Приключения : Путешествия и география : Клад (Из записок геолога) : Вячеслав Алексеев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Эта история началась в конце 1964 года, вместе со сдачей трех пятиэтажек, с которых пошел разрастаться Тушинский район. В новенькую квартиру вселилось многодетное семейство директора известнейшего в Москве гастронома-высотки, что и по сию пору стоит на площади Восстания. В первую же весну все новоселы, включая семейство директора, вышли на ленинский субботник и дружно принялись благоустраивать двор: под окнами сажались березки, рябинки, кусты акации и другой растительности… А спустя пару недель, аккурат после майских праздников, посадили и… самого директора гастронома-высотки.

Что — за что… Неизвестно, да и не столь важно для дальнейшего повествования.

Прошло десять лет. Бывший директор скончался тогда еще, спустя пару годиков — на нарах. Его семья, потеряв былое благополучие, потихоньку спивалась: распродавались книги, аппаратура… Затем мебель… Дошло дело и до сантехники: семья отдала кому-то за пару пузырей собственный унитаз. От беспробудной пьянки умер старший сын, за ним и мать ушла в мир иной. Старшую дочь отправили на 101 километр и в квартире остались младшие (но уже совершеннолетние) сестра с братом. Соседи давно поставили на этой семье жирный крест, и вдруг… О, чудо! Младший резко бросает пить, сам идет лечиться, устраивается на работу.

Надолго ли? Как выяснилось — все всерьез. Владимир (так зовут нынешнего хозяина квартиры) делает капитальный ремонт, потихоньку выкупает собственную мебель, обрывает связи с прежними дружками и обзаводится новыми — со всех сторон вполне положительными и непьющими. Попал и я в их число: соседи, как-никак… Впрочем, его интерес ко мне оказался неслучайным.

Через некоторое время я и еще один сосед — Димка, начинающий инженер-электронщик, настолько привыкли проводить вечера у Владимира за чашкой чая с обычным трепом о музыке, джинсах и прочем, что чувствовали себя у него в квартире, как дома. И как-то в один из вечеров, достаточно присмотревшись к нам, Владимир открылся:

— Дим, ты знаешь Витьку из соседнего дома?

— Это что машину купил? Знаю. Не так чтобы очень хорошо — он же старше нас, у него другая тусовка была, — ответил Дима. — А зачем он тебе нужен?

— Да, он с моим старшим братом дружбу водил — такая же пьянь была, а потом резко так… — Подтвердил Владимир.

— За ум взялся? Бывает, — усмехнулся я.

— За ум… На мои деньги, как выяснилось…

— Как это? — заинтересовались мы одновременно.

— Мать ему сдуру отцов аккордеон отдала, за бутылку. Там половина клавиш не работала. Валялся этот аккордеон у Витьки без дела, валялся, а потом он полез клавиши исправить. Меха-то вскрыл, а в аккордеоне двадцать пять тысяч сотенными. Пачки изнутри прилеплены были. Потому и не играла музыка. Что б мне самому-то туда залезть?

— И что теперь?

— А ничего. Витька отпирается — не было никаких денег и все тут. В милицию же не пойдешь заявлять. Он дружкам разболтал, а от них я узнал.

— А откуда такие деньги-то? От отца остались? — Спросил я. — У вас же вроде бы обыск был и все такое…

— Ты чего, не знаешь, что ли? Они ж ничего не нашли. То есть вообще ничего. Да и эти двадцать пять штук для отца — копейки сущие. Вам одним скажу, только больше никому — ни-ни! Банка у нас была из-под кофе, битком набитая царскими золотыми червонцами. В буфете стояла. Тяжеленная. Я ее неоднократно видел и червонцы перебирал — еще когда пацаном был. И ее при обыске не нашли.

— Значит, где-то здесь?

— Дима, не считай меня за идиота. Ты думаешь, почему я ремонт сделал и весь паркет перебрал? Почему я сейчас из последних сил корячусь, копейки экономлю — чтоб именно свою мебель обратно добыть? Пусть битая, пусть царапанная — мне наша мебель нужна!

— Понял. Ты думаешь, золото где-то здесь?

— Не знаю. Милиция тогда капитально все исследовала, даже стены простукивала. Я же помню все — не маленький уже был… А отец стены не долбил — это я тоже помню.

— А может, нашли, да втихаря притырили?

— Ты чо? Совсем, что ль? Там соседи понятыми по следам ОБХСС-ников ходили, да и мы тоже всем семейством. Исключено. Опять-таки, на суде было бы лишним аргументом…

— Значит, во дворе где-то.

— Я тоже так думаю, — ответил Владимир. — Дачи у нас не было… И еще один момент: сколько я себя помню — отец всегда игнорировал все эти субботники с воскресниками, а за неделю до ареста сам вызвался кусты-деревья сажать. Ведь весь вот этот участок, — Владимир махнул рукой в сторону окна, — мой отец вскопал. О чем это говорит?

Информация возбуждала. Не сговариваясь, мы вскочили с кресел и подошли к окну. На улице темнело, но освещенный окнами заросший участок просматривался отлично.

— Вот эти три березки посадил мой отец, — сказал Владимир, указав на деревья. — И клен тоже он.

— А вон ту рябинку я сажал, — не к месту вставил я.

— Зато вон для тех кустов я копал яму, а сами кусты сажал отец, — добавил Владимир. — Вот черт их знает, банка может быть где угодно.

— Скорее всего, под березками, — добавил Дмитрий.

— Почему? Мог и посреди участка пихнуть.

— Не, у поверхности — бессмысленно, а самые глубокие ямы — для саженцев. Согласись, просто так яму копать, на виду у всех — очень чревато. Да и оно вроде как бы и приметнее, под деревьями то.

— Беда. Березки-то уже выше пятого этажа вымахали. Если их спилить, да потом еще и корчевать… Неприятностей не оберешься.

— Володь, ты еще учти, что твоя банка могла врасти в дерево — тогда-то саженец тоненький был, а сейчас?

— Ну и? Какие будут предложения? Тому кто предложит способ, с помощью которого найдем банку — 10 % содержимого, а тому, кто найдет саму банку — 25 %.

— Хм… Ну я за пару дней миноискатель могу слабать, — предложил Димка.

— Годится. А что скажет геология? — Обратился ко мне Владимир.

— Что тут тебе — месторождение, что ли? Впрочем, если бы пробы подземных вод отобрать, я б их в нашу лабораторию пристроил бы и с девчонками б договорился об анализе на золото. Но сам подумай — откуда у поверхности вода? Хотя… Знаешь что… Нам не нужна вода. Придумал! Срываем по листочку с каждой березки и уже по ним проводим анализ. А? Как?

— Тогда и с клена нужно листок сорвать, и с вон того куста — их тоже отец сажал…

— Хорошо, на том и порешили!

* * *

Через неделю троица собралась на том же месте обсудить первые результаты.

— Володь, с миноискателем — облом. Схему взял из журнала «Радио», слепил. Ну лажа полнейшая: гвоздь ловит на расстоянии 35 сантиметров, на медь и алюминий вообще не реагирует. В общем, нужно свой придумывать и ваять с нуля. Не на магнитных принципах, а высокочастотный.

— Золото-то в жестяной банке было, может, все-таки, попробуем?

— Конечно, попробуем. Миноискатель-то есть — не пропадать же добру. Сейчас я его принесу.

— А что у специалиста по золоту?

— Да тоже не ахти. Одно я могу сказать, золото есть.

— Где? — В один голос воскликнули напарники.

— Там, за окном. Начну с того, что я только по одной березке смог договориться. Вон по той, первой. Дал листок. Само собой, тут же вопросы: откуда, как, почему, зачем… Экспресс-анализ на золото, сами понимаете, жуткий интерес вызвал. Отбрехался, что, дескать, листок из Дагестана, с березки, что у кургана растет, мол, стоит курган разрывать или не стоит. Так одна, бывавшая в моем отряде, тут же заявила, что не видела в окрестностях никаких берез… В общем, один листок мне растворили в кислотах и провели анализ — есть следы золота.

— Что значит следы?

— Значит — золото присутствует, но его так мало, что количественный анализ провести невозможно. Впрочем, так и должно быть. Золото ж совсем не растворяется. Так что для нашего случая следы — это просто отличный показатель. А вот два других листика я пока не рискнул отдавать — разговоры-то нам не нужны… А результат, подозреваю, будет тот же.

— Ладно, Дим, неси свой миноискатель и пойдем пощупаем березки…

Миноискатель и вправду оказался полной лажей. Ни на березки, ни на клен, ни на кусты он никак не среагировал. Зато дружно запищал в двух местах безо всяких кустов. Дима воткнул прутики, чтоб найти эти точки вечером, но Владимир не утерпел и принялся копать.

Разумеется, никакого золота не нашел, зато откопал старую лопату со сломанным черенком и кусок арматуры. Видимо, эти «сокровища» остались еще со времен строительства дома.

— Эх, так и знал. В журнале «Радио» никогда ничего путного не напечатают, — с сожалением сказал Дмитрий. — А где взять схему высокочастотного миноискателя?

— Ты электронщик или кто? — спросил Владимир.

— Да не занимался никогда такой ерундой… Звуковой тракт, усилитель, эквалайзер, в конце концов… Я даже теорию УКВ-приемников слабо знаю, а тут еще круче технику лабать нужно. Нечто вроде локатора или милицейского радара.

— Зачем нам радар?

— Потому что диапазон радиоизлучений там одного порядка, а вся наша низкочастотная техника на немагнитные материалы просто не среагирует. В общем, ладно. Поговорю на работе со спецами, может кто-нибудь что и присоветует…

* * *

Спросите, чем дело кончилось? А ничем. Потоптались еще пару недель по дворику у дома, штырем потыкали… и все. Деревья пилить ЖЭК не позволит, да и прочие жители заинтересуются. Прибора нет — Дмитрий так и не смог добыть какие-то высокочастотные диоды с транзисторами, а без них никак миноискатель не собрать. Мне нужно было уезжать на полевые работы, да и не настолько я силен в химии, чтоб дома «на коленке» проводить аналитический анализ на золото. И хозяин смирился, окна-то на двор выходят, будет нужда — опять можно начать поиски, а пока…

* * *

Недавно, спустя 20 лет, я заехал в свой старый двор. Все три березки, клен и кусты стояли на своих местах. Только еще больше выросли, а наследник клада живет там же и ездит на старом разбитом жигуле…


Содержание:
 0  вы читаете: Клад (Из записок геолога) : Вячеслав Алексеев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap