Приключения : Путешествия и география : Страшный день : Николай Чуковский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  15  30  45  60  75  90  105  120  135  150  165  180  181  182  195  210  225  240  255  270  285  300  315  330  345  360  375  390  405  420  435  450  452  453

вы читаете книгу




Страшный день

К 12 июля починка парусов была кончена, и Лаперуз собрался уходить из этой неприветливой бухты. До сентября ему предстояло еще осмотреть ту никому не ведомую часть североамериканского побережья, которая лежит между местами, исследованными Куком, и владениями испанцев в Калифорнии. А потом, согласно инструкции морского министерства, он должен был пересечь Тихий океан, чтобы будущим летом приступить к исследованию берегов Азии. Времени оставалось мало, и Лаперуз торопился.

Но лейтенант д'Экюр был недоволен. Честолюбивый и отважный, он мечтал о необыкновенных открытиях, о небывалых подвигах.

— Мы не можем покинуть эту бухту, не осмотрев ее как следует, — говорил он Лаперузу. — Я почти убежден, что в этой бухте начинается пролив, соединяющий Тихий океан с Атлантическим.

— Оставьте, д'Экюр, — отмахивался от него Лаперуз. — Где тут может быть пролив? Ведь вся бухта лежит перед нами как на ладони.

— Тот край бухты, который находится за островком, нам совершенно неизвестен, — настаивал д'Экюр. — Он всегда скрыт туманом.

— Там то же, что и здесь: берег, сосны, камни. Над этим туманом я видел вершины гор.

— Не будьте так уверены, капитан. Пролив, соединяющий океаны, должно быть, очень узок. Мы легко можем его не заметить. Вспомните, как узок Магелланов пролив.

И, увидев, что Лаперуз колеблется, он прибавил:

— Отложите наш отъезд еще на один день. Завтра я берусь на шлюпке добраться до того края бухты. Тут всего три-четыре мили. К вечеру я вернусь, и, если ничего не найду, послезавтра мы тронемся в путь.

И Лаперуз согласился.

На следующее утро стояла прекрасная погода. Впервые за все пребывание экспедиции в Северной Америке солнце выглянуло из-за туч.

Д'Экюр радовался приятной прогулке на лодке. Остальные офицеры завидовали ему. Лаперузу пришлось согласиться отправить с д'Экюром не одну лодку, а целых три — две с «Компаса»и одну с «Астролябии». В них разместились все желающие.

В самой большой шлюпке, кроме д'Экюра, сидело десять матросов. Во вторую сели Маршенвилль и Бутервилье — лейтенанты с «Астролябии». Они взяли с собой восемь матросов. Самая маленькая шлюпка досталась Бутэну, младшему лейтенанту «Компаса».

К Бутэну напросился пассажиром Бартоломей Лессепс.

Прогулка началась необыкновенно весело. Впереди неслась шлюпка д'Экюра. Затем шлюпка Маршенвилля и Бутервилье. За ними едва поспевали Бутэн и Лессепс.

Все яснее вырисовывались горы в дальнем углу бухты. «Пролив, соединяющий океаны, будет назван проливом д'Экюра, а не Лаперуза, — думал д'Экюр. — Я открою этот пролив, а не Лаперуз. Лаперуз мне только мешает». Сердце его радостно билось, и он то и дело поторапливал гребцов.

Берег, к которому они стремились, приближался с каждым ударом весел.

Вода в бухте была спокойная и гладкая, как зеркало, и моряки очень удивились, увидев перед собой белые гребни волн. Гребни эти бесились и клокотали на чрезвычайно узком пространстве, а за ними и перед ними простиралась лазурная гладь.

Подъехав ближе, моряки увидели, что это была длинная, усеянная каменными глыбами и перерезавшая всю бухту мель, о которую с грохотом разбивалось какое-то подводное, невидимое на поверхности течение. Мель была не сплошная, в пей кое-где чернели глубокие впадины. Но в этих впадинах бурлили могучие водовороты.

Шлюпки остановились.

— Надо поворачивать, — сказал Бутэн.

— Ни за что! — крикнул д'Экюр, — Я не вернусь, пока не найду пролива.

— Да там нет никакого пролива, — возразил Бутэн. — Отсюда уже все видно. Там только горы да лес.

— Не спорьте! — ответил д'Экюр.

Он был старшим лейтенантом и имел право поставить младшего лейтенанта на место. Упрямство и тщеславие подхлестывали его.

— Едем! — приказал он. — А если вы трусите, Бутэн, я разрешаю вам вернуться.

И шлюпка д'Экюра врезалась в клокочущую пену.

Ее сразу закрутило и понесло. Несколько мгновений она держалась на поверхности. Потом корма высоко поднялась в воздухе, а нос погрузился в воду. Ревущая пучина поглотила ее. Там, где только что чернела шлюпка, полная людей, теперь бурлила белая пена.

Маршенвилль, стиснув зубы, поспешил на помощь утопающим.

— Остановитесь! — закричал Бутэн. — Их все равно не спасти!

Но Маршенвилль считал долгом чести не оставлять товарищей в беде. Он не был так опытен, как старый Бутэн, и не видел всей опасности, грозившей ему.

Шлюпку Маршенвилля выбросило на торчащий из воды камень, и она перевернулась.

Тогда наконец и Бутэн крикнул:

— Вперед!

Он не хотел, чтобы его считали трусом.

Поток подхватил маленькую валкую лодчонку и понес, раскачивая, в пенистый, бурлящий ад.

Лессепс, бледный от ужаса, схватился обеими руками за скамейку. Они неслись так быстро, что в ушах у него свистело.

Их протащило над тем самым местом, где погиб д'Экюр. Водоворот уже успел поглотить всех несчастных, и на поверхности воды не было никого. Затем их повлекло к тому камню, где разбилась шлюпка Маршенвилля. Матросы бросили весла. Рулевой закрыл глаза. Но шлюпка промчалась на расстоянии дюйма от камня и, описав широкую дугу, вылетела из грохочущей пены назад, в спокойную, гладкую воду.

Они были спасены.

Лессепс перевел дух и глянул в лицо Бутэну. Нет, лицо Бутэна не выражало ни страха, ни радости. Одно только глубокое изумление прочел он в глазах лейтенанта.

— Мы не могли не погибнуть, — растерянно сказал Бутэн. — Наша шлюпка самая неустойчивая из всех трех. Как мы остались живы? Это чудо! Я ничего не понимаю.

Печальные вести привез Бутэн Лаперузу. Они лишились трех офицеров и восемнадцати матросов.

Это было первое крупное несчастье, постигшее экспедицию.

— Бежать, бежать из этой проклятой бухты! — в отчаянии кричал Лаперуз.

Но, прежде чем бежать, решено было воздвигнуть памятник погибшим товарищам. За это дело взялся инженер Монерон. Он обтесал на островке возле обсерватории большой камень и выбил на нем слова:

ЗДЕСЬ, В ЭТОЙ БУХТЕ, ПОГИБ ДВАДЦАТЬ ОДИН МОРЯК.

ПУТНИК, КТО БЫ ТЫ НИ БЫЛ,

ОПЛАЧЬ ВМЕСТЕ С НАМИ ИХ УЧАСТЬ!

Выйти из бухты было так же трудно, как и войти в нее. Но и на этот раз морякам удалось невредимо пробраться сквозь буруны.

С тех пор матросы, люди очень суеверные, стали утверждать, что шлюпка Бутэна спаслась только оттого, что в ней находился Лессепс. Они были убеждены, что сама судьба оберегает Лессепса от всех несчастий.


Содержание:
 0  Водители фрегатов : Николай Чуковский  1  Часть первая. Капитан Джемс Кук и три его кругосветных плавания : Николай Чуковский
 15  Ледяные горы : Николай Чуковский  30  Кагура : Николай Чуковский
 45  Юнга превращается в капитана : Николай Чуковский  60  Пожар : Николай Чуковский
 75  Ледяные горы : Николай Чуковский  90  Мальчики из Новой Зеландии : Николай Чуковский
 105  Мальчики из Новой Зеландии : Николай Чуковский  120  Восхождение на Тенерифский пик : Николай Чуковский
 135  Мельник : Николай Чуковский  150  Адмирал бежит от революции : Николай Чуковский
 165  Отважный комендант : Николай Чуковский  180  В бухте : Николай Чуковский
 181  вы читаете: Страшный день : Николай Чуковский  182  Калифорния : Николай Чуковский
 195  Праздник : Николай Чуковский  210  Сахалин : Николай Чуковский
 225  На вершине Тенерифского пика : Николай Чуковский  240  j240.html
 255  Прибытие : Николай Чуковский  270  Ко-Хон : Николай Чуковский
 285  Гавайские острова : Николай Чуковский  300  Прибытие : Николай Чуковский
 315  Остров Лисянского : Николай Чуковский  330  Убийство : Николай Чуковский
 345  Знахарь : Николай Чуковский  360  Мечты Джемса Маури : Николай Чуковский
 375  В плену : Николай Чуковский  390  Знахарь : Николай Чуковский
 405  Выход найден : Николай Чуковский  420  Белый новозеландец : Николай Чуковский
 435  Потрясающее известие : Николай Чуковский  450  Переводчик Гемблтон : Николай Чуковский
 452  Заключение : Николай Чуковский  453  Использовалась литература : Водители фрегатов



 




sitemap