Приключения : Путешествия и география : Глава 10 : Кемпбелл Блэк

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12

вы читаете книгу




Глава 10

Тунис, раскопки. Египет

Они пересекли территорию раскопок, работы на которых ужу были приостановлены, и приблизились к взлетно-посадочной полосе, сооруженной в пустыне немцами. Сейчас фашисты пригнали сюда два грузовика с горючим. Неподалеку был сооружен склад запасных палаток. У края полосы, упершись руками в бедра, стоял мужчина, судя по комбинезону, скорее всего механик, и, закинув голову, рассматривал что-то в небе. К нему подошли двое, Марион сразу их узнала — это были Дитрих и его помощник Гоблер.

В это время в небе, у них над головой, раздался шум, и вскоре из своего укрытия Инди и Марион увидели, как ко взлетно-посадочной полосе приближается самолет.

Гоблер крикнул механику:

— Заправь его как можно скорее! Он должен вылететь с очень важным грузом.

Самолет сел и, подпрыгивая, покатился по полосе.

— Они хотят отправить на нем Ковчег, — догадался Инди.

— Ну и что мы можем сделать? Помахать ручкой?

— Нет. Мы первые проберемся в самолет. Когда они погрузят Ковчег, мы уже будем там.

Она насмешливо посмотрела на него.

— Ничего себе план!

— Если уж мы зашли так далеко — отступать я не намерен.

Они выскочили из укрытия и спрятались за складом палаток. Механик тем временем уже поставил колодки под колеса самолета и тянул к нему шланг для заправки горючим. Пропеллеры машины вращались, оглушительно ревел мотор.

Они подобрались еще ближе к полосе, но никто из них не заметил, что сзади к ним приблизился еще один немец — светловолосый парень с татуировкой на руках. Он осторожно подкрался и уже занес гаечный ключ над головой Инди. Марион первая увидела его тень, которая неясным пятном расплылась у нее под ногами, и вскрикнула. Инди резко обернулся, и как раз вовремя: ключ начал опускаться на его затылок. Он вскочил на ноги, схватил нападающего за руку и повалил на землю, а Марион метнулась прочь и спряталась за грудой ящиков, наблюдая оттуда за схваткой и размышляя, чем бы помочь Инди.

Инди и светловолосый парень, сцепившись, выкатились на посадочную полосу. К ним подбежал первый механик, он стоял рядом с дерущимися и ждал момента, когда можно будет лягнуть Инди — но Инди неожиданно вскочил, повернулся к нему и ударом кулака свалил на землю. Однако парень с татуировкой пока не думал сдаваться, он вновь сцепился с Инди. Нанося друг другу удары, они оказались в опасной близости от самолета: пропеллер работал на полную мощность.

Эта мясорубка за секунду из тебя фарш сделает, подумал Инди.

Он чувствовал, как проклятые лопасти, словно кинжалы, со свистом разрезали воздух рядом с ним, и постарался оттащить парня от пропеллера, но тот оказался довольно сильным. Хрипя, Инди схватил его за горло и сжал, немец вывернулся и набросился на него с удвоенной яростью. Марион выглянула из-за ящиков и увидела, как из самолета вылез летчик, вытащил пистолет и нацелил на Инди. Она бросилась к самолету, выхватила из-под колес одну из колодок и стукнула летчика по голове. Он сразу обмяк и шлепнулся обратно в кабину, задев при этом рычаг управления, так что мотор взревел пуще прежнего.

Так как Марион вытащила колодку только с одной стороны, самолет начал медленно поворачиваться. Чтобы не упасть, девушка ухватилась рукой за край кабины, наклонилась и попыталась спихнуть пилота с рычага управления.

Ничего не вышло, он был слишком тяжелым. Самолет, никем не управляемый, продолжал вращаться, грозя опрокинуться и раздавить Инди, или, что еще ужаснее, порубить его лопастями на мелкие кусочки. Тщетно пытаясь что-нибудь придумать, Марион забралась в кабину, задев при этом фонарь из плексигласа, который скользнул над ее головой и захлопнулся. Самолет не остановился, его крыло оказалось в опасной близости от того места, где Инди продолжал бороться с немцем. С ужасом глядела девушка на их схватку. Вот Инди повалил парня, но тот тут же вскочил и снова бросился на противника. На этот раз Инди пихнул его…

Прямо в сторону пропеллера.

Марион зажмурилась, но не сразу, успев увидеть, как лопасти рассекли парня и как брызнула кровь. Самолет, по-прежнему, двигался. Она открыла глаза и попыталась выбраться из кабины, и только тут поняла, что колпак ей не открыть. Она забарабанила по нему кулаками. Сначала корзина, теперь кабина самолета. Когда же все это кончится?!

Инди огляделся и увидел, что Марион в ловушке. Он бросился к самолету, который, не прекращая движения, подкатился к грузовику с горючим и рассек цистерну с хладнокровием и опытностью профессионального хирурга. Бензин рекой хлынул на полосу. Инди еле удержался на скользком покрытии, потом снова поскользнулся, упал, поднялся и вновь побежал. Он вскарабкался на крыло, добрался до кабины пилота и крикнул:

— Выбирайся оттуда, самолет сейчас взорвется.

Потом нашел замок и принялся возиться с ним, пытаясь открыть фонарь снаружи. От едкого запаха бензина кружилась голова.

Из кабины на него глядели умоляющие глаза Марион.

Деревянный ящик, под охраной трех солдат, стоял у входа в палатку Дитриха, где немцы в спешке укладывали бумаги, сворачивали карты и разбирали радиопередатчик. Беллок с рассеянным видом наблюдал за сборами. Его мысли целиком и полностью были заняты предметом, находящимся в ящике, он не мог дождаться, когда наконец, сможет приступить к его изучению. Ему было все труднее сдерживать свое нетерпение. Он вновь вспомнил о ритуальных действиях, которые необходимо совершить перед тем, как открыть Ковчег. Много лет он готовил себя к этому моменту и сейчас поразился, насколько близкими и понятными стали для него эти священные заклинания. Немцы, конечно, встанут на дыбы, но когда он закончит, пусть делают с Ковчегом, что пожелают. Наверное, понавесят ярлыков и засунут в один из своих гнусных музеев, но это уже не его забота.

Еврейские заклинания— немцы в обморок грохнутся, когда узнают, подумал он и усмехнулся. Однако эта мысль долго его не занимала, он вновь принялся размышлять о Ковчеге. Если все, что он узнал о нем — правда, если древние легенды не врут, то он будет первым из людей, кто сможет установить прямой контакт с силами, лежащими за границей человеческого существования.

Беллок вышел из палатки.

Вдалеке он увидел, как в небо взметнулся столб пламени. Или это небесный огонь поразил землю? — со страхом подумал он, но тут же понял, что взрыв произошел на взлетно-посадочной полосе. С нехорошим предчувствием он помчался туда.

За ним побежали Дитрих и Гоблер, которые только что вернулись с аэродрома.

Взорвался грузовик с горючим, Пламя уже пожирало самолет.

— Диверсия! — завопил Дитрих. — Но кто?

— Джонс, — ответил Беллок.

— Джонс? — ошарашено переспросил Дитрих.

— Этот парень живучее кошки. Но когда-нибудь его живучесть иссякнет.

Они молча смотрели на горящий самолет.

— Нам надо срочно увезти отсюда Ковчег, -0 сказал Беллок. — Мы можем доехать до Каира на грузовике, а оттуда полетим самолетом.

Беллок еще с минуту смотрел на произведенные Инди разрушения, поражаясь его целеустремленности и способности к выживанию. Этим трудно было не восхищаться, ведь требовались недюжинные мужество и ловкость, чтобы выпутаться из сложнейшей ситуации, в которой Инди оказался благодаря Беллоку. Кажется, я недооценил противника, подумал он.

— И не забудь об охране, Дитрих, — обратился он к немцу.

— Конечно, я все устрою.

Беллок отвернулся. Разумеется, его разговоры насчет того, что они вылетят из Каира — сплошной блеф; он уже без ведома Дитриха послал на остров радиограмму с инструкциями. Самое главное — вскрыть Ковчег до того, как он будет отправлен в Берлин.

В лагере немцев царила страшная неразбериха. Солдаты в беспорядке носились между аэродромом и палатками, еще одна группа вооруженных немцев, с покрытыми копотью лицами, поднимала Ковчег в крытый грузовик. Руководил погрузкой Дитрих. Он визгливым голосом выкрикивал команды, мечтая только об одном, чтобы этот чертов ящик как можно скорее оказался в Берлине. Беллоку он больше не доверял, так как заметил в глазах француза странный блеск, словно тот был поглощен какой-то маниакальной идеей, уводящей его прочь от реального мира. Он выглядит как безумец, с тревогой подумал Дитрих, и тут же вспомнил, что точно такое же лицо было у Гитлера, когда тот разговаривал с Беллоком в Баварии. А может быть, они похожи, этот француз и Адольф Гитлер? Может быть, их сила, так же как их безумие, это как раз то, что отличает их от обычных людей? Дитрих терялся в догадках. Он взглянул на деревянный ящик, который его люди в этот момент поднимали в грузовик и вспомнил Джонса. Ну, этот парень, конечно, мертв, заживо похоронен в жутком подземном зале. Почему же француз нес что-то о том, что диверсия— это его рук дело? А Может, эта враждебность и их соперничество — еще один показатель безумия Беллока. Возможно.

У него больше не было времени размышлять о состоянии головы француза, ему еще предстоял путь в Каир, и он не был уверен, что не будет новых попыток диверсии. Весь в поту, ненавидя все вокруг — пустыню, жару, солнце, песок — он снова принялся отдавать команды своим людям, в глубине души сочувствуя им: ведь они тоже были вдали от родного сердцу Фатерланда.

А Марион и Инди тем временем притаились за какими-то бочками, наблюдая за арабами, которые в беспорядке носились туда и сюда, и за немцами, грузившими ящик с Ковчегом. Их лица были черные от копоти, но даже под слоем сажи было заметно, что Марион очень бледна и выглядит уставшей.

— Ты провозился с этим фонарем чертову уйму времени, — пожаловалась она.

— Но ведь я все же вытащил тебя оттуда.

— В последний момент, — упрекнула она. — Ты все делаешь в последний момент.

Он взглянул на нее и дотронулся пальцами до ее щеки: пальцы тут же стали черными. Затем снова посмотрел на грузовик.

— Они куда-то увозят Ковчег. Хотел бы я знать — куда.

Мимо них промчалась группа арабов, среди которых, к своему удивлению, Инди заметил Саллу. Он выставил ногу, египтянин споткнулся и упал. Когда он встал, на его губах играла радостная улыбка.

— Инди! Марион! Я уже боялся, что потерял вас.

— Мы тоже, — ответил Инди. — Что случилось?

— Они не обращают на арабов внимания, мой друг, считают, что мы дураки, круглые идиоты; к тому же, я думаю, они с трудом различают нас. Я просто удрал, никто и не заметил.

Тяжело дыша, он скользнул за бочку.

— Уверен, что взрыв— это твоя работа.

— Разумеется.

— Ты, наверное, еще не знаешь, они собираются увезти Ковчег в Каир на грузовике.

— В Каир?

— А из Каира в Берлин.

— Насчет Берлина я не уверен, — сказал Инди. — Не думаю, что Беллок даст им отправить Ковчег в Германию до того, как сам исследует его.

Рядом с грузовиком остановился открытый автомобиль, в который сели Беллок с Дитрихом и вооруженная охрана. Послышался громкий топот— это около десятка солдат забрались в кузов грузовика, где был ящик с Ковчегом.

— Безнадежно, — вздохнула Марион.

Инди не ответил. Смотри и думай, приказал он себе. Думай. Он заметил еще один служебный автомобиль, тоже без верха, на котором сзади был установлен пулемет, там же он увидел стрелка. За рулем этого автомобиля был Гоблер, рядом сидел Арнольд Тохт.

Увидев Тохта, Марион задохнулась от ярости.

— Он — чудовище!

— Остальные не лучше, — возразил Салла.

— Кто бы он ни был, — сказала Марион, — ситуация выглядит все более безнадежной.

Пулемет, вооруженные солдаты, подумал Инди. Но, может быть, все же есть выход, и не стоит пока оставлять надежду.

Машины тронулись с места.

— Мы не должны упустить их.

— И что же нам делать? Бежать за ними вприпрыжку? — спросила Марион.

— Зачем, у меня есть план получше. — Инди поднялся. — Вы, двое, как можно скорее возвращайтесь в Каир и пытайтесь договориться с кем-нибудь, чтобы нас доставили в Англию. Самолетом или кораблем, значения не имеет.

— А почему в Англию? — спросила Марион.

— Там нет фашистов и отсутствует языковой барьер, — ответил Инди и взглянул на Саллу. — Где мы встретимся в Каире?

Салла задумался.

— Ты знаешь, где гараж Омара? — спросил он наконец. — На Змеиной площади.

— Звучит ужасно, зато этого адреса я уж никак не позабуду.

— В старом городе.

— Хорошо, буду там.

Марион встала.

— А ты уверен, что доберешься туда целым и невредимым?

— Не сомневайся, — ответил он, целуя ее.

Она поймала его за руку и спросила:

— Доживу ли я до того времени, когда ты перестанешь наконец бегать от меня?

Но Инди уже умчался, лавируя между бочками.

— Мы можем отправиться на моем грузовике, — предложил Салла. — Доедем медленно, но верно.

Марион не ответила. Она думала об Инди, стараясь понять, что ее привлекает в нем. Нежным любовником его не назовешь, да и вообще, какой он любовник, просто прыгает по ее жизни, словно кузнечик. Так в чем же дело? На некоторые вопросы трудно найти ответ, решила она, лучше и не пытаться.

Когда они с Марион следили за самолетом, Инди обратил внимание, что в одном месте, между взлетно-посадочной полосой и раскопками, к столбам были привязаны несколько лошадей, а две из них — белый арабский скакун и черный — стояли в тени под зеленым тентом. Теперь, расставшись с Марион и Саллой, Инди направился в сторону коней, рассчитывая, что они все еще там. Так и оказалось. Удачный день, решил он.

Осторожно приблизившись к ним, он остановился. Ему уже много лет не приходилось ездить верхом, и сейчас он размышлял о том, верно ли, что если ты научился ездить на лошади, или на велосипеде, то уже никогда не разучишься. Ему хотелось в это верить. Он подошел к черному арабскому жеребцу, тот попятился, фыркая и вздымая копытом песок; белый конь, наоборот, прореагировал на него довольно спокойно. Выбор был сделан, он вскочил на белого жеребца, потянул его за гриву. Конь привстал на дыбы и послушно пошел в ту сторону, куда направил его Инди. Они выехали из-под тента, Инди пришпорил пятками скакуна, и тот понесся через дюны, то опускаясь в ложбины, то переваливая через песчаные хребты. Конь скакал красивым галопом, повинуясь малейшему движению наездника. Инди решил, что нагонит машину на горной дороге, на полпути к Каиру. А потом— потом видно будет.

Неожиданность — великая вещь, решил он и весь отдался погоне.

Караван из машин все выше взбирался по узкой горной дороге, которая петляла среди скал, в отдельных местах подходя к самому краю бездонной пропасти. Не слезая с лошади, Инди сверху наблюдал, как они медленно и упорно ползут вперед. Он старался не забывать об осторожности: у парней в грузовике — этих зомби, одетых в форму — есть винтовки, а с вооруженными людьми всегда необходимо считаться, особенно, если их много, целая маленькая армия, а ты — несмотря на всю свою безрассудную смелость — один, не считая арабского жеребца.

Он направил коня вниз по глинистому склону, покрытому низкорослым кустарником — из-под копыт лошади посыпались камешки, — и выбрался на дорогу как раз за замыкающим колонну автомобилем, очень надеясь, что его не заметят. Пустые надежды.

Его заметили, и сразу же заработал пулемет, пули зарывались в землю прямо у ног его скакуна. Инди направлял коня то в одну, то в другую сторону, издали казалось, что тот исполняет какой-то безумный танец. Горное эхо вторило выстрелам. Инди пришпорил жеребца, заставляя бедное животное идти на пределе возможного, и обогнал автомобиль, успев разглядеть удивленные лица немцев. Стрелок развернул орудие, но пулемет лишь дернулся пару раз и тут же захлебнулся: закончились патроны, а пулеметчик так и не смог попасть во всадника на лошади. Тохт, сидящий рядом с Гоблером, вытащил пистолет, но Инди уже скрылся за едущим впереди грузовиком и скакал рядом с кабиной. Тохт все же выстрелил, и пуля пробила матерчатый верх грузовика.

Сейчас, парень, главное не зевай, сказал себе Инди. Он прыгнул с лошади, перелетел разделяющее их расстояние, ухватился за край грузовика и рванул на себя дверь как раз в тот момент, когда сидящий рядом с водителем охранник попытался вскинуть винтовку. Однако ему это не удалось. Инди бросился на него и начал вырывать оружие из рук; немец отчаянно сопротивлялся, борясь за винтовку, которой так и не смог воспользоваться. Инди резко вывернул ему руку, послышался хруст — он сломал охраннику кисть, тот закричал от боли, и, воспользовавшись этим, Инди выпихнул немца из кабины на дорогу.

Остался водитель.

Это был плотный мужчина с золотыми зубами. Инди набросился на него, немец выпустил руль из рук, грузовик развернуло и швырнуло к пропасти. Инди поспешно схватился за руль и вырулил обратно на дорогу. В это время водитель со всего маху ударил его в лицо.

Несколько секунд Инди сидел, ничего не соображая. Водитель, заметив это, нажал на тормоз, но Инди, придя в себя, сбросил его ногу с педали. Они вновь сцепились, бросив руль. Грузовик начало мотать из стороны в сторону. Гоблер, ехавший за ними, делал все возможное, чтобы не врезаться в их машину; он так резко поворачивал вправо и влево, что на одном из виражей стрелок, сидевший рядом с пулеметом, не удержался и, перелетев через борт автомобиля, свалился в пропасть. На какой-то момент он словно воздушный змей, завис в воздухе с распростертыми руками, затем, оглушительно крича, рухнул вниз. В горах долго не умолкало эхо.

Беллок, сидящий в первом автомобиле, повернулся, чтобы узнать, что произошло. Джонс, не иначе, решил он. Не хочет смириться с тем. Что упустил Ковчег. Придется смириться, мой друг, подумал он и вновь оглянулся назад, однако слепящее солнце мешало рассмотреть, что происходит в кабине следовавшего за ними грузовика.

— Мне кажется, там что-то случилось, — наконец произнес он.

Они достигли места, где дорога делала крутой поворот, и водитель резко заложил руль, ненароком помяв непрочный направляющий рельс на краю дороги. Он тут же выровнял машину, и сопровождавший их охранник, сидевший на заднем сиденье, вытащил автомат и нацелил его на кабину грузовика.

Беллок остановил его.

— Вы можете убить водителя, и тогда египетская вещица, столь милая сердцу вашего фюрера, скорее всего, свалится в пропасть. И что мы скажем в Берлине?

Дитрих мрачно кивнул в ответ.

— Думаете, это новые подвиги вашего американского друга, Беллок?

— Без сомнения, но вот на что он надеется при таких неравных шансах, этого я не понимаю, — сказал Беллок. — Не понимаю и боюсь.

— Если что-то случится с Ковчегом…— Дитрих не закончил фразы, но его слова прозвучали так, как если бы он провел пальцем по горлу.

— Да ничего с ним не случится, — возразил Беллок.

Инди в это время сжимал руками шею водителя; грузовик, вновь оказавшийся без управления, подъехал к покореженному направляющему рельсу, ударил его и поднял в воздух облако пыли. Инди, однако, ухитрился в последний момент поймать руль и отвести машину от пропасти. Поднятая ими пыль совершенно ослепила Гоблера и Тохта, ехавших следом. Гоблер закашлялся и попытался протереть глаза, но было слишком поздно: последнее, что он увидел, был покореженный рельс, а последнее, что слышал, — ужасающий вопль Тохта. Машину поволокло к краю обрыва, словно железные опилки к магниту, она проскочила сквозь разбитое ограждение, зависла на секунду над пропастью, как будто желая бросить вызов закону тяготения, наконец, рухнула и взорвалась.

Черт, подумал Инди. Ему никак не удавалось справиться с водителем: как только он нападал на него, грузовик сразу терял управление и грозил кувыркнуться с обрыва. К тому же, парень за рулем был настоящий силач: сплошные мускулы, твердые как железо. Краем глаза Инди заметил и еще кое-что: он кинул взгляд на боковое зеркальце и увидел, что по бокам грузовика к кабине водителя пробираются солдаты. Новая опасность придала ему силы: отпихнув водителя, он одним рывком открыл дверь и вышвырнул его из машины. Мужчина, размахивая руками и крича, шлепнулся в пыль.

Извини, подумал Инди.

Он схватил руль и, нажав на газ, начал догонять идущий впереди автомобиль. Неожиданно он увидел перед собой чернеющее отверстие — в скале был прорублен недлинный туннель. Он влетел в темноту и принялся бросать грузовик из стороны в сторону, так что бока машины задевали стенки туннеля. Раздались крики — это солдаты. Прижатые к стенам, падали с грузовика. Интересно, сколько их там еще осталось, подумал Инди. Он выскочил из туннеля на свет. Грузовик уже догнал штабной автомобиль. Он прибавил скорость и стукнул его сзади. Охранник на заднем сиденье неожиданно поднял руку и показал вверх — он показывал на крышу грузовика.

Ах так, подумал Инди. Если там солдаты, то ты, парень, провалило все дело. Береженного Бог бережет, сказал он себе и резко нажал на тормоз; грузовик стал как вкопанный. В тот же момент он увидел, как с крыши грузовика свалились два солдата.

Он вновь двинулся вперед. Они уже выезжали из горной местности, приближаясь к равнине. Инди снова нажал на газ и ударил сзади автомобиль; в глубине души он ликовал, будучи уверен, что они не осмелятся сейчас убить его из страха повредить ценный груз. Он наслаждался чувством безнаказанности, продолжая вновь и вновь наносить удары по заднему бамперу, и смотрел, как дергаются при этом Беллок и его немецкие друзья. Теперь надо было вырваться вперед, он должен обогнать их до того, как они прибудут в Каир.

Дорога наконец вышла на равнину, и вдалеке уже показались неясные очертания города. Инди сознавал, что это самый опасный участок пути: в горах они боялись причинить ему вред, грузовик мог соскользнуть в пропасть, и тогда — прощай Ковче; но здесь их ничего не сдерживало и, безусловно, они попытаются его убить, или хотя бы спихнуть с дороги.

Словно прочтя его мысли, охранник открыл огонь. Пули со свистом проносились мимо, одна попала в стекло, другая пробила матерчатый верх. Инди инстинктивно пригнул голову. Во что бы то ни стало надо обогнать их. Дорога по-прежнему петляла, и впереди он заметил крутой поворот. Ну, держись, скомандовал он себе. Он прибавил скорость. И, сделав рывок, поравнялся с автомобилем, затем ударил его в бок и спихнул с дороги. Машина съехала в кювет.

Дело сделано. Однако он понимал, что они уже через минуту выедут на дорогу и вновь помчатся за ним следом. Он взглянул в боковое зеркальце — ну, конечно же, задом машина поднялась вверх по склону, они въехали на дорогу и, развернувшись, бросились догонять его. Инди нажал на газ. Скорее, давай же, про себя умолял он грузовик. И вот уже окраина города. Автомобиль с немцами следовал за ним по пятам. Однако город— это не горы, здесь совсем другие правила игры.

Узкие улицы Каира. Он мчался по ним, разгоняя в разные стороны людей и животных, опрокидывая прилавки и корзины с фруктами, лавируя между торговцами и нищими. Испуганные прохожие в страхе жались к стенам. Наконец он въехал в старый город, где находился гараж Омара. Здесь улицы и переулки стали еще уже. Он едва не сшиб слепого нищего. К счастью, тот неожиданно прозрел — великое чудо! — и отскочил в сторону, рассыпав при этом милостыню, потом приподнял черные очки и с удивлением поглядел вслед грузовику.

Инди еще прибавил скорость, одновременно стараясь оживить в памяти план Каира. Машина с немцами не отставала.

Он свернул в переулок, и чуть не наехал на ослика, еле успевшего отпрыгнуть в сторону. Кто-то от испуга свалился со стремянки, в руках у женщины заплакал ребенок… Простите, бормотал Инди, простите. Конечно, надо бы остановиться и лично принести извинения, но только не сейчас: немцы не отставали.

И вот наконец он на Змеиной площади. Дверь в гараж Омара стояла распахнутой, и он направил грузовик прямиком внутрь. Машина остановилась, и дверь гаража мгновенно захлопнулась. Тут же несколько арабских мальчишек с метлами в руках начали подметать улицу, уничтожая следы покрышек, пока Инди совершенно обессиленный сидел в кабине и сам с трудом верил в свою удачу.

Автомобиль немцев тоже выскочил на площадь, Беллок и Дитрих с потерянным видом оглядывались вокруг, но грузовик как сквозь землю провалился.

А в это время в кузове грузовика из ящика с Ковчегом раздался тихий, почти неслышный гул. Казалось, самопроизвольно включился какой-то механизм и заработал. Никто не услышал этого звука.

Уже стемнело, когда Салла и Марион появились в гараже. Инди успел немного поспать на койке, которую ему уступил Омар, и теперь, проснувшись, лежал в темноте, голодный и злой. Неожиданно вспыхнул свет, Инди протер глаза: перед ним стояла Марион. Она умудрилась где-то помыть голову и причесаться и выглядела, как показалось Инди, совершенно сногсшибательно.

— Тебе здорово досталось, — сказала она ему.

— Пустяки, несколько царапин, — ответил он и сел в постели, при этом его тело пронзила такая боль, что он застонал.

В комнату вошел Салла, Инди встрепенулся и тут же забыл об усталости.

— Мы договорились насчет корабля, сообщил Салла.

— Надежные люди?

— Пираты. Им можно верить. Их капитан, Катанга, честный человек, несмотря на его занятие.

— Они согласны взять на борт и нас и наш груз?

Салла кивнул.

— За соответствующее вознаграждение.

— Теперь, — Инди, превозмогая усталость, поднялся, — надо отвести грузовик в порт.

Он посмотрел на Марион и добавил:

— Боюсь, что наши приключения на сегодня не закончились.

Дитрих и Беллок сидели в комнате посла. Немецкое посольство располагалось в роскошно украшенном здании в центре Каира. Посол был очень любезен с ними. Профессиональный дипломат, переживший чистки Гитлера, он был рад услужить режиму и охотно предоставил свой кабинет в их распоряжение. Какое-то время они сидели молча, Беллок рассеянно разглядывал портрет фюрера, Дитрих курил египетские сигары.

Время от времени в комнате звонил телефон. Дитрих брал трубку, слушал, отвечал и, качая головой, клало на место.

— Если мы упустим Ковчег…— он закурил новую сигарету.

Беллок встал, прошелся по комнате, затем махнул рукой.

— Я и думать об этом не хочу, Дитрих. Кстати, что случилось с отлаженной работой твоей шпионской сети в Египте? Почему они до сих пор ничего не нашли?

— Найдут. Я уверен.

— Мне бы твою уверенность.

Дитрих прикрыл глаза. Беллок, с его ехидством, надоел ему до смерти, к тому же его страшила перспектива вернуться в Берлин с пустыми руками.

— Где ваш хваленый профессионализм, — продолжал Беллок. — Как могло получиться, что один человек — один! — умудрился вывести из строя всех охранников и к тому же исчезнуть. Абсурд какой-то. Поверить не могу.

— Я это уже слышал, — устало ответил Дитрих.

Беллок подошел к окну и уставился в темноту. Где-то там, во мраке египетской ночи, скрывается Джонс, и у него — Ковчег. Черт побери, Ковчег упускать нельзя. Одна мысль, что он может потерять его, заставила Беллока похолодеть.

Вновь зазвонил телефон. Дитрих поднял трубку, послушал, и его поведение сразу изменилось. Он бросил на француза взгляд, полный злорадства.

— Я же говорил, что мои люди все уладят.

— Вот как?

— Один мой человек узнал в порту, что египтянин по имени Салла зафрахтовал грузовой пароход “Банту Винд”.

— Возможно, уловка.

— Возможно, но проверить не мешает.

— Все равно делать нечего, — сказал Беллок.

— Тогда, идем.

Они торопливо покинули посольство, быстро добрались до порта и узнали, что “Банту Винд” уплыл час назад в неизвестном направлении.


Содержание:
 0  Индиана Джонс и искатели потерянного ковчега : Кемпбелл Блэк  1  Глава 1 : Кемпбелл Блэк
 2  Глава 2 : Кемпбелл Блэк  3  Глава 3 : Кемпбелл Блэк
 4  Глава 4 : Кемпбелл Блэк  5  Глава 5 : Кемпбелл Блэк
 6  Глава 6 : Кемпбелл Блэк  7  Глава 7 : Кемпбелл Блэк
 8  Глава 8 : Кемпбелл Блэк  9  Глава 9 : Кемпбелл Блэк
 10  вы читаете: Глава 10 : Кемпбелл Блэк  11  Глава 11 : Кемпбелл Блэк
 12  Глава 12 : Кемпбелл Блэк    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap