Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  47  48  49  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  103

вы читаете книгу

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Отчаяние. — Неожиданная помощь. — Противоядие. — Примочки из мокуна. — Ужас бандита. — Сейчас фургон будет затоплен. — Фургон-корабль. — Бушующий поток. — Разлив. — В лагере. — Доморощенные врачи. — Зуга и бушмен. — Мастер Виль. — Подлое предательство. — Обвинение в убийстве. — Фургон скрывается под водой.


От дикого способа самозащиты, который придумал Клаас, пострадали все купавшиеся в отравленном ручье, однако на некоторых сок молочая подействовал не так сильно. Несмотря на жгучую боль, они все же могли кое-как помочь тем, кто совершенно потерял зрение. Если бы не эта помощь, ослепшие неминуемо погибли бы во время наводнения. Последний из них был выведен на берег как раз в ту минуту, когда прокатился первый гром, лишь на несколько минут опередивший неожиданное бешенство стихий.

Было бы невозможно и вместе с тем излишне описывать поляну, которая только что была полна веселья. Теперь здесь раздавались проклятия на всех языках, вой злобы и отчаяния смешивался со стонами. Жестоко пострадавшие люди не знали, какой таинственной причине приписать внезапно приключившееся с ними несчастье. Они примешивали к проклятиям душераздирающие мольбы о помощи, но никто не знал, как им помочь.

Однако первые капли дождя, падая на искаженные страданием лица, промыли изъязвленные веки, и это принесло некоторое облегчение. Но оно было недостаточным и кратковременным. Если не применить энергичное и действенное лечение, то большинство пострадавших останутся слепыми на всю жизнь.

Именно в это время прибежали на крики два человека, бродивших в лесу, — два негра. Вся их одежда состояла из куска синеватой бумажной ткани, обмотанной вокруг бедер. У каждого был лук, колчан из шкуры леопарда и связка копий. Один из них — кафр могучего сложения, стройный красавец с умным лицом. Второй ростом меньше. У него кривые ноги, длинные руки, он коренаст и, должно быть, обладает атлетической силой. Его плоское, как бы расплющенное лицо кажется свирепым, но оно выражает только сострадание.

Кафр обращается к своему товарищу и гортанным голосом произносит длинную фразу. А тот отвечает жестом, который у всех народов означает сомнение: «не знаю». Тогда первый подходит к одному из пострадавших, осматривает его глаза, потом переходит к другому, к третьему и видит тождественность симптомов. Он многозначительно покачивает головой и обращается к одному из тех, кто наименее пострадал. Тот скорее угадывает, чем понимает, о чем его спрашивают. Ему известно, что туземцы нередко знают прекрасные средства против некоторых местных болезней. Он показывает на реку и знаками объясняет, что все пострадали от купания в реке. Негр улыбается, быстро оглядывает речку, по которой хлещет дождь, погружает в нее палец и пробует на язык.

«Я не ошибся», — как будто говорит он своему товарищу, который тоже окунул палец в воду и, поднеся его к лицу, тоже делает многозначительную гримасу.

Они быстро обмениваются несколькими словами, среди которых часто слышится слово «мокун». Затем оба бегом пускаются в лес, но оставляют оружие на месте, как бы желая сказать: «Мы вернемся».

Тот, к кому обращены эти слова, сразу успокаивается и обнадеживает товарищей. Отсутствие негров крайне непродолжительно. Они быстро возвращаются, и каждый несет огромную охапку веток, густо покрытых листьями. В эту минуту разражается гроза, начинается ливень. Однако на разгул стихий негры не обращают никакого внимания. Они набивают себе рот листьями и быстро их жуют. Затем, когда изо рта у них начинает течь зеленая слюна, они обращают внимание на заполненные дождевой водой миски, очевидно принадлежащие больным, и энергично выплевывают в них свою зеленую жвачку, уже обратившуюся в кашицу, и еще интенсивнее разминают ее между пальцами. Первый, к кому они обратились, нетерпеливо следит за их работой, понимая, что негры приготовляют целебное снадобье. Он отрывает от своей сорочки кусок полотна, обмакивает его в этот несложный продукт туземной фармакопеи и, полный надежды, прикладывает к глазам. У него вырывается крик. Он чувствует острую, колющую боль, которая отдает в мозгу. Но это продолжается не больше минуты, затем боль стихает, как по волшебству. Он снимает тряпочку и не может сдержать радость: к нему вернулось зрение. Если не считать неприятного ощущения, похожего на то, какое вызывает песчинка или волосок, попавший в глаз, он здоров.

— Мужайтесь, друзья! — кричит он голосом, который перекрывает раскаты грома. — Мужайтесь, мы спасены!.. Все работоспособные — за работу. Идите помогите этим славным неграм, они одни не управятся. И торопитесь!

Эти слова воодушевляют больных. Надежда как будто возрождается. Всем раздают пригоршни листьев. Люди жуют изо всех сил. Им до того не терпится получить облегчение, что они уже не растворяют свою жвачку в дождевой воде, а прямо прикладывают к глазам. Ничего, впрочем, не меняется, потому что дождь все равно льет, как из ведра; он проникает в глаза и способствует попаданию целебного сока во все складки разъеденной слизистой оболочки.

Негры разрываются на части, они бегают от одного больного к другому, раздают листву, меняют примочки и под проливным дождем смеются своим добрым и заразительным смехом.

На смену недавнему бешеному рычанию приходят счастливые вздохи — подлинный благодарственный молебен. Не ко всем вернулось зрение, но стихли боли, и все позволяет надеяться, что полное исцеление не заставит себя ждать. Тот, кто был первым пациентом этих доморощенных врачей, с любопытством осматривает целебное растение и как будто узнает его.

— Мокун? — спрашивает он.

— Мокун, — отвечают оба негра.

— Но, если я не ошибаюсь, он убивает быков? Да, конечно. Вот здорово! Ведь это те самые листья, которыми Корнелис и Питер отравили быков своего дорогого братца. Я отлично слышал, как Одноглазый наказал этому субъекту, которого они зовут «Кайман — Пожиратель людей», набросать в крааль мокуна. Для быков! Ну и грязную штучку сыграли они с мастером Клаасом! Теперь он застрял в низине, выехать у него не на чем, а вода прибывает и прибывает. Он вполне может утонуть… Но, в конце концов, это его дело! Джентльмен не заслуживает сочувствия! Почему он не захотел честно войти в компанию с нами? Почему он заперся, как дурак, в этом доме на колесах и говорил, что весь клад заберет себе? Если он утонет, тем хуже для него, а мы избавимся от лишнего конкурента. Но все-таки интересно знать, что же это с нами-то приключилось? Уж нет ли и тут чьей-нибудь дьявольской проделки? Кстати, куда девались буры? И где миссионер? Уж не предали ли нас эти мошенники? Не перешли ли они к Клаасу?

Читатель видит, что этот человек не так уж ошибался: Корнелис, Питер и его преподобие действительно совершили черную измену в отношении всей их компании. Но жулики не перешли на сторону Клааса у них было другое на уме.

А Клаас, увидев, что надвигается потоп, решил было вывести из фургона Эстер и госпожу де Вильрож и тем избавить их от неминуемой смерти. Но вода подымалась так быстро, что он просто не успел. Все менялось в этой открытой низменной местности на глазах, все преображалось. Тысячи мелких потоков прибывали со всех сторон, и вода сразу поднялась до осей фургона. Клаас ругался, увидев, что берега удаляются и удаляются и что спастись вплавь он не может, ибо всей его атлетической силы не хватит на борьбу с таким стремительным разливом.

Через несколько минут произошел сильный толчок — нечто вроде девятого вала, которого так боятся мореплаватели. Волна ударилась в стенки фургона, и они жалобно застонали. Крик ужаса вырвался у несчастных узниц. Их положение было тем более ужасно, что они сидели почти в полной темноте.

По необъяснимой случайности фургон не опрокинулся и не рассыпался под напором воды, он только медленно покачивался, как суденышко, оставленное на прибрежном песке и поднимаемое приливом. Никакого сомнения — фургон поплыл. Правда, плавал он тяжело, но ему уже не грозила опасность утонуть. И осадка у него была прекрасная, благодаря весу, в особенности благодаря осям и колесам, которые служили естественным балластом.

Клаас удивлялся, как мог бы удивляться только повешенный, если бы оборвалась веревка, на которой он болтался. Бандит вошел в свой закуток, неожиданно ставший баком, после того как фургон стал кораблем, и принялся изучать этот корабль. Сооружение было сколочено на вид грубо, но удивительно прочно, что делало честь предусмотрительности прежнего владельца. Остов из легких, но крепких досок был изнутри обит тонкой жестью, поверх которой были натянуты плетеные циновки. Две продольные балки образовывали как бы пояс судна и придавали ему устойчивость. Были приняты все меры к тому, чтобы обеспечить и полную водонепроницаемость, — все щели были хорошо законопачены. Как истинный дикарь, Клаас раньше не замечал, что предусмотрительное устройство фургона ограждает путешественников от опасности столь часто здесь происходящих гибельных наводнений. Клаас видел только фургон как фургон — такой, в каких здесь разъезжают с первых дней колонизации.

— Ах, черт возьми, — воскликнул он, сразу успокоившись, —  надо признаться, что мне все-таки везет в жизни! Люди, которые дали себе труд отравить быков, конечно, не предвидели, что фургон снимется с места благодаря такому двигателю, который не боится ни мухи цеце, ни листьев мокуна. Бедные мои быки! Вот их уносит течением. Какая радость для крокодилов! Да, а что с вояками, которых привели мои братья? Я не слышу криков. Уж не утонули ли они? Удивительная тишина!.. Впрочем, черт с ними. А я должен отсюда выбраться… Гроза успокаивается, дождь проходит, солнце начинает пригревать — вот как раз и подходящая минута, чтобы тронуться в путь. Правда, я не имею опыта, но раз уж я стал капитаном этого чудного корабля, то приведу его в тихую пристань. Надо только действовать энергично и осторожно. И прежде всего нужно иметь чем грести… Да вот хотя бы этим!..

К наполовину разрушенному забору течением прибивало вывороченные бурей деревья. Клаасу только оставалось выбрать достаточно ровную, длинную и крепкую ветвь. Отрубить ее и освободить от листьев было делом минуты. Лопастью послужила крышка ящика из-под бисквита. Гвозди и молоток нашлись.

Вода все еще прибывала, хотя буря кончилась. Еще немножко и фургон поднимется выше забора. Клаас решил дождаться этой минуты, а пока принялся за еду, в чем его крепкий организм весьма нуждался.

А в это время разбитые усталостью, измученные голодом, истерзанные тревогой Альбер, Александр и Жозеф добежали до тех самых скал, где Клаас нарезал молочай. Ручей обратился в бурный поток, но место здесь неширокое, хотя быстрота течения и опасна.

Вот где нам надо переправиться, — сказал Александр, — либо подождать, когда спадет вода.

— Переправимся сейчас, — предложил Альбер, у которого от волнения стучали зубы. — И надо не промочить патроны: они могут нам пригодиться.

— Я иду первым.

— Я за тобой.

— Подожди минуту. Видишь, плывет дерево, вырванное бурей? Оно все опутано лианами. Надо его поймать.

Александр бросился в воду, пырнул, чтобы попасть в более тихое течение, и снова появился метрах в тридцати. Он увидел, что дерево зацепилось за скалу, и вскрикнул от радости. Желая облегчить переправу своим товарищам и помочь им сохранить сухими их ружья и заряды, он вернулся, гребя одной рукой и держа в другой руке лиану, при помощи которой рассчитывал установить сообщение с противоположным берегом. Конец лианы был привязан достаточно крепко. Альбер и Жозеф, разгадав остроумную мысль своего друга, заблаговременно укрепили у себя на плечах карабины и патроны и перешли на противоположный берег, держась за импровизированный трос.

Вода лила с них ручьем, когда они пришли на бивуак, расположенный как раз позади тех скал, где еще недавно рос молочай. Тут они попали в самую гущу слепцов, которые прозрели благодаря вмешательству двух негров и теперь возносили благодарственное молебствие. А негры тотчас заметили новоприбывших и испустили громкий и веселый крик, на который тотчас ответили три крика радости.

— Белые вожди!..

— Зуга! Ты? И бушмен!.. Славные наши товарищи!..

Они обменялись крепкими и сердечными рукопожатиями, более выразительными, чем всякие долгие речи.

Неожиданное появление двух помощников, силу и непоколебимую преданность которых они уже давно оценили, было для французов огромной поддержкой.

Нескольких слов французам было достаточно, чтобы посвятить негров в свои дела, и вот все устремляются к фургону, который мерно покачивается на воде.

Внезапно в нескольких шагах раздаются крики. Потрясая оружием, бежит группа европейцев, — человек пятьдесят, одетых как обычно одеваются на алмазных приисках. Во главе выступает человек, в котором французы тотчас узнают мастера Виля. Но французы слишком озабочены своими делами и не замечают, что их бывший спутник держится как-то странно. Они не успели оглянуться, как их окружили люди, вид которых не внушал ни малейшего доверия.

— Мастер Виль, — воскликнул Альбер, — мы оказали вам кое-какие услуги… Вы нам обязаны жизнью… Я обращаюсь к вашим чувствам… к вашему сердцу… Моя жена похищена бандитом… Она в нескольких шагах отсюда. В этом фургоне… Помогите нам спасти ее от смертельной опасности… вырвать из рук мерзавца, который держит ее в плену… Помогите, мастер Виль!

Полицейский кивает своему отряду, вытаскивает из-за пояса револьвер и спокойно процеживает сквозь зубы:

— Арестуйте этих трех человек!

Альбер, Александр и Жозеф ошеломлены, они окаменели, они не могут верить ни своим ушам, ни глазам. Грубое прикосновение возвращает их к действительности. Никаких сомнений: презренный полицейский пес изменил им… Почему? С какой целью?

Но не такие они люди, чтобы этак вот дать себя арестовать, как каких-нибудь жуликов, и не оказать сопротивления. Они бешено отбиваются, они катаются по земле, увлекая за собой каждый по нескольку человек, и пытаются, хотя и тщетно, вырваться. Напрасные усилия. Их связывают, грубо бросают на землю и лишают возможности сделать малейшее движение. У Альбера глаза наливаются кровью, пена выступает на губах, он рычит и кусает веревки, которые до крови стягивают ему руки. Ценой огромного усилия ему удается встать. Он бросает полубезумный взгляд в сторону реки и видит, что фургон медленно скользит по бурным волнам. Де Вильрож вскрикивает в последний раз и падает без чувств.

— Послушайте-ка, мерзавец, — кричит мастеру Вилю Александр, — что это за гнусное злоупотребление властью? Почему вы нас арестовали? Кто вы такой? В чем вы нас обвиняете?

— Я служу в колониальной полиции и прикомандирован к Нельсонс-Фонтейну. Я все время следил за вами. Никакого злоупотребления властью здесь нет, ибо мы находимся на земле ее величества королевы. Вы обвиняетесь в убийстве и грабеже, а эти двое — ваши сообщники… Вы ответите за это двойное преступление перед представителями британского правосудия. И по закону…

Александр хочет энергично протестовать, когда к Альберу, как бы для оказания ему помощи, подходит человек, одетый по-мексикански. Это тот самый, который помог Жозефу в его поединке с американцем Диком. Он дотрагивается до Жозефа и тихо говорит ему несколько слов по-испански. Каталонец вздрагивает и застывает в неподвижности. Но когда мексиканец снова склоняется над Альбером, все еще лежащим в обмороке, Жозеф, у которого неожиданный союзник перерезал веревки, быстро вскакивает, сбивает с ног людей Виля, стоящих у него поперек дороги, и бегом пускается в лес.

— Ко мне, Зуга! — громко кричит он. — Аваи! Аваи! Месье Александр, я свободен! Подожди ты у меня, английская собака, я еще с тебя шкуру спущу! А мадам Анна будет спасена.



Содержание:
 0  Похитители бриллиантов : Луи Буссенар  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Луи Буссенар
 3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Луи Буссенар  6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Луи Буссенар
 9  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Луи Буссенар  12  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 15  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  18  ГЛАВА ВТОРАЯ : Луи Буссенар
 21  ГЛАВА ПЯТАЯ : Луи Буссенар  24  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Луи Буссенар
 27  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  30  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 33  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Луи Буссенар  36  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Луи Буссенар
 39  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Луи Буссенар  42  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Луи Буссенар
 45  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  47  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 48  вы читаете: ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  49  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Луи Буссенар
 51  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Луи Буссенар  54  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Луи Буссенар
 57  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Луи Буссенар  60  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 63  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  66  ГЛАВА ВТОРАЯ : Луи Буссенар
 69  ГЛАВА ПЯТАЯ : Луи Буссенар  72  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Луи Буссенар
 75  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  78  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 81  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  84  ГЛАВА ВТОРАЯ : Луи Буссенар
 87  ГЛАВА ПЯТАЯ : Луи Буссенар  90  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Луи Буссенар
 93  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  96  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 99  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  102  В. Финк. ЛУИ БУССЕНАР : Луи Буссенар
 103  Использовалась литература : Похитители бриллиантов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap