Приключения : Путешествия и география : ГЛАВА ВТОРАЯ : Луи Буссенар

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  65  66  67  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  103

вы читаете книгу

ГЛАВА ВТОРАЯ

Самосуд. — Закон Линча. — Вору прощения нет. — Судебное заседание в лесной чаще. — Два честных француза на скамье подсудимых. — Еще одна подлость мастера Виля. — Оба друга впервые узнают об убийстве торговца в Нельсонс-Фонтейне. — Кого повесят? — Верный способ заставить свидетеля давать показания. — Медальон Альбера. — Никакой отсрочки. — Приговор окончательный, обжалованию не подлежит. — Печальный конец палача-любителя.


— Позвольте, все это надо установить точно. Кто он, этот человек: вор или просто убийца?

— Я без колебаний обвиняю его и в том и в другом.

— Какие у вас доказательства? На основании чего строите вы такое предположение?

— Не предположение, а уверенность.

— Посмотрим. Разберемся. Мы судьи, а не враги, и мы хотим рассмотреть доводы обвинения и доводы защиты без всякой предвзятости. Приговор мы выносим страшный, обжалованию он не подлежит, осужденного казнят тут же, сию же минуту. Вот мы и хотим все знать, чтобы решать дело по чести и совести. Людей, которые судят по закону судьи Линча, слишком часто и — признаю это — не без оснований обвиняют в том, что они бывают ослеплены страстью, что они злоупотребляют своим положением и, осуждая невиновных, совершают непоправимые ошибки. Мы, конечно, имеем право быть непреклонными, но лишь тогда, когда мы справедливы. Не так ли, джентльмены?

Рокот одобрения встретил эти мудрые слова, раздались рукоплескания.

— Вы все единогласно доверили мне роль председателя суда. Я хочу быть на высоте этой трудной задачи и выполнить ее без малодушия и не поддаваясь страстям. Скажите же мне, обвинитель, на чем основана ваша уверенность в виновности обвиняемого?

— Я должен сделать одно замечание, джентльмены. И весьма серьезное. Мы находимся на территории ее величества королевы. Британский флаг развевается над…

— К чему вы клоните?..

— А вот к чему: я должностное лицо, назначенное лордом губернатором, и не могу признать законности вашего так называемого суда.

— Неужели?

— Конечно. Большинство из вас работает на алмазном прииске; иными словами, вы простые граждане и, стало быть, не можете сами, по одному своему желанию, выполнять обязанности судей.

— Продолжайте, — холодно сказал председатель.

— Именем закона я требую передачи обвиняемого и его сообщника мне, дабы они были препровождены в ближайший город и там предстали перед судом, который разберет их дело по закону.

Это требование вызвало целую бурю. Поднялись крики и проклятия, со всех сторон послышались протесты, и к тому же на языке, далеком от языка Евангелия.

Председатель дал буре улечься и, не теряя спокойствия, заявил:

— Вы требуете именем закона передачи вам обоих арестованных? В таком случае надо было вам самому поймать их именем закона и не обращаться к нам. В настоящий момент они вам больше не принадлежат. Ибо одно из двух: либо они виновны и, стало быть, представляют опасность для нашего прииска, тогда надо от них избавиться. Либо они невиновны и нам нечего их бояться. В этом случае каждый братски протянет им руку, вместо того чтобы поднять ее за их повешение.

— Но неужели вы не знаете, что, едва убийство раскрылось, я пустился за этими людьми по пятам? В течение долгого времени я пренебрегал усталостью, жарой, жаждой, голодом, и все это — чтобы не отставать от них ни на шаг, следить за ними всюду и в конце концов заставить их искупить свою вину.

— Все это доказывает, что вы дельный и усердный сыщик. Но вам за это платят жалованье. Вы только выполнили ваш долг. Чего же вы еще хотите? Дайте я вам сам скажу. Вы человек честолюбивый, и вам хочется продвинуться по службе. А для этого вы думаете использовать совершившееся преступление, то есть кровь, пролитую каким-то негодяем. Я вас хорошенько раскусил, полицейский! И тем хуже для вас. Мы не можем входить в рассмотрение мелочных вопросов личного порядка. Мы сами, по собственной своей воле, назначили суд, и дело это мы сами разберем. Уж как вам угодно! Если виновность обвиняемых будет доказана, вы будете вполне вознаграждены. Всякий труд достоин награды. Если, наоборот, они сумеют оправдаться, вам всыплют тридцать штук кнутом, потому что нельзя безнаказанно морочить голову таким занятым людям, как мы. Слава богу, у нас есть что делать…

— Ладно, — в бешенстве сказал полицейский, — больше я говорить не буду. Категорически отказываюсь участвовать в судебных прениях.

— Чудесно! Но так как никто не имеет нрава насмехаться над судом Линча, То я начну с того, что прикажу пороть вас кнутом до тех самых пор, пока вы сочтете возможным нарушить свой обет молчания. Если ваш язык все еще не развяжется, то это кончится для вас плохо: вы будете повешены. Я прикажу… А вы, господа, извольте сесть. Пока вы только обвиняемые, но, быть может, вы ни в чем не виноваты.

Эти слова, одновременно вежливые и твердые, произвели на присутствующих гораздо более сильное впечатление, чем громкие окрики и трескучие фразы, обычно раздающиеся в залах судебных заседаний у цивилизованных народов. Кроме того, время, место, сама внешность председателя, присяжных и обвиняемых — все делало эту картину необычной и дикой.

Темная ночь. Штук двадцать факелов, поставленных полукругом, бросали красные блики и освещали фантастическим светом нижние ветви исполинского баньяна, похожие на крепления зеленого купола. Обнажив головы, стояли люди с прииска Виктория в живописных рабочих лохмотьях: неописуемая смесь пледов, красных рубашек, пончо и курток. Лица были обожжены солнцем, мускулы — как канаты, загорелые груди. Англичане, перуанцы, немцы, мексиканцы, ирландцы, аргентинцы, австралийцы, испанцы, даже китайцы братски смешались в общей массе. Забыв на минуту всякое национальное соперничество, всякую личную конкуренцию, забыв жадность, которая их снедает, забыв свой тяжкий труд, они все слушали строгую речь председателя и понимали — быть может, впервые в жизни, — что несложная судебная процедура, установленная судьей Джоном Линчем, не всегда является кровавым пиршеством, бешеной жаждой смертоубийства, веселой пляской вокруг виселицы.

Энергичные лица, на которые наложили свою печать лишения и тяжелый труд, отражали самые разнообразные переживания; глаза, изъеденные тонкой приисковой пылью, останавливались то на подсудимых, то на председателе. А председатель сидел прямо против них на огромном пне, прислонившись спиной к стволу баньяна.

Это был мужчина лет сорока, с высоким лбом; его помятое, но все же красивое лицо заросло густой черной бородой, в которой серебрилась седина. Никто не знает его имени. Его зовут Инженер, вероятно, потому, что он человек широко образованный и на своем участке проявил большое знание техники. Должно быть, он пользуется большим доверием, раз товарищи по работе возложили на него такие опасные обязанности, с которыми он, впрочем, справляется тактично, но твердо.

Справа от него стоял мастер Виль, — читатель его узнал. Виль стоял вытянувшись во весь свой высокий рост и храбрился, несмотря на полученную головомойку и на страшную опасность, которая над ним нависла.

Наконец, слева Стояли Альбер де Вильрож и Александр Шони. Несмотря на все, чем этот подлец Виль был им обязан, он смеет возводить на них ложное обвинение! Они грустны, но держатся гордо, без вызова, но и без приниженности, и производят самое выгодное впечатление на всех этих деклассированных людей, видавших виды и знающих, что такое мужество.

Альбер, снедаемый тревогой, кажется безучастным к тому, что происходит вокруг. Мысленно он рядом со своей любимой, с которой неумолимый рок разлучил его именно тогда, когда она особенно нуждалась в защите.

Однако де Вильрож не теряет надежды. Он помнит, что Жозеф свободен, — Жозеф, на ловкость и преданность которого он вполне полагается. Главное — вырваться. Он делает над собой усилие, и ему кое-как удается совладать со своей тревогой.

К счастью, тут Александр, который чувствует себя так же свободно, как если бы находился в Париже, в каком-нибудь салоне. Он скорее кажется зрителем, чем действующим лицом, для которого развязка драмы может оказаться роковой, и спокойно ожидает возможности отвечать на вопросы. Положение нисколько не кажется ему безвыходным. Напротив, публика ведет себя пристойно, что случается редко. Совершенно необычно, чтобы судебное разбирательство обходилось без криков, без брани и без драк между сторонниками и противниками обвиняемых. Это тем более удивительно, что народ-то все собрался отчаянный.

— Я спросил только что, — строгим голосом продолжал председатель, — имеем ли мы дело с кражей или просто с убийством. Сейчас я объяснюсь. Наш город только еще организуется, и все мы стараемся прежде всего оградить право собственности, даже если для этого придется применять меры совершенно исключительные. Мы приговариваем к смерти за воровство, однако нам пока нечего заниматься убийствами, которые, к сожалению, слишком часто происходят в драках.

— Этого еще не хватало! — заметил какой-то янки, который сидел и обстругивал кусок дерева. — Разве дуэль не существует у большинства цивилизованных народов? Мы затеваем драки во время игры или когда напиваемся, то есть каждый день. Мы никому не причиняем никакого зла, а что касается наших собственных шкур, то мы вправе протыкать их сколько нам угодно. Не так ли, джентльмены?

Циничный выпад был покрыт взрывом смеха, который ясно показывал умонастроение публики.

— Я отлично вижу, — продолжал янки, — куда гнет уважаемый председатель. Может случиться, что кто-нибудь из нас вздумает упрекнуть этих двух джентльменов в том, что они в свое время покинули прииск немножко неожиданно, я бы сказал — немножко внезапно. Черт побери! У нас еще не у всех зажили рубцы, которые мы от них получили. Я уж не говорю о моем компаньоне, о покойном Дике, который получил такой миленький удар навахой. Что ж, ничего не скажешь, игра была честная. Они палили в нас из ружья, они обрушили на нас стенку конюшни в краале, они выпустили на нас табун взбесившихся лошадей и топтали нас копытами. Но, я повторяю, все это была честная игра… Как они отступали! Я бы отдал мой алмазный участок за то, чтобы быть с ними! Тем более что ведь все мы ошибались. Как это мы оказались такими дураками? Как мы могли поверить этим неотесанным бурам, которые из кожи лезли, чтобы заставить нас принять этого джентльмена за Смита?

— Верно! Верно! — воскликнуло не менее двадцати голосов на самых разнообразных языках.

— Мы потом видели Сэма Смита и признаем свою ошибку!.. Джентльмен спасся чудом. Это нас научит быть в другой раз поосторожнее.

— Вы правы, — с ненавистью заметил мастер Виль. Он вспомнил угрозу председателя и нарушил наконец свое молчание. — Но одно дело — всеми средствами защищать свою жизнь, и совсем другое дело — подло убить ночью безобидного старика, чтобы забрать у него его добро…

Александр пожал плечами и презрительно улыбнулся.

— Джентльмены, — продолжал полицейский, — многие из вас находились на прииске в Нельсонс-Фонтейне, когда произошло это ужасное преступление. Убитый провел там всего несколько дней, когда неизвестно откуда появились два француза. Один из них удрал, второй сидит сейчас рядом с главным обвиняемым. А этот главный обвиняемый работал на прииске, и, когда мы его арестовали, все его узнали. У него, была довольно долгая беседа с теми двумя французами, а затем, когда стемнело, они отправились к торговцу в фургон, в котором тот проживал со своей дочерью. Поводом была продажа участка. Покупатель уплатил деньги, и три француза тотчас скрылись. А наутро торговец был найден плавающим в луже крови. Его дочь и прислуга лежали связанные в глубине фургона, касса была взломана, товары валялись в беспорядке.

Ни Альбер, ни Александр не поддерживали с Нельсонс-Фонтейном никакой связи после своего отъезда и, естественно, ничего не знали об убийстве. Когда их схватили люди, которыми руководил мастер Виль, и выяснилось, что Виль — полицейский и что он обвиняет их в убийстве и грабеже, Александр подумал, что ему придется отвечать за злодейства Сэма Смита. Когда же его личность была установлена людьми, которые его знали, он надеялся быстро распутать недоразумение и доказать, что его еще раз приняли за Смита.

Но полицейский уверенно говорил о преступлении, которое было совершено, когда Смита в Алмазном крае не было. Дело чрезвычайно осложнялось. Над Александром Шони нависла страшная опасность.

Несмотря на все свое обычное самообладание, Александр затрясся и воскликнул сдавленным голосом:

— Убит?! Торговец из Нельсонс-Фонтейна?

— Да, господин француз! Убит за несколько часов до того, как вы так поспешно скрылись с обоими вашими приятелями. Вы поступили довольно-таки неумно. Надо было по крайней мере переждать несколько дней, тогда на вас не пало бы подозрение. Но из всего населения прииска только вы одни скрылись и пытались замести следы. Должно быть, вы имели серьезные основания…

Александр и Альбер были ошеломлены и не знали, что ответить. Но их молчание, их тревога произвели неблагоприятное впечатление на собравшихся, которые до сих пор были расположены в их пользу.

— Но это еще не все! — с торжествующим видом провозгласил мастер Виль.

— Как преступники ни хитры, а обо всем они подумать не могут. И часто бывает, что, поспешно покидая место преступления, они оставляют неопровержимые улики. Вот, господин председатель, возьмите эту вещицу. Предъявите ее этим двум джентльменам и спросите их, не знают ли они случайно ее происхождения…

С этими словами Виль передал председателю золотой медальон, на котором еще висели два кусочка оборвавшейся золотой цепочки.

Альбер не мог сдержать возгласа изумления. Он схватил медальон, торопливо раскрыл его и крикнул:

— Мой медальон!

Затем он стал рассматривать дорогое его сердцу изображение. Несколько слов мастера Виля вернули его к действительности. На лице полицейского играла злорадная улыбка.

— Итак, — обратился он к председателю, — джентльмен признает, что медальон принадлежит ему. Он даже знает секретный замочек, и ему знакомо лицо особы, которое здесь изображено. Так вот, знаете ли вы, где и когда я нашел этот медальон? Наутро после убийства, в нескольких дюймах от трупа. Вам хотелось доказательств? Вот они! Теперь судите этих людей и вынесите им приговор по совести и разумению!..

Ловкий ход мастера Виля произвел впечатление. Как ни были шатки улики, виновность обвиняемых уже не представляла для публики никакого сомнения.

— Тише, джентльмены, — сказал председатель.

Он был подавлен этой сценой, но, как человек более устойчивый, чем все остальные, еще не считал, что обвиняемые виновны.

— Что ж, господа, защищайтесь! — воскликнул он, поворачиваясь в их сторону. — Вы принадлежите к народу великодушному. Такие гнусные преступления не во французских нравах. Я люблю и уважаю французов, я знаю Францию, я преданно служил ей в мрачные годы нашествия [41]. Я видел, как французы защищали свое отечество. Я видел, с каким мужеством французы дрались и с какой гордостью они переносили свое печальное поражение. Нет, честность всегда скажется!.. Еще раз говорю вам — защищайтесь, господа. Вас просит об этом собрат по оружию, ирландец, потерявший свою родину…

— Да посмотрите мне хорошенько в лицо! — воскликнул Александр дрожащим от негодования голосом. — Все вы кричите: «Смерть! Смерть!» Вы слепо верите этому презренному полицейскому. А мы его кормили, помогали ему, несколько раз спасали его от смерти. Похож я на грабителя и убийцу? Мы с вами были товарищами по работе. Заметили ли вы хоть что-нибудь предосудительное в моем поведении, когда я жил среди вас? Разве я не был добрым товарищем? Разве сами вы не признавали этого вслух? Разве человек с безупречным прошлым, как я, может этак вот, ни с того ни с сего стать грабителем и убийцей? И наконец, разве мои слова стоят меньше, чем слова этой подозрительной личности, которая якобы принадлежит к колониальной полиции, но пока еще ничем этого не доказала? Почему мы должны верить, что этот медальон, принадлежащий моему другу, действительно был найден рядом с жертвой загадочного преступления? А разве вы не могли его украсть у нас или по крайней мере найти, когда вы жили с нами?

Публика с лихорадочным любопытством ждала, что ответит мастер Виль на эти горячие слова.

И тот заговорил своим фальшивым голосом:

— Обвиняемый сказал вам: «Разве я похож на грабителя и убийцу?» На этот ребяческий довод я отвечаю: да! Разве вы сами не приняли его за Сэма Смита, за грабителя, одно имя которого наводит ужас в Австралии и в Африке? А что касается моей личности, которую обвиняемый считает подозрительной, то всякий, кто помнит его по Нельсонс-Фонтейну, помнит и меня, потому что все меня видели за исполнением моих служебных обязанностей.

— Верно! — воскликнул американец. — Я тем более хорошо вас помню, что однажды вам вздумалось захватить и меня, как какого-нибудь жулика, и я очень мило вышиб вам зуб.

— Нет худа без добра, — философски ответил мастер Виль, — ибо благодаря этой неприятности нельзя больше говорить, что я кого-нибудь обманываю насчет моего служебного положения!

— Ничего себе положение! — буркнул янки.

— Я не поменяюсь с этими двумя французами.

— Гм!.. Да и я не поменяюсь. От них чертовски пахнет веревкой.

— Но вы все-таки не думаете совершить подобную несправедливость! — снова воскликнул Александр. — Во всякое другое время мы бы пошли на смерть без сожаления, но сегодня нам надо жить!

— Да! — зарычал Альбер. — Жить! Еще несколько дней, хотя бы несколько часов.

— Позвольте мне, джентльмены, обратиться к вашей совести, — сказал Александр. — Мой друг очень тяжело пострадал. У него похитили жену, и она молит его о помощи. Дайте нам отсрочку. Несколько дней. А потом, когда мы отметим за нее и несчастная молодая женщина получит свободу, мы сами придем к вам и отдадим себя в ваши руки. Быть может, мы будем располагать какими-нибудь доказательствами нашей невиновности. Даю вам слово француза и дворянина.

Несколько человек были тронуты, послышались возгласы: «Браво!» Но подавляющее большинство разразилось грубым хохотом: люди не поняли, сколько величия и самоотверженности было в предложении Александра Шони. Кроме того, вообще взяла верх обычная жестокая грубость этих людей: им хотелось видеть повешение. Им было вполне безразлично, кого повесят: полицейского или французов. Но раз уж полицейскому удалось выдернуть голову из петли, то доставить публике развлечение должны французы.

Председатель был убежден в невиновности Альбера и Александра, но ясно видел, что их дело плохо. Однако он попытался добиться для них отсрочки, хотя бы самой непродолжительной: в душе Инженер надеялся, что произойдет какое-нибудь неожиданное событие, которое переменит обстановку.

— Джентльмены, — сказал он, когда ему удалось водворить тишину, — позвольте мне сказать кое-что. Я хочу кратко подвести итоги. По-моему, дело нуждается в дополнительном расследовании. Вы не можете составить себе полное и твердое убеждение…

— Можем! Можем! Французы виновны! Пусть их повесят! Сейчас же!

— Завтра!

Неизвестно, что будет завтра!

— Сию минуту!

— Веревка! У вас есть веревка?

Да, да, веревка!

Кто полезет на баньян? Вот готовая виселица!..

Я! Я полезу!

— Нет, я!

Несколько человек бросились к дереву, расталкивая председателя и присяжных.

Американец подставил спину, и один из его приятелей смог взобраться на дерево.

А другие тем временем схватили Альбера и Александра. Те отбивались со всей силой отчаяния и каждый раз отшвыривали по нескольку человек, которые яростно орали и вопили. Но линчевателей было много, а французов всего двое.

— Давайте веревку! — кричал молодец, взобравшийся на дерево. Он очень добивался чести приготовить виселицу.

— Держи! — кричали ему снизу.

Тот уже протянул руку, чтобы поймать веревку, когда все увидели, что он внезапно схватился за горло. Он кричал и делал усилия, чтобы удержаться, но завертелся и тяжело грохнулся на землю.

Крик ужаса вырвался у его товарищей, когда они увидели, что змея сине-стального цвета обвивает его своими кольцами, как металлическим тросом, и впивается в него всей своей отвратительной широко раскрытой пастью.

И в ту же минуту из листвы огромного дерева послышалось шипение разъяренных пикаколу.


Содержание:
 0  Похитители бриллиантов : Луи Буссенар  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Луи Буссенар
 3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Луи Буссенар  6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Луи Буссенар
 9  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Луи Буссенар  12  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 15  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  18  ГЛАВА ВТОРАЯ : Луи Буссенар
 21  ГЛАВА ПЯТАЯ : Луи Буссенар  24  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Луи Буссенар
 27  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  30  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 33  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Луи Буссенар  36  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Луи Буссенар
 39  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Луи Буссенар  42  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ : Луи Буссенар
 45  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  48  ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 51  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Луи Буссенар  54  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Луи Буссенар
 57  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Луи Буссенар  60  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 63  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  65  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Луи Буссенар
 66  вы читаете: ГЛАВА ВТОРАЯ : Луи Буссенар  67  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Луи Буссенар
 69  ГЛАВА ПЯТАЯ : Луи Буссенар  72  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Луи Буссенар
 75  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  78  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 81  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  84  ГЛАВА ВТОРАЯ : Луи Буссенар
 87  ГЛАВА ПЯТАЯ : Луи Буссенар  90  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Луи Буссенар
 93  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  96  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар
 99  ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ : Луи Буссенар  102  В. Финк. ЛУИ БУССЕНАР : Луи Буссенар
 103  Использовалась литература : Похитители бриллиантов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap