Приключения : Путешествия и география : База (Из записок геолога, история 4) : Вячеслав Алексеев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Вячеслав Алексеев

Из записок геолога

База

Туристов - геологи не любят. А за что их любить? Если, не дай Бог, отряду достанется маршрут, по которому только что прошла толпа ошалевших от обилия природы москвичей или питерцев, - все! Кранты! Дальше - на весь месяц обеспечено полуголодное существование на консервах и надоевшей рыбе. Ни уток, ни гусей, ни оленей... И свернуть нельзя, ведь маршрут - это не уикэнд с шашлыками.

Впрочем и рыбу можно стерпеть, лишь бы не случилось более страшного встречи с одичавшими "робинзонами" на каком-нибудь острове, без еды, без сетей и патронов, с разорванной в клочья резиновой лодкой. До чего ж народ глупый - думают, если дюралевая казанка в купе поезда не помещается, значит можно путешествовать по диким рекам с завалами и корягами на надувных резинках или брезентовых байдарках! Вот тогда прощай маршрут, план и премии - нужно вывозить этих олухов до ближайшего поселка, пока они людоедство не освоили.

А последнюю точку туристы ставят в конце лета. Прошел человек маршрут, вернулся на базу, помылся, переоделся, тут, казалось бы, можно и о Москве подумать. Ан нет - все билеты проданы на две-три недели вперед - тем самым туристам, также возвращающимся в родные пенаты. И угорающие со скуки геологи ежедневно придумывают розыгрыши и шутки, дабы скоротать утомительное безделье. В этот период - горе новичкам, им особенно приходится держать "ухо востро" - уж слишком "лакомый кусок" они для старожилов: то затеет начальство переучет "верхонок", не объяснив толком что это такое, то заставят в присутствии "комиссии" уничтожать ножевкой ломаный буровой инструмент, согласно акта на списание, а еще больше достается дежурным. Им еще в поле изрядно надоели банальные предложения промыть и продуть макароны, но на базе появляется новая забота - необходимо следить, чтоб никто из шутников не смог закинуть в общий котел пачку соли, весь оставшийся запас перца или пакет сахара. Ведь командировочные в кармане, поселковая столовка на сеседней улице - почему б не пошутить? Тем более, что всем надоевшие макароны и пшено принято обязательно доедать ведь не доживут они до следующего сезона, а деньги то еще весной уплачены...

* * *

- Ты не знаешь, куда кусачки подевались? - обратился ко мне Леха, отрядный начальник, осматривавший бобины с геофизическим проводом.

- Понятия не знаю. - Я пожал плечами. - А что, в буровом ящике нет?

Шеф окинул взглядом сарай, переоборудованный под склад:

- В нашем - нет, а буркомплекты Николая и Батона завалены спальниками. Странно, кому кусачки могли понадобится? - И внимательно посмотрел на меня.

- Судя по всему - вам, Алексей Василич, - предположил я, ощупывая в кармане те самые пресловутые кусачки. - Кажется в машине есть пассатижи, может они подойдут?

- О! Точно! - воскликнул он, подняв указательный палец.

И заспешил к экспедиционной автоколымаге, а я, не торопясь, направился к дому. В том, что вовремя утянутый инструмент понадобится мне этой ночью, я теперь уже нисколько не сомневался. К счастью, все эти приколы с геофизическими проводами мне были известны по предыдущим сезонам, но у новичков - студентов-практикантов и Татьяны-поварихи был реальный шанс отличиться. Ну что ж, посмотрим - что придумал шеф. А вдруг что-нибудь новенькое?

На вечернем преферансе я сумел остаться при своих, что было большим достижением: чемпион МГУ по шахматам и префу, Леха, сам играть не стал, он сделал хуже - подсел к Татьяне и всю игру подсказывал ей очередные ходы. Итог закономерен, три ондатровые шкурки и лиса, хотя и летняя, но весьма приличная, перекочевали из рюкзаков студентов - Олега и Игоря, в объемистый баул поварихи. Вообще-то она работала лаборанткой на кафедре петрографии, но девице так захотелось нюхнуть романтики, что сумев уговорить и свое начальство, и нашего главного по экспедиции (ненавидевшего женщин-геологинь) - перевелась на все лето в полевое подразделение. А Леха согласился взять ее в свой отряд лишь с условием, что она будет только кухарничать.

Народ поодиночке выходил во двор осмотреть сан.удобства на природе и молча разбредался по своим раскладушкам.

Наконец щелкнул выключатель, кроме Татьяны, продолжавшей колобродить во дворе, все уже улеглись в спальники. На фоне всеобщего скрипа пружин, со стороны шефской раскладушки раздавалась подозрительная возня - было явно слышно шуршание геофизического провода.

Внезапно тишину прервал грохот свалившегося с раскладушки Игоря, упакованного в спальный мешок. Судя по приглушенному мату, упал он удачно завязками вниз, и теперь тщетно пытался перевернуться в узком проходе, находясь внутри неуклюжего ватного спальника, чтобы развязать тесемки и вылезти наружу. Народ, быстро сообразивший - что произошло, разразился дружным хохотом. Особенно неиствовал Олег, наполовину вылезший из своего мешка. Он смеялся так усердно, что у его раскладушки сложилась передняя опора и тот чуть не ковырнулся через голову. Тем временем Игорь все же сумел вылезти наружу и щелкнул выключателем... Как я и ожидал, лампу кто-то уже успел вывернуть. Олег в темноте поднялся и потянул переднюю ножку раскладушки. Но как только она встала на свое место, сложилась задняя. Сообразив, что просто так ножки складываться не будут, Олег пошарил под раскладушкой.

- Какая зараза мне ножки у раскладушки связала? - Громко спросил он. Да включите же свет, черт вас возьми...

- Наверное лампочка перегорела - раздался голос шефа, - слышал же, как Игорь выключателем щелкал... А чего там у вас случилось? Чего не спите и другим мешаете?

Раздалось чиркание спички и мерцающий огонек пробился из под Олеговой кровати.

- Вот гады, - донеслось оттуда - геофизическим проводом связано и узел оплавлен... Алексей Васильевич, дайте мне ключи от склада, тут кусачки нужны.

- Нету кусачек, - ответил шеф, - я сам сегодня весь день их искал. Вероятно их взял тот, кто тебе ножки связал.

- Вот блин... Что же делать то? Гефизический провод руками переломить нельзя... О, а топор то в предбаннике...

- Ты не вздумай здесь пол портить, - раздался втревоженный голос шефа.Хочешь провод перерубить - вытаскивай свою раскладушку на улицу... И завтра обязательно топор точить будешь...

Олег в темноте свалил на меня свой спальник, надувной матрас и поволок раскладушку в коридор. Игорь, тем временем, уже улегшийся, опять свалился на пол, правда теперь в другую сторону и опять очень удачно - мордой вниз.

Идиот, не мог сразу проверить свою раскладушку! Вот, к примеру я, еще только присев, почуял натянутый под ней провод, и под шумок тихо его перекусил. Он был завязан точно посередине от головы к ногам под брезентом лежака и вместо привычного прогиба вдоль кровати образовалось довольно жесткое ребро. Провод выдерживает две тонны на разрыв и практически не растягивается. Разумеется пластиковая оплетка была предусмотрительно оплавлена спичкой, так что пытаться развязать узел бесполезно.

В палатках мы спали на голой земле, подкладывая надувные матрасы, надежно защищавщие от вечной мерзлоты. Привычка заставила и здесь на раскладушку положить сначала его, а уж потом спальник. Но именно на кровати пляжный матрас подыгрывал злой шутке: если человек ложился посередине раскладушки матрас "обтекал" жесткое ребро провода, не давая его почуять. Стоило же сместится на один из краев, как по законам физики воздух шустро перетекал на не загруженную сторону, и матрас вываливал спящего не хуже обычного самосвала.

Игорь, вторично выбравшийся из спальника, наконец-то сообразил необходимость обследования своей раскладушки. Изыскания прошли успешно - он тоже нашел провод и, громко чертыхаясь, поволок постель в корридор, где первый студент громко стучал топором...

Тем временем в комнату вошла Татьяна и на ощупь направилась к своей койке. Ее кровать, отделенная узким проходом, стояла паралельно шефской. Уже почти добравшись до своего места, повариха споткнулась и свалилась прямо на шефа... Раздался плеск воды и дикий крик Лехи:

- Ты чего, обалдела что ли? Водой в рожу плескаться?

- Да здесь какой-то идиот проволоку под ногами натянул, а я себе на ночь кружку воды несла, - оправдывалась Татьяна.

Тут уже животы от смеха прихватило у всех. На шум прибежали даже студенты. Они же, вывернув лампу в коридоре, зажгли свет в комнате. Наш мокрый начальник, по уши залитый чистейшей питьевой водой, безуспешно пытался расковырять мокрые же завязки спального мешка, чтоб поскорей выбраться из этой лужи. Причем, ни у кого не вызывало сомнений, что злополучную проволоку на полу натянул именно он.

Кроме преферанса, в поселке было еще одно общедоступное развлечение танцы в местном клубе. Впрочем, тамошний малолетний контингент оставлял желать лучшего, но на безрыбье... И совсем проигравшие студенты по вечерам стали задерживаться в клубе. Шеф особо не возражал, если бы не одно "но" уж очень поздно гуляки возвращались. И как-то за ужином он предупредил Олега с Игорем, что в полночь запрет дверь базы и тогда они могут гулять хоть до утра.

За несколько минут до полуночи на базу пришел Игорь без приятеля. От внимательных глаз публики не ускользнуло, как он "не заметно" открыл шпингалеты окна...

Третий час ночи. Никто не спит, хотя все известные анекдоты и приколы из жизни уже пересказаны по второму заходу. За окном послышался шорох и публика дружно засопела, иммитируя глубокий сон.

В проеме появился Олег. Он осторожно открыл окно, залез на подоконник и ловко спрыгнул в... тазик с предусмотрительно налитой водой.

Осторожно, чтоб никого не разбудить, вынул из тазика ноги, обутые в приготовленные для Москвы туфли, и пробормотал:

- Вот сволочи!

И в этот момент дежурный обрезал веревку, державшую скатанный спальный мешок, который был подвешен на двух расчалках к карнизу окна. От удара Олег садится в тот же тазик и его вопль заглушается дружным хохотом рукоплещущих зрителей.


Содержание:
 0  вы читаете: База (Из записок геолога, история 4) : Вячеслав Алексеев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap