Приключения : Путешествия и география : Адмирал бежит от революции : Николай Чуковский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  15  30  45  60  75  90  105  120  135  149  150  151  165  180  195  210  225  240  255  270  285  300  315  330  345  360  375  390  405  420  435  450  452  453

вы читаете книгу




Адмирал бежит от революции

Мечты о славе

Прибыв в Лондон, капитан Артур Филипп передал письма Лаперуза Британскому Адмиралтейству.

Лорды Адмиралтейства не торопились отправлять их в Париж. Англия после путешествия Кука смотрела на все тихоокеанские земли как на свои будущие колонии. Отношения с Францией были скверные. За последние десятилетия англичане несколько раз воевали с французами и теперь готовились к новой войне.

Письма Лаперуза были в Лондоне вскрыты и тщательно изучены. Это изучение заняло много месяцев. И только после этого их отправили по адресу во Францию.

А между тем во Франции произошли необычайные события. Власть короля, дворян и церкви заколебалась. Началась революция.

14 июля 1789 года толпа парижских ремесленников и рабочих взяла приступом крепость-тюрьму Бастилию. Были отменены все дворянские привилегии. Дворяне толпами бежали за границу. Напуганные революцией монархи принимали их радушно и обещали им поддержку в борьбе с восставшим французским народом. Вся Европа угрожала войной революционной Франции.

Где уж тут было помнить о капитане Лаперузе, исчезнувшем в Тихом океане!

Но один человек не забывал о нем. Этот человек был адмирал д'Антркасто, тот адмирал д'Антркасто, который сам хотел плыть в Тихий океан вместо Лаперуза. Лаперуз не вернулся в срок, и д'Антркасто решил, что с ним случилось несчастье.

Письма Лаперуза, привезенные капитаном Филиппом, попали наконец, после долгих мытарств, во французское Географическое общество. Прочитав их, ученые увидели, что уже тогда, когда письма эти писались, экспедиция находилась в катастрофическом положении. Решено было разыскать исчезнувшую без вести экспедицию и, если возможно, оказать ей помощь. На этом особенно настаивал ботаник Ла-Биллардьер, друг физика Ламанона, убитого жителями Самоа вместе с капитаном де Ланглем.

Ла-Биллардьер был знаком со многими членами Национального собрания и уговорил их поднять вопрос о помощи Лаперузу. Национальное собрание 9 февраля 1791 года постановило отправить в Тихий океан два корабля — фрегат «Поиск»и бриг «Надежду»— и поручить им отыскать экспедицию Лаперуза.

Узнав об этом постановлении, адмирал д'Антркасто всполошился. Он хотел, чтобы его назначили начальником кораблей, посланных на розыски Лаперуза. Впрочем, к Лаперузу д'Антркасто не питал никаких симпатий.

Д'Антркасто был контрреволюционером. Он со злобой следил за успехами революции. Он приходил в бешенство при мысли, что теперь офицерами могут быть люди простого происхождения. Он ненавидел революцию и боялся, что она не пощадит и его. Он понимал, что ему не мешает убраться из Франции, пока не поздно, убраться куда угодно, хотя бы в Тихий океан.

Но Тихий океан привлекал его и сам по себе. Он был убежден, что стоит ему попасть в этот океан, как он сразу откроет множество богатых, никому не ведомых земель. Пока он будет плавать по Тихому океану и открывать новые земли, король с помощью иностранных государей раздавит революционеров, вернет дворянам их земли, и все пойдет по-старому. Возвратившись, адмирал д'Антркасто будет пользоваться славою великого мореплавателя до конца своих дней.

И он немедленно решил использовать все свои связи, чтобы его назначили начальником отправляющихся в Тихий океан кораблей. Связи у него были огромные. В морском министерство еще сидели старые королевские чиновники. Мысль отдать оба корабля под начальство адмирала д'Антркасто им очень понравилась.

Адмирал выбрал себе помощников — таких же монархистов, как он сам. Капитаном брига «Надежды» он назначил своего приятеля Гюона де Кармадека. А старшим лейтенантом на фрегате «Поиск» был лучший друг адмирала — маркиз д'Орибо. Так он подобрал и всех остальных офицеров. Сторонниками революции на обоих кораблях оказались только простые матросы да ботаник Ла-Биллардьер, сопровождавший д'Антркасто по постановлению Географического общества.

Лето 1791 года ушло на сборы в путь. Это лето было полно бурных событий, и д'Антркасто торопился. Король сделал попытку бежать за границу, чтобы стать во главе эмигрантов, подготовлявших войну. Переодетый лакеем, он вместе со своей семьей выехал тайком из Парижа в старой карете и помчался по направлению к границе. Но недалеко от границы местные жители узнали его, задержали и отправили обратно в Париж. Народ волновался и требовал низвержения короля-изменника. Якобинский клуб, в котором собирались революционеры, составлял петиции, воззвания, призывал к борьбе. Ходили толки о провозглашении республики. Положение сторонников старого режима с каждым днем становилось все хуже.

И д'Антркасто спешил.

28 сентября 1791 года «Поиск»и «Надежда» под начальством адмирала д'Антркасто вышли из Бреста в открытое море на розыски кораблей Лаперуза, покинувших этот порт шесть лет назад.

На вершине Тенерифского пика

Едва берега Франции скрылись из виду, как всем стало ясно, что адмирал д'Антркасто не потерпит у себя на корабле разговоров о революции. Сразу же было строго запрещено всякое обсуждение политических событий. Обращение офицеров с матросами круто изменилось. Они не называли их больше гражданами, как в Бресте, они кричали на них и за малейшее непослушание сажали в карцер. Часто устраивались молебны, на которых экипаж должен был просить бога даровать долголетие римскому папе и французскому королю.

В середине октября «Поиск»и «Надежда» прибыли к острову Тенериф. Ла-Биллардьер решил во что бы то ни стало взобраться на вершину пика.

— Меня письменами дьявола не остановишь, — говорил он. — Монерон и Ламанон слишком полагались на своих проводников. А мне проводники не нужны.

В спутники себе он выбрал здоровенного матроса, и они вдвоем налегке отправились в путь. Для восхождения они воспользовались не тем склоном пика, по которому карабкались их предшественники, а противоположным. Это очень удлинило дорогу, потому что два дня им пришлось проблуждать у подошвы горы, но зато выбранный ими склон оказался гораздо более пологим.

Добравшись до соснового леса, они вступили в полосу густого тумана. В двух шагах они не видели друг друга. Туман этот был большой тучей, нависшей над островом. Усталые, озябшие, промокшие до костей, они взбирались все выше и выше и наконец выбрались из тучи. В синем небе над ними сверкала лысая острая вершина пика. Под ними клубилось облако, похожее на клокочущий океан.

— Глядите! Глядите! — в страхе закричал матрос. — Нас здесь сторожат великаны. Недаром испанцы внизу говорили, что вершина этой горы заколдована.

Ла-Биллардьер обернулся. В первую секунду он и сам был испуган. В воздухе под ним реяли два огромных великана, ростом в километр.

— Это наши тени! — вскричал ученый, оправившийся наконец от изумления. — Наши тени легли на облако. На таких исполинских горах это часто случается. Видишь, я подымаю ногу — и великан подымает ногу, я подымаю руку — и великан подымает руку.

Действительно, великан поднял сначала полуверстовую ногу, потом полуверстовую руку. Матрос рассмеялся и принялся прыгать, заставляя своего огромного двойника принимать самые забавные позы.

Налюбовавшись этим веселым зрелищем, оба путника полезли дальше. Часто отвесные скалы преграждали им путь, но всякий раз им удавалось найти какую-нибудь боковую тропинку, по которой можно было двигаться вверх. Они на четвереньках ползли по каменным карнизам, боясь глянуть вниз, в пропасть. Они с разбегу перепрыгивали через ущелья.

Лес кончился. Кругом были мох да камни. На многих камнях они находили высеченные гуанчами надписи. Ла-Биллардьер тщательно перерисовывал их к себе в тетрадку.

После четырехдневного восхождения им, несмотря на все трудности, удалось — первыми из всех европейцев — достигнуть вершины Тенерифского пика.

Три дня спустя, полумертвые от голода и усталости, они вернулись на «Поиск». Путешествие к вершине горы заняло больше недели.

Честолюбие и упрямство

23 октября корабли д'Антркасто покинули остров Тенериф и направились к мысу Доброй Надежды — самой южной оконечности Африки.

17 января 1792 года «Поиск»и «Надежда» вошли в гавань Капштадта8.

В гавани стоял большой торговый английский корабль, на корме которого была надпись «Сириус». «Сириус» уже готовился к отплытию и подымал паруса. Увидев входящие в гавань французские корабли, командир «Сириуса» капитан Гэнтер решил посетить адмирала д'Антркасто. Таков был обычай: капитаны судов, стоящих на одном рейде, наносят друг другу визиты. И едва французы бросили якорь, как на «Поиск» явился капитан Гэнтер. Он привез адмиралу в подарок ящик вина.

Д'Антркасто, человек надменный и гордый, встретил гостя учтиво, но холодно. Капитан Гэнтер попробовал завязать разговор, но д'Антркасто отвечал односложно и с явной неохотой. Тогда замолчал и Гэнтер. Просидев полчаса в адмиральской каюте и не сказав почти ни слова, английский капитан попрощался.

Ла-Биллардьер вышел его провожать.

— Скажите, какая цель вашего плавания? — спросил его на палубе англичанин, — Если это, конечно, не тайна…

— Совсем не тайна, — ответил Ла-Биллардьер. — Мы отправлены на розыски пропавших кораблей Лаперуза. Попутно мы рассчитываем заняться научными исследованиями и открытиями.

Капитан Гэнтер задумался, ничего не сказал, сел в шлюпку и уехал. Через полчаса «Сириус» покинул Капштадтскую гавань и отправился в Англию.

Д'Антркасто поехал в город, чтобы посетить голландского губернатора. Вернувшись на «Поиск», он вызвал к себе капитана Гюона де Кармадека и Ла-Биллардьера.

— Господа, — сказал д'Антркасто, — губернатор передал мне письмо, оставленное для меня одним французским судном месяц назад. Письмо это необходимо обсудить. Вот оно:

«Адмирал!

В Калькутте мне сообщили очень важное известие. Некий Гэнтер, капитан английского торгового судна» Сириус «, плывя в прошлом году мимо островов Адмиралтейства, видел там островитян, одетых в мундиры моряков французского флота. У меня явилась мысль, что несчастный капитан Лаперуз погиб у Адмиралтейского архипелага и фрегат его был разграблен туземцами. Считаю долгом поставить вас об этом в известность.

Командующий военными и морскими силами Франции в Ост-Индии генерал Сен-Феликс».

— Невероятно! — вскричал Гюон де Кармадек, когда д'Антркасто кончил читать. — Каким образом Лаперуз мог попасть к островам Адмиралтейства? Ведь в бумагах, привезенных капитаном Филиппом, ясно указано, что Лаперуз собирался сначала осмотреть берега Австралии, потом отправиться к островам Дружбы, а оттуда — к Новым Гебридам. Да так было ему предписано и инструкцией морского министерства. Адмиралтейский архипелаг расположен к северу от Новой Гвинеи, и туда Лаперузу было совсем не по пути.

— Я хорошо знал капитана Лаперуза, — сказал д'Антркасто, бледнея от гнева. — От него можно ждать всего, что угодно. Не стоит слишком доверять его словам. Он мог сказать, что едет на юг, а отправиться на север.

— Не стану с вами спорить, адмирал, — возразил Гюон до Кармадек, — но до встречи с капитаном Филиппом Лаперуз весьма точно исполнил инструкцию морского министра.

— Признаться, я не слишком доверяю письму генерала Сен-Феликса, — заметил Ла-Биллардьер. — Сен-Феликс не видел капитана Гэнтера. Он пишет по слухам. Капитан Гэнтер только что был здесь. Почему он ничего не сказал о французских мундирах на островах Адмиралтейства?

— Капитан Гэнтер не знал, что мы посланы на розыски Лаперуза, — возразил д'Антркасто.

— Нет, знал, — возразил Ла-Биллардьер.

— Откуда?

— Я сам ему сказал.

Д'Антркасто рассердился.

Дальнейший спор был невозможен. Отдохнув и запасшись провизией, французские моряки 16 февраля покинули Капштадтскую гавань и вышли в Индийский океан.

Трудное плавание

Бурей, дождями, порывистым ветром встретил корабли Индийский океан. А им предстояло пересечь его в самом широком месте. Д'Антркасто держал курс на остров Тасмания.

До Тасмании плыли больше двух месяцев. Моряки падали от усталости. Д'Антркасто опасался, что на судах начнется цинга. Реи ломались, паруса лопались. Обшивка обоих кораблей требовала серьезного ремонта.

И только 24 апреля, когда впереди появились лесистые горы Тасмании, угрюмые лица матросов несколько повеселели.

Но Тасмания была населена народом, не знавшим ни земледелия, ни скотоводства. Запастись провизией здесь было невозможно. Тасмания могла предоставить морякам только дрова и пресную воду.

Берег не дал путешественникам даже отдыха. Нужно было немедленно приниматься за починку судов. Из гигантских эвкалиптов приготовляли новые мачты. Корпуса кораблей проконопатили и просмолили. Паруса свезли на берег и заштопали. Все эти работы заняли больше трех недель. И, несмотря на это, для полной починки суда следовало бы ввести в верфь.

17 мая «Поиск»и «Надежда» снова вышли в открытое море. Через месяц они были уже у берегов Новой Каледонии. Там удалось наменять у туземцев кокосов и плодов хлебного дерева и благодаря этому прекратить начавшуюся было цингу.

9 июля увидели гористые Соломоновы острова, заросшие до самых вершин лесом. Экспедиция передвигалась от одного острова к другому, всюду останавливаясь, но нигде не высаживаясь на берег.

Это сердило Ла-Биллардьера, неутомимого исследователя, которому для собирания растений и животных необходимо было побывать на берегу. Но д'Антркасто считал, что задача мореплавателя состоит в открытии новых земель, а не в собирании птичьих чучел и разговорах с туземцами, которых он презирал до глубины души. Честолюбивый адмирал метил прямо в Колумбы и на меньшее не соглашался. Но, как назло, Америки ему не попадались.

На кораблях снова свирепствовала цинга. Не помогли даже свежие фрукты. У Соломоновых островов кинули в воду несколько трупов.

Острова Адмиралтейства

Наконец «Поиск»и «Надежда» прибыли к островам Адмиралтейства.

На берегу толпились чернокожие островитяне и знаками приглашали французов посетить их. Ла-Биллардьер разглядывал островитян в подзорную трубу. Он старался заметить на них остатки французских мундиров, о которых писал в своем письме генерал Сен-Феликс. Но туземцы все до единого были голы. Только бедра свои они обертывали пестрой рогожкой.

Спустили шлюпку. Д'Антркасто поручил начальство над шлюпкой лейтенанту д'Орибо. В эту шлюпку сел и Ла-Биллардьер, захватив с собой бусы и ножи для мены.

— Запрещаю вам высаживаться на берег! — крикнул им вслед д'Антркасто. — Остановитесь от берега в ста шагах, и, если туземцы захотят начать с вами торговлю, пусть они добираются до вас вплавь.

— Но нам необходимо высадиться, — возразил Ла-Биллардьер. — Как же, не высаживаясь, мы можем узнать что-нибудь о Лаперузе?

— Делайте то, что вам приказывают! — ответил адмирал. — Я не желаю ради Лаперуза рисковать жизнью вверенных мне людей.

Нужно было повиноваться. Напрасно туземцы махали руками и зазывали к себе европейцев. Шлюпка остановилась в ста шагах от берега и не двигалась дальше ни с места. Ла-Биллардьер стал издали показывать им бусы. В толпе появился человек, голова которого была украшена венком из мелких ракушек, нанизанных на веревку. Это был вождь.

Все расступились перед ним. Он дал одному из своих подданных кокосовый орех и, как догадался Ла-Биллардьер, приказал ему вплавь доставить этот орех на шлюпку. Посланный с ужасом глядел то на вождя, то на европейцев. Мало ли что могут сделать с ним в своей шлюпке страшные белые люди. Но вождь не привык, чтобы ему возражали. Он хлопнул труса палкой по животу, тот прыгнул в воду и доставил орех в шлюпку.

Ла-Биллардьер наградил дрожавшего от страха посланца связками бус и дюжиной ножей. Туземец снова прыгнул в воду и поплыл к берегу. На берегу вождь сразу завладел всеми подарками и обвесил себя ими с головы до ног.

Вернувшись на «Поиск», Ла-Биллардьер стал умолять д'Антркасто разрешить туземцам доступ на палубу судна.

— Может быть, нам здесь удастся получить от них какие-нибудь сведения о Лаперузе, — говорил он.

Но д'Антркасто теперь почти не скрывал, что он вовсе не стремится найти Лаперуза. Он отправился к островам Адмиралтейства, ибо это был предлог побывать в малоизвестных частях океана. Он надеялся открыть какие-нибудь неведомые земли и этим открытием прославить свое имя. Но ему не повезло. Он ничего не открыл и только измучил долгим плаванием своих подчиненных. А Тасмания, Новая Каледония и Соломоновы острова были уже до него знакомы европейцам.

— Стану я пускать этих грязных воров на палубу, — ответил он. — Они только запакостят мне весь корабль.

Вновь по волнам

Покружив возле островов Адмиралтейства, д'Антркасто повел свои корабли на запад, к Индонезии. 6 сентября «Поиск»и «Надежда» вошли в гавань голландской колонии на острове Амбоина.

Около половины команды страдало цингой. Моряки находились в плавании почти год. Они нуждались в продолжительном отдыхе. Кроме того, необходимо было починить суда, совершенно истрепавшиеся.

Голландские власти гостеприимно приняли французов. Экспедиция провела на Амбоине целый месяц. Цинга прекратилась в несколько дней.

В порту оказалась маленькая верфь, которая взяла на себя починку судов. Чтобы обеспечить свою экспедицию продовольствием, д'Антркасто закупил множество кур, гусей, уток, коз, свиней, баранов, ямса и тыкв.

Одного не было на Амбоине — муки. А взятая из Франции мука давно уже вышла. Дальнейшее плавание предстояло совершить без хлеба.

В октябре французские корабли покинули гостеприимную Амбоину.

— Хорошо, — говорил д'Антркасто Ла-Биллардьеру, — пусть будет по-вашему. Мы плывем сначала в Австралию, потом к островам Дружбы, потом к Новым Гебридам. Никто не станет меня упрекать, что я не посетил тех мест, где мог погибнуть Лаперуз.

Лаперуз встретился с капитаном Филиппом у восточного побережья Австралии.

Естественнее всего было начать розыски именно с восточного побережья. Но д'Антркасто направился к западному.

Восточное побережье Австралийского материка было уже исследовано Куком, а западное посещали только голландцы, да и то полтораста лет назад, и не оставили о нем почти никаких сведений. И честолюбивый адмирал повел свои корабли к западному побережью, хотя искать там Лаперуза было бессмысленно.

Австралийский берег заметили 8 декабря. Но подойти к нему оказалось невозможным: вдоль берега тянулась полоса подводных рифов, мелей и водоворотов. Даже в открытом море было небезопасно — всюду то там, то здесь из воды торчали черные утесы.

«Поиск»и «Надежда» медленно тащились к югу. Берег издали казался узкой синей полоской. На таком расстоянии не только нельзя было производить никаких наблюдений над страной, но даже карту приходилось составлять лишь приблизительно.

Погода с каждым днем становилась все хуже и хуже. Ветер крепчал, волнение усиливалось. Наконец разразилась настоящая буря. Буря у берегов гораздо опасное, чем буря посреди океана. Особенно у таких скалистых, диких берегов. Моряки с минуты на минуту ждали, что их разобьет о какой-нибудь риф.

К счастью, офицеру Леграну удалось заметить бухту, вход в которую был свободен от рифов.

Корабли лавировали перед бухтой всю ночь и наконец вошли в нее.

Бухту назвали портом Леграна.

Высадившись на берег, французы увидели песчаную пустыню, где невозможно было запастись даже пресной водой. А в пресной воде на судах ощущался большой недостаток. Моряки развели костер из сухих водорослей и просидели на берегу четыре дня, пока не кончилась буря.

Едва волнение утихло и в облаках показалось солнце, «Поиск»и «Надежда» покинули порт Леграна и пустились в дальнейшее плавание.

Опять вдоль берега потянулись рифы, мешавшие производить наблюдения.

Даже через подзорную трубу нельзя было рассмотреть, лес ли на берегу или пустыня, есть ли там реки, люди, животные.

Тысячу шестьсот километров прошли суда д'Антркасто вдоль западного побережья Австралии без всякой пользы.

6 января 1793 года капитан Гюон де Кармадек заявил адмиралу, что на «Надежде» осталось всего восемь бочек пресной воды.

«Поиск» находился почти в таком же положении. Д'Антркасто оставил негостеприимную Австралию и отправился в Тасманию, богатую водой и лесом.

25 января измученные жаждой моряки снова увидели горы Тасмании. «Поиск»и «Надежда» бросили якоря в той же бухте, что и в прошлом году.

Высадившись на берег, моряки кинулись прежде всего к ручью — пить. Потом наполнили водой все пустые бочки.

Затем принялись кое-как залечивать рапы, нанесенные днищам кораблей австралийскими рифами. Эти работы заняли больше месяца.

1 марта д'Антркасто вторично оставил Тасманию и повел свои корабли к островам Дружбы, на которых Лаперуз собирался побывать в первую очередь.


Содержание:
 0  Водители фрегатов : Николай Чуковский  1  Часть первая. Капитан Джемс Кук и три его кругосветных плавания : Николай Чуковский
 15  Ледяные горы : Николай Чуковский  30  Кагура : Николай Чуковский
 45  Юнга превращается в капитана : Николай Чуковский  60  Пожар : Николай Чуковский
 75  Ледяные горы : Николай Чуковский  90  Мальчики из Новой Зеландии : Николай Чуковский
 105  Мальчики из Новой Зеландии : Николай Чуковский  120  Восхождение на Тенерифский пик : Николай Чуковский
 135  Мельник : Николай Чуковский  149  Последняя встреча : Николай Чуковский
 150  вы читаете: Адмирал бежит от революции : Николай Чуковский  151  Мечты о славе : Николай Чуковский
 165  Отважный комендант : Николай Чуковский  180  В бухте : Николай Чуковский
 195  Праздник : Николай Чуковский  210  Сахалин : Николай Чуковский
 225  На вершине Тенерифского пика : Николай Чуковский  240  j240.html
 255  Прибытие : Николай Чуковский  270  Ко-Хон : Николай Чуковский
 285  Гавайские острова : Николай Чуковский  300  Прибытие : Николай Чуковский
 315  Остров Лисянского : Николай Чуковский  330  Убийство : Николай Чуковский
 345  Знахарь : Николай Чуковский  360  Мечты Джемса Маури : Николай Чуковский
 375  В плену : Николай Чуковский  390  Знахарь : Николай Чуковский
 405  Выход найден : Николай Чуковский  420  Белый новозеландец : Николай Чуковский
 435  Потрясающее известие : Николай Чуковский  450  Переводчик Гемблтон : Николай Чуковский
 452  Заключение : Николай Чуковский  453  Использовалась литература : Водители фрегатов



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.