Приключения : Путешествия и география : Самая короткая дорога в Хибины-2000 : Алексей Бурцев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Леша Бурцев

Самая короткая дорога в Хибины-2000

ОТЧЕТ О ПОХОДЕ

-----------------

Ну вот, теперь, после того, как и через неделю после возвращения из Хибин, в половине второго ночи, когда я не смог очередной раз приступить к работе, мне становится ясно, что пора приступать к записи дневника о велопоходе на Кавказ, что за невозможностью совершать дела полезные, следует совершить что-нибудь бесполезное, тем более что через какое-то время такое не очень полезное дело, как нынешний велопоход, забудется, и от этого станет не то что бы менее полезным, а то и просто перестанет существовать когда-либо совсем.

Итак, после длительного велопростоя я наконец собрался и пошел в велопоход. (Пишу исключительно о себе и от своего имени, как если бы ходил я один, т.к. про участников, маршрут и снаряжение - непременные атрибуты походов, наверняка напишет, или, я  почти уверен, что уже написал Антон, который, кстати, тоже ходил).

-----------------

28.07.2000

Вначале были сборы.

Собирались мы в двух местах - у Антона в Ново-Косине и у меня в центре. Т.е. мы время от времени созванивались, пытаясь понять, начали ли собираться те другие. В какой-то момент Антон просто отчаялся и ушел спать и делать мне стало совсем нечего. Впрочем, уже начиналось утро, даже скорее уже началось.

29.07.2000

Причем началось оно очень неприятно - позвонил Антон с сообщением, что машина пришла и через час с небольшим они будут у меня.

Пришлось собираться. Я пошел расталкивать Машу.

То, что происходило дальше, напоминало скорее не очень хороший предутренний сон - Анка ухватила мой велосипед за переднее колесо и потребовала немедленной замены передней покрышки, микроавтобус "форд" прилетел во Внуково, сменяющиеся очереди к регистрации, пиво по 20 рублей... Чек на 5 рублей из тамошнего туалета я хранил еще несколько недель, но потом он куда-то затерялся, так что я не могу точно сказать, было ли там написано "Спасибо". Что до пива - Маша не пьет в принципе, Антон - из принципа, а Анка с Аленкой были накачаны какими-то антибиотиками до такого состояния, когда они тоже не пьют, то, методом исключения, получилось, что все  пиво пью я.

Так продолжалось те 2-3 часа, которые у нас оказались в запасе, поскольку при отъезде не произошло никаких накладок.

Самолет произвел на меня отрицательное впечатление - например надписи для каждой надписи, будь то запасной выход или номер кресла, была изготовлена соответствующая металлическая табличка. Раньше такие таблички пионеры бы отнесли на металлолом, туда же, впрочем, стоило бы отнести и весь самолет.

Тем не менее, двигатели загудели, самолет задрожал и взлетел в воздух, Антон заботливо пропустил редко-летающую-на-самолетах Аленку к окошку, где она немедленно лишилась чувств.

Я же немедленно заснул, таким образом тоже как бы лишившись на время чувств, о которых мог бы написать. Проснулся от столика, на котором перевозили платную еду и питье. Я никогда ничего не покупал в самолетах, и от неожиданности, чего-то купил.

Но вот уже и Краснодар не за горами, гипотетически он как раз перед горами, но гор все равно не видно. Выходим в горячий воздух и Антон с командой интересуется, прилетели ли с нами велосипеды, велосипеды прилетели, и скоро нам их покажут. Выход в город устроен  очень даже буднично, в общем, через 10 минут мы сидим на разных лавочках, и ищем глазами Антона, который, оказывается, пошел откачивать Аленку, об этом знает Анка, но мы не знаем, что она знает и ее не ищем. Тем не менее постепенно находим всех, а нас находят один за другим таксисты, точнее, первому же я честно признался, что  такси нужно, но далеко и большое, и именно такое такси оказалось в полной готовности неподалеку, называлось незнакомым словом "кабзик". Я стараюсь отдалить тот момент, когда начнут называть цену, включается Антон. Видно, что мы очень хорошо подходим к этому автобусу, в остальном же происходит уравновешивание большого расстояния и еще большей суммы денег. В итоге расстояние удалось сохранить, а деньги уменьшились с 2500 до 1500 руб.

После чего мы сели на веранду кафе с кондиционером и устроили дешевый и вкусный завтрак, которым остались довольны все, кроме водителя, он все же предпочитал, чтобы мы сначала загрузились, а потом завтракали. Но мы сказали, что раз договорились, то теперь точно поедем, но только сначала поедим.

И мы поехали, автобус кабзик оказался совершенно замечательным средством передвижения, гораздо приятнее, чем самолет, не говоря уже о наших велосипедах. Итак, в около 15:00 по местному времени, оно же московское, мы выехали. Т.е. если и дальше говорить о прошедшем времени - в 5:50 позвонил Антон, в 6:50 пришла машина, в 7:35 мы были во Внуково, в 10:20 началась регистрация, в 13:30 прилетели, и вот в 15:00 поехали.

Из дорожных впечатлений никаких не осталось, помнится, у нас сначала была заправка бензином, авансом, потом подбор знакомых и небольшой крюк через город Адыгейск. Затем в Майкопе мы высадились купить воды в магазине и в 18:00 были на площади перед магазином в Каменомостском. Там купили Маше пластмассовых ложек, одноразовых, 5 штук. Мисок не было. В итоге Маша весь поход питалась из банки от тушенки и пластмассовой ложкой, оказавшейся чрезвычайно крепкой, другой пластмассовой ложкой мы мешали сахар, мед или еще что, попадающее в чай, три остальных работали запасными.

Площадь состояла из крупного щербня и белой пыли.

Без особого энтузиазма я приступил к движению, Маша, кажется, тоже приготовилась к отчаянному рывку до турбазы, километра так на полтора, но не больше. Оказалось даже меньше, и все как-то сразу - вот Артем стоит посреди улицы, вот въезд на турбазу. А вот мы вдруг дальше поехали, впрочем, я за такое развитие событий, поскольку до сих пор считаю ночевку в Шови неправильной, и боюсь, что в этот раз мы вообще с базы на базу будем передвигаться.

В общем мы куда-то поехали, направление не знаю, но точно вверх. Дорога тут же стала необыкновенно красива, к подъемам прибавились спуски, на одном из которых Маша чуть не упала, тут же обидевшись на меня, за бесцеремонный обгон и на остальных, за то, что поехали, как только мы их догнали. Но скоро показался мост и горные коровы, а подобные пейзажи, как оказалось, быстро отвлекают от обиженных мыслей маленьких Маш.

Здесь, перед мостом, меня познакомили с одной из характерных черт нашего похода, - я узнал, что такое  просмотры. Сначала мы все отъехали метров на 200 вправо и  стали просматривать коров, тем временем Антон и Артем исчезли. Через некоторое время они появились, с разных сторон, но каждый из них не нашел того, что искал и мы вернулись к мосту. Я уже начинал догадываться к чему все клонится и занял удобную позицию посередине. Мимо на велосипеде Аленки со свистом промчался Антон. Через несколько минут он пронесся обратно, еще некоторое время мы были участниками действия, очень напоминавшего броуновское движение, после чего все разом свалились под мост, где находилось вполне приличное место. Я понял, что на сегодня посмотров больше не будет. Стало семь вечера.

Свалившись к реке, Антон немедленно придумал купание. Мне эта идея поначалу не понравилась, как из-за большого течения, так и из-за малой глубины, а особенно оттого, что у меня облезла кожа на седле, я подразумеваю велосипедное седло, и я эту кожу стал сшивать белыми, хоть и капроновыми,  нитками. Однако потом все же спустился к реке и, признаюсь, что никогда раньше такого купания не испытывал - вода течет настолько быстро, что холода не чувствуешь. Единственное, что чувствуешь - что тебя сейчас унесет отсюда, и это ощущение тебя не обманывает.

Но в целом место оказалось дерьмовое, об этом свидетельствовала куча дерьма в месте купания и забора воды.

С заходом солнца все стали спешно обустраиваться. Антон, Анка и Аленка образовывали, так сказать, ААА-палатку, она действительно размером не намного отличалось от батарейки для пейджера, потому было ясно, что огромный Артем туда не поместится, и должен будет отправляться в свою А-палатку, с которой уже успел немного познакомиться по пути из Армавира и теперь время от времени характеризовал ее свойства краткими, точными, но обидными реплаками. Аленка хочет было заночевать под открытим небом, но получает от Антона строгий выговор, т.к. в этом случае ему, Антону, придется спать без спальника и он, по-видимому, околеет.

Высыпали звезды. Разговор зашел о них, но потом плавно переключился на график завтрашнего движения, предполагалось, что мы влезем на несколько тысяч метров вверх и, поскольку таких высот в здешних краях не существует, опустимся на почти такое же расстояние вниз. Мне это показалось возмутительным и я  предложил альтернативный план, заключавшийся в подъеме на несколько десятков метров. Ни до чего особенно не договорившись, сошлись на том, что надо есть много еды, т.к. от этого будет легче, и съели ее немало.

30.07.2000

Возможно, почуяв звериным чутьем наши "проблемы с весом", кто-то пробрался ночью в А-палатку и спер оттуда тяжеленный нож Артема и груду шоколада. Артем уцелел, т.к. предусмотрительно спрятался на улице, правда, утром его чуть не подавили коровы. Я, в свою очередь, стянул у Антона из палатки кока-колу.

Разбудили нас какие-то мужики, предлагавшие завезти в гору. Кроме того в 8:45 раздался призывной клич Антона.

Светит солнышко.

Шатаемся по округе, я изготавливаю Маше миску, но тут Артем неожиданно сворачивает Ангар и этим создает ощущение скорого выхода, ну, пакуемся, заключительный аккорд - оставили пакетик Артемова геркулеса, чтобы избежать перегруза, это смотрелось неплохо на общем фоне.

Выходим часов в 12. Я с Машей сразу приотстаю, развивая скорость в 4-5 км/ч, остальные, соответственно, сразу исчезают из виду. Какое-то время на горизонте виднеется явно измученная Аленка, но потом и она исчезает. Через полчаса приваливаем в какой-то тени, потом еще и еще, а потом неожиданно догоняем пелетон. И даже уходим вперед.

Светит солнце.

Все чаще встречаются продавцы горного меда, в одном месте над дорогой, как пули, в разных направлениях шмыгают пчелы, над самой головой. Маша замедляется, я тоже начинаю чувствовать легкое утомление.

Солнце жарит.

Приходим к выводу, что дальше идем пешком. Я забираю у Маши несколько десятков килограммов веса, после чего выясняется, что пешком не намного легче, а я еду уже откровенно с трудом. Группа тем временем тоже не торопится, поджидает нас, попутно отправив Артема за водой. От солнца уже нет спасения даже в тени, допекает всюду, но близится время полуденного привала. Где-то в 14:30 сваливаемся по грунтовой дороге направо и доезжаем по ней до ручья. От всего непроходящее неприятное ощущение.

Из под моста стекает вроде бы холодный водопадик, но толку от него немного. Артем предлагает пожрать. Все вроде против, я вроде за. Однако костром занимаемся именно мы, потому потихоньку ставим чай, а потом незаметно и суп.  Костер разводится на миниатюрной полянке в тени буков, от которых веет лесной прохладой. Однако через час картина меняется радикальным образом полянка превращается в нечто вроде бани. Артем достал тонометр и принялся измерять всем давление. Анка была объявлена космонавтом. (120/80), Аленка напротив - 100/70.

Тем временем Маше не особенно лучшеет и к моменту выхода обратно на шоссе (17:30) я ей придумываю диагноз - солнечный удар (попутно приходится отбиваться от кучи других диагнозов, на которые щедры медицински подкованные Антон с Артемом). Соответственно, еще с полчаса мы с ней отстаем-бредем-едем по шоссе, после чего объявляем о своем намерении устроить затяжной, но вынужденный привал. Решили искать поблизости место для ночевки и к вечеру туда подтянуться. Едем с Антоном (я стащил Машин байк) и находим таковых 2, одно в 300 м. от ручья на чудесной полянке, а другое - у ручья, но на тропе от дороги к каким-то пчеловодческим фермам. Антон ратует за второе, я, соответственно, за первое. Может быть у меня и были бы какие-то шансы, но Антон придумал на моем чудесном месте осиное гнездо, после чего оставалось только понуро ехать к пчелам. Но следует признать, что и там оказалось неплохо, мы закупили килограмма полтора меда и ручей оказался очень кстати, возможно, что на сладких и липких велотуристов действительно слетелись бы осы..

Вниз летелось замечательно, можно было играть в рыжую героиню на носу "Титаника" из фильма, а Антона разогнало до 60.

Маша более-менее отлежалась, точнее, уже отхаживалась неподалеку, так что сразу двинули обратно.

Темнеет на юге быстро, еле успеваешь палатку развернуть. Немного душно. С темнотой появился мерзкий кричащий звук, в какой-то момент я взял фонарь и пошел с ним разбираться, оказалось - совы. Их было несколько штук и они вполне спокойно сидели в луче фонарика, даже в лучах нескольких фонариков.

Проехали 17 км.

31.07.2000

Утром оказалось, что росы не было совсем. Я долго не мог этого понять вроде бы чем выше в горы, тем континентальней климат, больше перепады температуры, больше должна быть роса. Потом решил, что роса была, но вся осталась на листьях.

Затем все заторопились, я предлагал еще чайку с медом, но нам с Машей было сказано, что мы против ребят и всех тормозим, и срываем график, и поэтому мы, с перепугу и на всякий случай собрались первыми. (Что, конечно, никак не могло помешать уйти последними).

По выходе со мной случилась техническая неполадка - сдулось переднее колесо, то самое, которое Анка хотела вообще дома оставить. Однако, после подкачивания оно держалось и я ехал сначала до привала, потом до перекуса, а потом и до вечера. Снова отстаем, но, как и прежде, в среднем не очень. Жара так и не успевает раскочегариться, что предсказывал Артем. Машин ходит значительно меньше, во-первых, уже не воскресенье, а во-вторых они доезжают только до каких-то пещер за пару километров перед турбазой Логонаки.

Из своего арьергарда наблюдали забавную, но поучительную картину, - Артем, обычно полный сил, приотстает, потом неожиданно снимает рюкзак и едет до моста через ущелье налегке. Затем он понуро двигает обратно за рюкзаком. Кажется, Артем, как знаток здешних мест, сбросил рюкзак у какого-то чудесного горного ручья с хрустальной прозрачной водой, с тем, чтобы вернуть к нему остальных на перекус, а заодно проучить, как наглых выскочек. Но не на того он напал, достаточно было одного властного взгляда Антона - и вот уже Артем течет в обратный путь.

Тем временем, мы допиваем мед, едим колбасу и смотрим на дорогу за мостом, которая 1) без асфальта 2) идет круто вверх. Тут я понимаю, что хочу пива. Тут же предлагаю поспорить с Артемом на то, что Антон заедет на ту дорогу не став ногой на грешную землю. Наивный Артем соглашается. (Со времен Валдая я зарекся спорить, что какой-нибудь сумасшедший велосипедист куда-нибудь не заедет, тогда это стоило 40 минут плавания в довольно прохладной воде и, кажется, выскабливания канов. Но нет худа без добра, поскольку можно спорить на то, что велосипедист заедет. Так я и сделал.) Антон отказывался спорить наотрез, говоря, что он поедет так, как бы и поехал, мы с Анкой кричим, что этого более чем достаточно, правда, Анке пиво пока запрещено из-за того же таинственного курса антибиотиков, так что спорим на лимонад. Все стартуют и исчезают, а мы с Машей, как обычно, плетемся в хвосте, причем пешком. Я уже давно убедился, что мои 40 на 28 звездочек такие бульники не тянут, да и особого смысла не было видно, т.к. скорость почти оказывается одинаковой.

На повороте Маша забывает очки, к тому ж появляется Анка и отбирает у Маши велосипед, со словами, что одну бутылку они уже выиграли, а теперь Артем поспорил, что Анка не въедет еще раз на Машином велосипеде. В итоге я поднимаюсь таки на велосипеде, потом с диким выражением лица (что отметили встречные стоявшие автомобилисты) спускаюсь на Машином за очками и снова залезаю уже совсем обессиленный.

На турбазе успели к концу обеда. Выпиваем с Артемом по 3-4 бутылочки пивка и выясняется, что лежать в тени мы особенно и не будем. Ну, едем дальше, в МЧС узнаем какие-то ориентиры и проезжаем последние сотни метров перед кордоном.

Догнали спелеогрузовик, в котором оказался мой бывший коллега по работе Леша Шахов. Точнее, рядом с которым, поскольку они уже полдня выясняли куда и за сколько довезет их этот грузовик.

Въезд в заповедник представлял собой домик рядом со шлагбаумом в лучах желтого вечернего солнца. Мы оставили в этом домике по 150 рублей с человека и покатили дальше. Точнее, покатили - это уже небольшое преувеличение. Местность мгновенно одичала, кругом показались каменные глыбы, вдали замаячили горы со снежниками, одним словом, мы вылезли на плато.

Я тут же стал попадать в какие-то канавы и снова спустил колесо. Оказалось, что всего лишь заплатка старая отошла, а покрышка пока держится. Пропилили километров пять от кордона и встали на локальном пупыре. Было около 9 часов.

Вечером от места разжигания примусов послышался шум - это шумел Артем, который осознал, что Антон купил три литра солярки, а не бензина. А на солярке мультитопливники не работают никогда, тем более на отечественной солярке, даже заграничные мультитопливники. Антон некоторое время отбивался результатами стендовых испытаний, но потом вынужден был отступить перед очевидным фактом горелка пыхала оранжевым пламенем и коптила, пожирая огромное количество солярки. И только.

Но это оранжевое пламя тоже было горячим и на нем более-менее нагрели суп.

После ужина Артем занялся медицинским освидетельствованием Анки и, кажется, пришел к выводу о сильно пошатнувшемся ее здоровье.

Проехали 27 км.

 

01.08.2000

С утра держали оборону - дело в том, что еще в первый день Антон и команда незаметно разгрузили Машу, при том, что я шел фактически налегке. Во второй день это повторилось, я снова не заметил, но сегодня, призыв передать лишние вещи достиг моих ушей и я отвечал за Машу, что разгружать не надо. Через секунду послышался боевой клич и в нашу сторону с угрожающим, если не сказать свирепым, видом двинулась Анка. Однако Антон успел произнести какое-то заклинание и Анка до нас не дошла,  все обошлось.

Затем на нас был совершен наезд за долгие сборы, я пытался объяснить, что главное - чтобы мы вообще вышли, что мол, вот сейчас 12 утра, темнеет в 9, а совсем - так и в 10, ясно, что при правильном развитии событий мы не должны идти по 10 часов, соответственно, когда мы выйдем - не столь уж важно. Конечно, я немного кривил душой, но вот именно, что немного, но и сборы у нас не были такими уж долгими.

Забыл сказать, что взял с собой описание похода Дощеревского и каждый день по утрам и вечерам пытался его читать. И нынче с утра читал, минут пять читал. Потом пошел Антону жаловаться, высказывать, что я в гробу видал все эти отчеты вместе с их Дощеревским, не понимаю я, как можно Фихтенгольца перепутать с Фиштенгольцем, да и вообще совсем запутался в перечислениях количества и метража подъемов и спусков...

Едва мы выступили, как почти сразу нагнали большую группу с детьми, сидящую у ручья, вот, сказал мне Антон, показывая на вовсе не такого уж злобного и ужасного человека, - познакомься с автором отчета... Группа была серьезно экипирована, мы заметили среди снаряжения даже автомобиль "Нива", говорят, с арбузом.

Пока мы сидели, мимо прокатил грузовик-автобус, запилил с дороги на склон и остановился. Мы последовали за автобусом, видимо по привычке двигаться по следам какого-нибудь транспорта, и обнаружили, что по ту сторону только каменистый травяной склон с небольшим снежником по пути к тропе внизу. Грузовик ждал лошадь, которая с Фишта везла человека со сломанной ногой. Лошадь для этих дорог - классная штука.

Сползли к снежнику и устроили за ним обед, т.к. у Артема полетела стойка багажника. Тропа шла на какой-то перевальчик, который мы называли Гузериплем, а он сам назывался - Инструкторской Щелью. Антон с ребятами стартовал чуть раньше, т.к. Артем еще дотачивал стойку, а мы с Машей традиционно тормозили.

Через минут десять вернулась Анка и схватила Машин велосипед. Произошла небольшая потасовка, в результате которой мы с Машей были повержены, а Анка с победоносным видом понесла велосипед на перевальчик. Мы были потрясены, вот так, в мгновение ока лишиться практически всего, что имеешь...

На перевале я попросил Антона повторить свое заклинание, оно снова помогло и больше случаев откровенного грабежа на маршруте я не замечал. (Что, конечно, еще ни о чем не говорит).

Тропа обладала таким интересным свойством - вдалеке она казалась идеально ровной и наилучшим образом приспособленной для езды на велосипеде, в том же месте, где ты идешь, она никуда не годилась. (Что-то подобное я потом наблюдал с Хибинской сыпухой). Соответственно, когда доходишь до мест тропы, которые издалека казались ездовыми, то, вопреки очевидности, пытаешься сесть и ехать. Я несколько раз так сделал, потом грохнулся на локоть и больше не эксперементировал. (Более удачливые люди, как Артем и Антон, усвоили этот урок, что в горах на велосипедах не ездят, гораздо позже. Антон кубарем улетел в каменистый овраг, покрытый слоем упавших деревьев, а Артем, как я понимаю, в самом конце вообще прятал велосипед в кустах и гулял вперед-назад по маршруту пешком).

Потом мы стояли на берегу озерца-лужи, Антон некоторое время сосредоточенно глядел в воду, а потом с задумчивым видом, но и с некоторой торжественностью в голосе, изрек: "Вот, теперь я понимаю, это то самое озеро, в котором Драм проглотил головастика!"

Дальше стала подыхать Анка. Я посмотрел на нее, а про себя подумал - вот, не помогай другим, самому хуже будет.

Тропа стала более и более вверх, появился ветер и вот мы выползли на перевал Гузерипль. Прочитали записку, сфотографировались, кажется, единственный кадр, на котором есть все вместе, и приступили к спуску. Оказалось, что только теперь начинается настоящая тропа, на которой уже велосипедам делать совсем нечего. По сторонам скоро показались джунгли из колючек и крапивы.  Часов около 8 вечера устроили просмотр местности, который почти ничего не дал, - я пробарахтался в этих джунглях, а Антон и Артем разведали поляну впереди. Когда мы на нее прибыли, там уже располагались грузовые спелеологи и, кажется, нас они послали дальше. А я таким образом снова пересекся с бывшим коллегой по работе. По пути к перевалу то и дело встречаем оставшихся спелеологов, они дают разную, но непременно оптимистическую информацию о расстоянии до перевала и количестве ночевок перед ним. Правда, на самом перевале по их единодушному мнению стать негде. Мы не видим никаких мест по пути и, естественно, выпираем на сам перевал.

На самом деле все были полны решимости двигать дальше, и чисто для проформы мы с Артемом обшли окрестность и обнаружили 2-3 неплохих места для палаток. Как только мы вернулись с обхода, стало стремительно темнеть и стало очевидно, что остаемся.

Несмотря на благополучное развитие событий Артем не доволен "неоправданным риском", а Антон отбрехивается, используя такие понятия, как "куча дерьма", кажется, он их использует в переносном смысле. (Кстати, утром Антон влез на склон перевала против нашей палатки и обнаружил в 30 метрах от нее груду спелеоснаряжения, что, несомненно, так же трактовал как кучу дерьма, тем более, что - яблоко от яблони недалеко падает - часов с 11 появились и спелеологи, во главе с все тем же Лешей Шаховым).

Короче говоря, день был признан достаточно экстремальным для того, чтобы выпить полбутылки водки. Немедленно выпили. Водка не работает.

Снзу все время светят фонариками, Антон определил, что те приближаются, а Артем высказал все, что он думает о людях, которые об такую пору спускаются или поднимаются с перевала, заодно, как бы, подразумеая и нас, я подозреваю. Тем временем, фонарики посветили-посветили, но ни на йоту не приблизились. Утром, я имею в виду более-менее раннее утро, было видно, что просто там внизу находится приют Фишт.

Артем, в виде исключения, спал в нашей палатке (перед тем Анка заявила, что это я загнал его в Ангар, чем возмутила меня до глубины души).

Еще я имел неосторожность завести разговор о завтрашних планах - как-то на Фишт сходить, то да се, на что получил отлуп, т.к. мы не успеваем, я спросил кто и куда не успевает, оказалось, что я сам не успеваю сам же, похоже, не зная куда.

"Проехали" 12 км.

 

02.08.2000

Итак, я проснулся в 7, вылез из палатки, посмотрел на приют Фишт, протопал за водой - 15 минут в один конец и, хотя это и покажется странным, столько же в другой, посмотрел, как Антон готовит завтрак, съел завтрак, однако пошел дождь и я проделал все эти действия в обратной последовательности, снова оказавшись в палатке.

Во время завтрака появились спелеологи, посидели около своих трансов и двинули в сторону своего Крестик-Туриста, а мы еще долго смотрели с доброжелательными улыбками им вслед, пока дождь не перешел в хороший такой ливень.

Прошел час-другой, лагерь жил своей жизнью - сначала сам собой откуда-то появился Ангар (ранее было признано, что места для него нет), затем, после небольшой паузы, что-то вроде сиесты, показался Антон и стал шататься в разных направлениях, кажущейся бессмысленностью своих действий напоминая рабочую пчелу.

От пчел же, как известно, лучше держаться подальше, от них одни неприятности. Вот и Антон через каких-то полтора часа пришел к выводу, что дождь никогда не кончится, поэтому выходить надо немедленно. Мне это казалось преждевременным, т.к. выходя немедленно мы немедленно и промокнем, а выходя потом мы промокнем только потом. Я пытался это Антону растолковать, но ничего не вышло. Антон с ребятами и Артем устроили нечто вроде консилиума. Артем предлагал снять тент, убрать колышки, а дальше, мол, мы все сделаем сами, а Антон бил на общечеловеческие ценности, такие как дружба, чувство локтя, жертвенность и самоотверженность. Я прикладывал все дипломатические способности, какие у меня были. Когда Антон стал пугать темнотой, я тут же заявил, что мы спустимся к приюту за 2 часа, Антон тут же сказал, что не меньше 4-х, мы тут же поспорили на бутылку пива. В итоге был загнан в угол и пообещал пойти на тяготы и лишения ради друзей (официальная версия). К счастью в этот момент прекратился дождь и мы собрались относительно сухими. Около 14:00 для нас начался спуск, для остальных он начался на полчаса раньше. Спуск как спуск. В отчете прошлогодних велосипедистов было написано про какие-то стремные места, где велосипед надо везти вдвоем - это скорее не так, тропа всюду примерно одинакова, (я имею в виду - на разных перевалах), и ее гадкость и скользкость зависит от настроения идущего. Так и у нас - все были убеждены, что спуск с Армянского перевала был ужасен, а я могу совершенно определеннос сказать - спуск как спуск, если спускаться медленно, то ничего в нем ужасно тяжелого и скользкого и нет. Через 20 минут догнали нос группы.

Встретили очередной, но уже последний, раз спелеологов Шахова, естественно, сразу пошел ливень. Но так или иначе, минут через 40 мы прошли крутую часть и углубились в лес, в 1-2 местах я даже попробовал съехать, правда, на Машином байке.

Через часа полтора мы вышли в долину, чуть-чуть стало проглядывать солнце. Встали на подвернувшихся полянах, казалось бы очень хорошо приспособленных для стоянок, но совершенно без дров.

Анка с Антоном быстро смотались к приюту, сочинив по пути длинный список того, что требовалось нам дозакупить, во главе списка, естественно, должно было быть мое только что выигранное пиво. Но приют оказался действительно приютом, а не магазином, впрочем, сам я там не был, единственное, чего могу сказать - они там играют в волейбол.

Снова столкнулось две школы походохождения - Артем предлагал разжечь костер в удобном месте для протягивания тросика, а мы с Антоном считали, что делать это можно только на кострище. В итоге я тянул под неодобрительным взглядом Артема, тросик с удлинителями, а Антон доказывал, что при таких плечах - всего в тросике было метров 30 - я, как бывший физик, должен понимать, что ничего у меня не получится. Я же напротив понимал, что у меня все должно получиться. Получилось по справедливости - наполовину, т.е. 1 кан висел, а 2 - уже нет. Но это все равно лучше, чем 2-м людям держать перекладину, в том, что никто из нас не способен придумать стойки, я был абсолютно уверен. Дрова мы сначала искали традиционным способом, что не давало никаких результатов, только наткнулись на группу спелеологов из приюта, также охотящихся за дровами, причем с рукзаками. Артем обнаружил огромную елку за оврагом, с дикими усилиями от нее отпилили кусок и приволокли в лагерь, но елка эта не горела. Печальная картина, радовала глаз только та же группа спелеологов, прошагавшая обратно, таща  по частям почти всю елку. Затем Артем все-таки научился добывать дрова - они в большом количестве лежат под кустами, в зарослях. Тем временем то начинался, то прекращался дождь и если бы не Анка, ежеминутно приволакивающая огромные связки сучьев, мы бы снова промокли и замерзли. А так мы только промокли.

За ужином пошел ливень, мы с Машей отбазировались в сторону палатки, откуда наблюдали за шныряющими мокрыми фигурами, отхлебывая суп - хорошее занятие перед отходом ко сну, а становилось ясно, что больше ничего хорошего, как только отойти ко сну, сделать не получится.  Зато поспать наоборот казалось очень хорошо - в отличие от предыдущей ночевки, казавшейся немного стремной в случае непогоды, здесь мы были устроены на очень качественной поляне, тент натянули на много растяжек, кустов и булыжников, в общем мы были готовы хорошо поспать.

Проехали 2 км.

03.08.2000

Утро было странным. Уже потому, что это было не утро. Это было три или четыре часа ночи, я обнаружил себя в подозрительно мокром спальнике и еще долго не мог понять, что происходит. А происходило то, что нас затопило. Вода, не сумев пробиться к нам сверху, легко докопалась снизу. Я откинул полог палатки и увидел, за стеной дождя, как земля просто вскипела, вода больше в нее не помещалась и устремлялась в палатку. Некоторое время я занимался мелиорацией, ковырял кружкой переплетенную корнями землю. Суше от этого не стало, мы попытались создать островок из ковриков, отчасти это получилось, но сил бороться со стихией не оставалось, оставалось только утешаться тем, что вода теплая.

Казалось бы, что в такой ситуации уже невозможно заснуть, нужно что-нибудь убаюкивающее, успокаивающее, вроде колыбельной песенки. И что интересно, это что-то не заставило себя ждать - к шуму дождя, сначала негромко, а потом все отчетливей и яснее добавился как бы ропот, переходящий в рокот. В полудреме мне мнился селевой поток, вроде того, что разбил Тырнауз на две части, вот, думал я - встаешь утром - а друзья погребены под кучей какой-то дряни, скатившейся с гор, или наоборот, друзья встают, а ты погребен, я как бы погружался в таинственную реку Лету, и текла она почему-то именно через нашу палатку... Но вдруг я понял, что даже очень злобный селевой поток не будет крыть тебя матом. Материться, понял я, может Артем! Да, это был Артем, он крыл все, на чем стоит Ангар, тех, кто подсунул ему Ангар, Фишт, приют, себя, наконец, свою доверчивость...

Утром, на удивление ласковым и приветливым утром, по сравнению, конечно, с тем ложным, ночным утром. Утром, когда я наконец продрал глаза, матюки Артема слышались с неменьшей громкостью, но тональность и тематика их претерпела значительные изменения. Со стороны создавалось впечатление, что Артем уворачивается от примуса, который в свою очередь, охотится за ним по палатке. Т.е. ночью он как бы прошел воду, сейчас заканчивал огонь и трубил подъем в воображаемую медную трубу. Трубил он призыв на завтрак.

Оказалось, что Артем приготовил замечательный чудесный завтрак и чай к нему, оставалось только их разогреть, потому что он их уже давно приготовил..

Было что-то около 10, все повылазили, стали потихоньку собираться делать костер. Артем продолжил свой ночной разговор, но теперь уже обращаясь непосредственно к Антону. Антон долго не мог поверить в течь в Ангаре. Ангар тек только один раз в жизни, после покупки, отрезал Антон, - потом ему промазали швы и больше он не тек никогда. (Забавно, но вернувшись в Москву и прочитав отчет Антона про недавний его Валдай, я увидел, что там также написано, что Ангар протек.) Но Артем в поисках правды не отступал, похоже, он взялся за него всерьез, поскольку в какой-то момент Антон с Анкой сказали что-то невнятное и исчезли. О том, что они сказали, потом ходили разные слухи. Одни говорили, что Антон собрался куда-то пробежаться перед завтраком, другие - что Антон обещал вернуться через 2 часа, третьи - что Антон сказал, что они уходят и не знают, вернутся ли вообще. Так или иначе, Антон с Анкой отбыли на просмотр.

Что за такой просмотр? - такой вопрос приходит в голову в этом месте.  Что это был еще за просмотр? О, это был не просмотр, это был апофеоз просмотра! Они должны были просмотреть наш дневной переход и изучить возможные места ночевок. Часа через 2 мы все же запалили костер, на котором можно было сушить вещи быстрее, чем они намокали под моросящим дождем.

В общем все было хорошо, пока вдруг не пробило Аленку. Их нет 4 часа!, сказала Аленка, - что-то случилось, надо спасать!. Мы с Артемом посмотрели на нее с сочуствием. Как часто и как трогательно приходилось мне кого-нибудь спасать! Потом идут спасать тебя, потом тех, кто пошел спасать тебя... Потом все, или почти все, собираются в исходную точку. Заканчивалось это всегда одинаково - возвращаешься, выслушиваешь проклятья где тебя и т.д.

Антон всегда делает так, как говорит - не унималась Аленка, если он сказал - через 2 часа, значит будет через 2 часа, Антон строго держит слово, слово Антона - как скала.

И тут мы все вздрогнули. Да. Правда. Мы все знали (ну, может, Артем еще не знал), что слово Антона нерушимо. А раз так, то сейчас обедаем и идем жаловаться в приют, а потом к Белореченскому. Но сначала обедаем - тут мы с Артемом были тоже единодушны.

У меня есть несколько знакомых, у которых есть одно неприятное свойство они приходят когда садишься за стол. У Антона в городе такого свойства не было, его вообще в гости не заманишь, однако здесь, на природе, они появились с первым ударом половника.

Тут Аленка заревела, начались всеобщие разборки и обед. Даже Антон выглядел несколько смущенным.

Впрочем, за обедом мы переваривали ту ценную информацию, которую они нам принесли. Упоминались в разных сочетаниях тропы, глины, уклоны, камни, градусы в большом количестве,  время в пути, скорость передвижения, прогноз на прохождение с велосипедом, цифры, факты, факты и снова цифры. Объединяло все эти данные лишь то, что они абсолютно не соответствовали дальнейшим моим личным наблюдениям, предполагаемые места ночевок выглядели колючими зарослями, на которых уже остановилась всякая мошка, ураганный ветер оборачивался ласковым дуновением, а непроходимый склон - прекрасным местом для палатки. Тем временем мы принимаем решение двигать в приют на просушку и устраивать завтра ранний подъем, пока погода будет хорошая.

Но во время обеда взгляд на жизнь меняется, и вот мы уже готовы идти сейчас, дождя то нет! Предлагается такой алгоритм - если хоть кто-то против, то не идем, а в противном случае - идем. Когда собрались - все вроде бы за идти, время 15:50, но около самого приюта снова начинаются колебания. Артем вроде бы склонен оставаться, т.е. он и есть тот единственный против, но, чем он больше как бы против, тем остальные как бы больше за, поэтому он против оказывается против всех этих за, что психологически, наверное, непросто. Т.е с одной стороны Артем как бы против всех, но с другой стороны, эти все легко принимают за рабочий вариант сидячую ночевку на тропе... Есть над чем подумать, но когда есть над чем думать, нужно время подумать, а как тут будешь думать, когда все вроде за? Короче, мы пошли единогласно. И правильно сделали. Дождя не было.

У скалы с памятными табличками я понимаю, что надо что-то менять в устройстве своего рюкзака - отбираю Машин и вешаю на плечи, переложив туда почти весь груз. Совсем другое дело! Как же я раньше не догадался... Т.е. теперь никаких технических проблем как бы и не возникает, только плечи устают время от времени.

Тропа идет в южном лесу, временами перегорожена упавшими на нее стволами деревьев, но в месте тропы из стволов обязательно выпилен кусок шириной в тропу. Иногда, правда, тропа сползает и идет ниже выпила, выпил этот, в стороне от тропы, смотрится как бы немым укором - что ж ты тропа, куды котишся?

Когда лес закончился, тропа стала прыгать по жутким валунам, велосипедисты стали застревать в то и дело встречающихся велоловушках. Когда более-менее окончательно показался перевал, все с измученным видом сели отдыхать, а я сказал Антону, что так как мы идем последними и задерживаем группу, то мы пойдем вперед.

Растянувшись, потихоньку добираемся к "перевальному взлету".

Сзади бодро появился Антон с только велосипедом - они затеяли челнок - и сказал, что надо подбирать место, т.к. скоро перевал, а на перевале и за ним мест нет.

Народ устал Я тоже устал, но хочу на перевал, т.к. не вижу, где стоять здесь. Потому, когда очередной раз начинает попахивать просмотром, упиливаю вперед. Метров за 200 до перевала обнаруживается вполне приличная поляна с еще более приличной вязанкой дров. Сам перевал выглядит даже попригодней Армянского, но ветер. Тем не менее дотащился до него, вернулся назад, чтобы убедить остальных следовать если не на сам перевал, то на полянку и помочь втащиться Маше. Как ни странно, все следуют. Антон оглядывает перевал и признает ночевку на нем самоубийством. Я начинаю обижаться, припомнив попутно постоянные наезды на наше снаряжение, да и вообще на весь образ жизни. Трудно целый день исполнять роль людей, про которых говорят, что мы то ладно, а вот они как, чуть что и кранты им... Мы, говорю, стоим здесь, а на вашей вонючей поляне, так уж и быть, будем жрать.

От стоянки прошло около 6 километров.

Вечером устраиваем повторное распитие водки. Однако Аленка лежит в палатке и не пьет. Анке плохо, Артем заводит разговор об отмене курса антибиотиков. Маша съела три порции супа густого с соусом.

Ветер дует. Я приложил массу усилий, чтобы закрепить тент с наветренной стороны, а с другой его держал только велосипед Антона. Это привело к тому, что тент всю ночь жутко хлопал. Но, как ни странно, все получилось очень даже нормально, даже спальники к утру высохли.

04.08.2000

Пришел Антон нас фотографирвать, точнее, нашу палатку. Мне кажется он был немного разочарован.

Спустились завтракать.

Артем по-прежнему настаивает на отмене курса антибиотиков, Антон спрашивает, врач ли он, получив ответ, что в какой-то степени врач (Артем почти ветеринар), на это просит показать диплом. Артем не показывает диплом, после чего их с Антоном отношения стремительно ухудшаются. (Хотя у меня есть ощущение, что если бы на вопрос Антона Артем полез бы в рюкзак и извлек оттуда диплом врача, то Антон бы его вообще убил).

В 12:50 вышли. Идется совсем легко и замечательно, Маша все время норовит собирать цветы. Ищет какой-то казюкас, но, кажется, безуспешно. Здесь не растет казюкас! Антон и команда, как обычно, уходят вперед, но через некоторое время Анке совсем плохеет, и мы начинаем часто приваливать. На первом привале Артем говорит, что надо что-то делать с Анкой, разгрузить там, положить, не знаю что, а Антон втолковывает ему, что Артем ничего не понимает, что если что-то сделать, то может будет казаться, что это и лучше, но потом Анка будет страдать, а так она будет знать, что прошла маршрут... (Выражение Анки при этом из мучительного становится немного отважным).

Пропускаем Антона и ребят вперед, чтобы не провоцировать повышение ускорения общей скорости группы, оставив определять темп Анке. Анка его и определяла, срываясь с привалов и моментально исчезая из виду.

Артем старается тоже держаться в хвосте, поближе к нам и на остановках изливает душу, говорит, что придем к морю и дудки, чтоб еще куда-то в горы лезть с такой слабой группой - нет.  У него жена блюет, а он говорит об ощущении пройденного маршрута. (это про Анотна).

К 16:00 подходим к Черкесскому перевалу, Антон пытается связаться с большой землей, пока безуспешно. Но сигнал уже есть. Снова затевается какой-то спор-наезд, теперь на меня. С перевала мы с Машей, как обычно, выходим немного позже. Приступаем к страшному веселому спуску, которым мы пугали друг друга весь поход. И никак не можем понять, где он начинается. Тропа идет довольно полого, но я ехать и не пытаюсь. На удивление скоро догоняем своих - они одевают велотуфли, а Аленке возвращают педали (за плохое поведение их сняли еще после Гузерипля). Но через 100 м. совсем порвался мой рюкзак, так что я вынимаю из него все (точнее, оно само вывалилось) и накладываю в Машин. Антон с ребятами нас обгоняют, Артем тоже прикрутил рюкзак к велосипеду. Я готовлюсь к тому, что мы их увидим уже вечером на стоянке. Дело в том, что Антон вчера на суперпросмотре встретил на перевале группу с девушкой, ходившей год назад по этому же маршруту на велосипедах же, и она сказала, что "Драм весь веселый спуск проехал в седле".

Однако мы их увидели раньше. Антон уже вылез из обрыва, а Анка с Аленкой восхищенно на него смотрели. Велосипед лежал метра на три ниже тропы.

Основной темой разговора становится гадание, где же это Драм так назюзюкался, что всюду ехал.

Идем еще полчаса-час и решаем, что пора вставать. К этому моменту у меня разболелась нога, да еще вывел из себя мой велорюкзак, в котором к тому времени ехали только накидка от дождя и коврик, он замучил меня постоянными попаданиями в спицы, свешиванием  вбок и прочими капризами, в отчаянии я даже бросал велосипед и рюкзак на камни, но это не помогало. Я отдал его Маше.

Место для ночевки замечательное. Последний раз бросил в сердцах велосипед, сел на траву и стал любоваться вечерним солнцем, угадывавшимся сквозь ветки сосен. Эффектно смотрелась Маша, вкатившаяся к поляне на бешеной скорости, по крайней мере мне так показалось.

Все все сушат,

Антон заподозрил что-то недоброе в фотоаппарате. Как всегда стемнело и, кажется, кончился сахар. Аленка выложила недоеденный ужин и сбежались мыши. В какой-то момент показалось, чтов се вокруг кишмя кишит этими мышами, было решено все повесить на деревья, но тут же стали строиться теории, что и это не поможет, т.к. норммальная кавказская мышь умеет лазить по деревьям...

Мне натерли ногу какой-то прогревающей штукой с интересным запахом. Артем сказал, что штука эта не для того вовсе предназначена, но она все равно помогла.

5.08.2000

Около 10 встали. Светит солнце, Антон сушит фотоаппарат, Артем карту, я тоже сел и стал сушить самого себя, хотя сушить было и не от чего.

После завтрака долго ходили, разыскивая очередную сушеную вещь.  Я дошел до бутылки с оставшейся одной порцией водки и потребовал, чтобы и ее кто-нибудь осушил. Удалось уговорить только Артема.

В 12:50 вышли. Страшного спуска все нет и нет. Идем потихоньку и через 3 км. приходим к поляне Холодного родника, оттуда еще 2 км. и начинается дорога. Это первое место за последние 4 дня, где может пригодиться велосипед. Артем сразу упиливает (Антон с ребятами уже давно упилили, т.к. они спешат в магазин). Проезжаем верхний кордон, я останавливаюсь подкачать колеса, а попутно выяснить, не там ли внутри Антон. Действительно, появляется мужик с кинджалом на поясе, спрашиваем про велосипедистов, - он их уже пропустил. Сказано так, будто думал - пускать или здесь кончить, а потом все же решил пропустить. Едем дальше по дороге и находим Артема, на развилке среди велосипедов и изучающего карту. Нам надо пересекать ручей. Антон с ребятами куда-то ушли. Я не очень понял, что они там ждали, т.к. вроде перед тем торопились. Перетащились с Машей через брод, тут и остальные подошли. Ехать как-то не очень хорошо, то камни, то лужи, все время вверх-вниз. Перед самым Бабук-Аулом Маша упала и ушибла руку. Обиделась на меня.

Привал на фоне приютского ангара.

Дальше Антон пытается организовать движение - впереди самая медленная Маша, что-нибудь такое, но не получается, потому что Маша оказывается слишком медленной. В итоге все снова уезжают вперед, а мы ползем потихоньку. Однако, полностью отстать снова не получилось - у Артема прокололось колесо. Поджидаем его на нижнем кордоне, Антон с ребятами уехали на показанное место у реки, а мужик-Виталий пытается развлечь нас разговором, что емму дается с некоторыми усилиями, а нам - с еще большими, поэтому вернулись к Артему и сказали координаты предполагаемой ночевки. Успеваем до полной темноты поставить палатку. Шумит река. Место какое-то огородное, в дальнем углу стоят ульи, есть горчица в баночке.

Артема все нет и нет, но когда я уже стал переживать, что что-то неправильно сказал, он въехал. Возможно, он просто долго въезжал в мои объяснения. Антон устраивает какие-то омовения.

Прощальный ужин, у меня появляется какое-то грустное ощущение, немного напоминающее последний день на море, когда мы ездили всей семьей в Гантиади.

Артем сообщает расписание электричек в Краснодар. Консультируюсь с Антоном, сколько мы можем добираться до Дагомыса - часов 5, отвечает Антон, знаешь, на вашем месте, я бы приехал в Солох-Аул и сел на автобус, из Верхнего Солох-Аула автобусы ходят каждый час.

6.08.2000

Встали с Машей на час позже, чем собирались - в 6 с копейками. В 7:10 вышли, довезли велосипеды до дороги и немного проехали, я все время оборачиваюсь назад и поглядываю углом глаза, едет ли Маша, но Маша едет. Дорога по-прежнему не сахар. Встречам ниву с лесниками, они спрашивают, посмотрел ли Виталик наши бумаги. Перед местом, обозначенным на карте как Бзыч,  - брод, на котором происходит настоящее шоу: переезжают три машины нива, маленький джип и козел.  Нива едет очень осторожно, залезает на тот берег, останавливается, джип, напротив, с рыком и брызгами кидается в воду, подпрыгивает и переваливается, а козел на середине реки как бы глохнет. На вопросительный взгляд компаньонов оттуда высовывается мужик и спрашивает:"Ноги мыли?", при этом он поворачивается на сиденье, аккуратно снимает сандалии и бережно опускает ноги в поток. Мы тоже моем ноги.

Накануне нижнекорденный Виталий говорил нам про какую-то дорогу низом к Солох-Аулу, я тогда не понял, но и переспрашивать не стал. Теперь понял низом - это дорога, которую каждый год заново накатывают в русле реки. Однако, ехать по этой низом было совершенно невозможно, намного приятнее идти пешком. Где-то в 9:10 мы сделали на ней привал. Нежаркое белесое солнце светило нам вслед. Много машин и людей с длинными удочками, шастающими по берегу.

Дорога выходит к поселку с кафе и киоском. Какой-то поддатый парень что-то кричит Маше, сначала вроде просьбы покататься, а потом вроде совета крутить педали, я думаю, он был дезориентирован - из-за шлема Маша больше похожа на мальчишку, и как бы так, по-своему, ее облаял. Поэтому завтракать в кафе нам и в голову не пришло. Далее, перед выездом на асфальт осмотрели киоск, но остались неудовлетворены. Едем наконец-то по-настоящему, однако от меня раздается стук и треск - цепь растянулась, как она могла растянуться за ночь я так и не понял, вчера, вроде, все было тихо. Еще я выбрасываю свои новые большие цветастые кроссовки.

Едем, что-то в районе 11 добрались до развилки у начала живописного серпантина, я заподозрил, что именно он и показан на карте, а дорога на Дагомыс - не показана. На одном из внешних поворотов вместо столбика поставлена маленькая часовня. На краю обрыва стоит кафе "Скурия". Сидим в специальной железной клетке с захватывающим видом на речку. Видно, что от часовни машина может лететь метров 200.

Позавтракали:

Наименование  к-во цена сумма

Скурия    350 36-20 126-70

Баклаж   1 31-00 31-00

Карт.отв  1 8-00 8-00

Карт.жар  1 10-00 10-00

Хлеб   6 0-50 3-00

Пиво   1 20-00 20-00

Сок   1 38-50 12-00

Морож   1 19-80 19-80

Сок   1 38-50 12-00

      222-70

(Холодильник сломался и мороженое потекло, так нам сказали).

В этом месте совет Антона смотрелся довольно забавно - своим ходом нам надо было ехать по более менее пологой дороге до уже недалекого перевала, а чтобы попасть на автобус, сначала следовало вломиться по серпантину.

В общем через час-другой, в 13:10, были на высшей точке дороги, среди трансформаторных будок.

Спуск. Спуск классный, не знаю, стоило ли неделю таскать с собой велосипеды ради одного спуска, но сейчас ехать было просто здорово.

Убегал вперед и поджидал Машу. Один раз вижу, что едет она вся восторженная, показывает мне руку - оказывается, научилась кататься, держась за руль только одной рукой!!!

Проскочили явно работающий магазин в 3-й роте, в других местах, наоборот, остановились, а был перерыв. В итоге, целый час простояли около продуктов за 3 км. до Дагомыса, выпил пару бутылок пива. Был свидетелем забавного диалога между водителем с орлиным носом, сидящим за рулем газика и заглянувшим к нему прохожим:

Ну как?-Нормально - Бабы есть? - Не видел - Пьешь? - Да я же не пью - Ты странный какой-то, то только и делаешь, что пьешь, теперь - не пью... - Да на себя посмотри, ты же сам пьешь! - Я? Я пью? Нет, я не пью. До семи не пью. Вот как семь часов, тогда, конечно,  сажусь, но до семи - нет.

Двинулись дальше, почти сразу город, дорога пересекла трассу  и как-то незаметно мы оказались окружены курортниками со всякими пляжными принадлежностями.  У железнодорожного моста свернули к станции, как раз объявили об электричке на Туапсе. Затащились на платформу, решили ехать и только в вагоне сильно об этом пожалели - за окном в 50 метрах - море. Несколько раз  порывался вылезти на какой-нибудь остановке, но неохота было снова потом влезать в поезд. К тому же мы немного надеялись на последнюю электричку в Краснодар, хотя уже точно решили, что сначала пойдем купаться, а потом уже уедем.. Так и доехали до Туапсе.

На этом, можно считать, наш поход и закончился, но на самом деле, если считать поход до возвращения домой,то у меня  он тянется еще 2 дня, а у Маши три недели...

В общем, в Туапсе оказалось, что все электрички на Горячий ключ давно ушли. Но перед тем, как двинуть на автовокзал, я все же догадался посетить кассы дальних поездов, где без проблем отоварились на 21:50 (морально очень помог мужик, сначала влезший без очереди по служебному удостоверению, а потом сообщивший, что в Краснодаре авто- и просто вокзалы нахоятся в одном месте). Велосипеды составили рядом с еще какими-то 2-мя навороченными меридами, наверное тоже из Москвы.

Съездили на рынок, потом на грязный городской пляж. Море отличное. Дождались захода солнца и двинули обратно. В темноте я принялся паковать 2 велосипеда в один велочехол. Достиг весьма скромных успехов.

С трудом уложились к назначенному в билете времени, но поезда нет. И в ближайшие 2 часа не будет. Поезд, кажется, пермский, соответственно, немало рядом пермяков понабежало, тоже волнуются.

Багажный билет надо было брать в соседней кассе, так что я не стал, проводница роптала, но пустила, на наше пояснение, что это - спортивные велосипеды, она возразила, что надо разобрать, на что я сказал, что они уже разобраны, посмотрите, колес-то нет!

7.08.2000

В 4:00 поезд пришел таки в Краснодар, мы вползли в ремонтируемый, но сейчас пустынный и функционирующий, переход, расположились в какой-то нише, чтоб не сказать лоджии. Совершил экскурсию, закупился пивом Оболонь-2000, немного посоображал и взял себе билет до Москвы на 9:11, а Маше - до Феодосии на 9:01. Маша, оказавшись в цивилизации, тоже не растерялась, подала идею дать домой телеграмму, потом, мы, для надежности, еще и позвонили.

Теперь уже почти совсем все, но я не могу не рассказать  о самом тяжелом участке нашего маршрута. Без чего-то 9 обошли здание, составили рюкзак с чехлами рядом с переходом, Маша побежала на автобус. Тут объявили об опоздании моего поезда на 10 минут и я пошел провожать Машу. Поскольку все время передают, что оставивших вещи без присмотра подвергнут штрафу, я оставил вещи под присмотром. Пошел я не зря, т.к. Маша не смогла впихнуть рюкзак под сиденье и теперь пыталась пристроить его в багаж. Водитель объяснил, что в багаж можно только по багажному билету и я пошел купить такой билет, но т.к. было уже 9:05, а автобус - 9:01, то в кассе мне сказали, что автобус формально уже ушел и билет не положен. Разорвала этот замкнутый круг контролерша, указав какую-то, с виду обычною, но по сути - специальную кассу.

Я побежал обратно и обнаружил только кучу своих вещей, стерегущих их не было, поезда тоже не было и не было никаких известий, куда его подают. Я стал судорожно добывать эти известия, а когда добыл, то они уже были и не нужны, поезд был отчетливо виден, он шел на хрен знает какую платформу, а мой вагон оказался в дальнем его углу. Я влетел в переход, в котором к тому времени уже раскочегарили строительные работы, на меня зашикали, но вняли моей мольбе и пропустили. Пол пути я то ли бежал, то ли полз, потом бросил рамы и понесся на уже последний отчаянный просмотр. Проводница успела спросить что-то про номер моего вагона, когда перед ее носом со свистом проносились рюкзак с колесами. Я уже ничего не видел вокруг и не слышал, но успел забросить и рамы, через полминуты поезд тронулся, а перрон, естественно, остался.


Содержание:
 0  вы читаете: Самая короткая дорога в Хибины-2000 : Алексей Бурцев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap