бросились преследовать тигрицу. Остальные охотники отстали и шли по их следам.

Километра через три Сандо и Алексей догнали тигрицу. Она держалась на расстоянии примерно двухсот метров от них, но на глаза не попадалась. Это расстояние охотники определили по ее остановкам. Когда они останавливались, останавливалась и тигрица, которая отлично слышала их. Потом она резко повернула вправо, сделала большой круг, вернулась на свой след и пошла по нему назад, к скалам, где ее подняли с лежки.

Вышла навстречу местному охотнику, который сильно отстал от бригады. Он выстрелил два раза, но промахнулся. Пуля прочертила по снегу, а вторая попала в дуб. Тигрица трехметровыми прыжками кинулась в глубь леса. Перевалила вершину, выбежала на южные, почти лишенные снега склоны сопок, и следы пропали. Пошла только по бесснежным участкам.

С вершины открывались неоглядные дали Приморской тайги. Гряды сопок, как громадные волны, уходили к горизонту, и одна волна от другой отличалась все большей синью. У горизонта тайга сливалась с голубизной неба. Где‑то в этих бескрайних просторах скрывалась теперь тигрица.

Вернулись в поселок. Ничего не оставалось, как ждать, где она объявится.

Их поселили в небольшом пустовавшем доме. Олег поближе познакомился с другими охотниками, которые тоже попали в бригаду. Вначале он принял Саню за средних лет ученого–физика. Очень опрятный, неторопливый, с коротко подстриженной аккуратной бородой, Саня оказался не физиком, а бывшим штатным охотником. Теперь он работал в госпромхозе заведующим женьшеневой плантацией. Отец всю жизнь выращивал женьшень, научился этому и Саня.

Совершенной противоположностью ему внешне был Яша. Он не отпускал бороду, но и брился, мягко говоря, нерегулярно. Ходил в старой телогрейке и непомерно больших резиновых сапогах. На шее носил цепочку. Олег •' подумал — крестик. Оказалось, нет — костяной манок на рябчика. Алексей говорил, что зимовьюшка у Яши такая маленькая, что собака хвостом из стороны в сторону махать не может, только сверху вниз.

Сандо был намного старше. Утром он первым вставал с постели, растапливал печку, когда все, не решаясь встать, ежились в захолодавшем доме, разогревал завтрак, кипятил чай.

Тигрица объявилась в соседнем поселке. На рассвете доярка шла на ферму. «Батюшки, — подумала, — чей же теленок стоит?» Подошла, а это тигрица. Тут же упала в обморок и неизвестно сколько пролежала, пока ее нашли и привели в чувство.

Потом другая женщина вышла с ведром за водой и увидела в палисаднике тигрицу — идет к конуре с собакой. Закричала, застучала по ведру, и тигрица выпрыгнула из палисадника.

Попозже женщина пошла вешать белье. Подняла глаза, а на сопке, прямо против нее, тигрица лежит. Женщина убежала в дом, а тигрица спустилась, схватила собаку. Ошейник и цепь оказались крепкими. Тигрица бежала по улице, тащила в зубах собаку, а за ней волоклась на цепи собачья будка.

Узнали об этом охотники только к вечеру. Утром начали погоню. Снега в тех местах было побольше, следы не терялись. Там, где местность казалась удобной для дневки, пытались обойти тигрицу. Наконец добрались до места, куда летом привозят пчел. Оно было огорожено колючей проволокой. На верхнем ряду висели ржавые консервные банки. Не для того чтобы шумом отпугивать медведей, а чтобы пасечник услышал, когда полезет зверь, и выстрелами отогнал его. Дощатая избушка обита листами железа, чтобы медведь не забрался в нее, когда нет пасечника. Но медведь все‑таки поддел когтями лист железа и отодрал его со всеми гвоздями.

Тигрица залегла около пасеки, но ненадолго. Убедилась — никого на ней нет, поймать некого — и пошла дальше.

Следы вели к кордону. Залаяли собаки. На крыльцо вышла старуха в мужской шапке–ушанке.

— Тигра вас тут не съела? — спросил Яша.

— Не забывают, приходят. Сегодня ночью была. У нас механизмы настроены. Дед то на охоту, то в лесничество уезжает. Я одна с ними управляюсь. Слышу ночью, собаки залают что есть мочи — значит, пришла. Прямо с кровати дергаю за шнурок.

Из дырки, просверленной в стене, тянулся капроновый шнур к собачьим вольерам. Вольеры из прочной сетки. К собакам не заберешься, сидят как в зоопарке. Старуха подергала за шнурок, и по лемеху, подвешенному у вольер, застучал молоток.

— Сегодня перед светом какая‑то настырная попалась. Стучала, стучала, а собаки не унимаются. Пришлось вставать. Вышла на крыльцо, пальнула два раза — утихли. Значит, ушла.

— Не боишься стрелять? — спросил Алексей.

— Да я изюбря с карабина лучше деда стреляю. Очки вот только надо опять менять. Всю жизнь, сынок, здесь живем. Чему не научишься.

Хорошо бы остаться после тяжелой ходьбы по сопкам переночевать на этом кордоне. Но Сандо торопил дальше. Да и каждому хотелось быстрее закончить это дело, вернуться на промысел. Пушнина у них — «основной урожай», а тут надо бегать за тигрицей.

Без привычки Олег едва поспевал за всеми. Спускаться по склону было труднее, опаснее, чем подниматься. Выбирал такие места, где можно держаться за ветки, за деревца. Но бывало — хватался за деревце, а оно гнилое. Хорошо, если тут же удавалось схватиться за другое, чтобы не закувыркаться вниз. Склон нередко бугрился камнями, чуть присыпанными снегом, и покатиться по нему приятного, конечно, мало. Олег жался к склону, придерживался за камни руками, а все охотники были уже внизу. Когда спустился, пришлось бегом догонять бригаду. Из‑под снега дугой выгнулся тонкий прутик. Не обратил на него внимания, зацепил ногой и рухнул. Это была тонкая, но прочная, как проволока, лиана. По старой замшелой валежине побежал через ручей, чтобы не спускаться на лед. Нога соскользнула — Олег боком упал на дерево. Одежду прошил острый, как будто костяной, шип. Только по счастливой случайности не пропорол грудь. Внутри гнилых сучьев оказались желтые смолистые стержни, острые, как гвозди.

Тигрица опять шла прямо, никуда не сворачивая. В широкой пади Сандо наконец остановился и сказал, что дальше идти нельзя — негде будет ночевать. А тут есть зимовьюшка.

В зимовье широкие нары, железная печка на крупных камнях, небольшой столик, полочки, закопченный чайник, керосиновая лампа без стекла. Все так устали, что навели немножко порядок в избушке, притащили валежника на дрова и повалились на нары. Только у Сандо хватило сил готовить ужин. Он осмотрел со всех сторон большой кусок изюбрятины, убрал приставшие кое–где шерстинки и на пне зимовья порубил топором мороженое мясо на небольшие кусочки. Сложил их в кастрюлю, спустился к ручью и залил водой.

Синицы и поползни, хоть и наступили сумерки, слетелись к пню собирать крошки от мяса…

Сандо расталкивал всех, заставлял есть.

— Саня, чего сидишь? Бери ложку. Яша, не клади голову в миску.

Все были сонные. Олег не понимал, зачем растолкали его и силой подняли с нар.

Сандо быстро управился со своей порцией, присел на поленце возле печки и, пошевеливая палкой сухие дрова, стал рассказывать:

— Приехал я первый раз в Москву. Пришел в столовую, взял первое, второе, поставил на свободный столик, пошел за ложкой и вилкой.

Все настороженно прислушались. Не часто Сандо что- нибудь рассказывал. Олег тоже придвинулся к столу, хотя усталость совсем отбила у него аппетит. А Сандо продолжал:

— Столовая большая, чистая. На стенах рисунки всякие. Культурно так, красиво. Возвращаюсь с ложкой и вилкой. Смотрю, за моим столом уже негр сидит и преспокойно так ест мой суп. «Ах ты…» — думаю. Подхожу, сел возле него и давай хоть второе есть. А сам смотрю на него в упор, думаю: «Ну и нахал попался». Он, вижу, застеснялся вроде. Ложку так неуверенно стал носить. А потом совсем его совесть заела, встал он из‑за стола и ушел. И тут, как поднялся он со стула, освободил место, я смотрю — за его спиной, на соседнем столике, мои тарелки стоят.

Все засмеялись, и сон отступил на время. Поужинали и улеглись спать. А ночью пошел снег и засыпал следы. Пришлось возвращаться.

Уже было совершенно ясно, что тигрица больна или ранена, не может ловить свою обычную добычу, поэтому и промышляет в поселках. Прикинули по направлению ее хода, в каком поселке она должна появиться, и выехали туда на машине. Продежурили в поселке весь день и всю ночь — не пришла. Почти неделю не объявлялась. Потом сообщают: уже три дня ловит собак в поселке за рекой.

— Почему сразу не позвонили? — спросил Сандо в поселковом совете.

— Думали, пускай немного бродячих собак половит. Стрелять их у нас никого не заставишь, хоть она соберет.

Едва тигрица поняла, что за ней началась охота, ушла за длинную ночь так далеко, что охотники не успели за короткий день пройти весь ее маршрут.

Однажды через сутки она оказалась в поселке, до которого по прямой ей надо было пройти шестьдесят три километра. Сомневались, та ли тигрица. Может, другой тигр завернул в поселок? Каждый год наведываются за собаками.

Но когда приехали на место, убедились — та тигрица.

В этом поселке среди бела дня тигрица принялась гонять по двору поросенка. Схватила его и понесла. Прибежал охотник с карабином и начал стрелять вверх.

— Чего ты в небо палишь! — закричал хозяин поросенка. — Убей ее!

— Знаешь, штраф какой платить? Она же из Красной книги.

— А мне кто заплатит?

— Госстрах.

— Дай карабин, сам убью.

— Не дам. Ты или я, какая разница?

— Чего тогда прибежал с карабином?

— А вдруг на людей кинется!

Со всех сторон на шум и выстрелы бежали люди.

— Не подходите, не подходите к ней! — кричал охотник, а сам бежал к тигрице.

Вокруг было уже множество народа. Тигрица, видя, что ей, наверное, не утащить поросенка, бросила его, метнулась к людям, схватила из‑под ног собачонку и, держа ее в пасти, как кошка мышонка, неторопливо, степенно потрусила к сопкам. Перемахнула забор и пропала в зарослях.

Потом опять явилась в поселок. Зашла в сарай и задавила двух поросят. Собрался народ, но все боятся подойти близко. Кто выглядывает из‑за забора, кто из дверей.

Вдруг мимо идут двое с дня рождения — муж и жена. Оба хорошо погуляли, друг друга поддерживают.

— Чего тут происходит? — спросила женщина.

— Уходи быстрее! Тигра в сарае поросят задрала!

Муж тут же шмыгнул в дверь соседнего дома, а жена выдернула из пня топор.

— Я ей покажу поросят! — ринулась с топором в сарай.

Тигрица выскочила, схватила женщину за руку и повалила на землю. Все закричали. Тигрица оставила женщину и опять ушла в сарай, к поросятам.

Прибежал охотник с карабином, но зверь выскочил так стремительно, что охотник не успел выстрелить. Тигрица сбила его с ног, раздробила зубами плечо и побежала из поселка.

И охотника, и женщину отвели в больницу.

Приехала бригада охотников, а им сообщают: позвонили из другого поселка, тигрицу видели уже там.

— Сколько можно за ней гоняться? — ругался Алексей.

— Что поделаешь, если навыка нету, — ответил Сандо. — Кто у нас на тифа охотился? Никто.

— Пусть вертолет вызывают и ищут, — не унимался Алексей.

— А сколько других тигриных следов встречали, — возразил Сандо. — С вертолета опять перепутаешь и не заметишь как.


Содержание:
 0  Мой знакомый медведь: Мой знакомый медведь; Зимовье на Тигровой; Дикий урман  1  Мой знакомый медведь
 4  Глава четвертая  8  Глава восьмая
 12  Глава двенадцатая  16  Глава шестнадцатая
 20  Глава двадцатая  24  Глава двадцать четвертая
 28  Глава двадцать восьмая  32  Глава третья
 36  Глава седьмая  40  Глава одиннадцатая
 44  Глава пятнадцатая  48  Глава девятнадцатая
 52  Глава двадцать третья  56  Глава двадцать седьмая
 60  Глава вторая  63  Глава пятая
 64  вы читаете: Глава шестая  65  Глава седьмая
 68  Глава десятая  72  Глава четвертая
 76  Глава восьмая  80  Глава вторая
 84  Глава шестая  88  Глава десятая
 92  Глава четырнадцатая  96  Глава восемнадцатая
 100  Глава двадцать вторая  104  Глава двадцать шестая
 108  Глава первая  112  Глава пятая
 116  Глава девятая  120  Глава тринадцатая
 124  Глава семнадцатая  128  Глава двадцать первая
 132  Глава двадцать пятая  136  Глава двадцать девятая
 137  notes.html    



 




sitemap