Приключения : Путешествия и география : Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанное сим последним : Гавриил Давыдов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  81

вы читаете книгу

Давыдов Гавриил Иванович (1784-4.10.1809) — исследователь Русской Америки, Курильских островов и южного побережья острова Сахалин, лейтенант флота. В 1805 вместе с Н.П. Резановым на судне «Св. Мария Магдалина» перешел из Петропавловска в Новоархангельск. Командовал тендером «Авось» в Охотском море. В 1807 на том же судне совершил плавание к Курильским островам, южному побережью Сахалина и острову Хоккайдо. Вместе с командиром судна «Юнона» лейтенантом Н.А. Хвостовым, следуя инструкции Н.П. Рязанова, уничтожил две временные японские фактории на Курильских островах, обследовал и описал острова Итуруп и Кунашир. По возвращении в Охотск был арестован, бежал из-под стражи в Якутск, доставлен в Санкт-Петербург и освобожден. Во время русско-шведской войны (1808-09) был представлен к ордену Святого Владимира 4-й степени, но награду Александр I отклонил «в наказание за своевольства против японцев». Утонул в реке Нева вместе с Н.А. Хвостовым в результате несчастного случая. Именем Давыдова названа бухта и мыс на острове Сахалин, остров на Алеутской гряде и озеро в архипелаге Александра. Давыдов успел обработать только записки о первом своем путешествии в Америку. Эти записки были изданы Шишковым в 1810 году под следующим заглавием: «Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанное сим последним. ч.1 1810 г.» Вторая часть, изданная в 1812 г., содержит статьи, заключающие в себе описание Кадьяка и его жителей. В записках Давыдова собрано много этнографического и словарного материалов.

Часть первая

Предуведомление от Вице-Адмирала Шишкова

Печатание сего путешествия началось еще при жизни сих Офицеров, но прежде нежели вторая глава окончена была, несчастный случаи пресек их дни обоих вдруг. Для того почитаю за нужное предуведомить читателя, как о жизни сих двух мореплавателей, которых память по истине достойна сохранения, так и о том, в каком состоянии Лейтенант Давыдов оставил сие недоконченное им описание своего путешествия.

Николай Александрович Хвостов, сын Статского Советника Александра Ивановича Хвостова и Катерины Алексеевны Хвостовой, урожденной Шелитинг, родился в 1776 Июля 28 го и определен в службу в Морской Кадетский корпус в 1783 году. Первое его служение на море в Гардемаринском звании было против Шведов. На четырнадцатом году от рождения своего был уже он в двух сильных морских сражениях и получил золотую медаль. По заключении мира со Швециею произведен в 1791 году в Офицеры, и по сделании в Балтийском море нескольких плаваний отправился в 1795 году в Англию на Эскадре, посланной для охранения Английских берегов, и состоявшей под начальством Вице — Адмирала Ханыкова. Эскадра сия по прошествии года шла обратно в Россию; но по прибытии оной в Копенгаген, часть её, под начальством Контр — Адмирала Макарова, возвращена опять в Англию, куда и Хвостов вторично отправился. Часть сия, пробыв там еще один год, возвратилась в Кронштат. На другое лето после сего, то есть в 1795 году вооружена вновь Эскадра для совокупного с Английским флотом действования против общих неприятелей Французов и их союзников. Начальство над оною поручено было Вице — Адмиралу Макарову. Хвостов не упустил случая в третий раз отправиться в Англию. Сия компания продолжалась около трех лет. Когда Английская Эскадра, состоявшая под начальством Вице — Адмирала Мичеля, овладела Голландским флотом, лежавшим близ Текселя, под распоряжением Контр — Адмирала Стори, тогда вместе с Английскою Эскадрою были два наши корабля Мстислав и Ретвизан Хвостов будучи уже Лейтенантом, находился на сем последнем. Известно страшное и бедственное приключение, случившееся в mo время с некоторыми Английскими кораблями и нашим Ретвизаном (см. описание о сем в изданном мною собрании морских журналов, часть II. стран. 108). Хвостов не мало участвовал в спасении корабля, и в те самые часы, когда предстояла им погибель, он писал к одному из своих приятелей:

«…состояние наше весьма несносно все корабли проходят мимо нас, a мы стоим на мели и служим им вместо бакена! Вся надежда наша быть в сражении и участвовать во взятии Голландского флота исчезла, в крайнем огорчении своем все мы злились на Лоцмана и осыпали его укоризнами, но он и так уже был как полумертвый. Английский корабль Америка стал на мель, сие принесло нам некоторое утешение. Хотя и не должно радоваться чужой напасти, но многие причины нас к тому побуждают: по крайней мере Англичане не скажут, что один Русский корабль стал на мель, и может быть Мичель без двух кораблей не решится дать баталии, a мы между тем снимемся и поспеем разделить с ними славу»

И подлинно, невзирая на претерпенное ими в ту ночь ужасное состояние, они на другой день поутру успели, сойдя с мели, стать на ряду с прочими и боевой строй, и были готовы на сокрушенном уже до половины корабле своем сражаться еще с неприятелем. Из сего единого обстоятельства можно видеть, какую твердость духа по среди страха и смятения, сохранял сей молодой человек, и какою неустрашимостью И любовью к славе горела его душа! По возвращении своем в Россию принужден он был около полутора года проводить на одном месте, для того, что не было никуда посылок. Как ни много любил он отца своего, мать, братьев я сестер; как ни услаждался благополучием быть с ними вместе; однако не рожденный к тому, чтоб проводить жизнь свою в покое и праздности, он не довольствовался обыкновенным отправлением береговой службы, и ожидал с нетерпеливостью случая, могущего ему открыть путь к какому нибудь отважному предприятию. Чрезмерная привязанность к родным и беспредельная любовь к славе были двумя главными свойствами его души. Мы увидим к каким подвигам побуждали они его и какие жертвы приносил он им.

Отец его через продолжавшуюся более двадцати лет тяжбу лишен был посредственного имения своего и оставался с немалым семейством в нужном весьма состоянии. Сын сей, не сказав ни кому о своем намерении, находит случай встретиться с ГОСУДАРЕМ ИМПЕРАТОРОМ.

Он в отчаянном виде бросается перед ним на колени и просит Монарха обратить свое внимание на разоренных его родителей. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР удивясь, что видит в сем положении Офицера пред собою, и думая, что он по бедности просит его о собственной своей нужде, приказал ему встать и успокоиться. через несколько часов приносят ему от Государя пожалованные на его имя тысячу рублей. Он не принимая денег просит присланного доложить Государю, что он, получая жалованье, не имеет никакой надобности в деньгах, и не собственно для себя осмелился утруждать ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО, но для отца своего и матери, разоренных тяжбою. Докладывают о сем ИМПЕРАТОРУ. Государь приказал ему принять сию тысячу рублей. Между тем наведовшись о деле и состоянии отца его повелел определить ему тысячу рублей ежегодной пенсии. Обрадованный сын отослал немедленно пожалованную собственно ему тысячу к матери, находившейся тогда в деревне, и вскоре имел еще радость уведомит отца своего о пожалованной ему пенсии.

По удовлетворении таким образом одному свойству души своей, скоро потом удовлетворяет он и другому. Камергер Николай Петрович Резанов, Главный участник в Попечитель в Американской компании, (бывший потом полномочным послом в Японии), знав лично Хвостова и наслышавшись о его искусстве и отважности, предложил ему ехать сухим путем в Охотск и оттуда на судах Американской компании идти в Америку. He надобно было Хвостову повторять два раза сего предложения. Он в туже минуту дал слово и только выпросил себе сроку на пять дней съездить в деревню проститься с отцом и матерью. В тот же день приходит он к некоторым своим приятелям, где встречается с Мичманом Давыдовым, молодым еще, но весьма хорошим Офицером. Он рассказывает им о своем предприятии ехать в Америку, воспламеняет в молодом Давыдове (которому было тогда не вступно 18 лет) желание сотовариществовать ему. Решительность и отважность Давыдова нравятся Хвостову, он ведет его к Резанову, и оба они вступают в Американскую компанию. Состоявшийся тогда именной указ, позволявший морским Офицерам, не выходя из военной службы, вступает в службу торговых обществ, предоставлял им полную в том свободу. Хвостов поехал тотчас в деревню. Можно себе представить удивление и печаль всех его родных, a особливо матери, любившей его с великою горячностью, расставание их было тяжкое и слезное. Он сам, любя чрезмерно родителей своих чувствовал скорбь раздирающую душу его; но щадя нежность матери шутил, притворялся веселым, и не допускал стесненным в груди своей слезам и воздыханиям являться наружу. Напоследок вырвавшись из объятий и лобызаний их ударил по лошадям и ускакал. Едва оставшись один, совершил он несколько пути, как природа взяла свое, и наказала его за сделанное ей принуждение. Он упал. в обморок и по пришествии в чувство горькими рыданиями заплатил ей должную дань. Возвратясь в Петербург, не долго они мешкали и через несколько дней оба вместе с товарищем своим отправились в Америку. Читатель в книге сей увидит первое их путешествие.

Напоследок по прошествии двух лет они возвращаются из Америки. Казалось, что желание их было удовольствовано: они совершили сухим путем далекий путь, плавали по морям редко посещаемым, видели множество различных городов, стран, народов, принесли Американской компании не малую услугу, пользу, и возвратились благополучно. Что принадлежит до стяжания имения, оное никогда не было их предметом, и потому приехали они назад точно таковыми же, как поехали, то есть имея все свое богатство на плечах своих.

Хвостов однако же скопил восемьсот рублей, которые хотел подарить Матери, но она не согласились их принять. Итак по всем сим обстоятельствам надлежало ожидать, что они оставят Американскую компанию и поступят опять во флот; Отец и мать Хвостова желали того; но опасаясь избирать для него жребий, не смели ничего ему советовать. Между тем Американская компания, будучи ими весьма довольна, приглашала их снова идти в Америку, обещая им двойное против прежнего содержание, то есть каждому по четыре тысячи рублей в год. Два или три месяца прошли в неизвестности и сомнении. Наконец стало наступать время, что надлежало или остаться или ехать. Хотя Хвостов собирался с такою же бодростью, как и прежде, не показывая ни малейшего вида нехотения, однако ж не смотря на великую его при отце и матери осторожность, приметно было иногда, что он принуждал себя казаться спокойным, но что вторичное путешествие сильно тяготило его душу. Таковые чувствования не могли сокрыться от проницательных взоров матери и других ближних родственников. Они покушались отвратить его от намерения не совсем еще утвержденного, но он тотчас принимал на себя веселый вид, и показывал непреоборимую в том твердость, так что поступок его казался быть некоторою загадкою; ибо не было никаких достаточных причин к утверждению в нем толь непоколебимой решительности. Любопытство видеть далекие страны не могло его побуждать, поелику он уже был там; надежда иметь случай к прославлению имени своего была весьма слабая и непредвиденная; назначаемое ему от Американской компании денежное содержание, хотя конечно по состоянию его было не малое, однако ж оное, по совершенной бескорыстности его и беспечности о собирании богатства, так и по самому опыту первого путешествия, не могло быть побудительною в нем причиною. Итак примечаемое в чувствованиях его противоречие и борьба с самим собою скрывали в себе некое таинство, которого ни кто не мог проникнуть, и которое не прежде открылось, как в то время, когда уже предприятие сие по сделанным с Американскою компаниею обязательствам непременно было утверждено. Тогда за два или за три дни до отъезда своего Хвостов приходит к отцу своему и матери, приносит им те деньги, которые, как мы прежде упоминали, мать не хотела взять от него, и сверх того подает еще некоторую бумагу, прося принять оную. Они берут бумагу и читают. Она содержала себе обязательство Американской компании, состоящее в том, чтоб во все время пребывания его в Америке, из следующих ему четырех тысяч рублей, половину ежегодно выдавать здесь в Петербурге отцу и материи его. Мать по прочтении сей бумаги хотела в первом движении чувств своих изорвать оную, и обливаясь горькими слезами вскричала: Как Ты для нас жертвует собою! Но он, не дав ей докончить слов, бросился пред нею на колени и целуя у ней руки говорил: выслушайте меня- матушка! дело уже сделано; я не могу более остаться здесь, для того рыдаю и прошу вас, не отнимайте у меня сего единственного утешения: оно будет меня услаждать в разлуке с вами, и ежечасно напоминать мне, чтоб я берег жизнь мою, которая для вас полезна. Сими и подобными сим представлениями убедил он мать и отца принять предлагаемое им от него пособие. И так вот открытие той тайной причины, которая побуждала его ехать в Америку! вот редкий и поразительный пример сыновней любви! Что делает он для облегчения участи своих родителей? Мало того, что осмеливается за них броситься к ногам ИМПЕРАТОРА, и исходатайствованною сим средством милостью отвращает некоторым образом их нужды, мало того — Он посвящает еще жизнь свою терпению, трудам, опасностям, и для благоденствия своих родных осуждает себя долговременно скитаться в отдаленнейших странах между дикими народами. He скоро можно поверить таковому подвигу, однако к чести человечества оный не есть сказка, но точная быль.

Когда напоследок все решено было, и они с товарищем своим Давыдовым (ибо сей не хотел отстать от него) приготовлялись к дороге, тогда в Хвостове казалось возгорелся некий новый пламень к сему путешествию. Причиною тому было, что однажды он пришел к Министру Коммерции, который спросил у него, что если откроется какая нибудь требующая особливых трудов и отважности Экспедиция, согласится ли он принять на себя исполнение оном? Хвостов с обыкновенным своим жаром ответствовал: чем оная опаснее, тем для меня будет приятнее. Между тем сей вопрос возродил в нем надежду, что может быть откроются случаи, в которых удастся ему оказать больше нежели обыкновенную услугу. С таковою льстящею главной страсти его надеждою (Мая 14 дня 1804 года) отправились они в путь.

Здесь надлежит предуведомить читателя, что за несколько времени до возвращения их в Петербург, Действительный Статский Советник и Камергер Резанов отправился послом в Японию на двух судах Надежде и Неве, состоящих под начальством Капитан- Лейтенанта (ныне Капитана) Крузенштерна. Известно, что Японское Правительство отказало в принятии сего Посольства не вступило в дружелюбные о торговле договоры, и запретило судам нашим приходить в их порты. Все сие можно подробнее видеть в путешествии изданном от Капитана Крузенштерна.

Между тем Хвостов и Давыдов в исходе Августа приехали в Охотск, откуда на судне Марии отправились в Америку, но за сделавшеюся в судне их великою течью принуждены были для спасения оного идти в Петропавловскую гавань, где по причине позднего времени остались зимовать. На другой год (то есть 1805) в Мае месяце, по неудачной поездке в Японию, приходит туда же и фрегат Надежда на котором находился Посол Резанов. Таким образом Хвостов и Давыдов соединяются с ним и поступают под непосредственное его распоряжение и начальство. Вскоре потом Крузенштерн с двумя судами своими отравляется обратно в Россию, a Резанов для поправления дел Американской компании остается в том краю и отплывает с Хвостовым и Давыдовым в Америку.

Они посещают остров св. Павла, потом Уналашку, потом Кадьяк, и напоследок приходят на остров Ситку в так называемый Ново-Архангельской порт. Здесь Резанов, в лице которого оскорблен Японцами Посол Российский, ищет в уме своем средств, каким бы образом внушит в них вящее к флагу нашему уважение и дать им почувствовать, что во вражде и несогласии с нами подвергаются они опасности от силы нашего оружия, в приязни же и согласии могут быть спокойны и ожидать от нас знатных для себя выгод и пользы. Сим единственным средством, дум. ил он, можно их понудить ко вступлению с нами в мирные и торговые обязательства. Сия надежда тем паче подкрепляла его, что в бытность свою в Японии мог он тайными путями разведать, что между управляющими в оной двумя властями, гражданкою и духовною, происходила великая распря. Гражданская власть и народ согласны были принять посла нашего и вступить с нами в торговлю, но духовная тому противилась и одержала верх. Следовательно малейшее с нашей стороны подкрепление гражданской их власти принудило бы духовную замолчать. Основав на сих обстоятельствах надежду свою сделал он следующее расположение: Близ Японии находится плодоносный остров Сахалин, которого природные жители составляют особый народ от Японцев. На нем помышляли некогда (лет около шестидесяти назад) и мы водвориться, но не известно что с завезенным туда селением нашим воспоследовало. Японцы овладели сим островом, поселились на нем, покорив Сахалинцев и поступают с ними, как с рабами, весьма жестоко. Резанов предпринял сделать Экспедицию на сей остров, с тем, чтоб Японцев согнать с оного, все заведения их на нем истребить, все что можно забрать с собою, остальное же отдать жителям острова или предать огню. Сахалинцев же взять под свое покровительство, раздать старшинам серебряные медали, и объявить их Российскими подданными. Сверх сего захватит несколько Японцев, a особливо стараться взять их жреца с кумирнею и со всеми в ней идолами и утварями. Сие последнее действие почитал он нужным для того, дабы взятых Японцев отвезти в Охотск, содержать их как можно лучше, позволить жрецу отправлять всякое по обрядам их священнослужение, и по прошествии года всех отвезти обратно в Японию, дабы они там рассказали о поступках наших с ними, и через то внушили бы народу лучшую к нам доверенность.

Разанов почитал торг с Япониею не только нужным для открытия новых источников богатств, но даже единственным и необходимым средством к пропитанию всех заведений наших в краю бесхлебном и голодном. Сего ради приемля оскорбительные поступки и отказ Японских властей в принятии посольства нашего за удобное время к преклонению их на то помощью оружия, не хотел он пропустить сего благоприятного случая. Ho по расположении в уме своем вышесказанного оставалось ему подумать, каким образом может он сию важную Экспедицию произвести в действо. Трудности предстояли в следующем. во первых путь в Японию худо известен. Во вторых, хотя предполагал он, что жители сего острова и водворившиеся на нем Японцы конечно не воинский народ, однако ж число их в сравнении с нашими людьми не могло иметь никакой соразмерности. В третьих, он не мог послать более двух, и то недостаточно вооруженных судов; с шестью или семьюдесятью человеками, также худыми воинами, поелику состоят из набранных всякого рода промышленников. Мы тотчас увидим на чем, не взирая на все сии трудности, основал он главную свою надежду.

Утвердясь единожды в пользе и надобности сей Экспедиции, он нарочно для того велел строить два судна, и написал к Хвостову и Давыдову следующее письмо:

Милостивые государи мой Николай Александрович и Гаврило Иванович

Первый шаг ваш в Америку доставил мне удовольствие узнать вас лично с стороны решительной предприимчивости, успешное возвращение ваше в Европу показало опыт искусства вашего, a вторичное путешествие в край сей удостоверило, сколь глубоко лежат в сердцах ваших благородные чувствования истинной любви к Отечеству. Наконец свершил и я несколько с вами плаваний, оставивших мне навсегда приятное впечатление, что великий дух пользу общую свыше всего поставляет. В Правителе здешних областей тот же пример ревности и усердия, каковому некогда потомки более нас будут удивляться. Пользуясь столь счастливою встречею нескольких умов к единой цели стремящихся решился я на будущей год произвесть Экспедицию, которая может быть проложит путь новой торговле, даст необходимые силы краю сему и отвратит его недостатки. Для того нужно иметь два военных судна, Бриг и Тендер; они могут быть здесь построены, и я дал уже о сем господину Правителю мое предписание. Теперь остается мне, милостивые государи Мои, сказать вам, что первые суда сии в первую Экспедицию назначаемые должны иметь и первых Офицеров. He быв морским чиновником могу я только свидетельствовать о трудах ваших, деятельности и успехах. He распространяясь в глубокость сей чуждой для меня науки могу лит поверхностно судить одними сравнениями, приобретаемыми опытностью, и наперед уверен, что журналы ваши оправдают мнение мое; но не перестану чувствовать истинного почтения к тем великим и благородным порывам, которые в глазах каждого любящего отечество дают вам право быть в числе первых Офицеров. Я прошу вас теперь, как друзей моих, готовых жертвовать собою на пользу общую, для которой столь охотно мы себя посвящаем быть готовыми к принятию начальства над судами предполагаемыми, разделив их по старшинству вашему, и для того ныне же приступить к рассмотрению чертежей, которые Господа Корабельные Подмастерья представят, и по апробации оных участвовать присмотром вашим в успешном их построении, так чтоб в конце Апреля были они готовы и в первых, числах Мая мы уже под паруса вступили. Знаю, что многие встречаются недостатки, но когда же великий подвиг не имел своих трудностей? оные не устрашают нас и лишь более дадут славы. Я не нахожу еще нужным распространяться о предмете Экспедиции сей, о которой в свое время получите вы от меня полное наставление. В постройке добрых судов, усердие строителей дает мне надежду, в плавании опытность и труды ваши обещают успехи. Я признаюсь, что с моей стороны нетерпеливо жду времени подвигов ваших, и так приступим общими силами к совершению великого дела и покажем свету, что в счастливое наше столетие горсть предприимчивых Россиян бросит вес свой в те огромные дела, в которых миллионы чуждых народов веками участвуют.

С совершенным почтением имею честь быть вам

Милостивые Государи мои

Покорнейший слуга (На подлинном подписано): Николай Резанов. № 475. Августа 29 дня 1805 года. Остров Баранов. Порт Ново-Архангельск. Господам флота Лейтенанту Хвостову и Мичману Давыдову.

По распоряжении таким образом всего нужного для предполагаемой Экспедиции, отправил он в присутствии Хвостова и Давыдова донесение о том ко двору и к Министру Коммерции, ЕГО Сиятельству; Графу Николаю Петровичу Румянцеву, к которому объясняя пользу сей Экспедиции, между прочим написал, что ему не пришло бы никогда в мысль решиться на сие отважное предприятие, если в по счастью не имел он под начальством своим Лейтенанта Хвостова, Офицера исполненного огня, усердия, искусства, и примерной неустрашимости.

Между тем как приступили к построению одного из двух назначаемых для Экспедиции судов, открылся случай другое из оных купить у пришедшего случайно туда из Соединенных Штатов Америки корабельщика Вульфа. Сие судно, отданное под начальство Хвостова, называлось Юнона; другому же вновь построенному, и которое поручено было Давыдову, дали сходное с покушением на сию Экспедицию название Авось Пребывание их на острове Ситке продолжалось по 25 Февраля 1806 года. В сие время крайний недостаток в хлебе, причинявший страшные следствия голода, принудил Резанова на судне Юноне предпринять путешествие в Калифорнию. Плавание сие продлилось несколько месяцев. Они весьма хорошо приняты были Гишпанцами, возвратились (Июня 9 числа) в Ново-Архангельск, привезли знатное количество хлеба, и сим образом прекратили голод, сильно уже свирепствовавший. Наконец, Тендер Авось был построен и все для Экспедиции приготовлено. Июля 25 числа Резанов сам с двумя судами отправился в море, имея намерение лично присутствовать при исполнении сего предприятия; но по нескольких днях плавания, a именно Августа 8 числа, переменил сие расположение и дал Хвостову Инструкцию, в которой предписав о Сахалинцах и Японцах все то, o чем уже мы выше сего упоминали, возложил на него попечение о благоуспешном окончании сего столькими трудами подъяшего подвиг, и поручил ему обязать всех служителей подпискою, дабы о сей Экспедиции ничего не разглашать и содержать оную совершенно в таинстве. О себе же сказал, что хотя и желал он быть свидетелем и соучастником в их трудах, дабы мог он, как самовидец, Всеподданнейше донести о том ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ; но как время уже поздно, a ему необходимо надлежит поспешать в Петербург, того ради учреждает он следующее: Мичману Давыдову продолжать путь свой к островам Сахалину и Матмаю, и там в губе называемой Анивою, или в Лаперузовом проливе, ожидать возвращения Юноны; Хвостову же, по отвозе его Резанова в Охотск, идти в Аниву и соединясь с Давыдовым приступить общими силами к исполнению по данному им предписанию.

Когда Юнона пришла в Охотск, Резанов съехал на берег, и приказал Хвостову быть во всякой готовности к отправлению в назначенную и начатую уже Экспедицию. Но между тем потребовал у него данную ему инструкцию для дополнения оной. Когда Хвостов уже совсем готов был к снятию с якоря, тогда Резанов прислал обратно к нему взятую от него инструкцию с написанным при конце оной дополнением Хвостов, по прочтении сего дополнения, спешил к Резанову для изустного с ним объяснения, но в тоже самое время узнал, что уже Резанов уехал из Охотска. Дополнение сие было следующего содержания:

По прибытии Вашем в Охотск нахожу нужным вновь распространиться по сделанному вам поручению. Открывшийся перелом в фок-мачте, противные ветры нам в плавании препятствовавшие и самое позднее осеннее время обязывают вас теперь поспешать в Америку. Время назначенное к соединению вашему с Тендером в губе Аниве уже пропущено; желаемых успехов по окончанию уже там рыбной ловли ныне быть не может и притом сообразясь со всеми обстоятельствами нахожу нужным, все прежде предписанное оставя, следовать вам в Америку к подкреплению людьми порта ново-Архангельского. Тендер Авось, по предписанию и без того возвратиться должен; но ежели ветры без потери времени обяжут вас зайти в губу Аниву, то старайтесь обласкать Сахалинцев подарками и медалями, и взгляните в каком состоянии водворение на нем Японцев находится. Довольно исполнение и сего сделает вам чести, a более всего возвращение ваше в Америку, существенную пользу приносящее, должно быть главным и первым предметом вашего усердия: и так подобным наставлением снабдите вы и Тендер, буде с ним встретитесь. Впрочем в плавании вашем могущие быть непредвиденные обстоятельства соглашать вы сами будете с пользами компании, и искусство ваше и опытность конечно извлекут лучшее к достижению исполнением сего последнего предписания. Я с моей стороны крайне сожалею, что порт здешний неспособен к перемене вами мачты, и что стечение обстоятельств обязало меня и к перемене плана. (1806 года Сентября 24 дня. № 609 Ha подлинном подписано: Николай Резанов).

Можно легко себе представить в ка кое затруднение поставлен был Хвостов сим неясным и двусмысленным дополнением? Как растолковать оное? Как поступить безошибочно? Во первых Резанов не говоря ничего Хвостову об отмене Экспедиции прислал к нему назад туже самую инструкцию, которую от него брал: следовательно не для иного возвратил ее, как для исполнения по оной. Во вторых Резанов столь важную, долговременно приготовляемую Экспедицию, о которой донесено уже было Государю ИМПЕРАТОРУ, не мог сам собою, без воли Правительства, вовсе отменить, но он в дополнении своем ничего такого не упоминает, из чего бы можно было видеть, что он дал сие новое предписание в силу полученного им от Правительства повеления. Напротив, ясно дает знать, что он предписание сие собственно от себя делает, не отменяя Экспедиции, но только отлагая на сие время исполнение оной, за прописанными причинами, a именно для того, что мачта худа, что время рыбной ловли уже пропущено, и что нужно поспешать в Америку. Однако же при всем том велит, если время допустит зайти в губу Аниву для обласкания Сахалинцев и обозрения Японцев, присовокупляя к тому, что уже и сие единое принесет ему Хвостову много чести, и напоследок оканчивает сими словами: «Я с моей стороны крайне сожалею, что порт здешний не удобен к перемене вам мачты, и что стечение обстоятельств обязало меня к перемене плана.» Могло ли таковое дополнение не привести Хвостова в крайнее недоумение? важная, долго приготовляемая, много стоящая Государственная Экспедиция (ибо Хвостов не мог ее почитать иною), останавливается за худостью мачты в то время, когда посланному наперед Тендеру велено дожидаться его и по соединении с ним приступить к производству предписанных в инструкции действий. Тендер сей будучи обманут в помощи и соединении с Юноною мог пропасть там или быть взят Японцами. Самое дополнение говорит двояко: велит идти в Америку и зайти в Японию; не требует от Хвостова своего исполнения по инструкции, но между тем ободряет его к оному, говоря, что уже и сие единое принести ему много чести: следовательно подразумевает, что дальнейшим исполнением он еще и более ревность свою докажет. Наконец повелевающий разъясняет крайнее сожаление о своем повелении, и дает ясно знать, что бы он сего не сделал, если бы Охотский порт был удобен к перемене мачты.

Все сие Хвостов должен был решить сам собою. Может быть другой на его месте, наблюдая покой свой и безопасность не восхотел бы при таковых обстоятельствах подвергать жизнь свою трудам и неизвестному жребию, имея возможность, в случае неудовольствия от правительства за неисполнение инструкции, оправдаться данным ему дополнением, но Хвостову иначе сие представлялось. Он думал: «Экспедиция не отменена, но только отсрочена. Следовательно не исполнив ныне я должен буду исполнить ее в будущую весну. Между тем неожиданная отсрочка сия делает великую расстройку, и подвергает опасности посланный наперед Тендер. Причиною же сей отсрочки, как ясно в дополнении сказано, есть ненадежность, что я в столь позднее время, с худою мачтою моею, не могу порученного мне дела окончить успешно. По всему явствует, что начальник наш хочет сего, но не ожидает долг мой велит мне превзойти его чаяние.» С сими мыслями снимается он с якоря и отплывает в Японию. По прибытии туда не находит там Тендера. Новое препятствие. Но Хвостова оное не останавливает. Он выходит на берег и приступает один к исполнению того, что им общими силами делать предписано, выполняет некоторые по инструкции статьи, берет Японские магазейны, и нагрузясь хлебом, отплывает в Петропавловскую гавань, в чаянии найти там Тендер, и по прибытии туда действительно находит оный. Давыдов принужден был, не дождавшись Юноны, оставить пост свой по причине распространившейся в людях болезни и многих сделавшихся на судне его повреждений, Зима прерывает продолжение их действий. Они препровождают оную в Петропавловске.

Ha другой год (1807), не дожидаясь даже совершенного очищения моря от льда, они прорубаются сквозь оный, выводят свой суда, и немедленно отправляются докончить начатое предприятие. Приходят в Аниву, исполняют в точности по данной им Инструкции (как потом в путешествии их подробно будет описано), нагружаются знатным количеством хлеба, и по окончании всего отплывают в Охотск, с тем намерением, дабы по отправлении о себе донесений к вышнему Начальству и забрав там от компанейской канторы все, что нужно будет отвезти в Америку на остров Ситку, идти к оному в порт Ново-Архангельск, и тем довершить последнее предписание.

Сим образом по удачном исполнении порученного им дела возвращаются они радостные в Охотск, где думали, ожидает их хвала и благодарность за понесенные ими труды и подвиги. Но их ожидала там совсем иная участь. Резанов не доехав до Петербурга занемог в Красноярске и умер. Бывший тогда начальник Охотского порта (вскоре потом по общим всего края того жалобам смененный), Капитан второго рант Бухарин, возмечтав, что суда сии возвратились наполнены золотом и великими богатствами, под предлогами сомнения о сей Экспедиции, яко бы оная сделана была самовольно, в самом же деле дабы не оставить никого свидетелей привезенным вещам, налагает на суда сии арест, сажает, без всякого от Правительства повеления, Хвостова и Давыдова, как Государственных преступников, под крепкую стражу. Отбирают у них все, даже до одежды и обуви. В продолжение целого месяца, поступают с ними бесчеловечным и зверским образом. Жестокость сия день ото дня более умножается. Хвостов и Давыдов разлученные, стерегомые, не знают об участи друг друга. Они видят, что им определена самая мучительная смерть! то есть, что они в пять или шесть месяцев, покуда не придет из Петербурга повеление о их освобождении, должны будут погибнуть от духоты, нечистоты и голоду. В сих крайних обстоятельствах не оставалось им иного к спасению своему средства, как только единый побег. Но как выбраться из под крепкого заточения и строгого присмотра? Куда идти без пищи, без одежды, без денег? Ближайшее место Якутск, которое отстоит около тысячи верст. Но и в самых недрах зла растет человеколюбие, и невинность находит себе покровительство. Сии два несчастные добрыми поступками своими приобрели от жителей Охотска всеобщую любовь, a самые стражи, приставленные с обнаженными мечами стеречь их, видя незаслуженное ими страдание, почувствовали к ним жалость. Хвостов через стража своего сообщает Давыдову о намерении своем спастись бегством назначив к тому ночь, час и место, где он его ожидать будет. Давыдов с своей стороны уведомляет о согласии на то своих стражей, и что он в ту уже ночь, и в тот же час, надеется быть в назначенном месте. Таким образом в то время, когда в одном из сотоварищей своих видят они неукротимое свирепство, в то самое время в незнакомых им простолюдинах возбуждают такое сострадание, что сии добросердечные люди без всякой для себя корысти соглашаются спасти их, презирая собственную опасность, угрожающую им жестокими за то истязаниями. Невозможно при сем случае не подивиться бесконечной разности сердец человеческих: свет рая, и мрак ада, не столь различны между собою. Хвостов и Давыдов были уже изнурены в силах своих и начали чувствовать болезненные припадки, устрашавшие их, что они окончат жизнь свою в предприемлемом ими трудном пути, но предстоящая им в Охотске неизбежная погибель понудила их из двух зол избрать меньше опасное. Нетерпеливо ожидаемая ночь настает. Они уходят из заточения, оставив для оправдания стражей своих своеручные записки, будто они для усыпления их дали им Опиуму. Сходятся в условленном месте Можно себе представить радость их свидания! Они пускаются немедленно в путь. Щедрая рука некоторых жителей, коим они открылись, снабжает их двумя ружьями и сухарями. Опасаясь погони избирают они путь по лесам. болотам и стремнинам, по которым никогда нога человеческая не ходила. Сначала силы их истощаются, они ослабевают и думают, что какая нибудь пещера будет их могилою; но рука господня подкрепляет их. Чем далее они идут, тем больше силы их возобновляются. Чистый воздух и сильное движение, после совершенной неподвижности и духоты, которую они в заточении около двух месяцев претерпевали возвращают им прежнее здравие и крепость. Однако же далекий путь, тяжелый труд и недостаток в пище, напоследок приводит их в новое изнурение, так что они, по претерпении многих нужд и бедствий, истомленные голодом, изнемогшие, в разодранном рубище, едва живы приходят в Якутск. Тут прислано уже было из Охотска повеление к городничему задержать их и осмотреть, нет ли с ними золота. Сии примечания достойные слова действительно сказаны были в письме к Городничему. Из сего можно заключить, какую великую над воображением того, кто написал их, слово золото имело силу: оно и там ему мечталось. где людям, едва по не проходимым путям спасшим жизнь свою, кусок сухаря дороже был всех сокровищ. Городничий в следствие сего приказания, задержал их в Якутске. Но вскоре после того Сибирский Генерал-Губернатор, узнав о сем, приказал им быть в Иркутск. Между тем по дошедшим от них в Петербург известиям доложено было Государю ИМПЕРАТОРУ, и через Министра Морских сил послано туда повеление, чтоб их нигде не задерживать. Наконец после четырехлетнего странствования, то есть в 1808 году возвращаются они в Петербург. Но едва успели два или три месяца отдохнуть от долговременных своих трудов, как Главнокомандующий Финляндскою Армиею Его Сиятельство Граф Буксгевден, узнав о возвращении их из Америки и наслышась об отличном их искусстве я храбрости, пишет к Министру Морских сил Чичагову, и требует именно сих двух офицеров к себе, для употребления против неприятеля. Морской Министр спрашивает у них согласия. Американская компания неохотно с ними расстается. Однако ж они, не взирая на тесноту своих обстоятельств, ниже на все претерпенные ими скорби, ответствуют, что они всегда готовы служить Государю и отечеству. Отправляются немедленно в Финляндию, и на третий день по приезде своем туда, посылаются с лодками в море. Отряд сей, бывший под начальством Капитана Селиванова, послан был по некоторым надобностям на один из островов неприятельских. Оный состоял в двадцати лодках и одном парусном судне, из которых пятнадцать передовых лодок поручены были под особенное начальство Хвостова, a остальными пятью распоряжался Давыдов. Известны по реляциям дела Лейтенанта Хвостова. В сражении происходившем Августа 18 числа между островами Судцалом и Ворцеллою, был он главною причиною победы, одержанной над неприятелем, нечаянно с ними встретившимся, и троекратно их сильнейшим, как-то видеть можно из напечатанного о сем сражении донесения, в котором между прочим сказано:

Капитан первого рант Селиванов, отзываясь Главнокомандующему с особенною признательностью о мужестве всего отряда, превосходно свидетельствует о Лейтенанте Хвостове, который оказал пример невероятной неустрашимости, пренебрегая сыплющимся градом картечи, и не взирая, что четыре шлюпки под ним потоплены и из 6-ти гребцов остался только один, он шел вперед и поражал неприятеля; a равным образом и сухопутные начальники отзывались Главнокомандующему о его мужестве. Все нижние чины его превозносят, и вообще, где он только появлялся, храбрость оживотворялась.

Известно, что когда Главнокомандующий услышал пальбу, и узнал через mo o приближении превосходного в силах неприятеля, которого не полагали там близким, то он не ожидал спасения ни одной из наших лодок; и когда отряд сей возвратился цел и Хвостов приехал с донесением о победе, тогда удовольствие его было так велико, что он проходя в сие время мимо гауптвахты, отдавшей ему честь, сказал не мне, не мне — победителю, и указал на Хвостова. Подробное описание и рассказы бывших в сем деле сухопутных начальников о мужественных подвигах сего Офицера, казалось превосходили вероятность, так что и главнокомандующий восхотел узнать то от нижних чинов, и нарочно для сего пошел на берег где лодки стояли. Он спросил у матросов и солдат — скажите робята, кто был главною причиною победы? Все в один голос закричали. Хвостов. Сие то самое изъявляют к реляции слова: Все нижние чины его превозносят. Можно сказать, что рука провидения спасала его в сем сражении: четыре раза неприятель ядрами и картечами раздроблял под ним судно каждый раз погружая его в воду, и четыре раза возникал он из глубины моря, не теряя нимало присутствия духа, по всюду разъезжая впереди распоряжаясь, ободряя людей, и повелевая следовать за собою. Когда первая лодка под ним разбита была, и он вытащенный из воды сел на другую, тогда первое его слово было — вперед! и когда ударившее в нос сей второй лодки ядро сделало в ней пробоину и убило несколько человек, так что люди в смятении, видя, что в лодку льется вода, и не найдя в сырости чем заткнуть пробоину, хотели поворотить назад, то он скинув с себя мундир, велел заткнуть им оную и закричал — греби вперед! Подобные сему храбрые дела привлекли к нему общее от всех уважение. Хотя он не был ранен, однако ж чувствовал по всему телу своему следствия бывших с ним приключений. Главнокомандующий для отдохновения его позволил ему жить на своей яхте; но он не долго на ней покоился. Вскоре отправляются они с Давыдовым к Вице-Адмиралу Мясоедову, которой в другой части моря начальствовал над порученными ему гребными и парусными судами. Там кроме разных, сопряженных с трудами и опасностью посылок, были они победителями в двух сражениях, происходивших одно Сентября 6 y острова Пальво, другое Сентября 19 y острова Тевсало. Хвостову поручены были довольно важные силы, с которыми везде, оказывая редкую расторопность, искусство в распоряжениях и неустрашимость, поражал он превосходного числом неприятеля, о чем Вице-Адмирал Мясоедов в донесениях своих с величайшею похвалою свидетельствует. Давыдов всегда был вместе с Хвостовым, ранен легко в ногу, также являл везде отличное мужество, и весьма похваляем. По окончании кампании в наступившую зиму Главнокомандующий, желая вознаградит их за понесенные ими труды и подвиги, причислил их к свите своей и велел им ехать в Петербург, с тем, что в они до востребования оных впредь оставались там для поправления своего здоровья, Судьба возвышению и счастью их везде поставляла преграды…………………..

Напоследок Октября 4 дня (1809 года) приезжает сюда вышеупомянутый соединенных Штатов Америки Корабельщик Вульф, с которым они в бытность спою на Острове Ситке ходили вместе в Калифорнию и были с ним весьма дружны. Корабельщик сей вместе с бывшим там же Профессором Лангсдорфом, который также был с ними дружен, отыскивают их, и как сему корабельщику на другой же день надлежало ехать в Кронштат для отплытия на судне своем обратно в Америку, того ради условились они сей вечер проводить у Лангсдорфа, жившего на Васильевском острове. Были там, и опоздав несколько приезжают в два часа ночи к Исакиевскому мосту, который в сие время уже разведен был. Имея некую надобность быть рано поутру дома, они поспешали перейти на ту сторону. Тогда (по рассказам о сем обстоятельстве) проходила сквозь мост барка. Им показалось, что они успеют соскочить с одного края моста на барку, и потом с барки выскочить опять на другой край моста. Но в сем покушении их неизвестно каким образом оборвались, оба вдруг упали в воду и оба потонули, Темнота ночи, быстрое под мостом течение, и крепкий ветер, способствовали Неве погрести их в недрах своих.

Таков был конец сих двух, сколько отличных и достойных, столько же и несчастных мореплавателей! Тела их не отысканы. умолчим о сожалении друзей, горести бедных родителей их: ни какое перо изобразить того не может.

По кратком описании жизни их должен я теперь сказать, в каком состоянии осталось сие издаваемое ныне в свет путешествие их. Давыдов, по возвращении своем из Финляндии, жил у меня в доме. Прочитывая некоторые из черных записок его и шуточных писем, которые в бытность свою в Америке, из разных мест в разные времена писал он к своим приятелям, находил я в них многие хорошие места и любопытственные примечания: чего ради стал ему советовать, чтобы он все сие привел в порядочное и последственное описание двукратного своего в Америку путешествия. Но он отговаривался тем, что все нужные для сего бумаги, как то описи, рисунки, чертежи, карты и проч., отобраны у них в Охотске, и без сомнения вместе с всеми их вещами пропали. Однако ж я настоял, чтоб он по крайней мере из тех черных бумаг, которые у него остались, припамятывая то, чего недостает в них, попытался составить описание. Он отговаривался еще не имением к тому времени; ибо по службе занимался должностью и назначен к отправлению в Кронштат. Я исходатайствовал ему позволение остаться здесь и беспрепятственно упражняться в сем сочинении. Когда первое путешествие до половины было написано, тогда рассматривая тетради его и находя их достойными издания в свет, представил я Министру о напечатании оных от Адмиралтейского Департамента. Министр согласился на сие и дал Департаменту предложение о рассмотрении их в ученом собрании Собрание одобрило, и Департамент велел печатать. Между тем Давыдов продолжал, и первое путешествие окончил, но второго еще не начал. Смерть пресекла упражнение его в то время, когда еще первого путешествия не более восьми листов было напечатано. Второе путешествие их осталось в черных записках и письмах к приятелям, в таком виде, что проведение оных в упорядоченное и последственное повествование требует не малого соображения, времени и труда. Я храню их у себя, и надеюсь (насколько можно будет сделать то без самого путешествователя) со временем привести их в такое состояние, в котором могут они быть изданы в свет. Главное существо сего путешествия состоит в записках его; что же принадлежит до писем к приятелям, оные не с тем писаны были, чтоб их печатать. Они наполнены разными подробностями и шутками, какие с одними короткими людьми говорятся; однако ж есть в них весьма много острого и забавного.

Наконец, думаю, читатель не поставит в излишнее присовокупление, когда я, для сохранения памяти о сих двух весьма известных мне мореплавателях, чистосердечно опишу здесь нравы их и свойства:

Хвостов соединял в душе своей две противности: кротость агнца и пылкость льва. Дома он был самый почтительнейший сын к отцу и матери, не отстававший от них ни на минуту во время их огорчения или болезни, и готовый всем для них жертвовать. К родным и друзьям своим имел чрезвычайную привязанность. Он рад был умереть за друга, хотя бы тот и не ответствовал ему равными чувствами, но которого он единожды полюбил и с ним свыкся. В беседах с приятелями любил разговаривать и спорит, но при всем том был смирен до крайности, так что переносил иногда обидные слова разгорячившихся в споре, и никогда за то не вступался. Однако все знали его неустрашимость, и самые сильные и отважнейшие из сотоварищей его, столь страшные для других, хотя и чувствовали превосходство сил своих пред ним (ибо он был среднего роста и посредственной силы), но при малейшем в нем воспалении гнева, уступая твердости духа его и ничем неустрашимой храбрости, не смели его раздражать. К начальникам и высшим себя был он почтителен и покорен; однако же, где должно было, говаривал без дерзости, но благородно и смело. Ко всем посторонним был чрезвычайно услужлив, к бедным же и нуждающимся так жалостлив, что часто последнее, что у себя имел, отдавал им. Таков был он дома и в обществах; но на поприще трудов, или на поле брани, где общая польза налагала на него долг жертвовать собою, или слава обещала его украсить лаврами, там душа его возгоралась таким пламенем, которого ничто не могло погасить Чем больше предстояло препятствий, тем больше рождалось в нем рвения к преодолению оных, и чем страшнее возрастала опасность, тем дерзностнее шел он против нее. С храбростью его одна только скромность могла равняться никто не слыхал, что в он когда похвастал, или бы заговорил о своих подвигах. Охотно превозносил дела других, во о своих всегда молчал. Никакие по службе огорчения не в состоянии были отвратить его от оной, или погасить в нем ревность Отважные предприятия, странствования по краям света, военные действия, были пищею его души. Там он блистал, как некое светило, между тем как в обыкновенной жизни был обыкновенный человек. Но при всей пылкости своей и бранном духе имел мягкое и чувствительное сердце- Очевидные свидетели рассказывали о нем следующее: в сражении при острове Тевсало отряжен он был с некоторым числом лодок для встречи идущего на них неприятеля. Уже они сближались и были один от другого не далее, как на два пушечных выстрела. Он с обыкновенною бодростью, какую всегда привыкли в нем видеть распоряжался и приготовлялся к бою. В самое сие время привозят к нему от матери письмо, в котором она умоляет его помнить о ней и беречь жизнь свою Он — читает письмо и плачет. Бывшие на лодке с ним люди, увидев его в сем состоянии удивились и оробели. Но они не долго видели над ним сие торжество природы, сие умиление и слезы: первая неприятельская пушка возвращает ему весь прежний огонь: кров в нем закипела, глаза его засверкали, голос возвысился, и во все время сражения был он всегда там, где брань больше свирепствовала. Также один из служивших с ним подчиненных его рассказывал мне, что в покоренных оружием местах, главное попечение его было наблюдать, чтоб жители того края не потерпели каких обид и насилий от победителей. Случалось, что ночью, или из до<вольно отдаленных мест, присылали к нему просить о защите, и он никогда не ленился сам ходить туда, дабы разобрать жалобы и сделать справедливое удовлетворение. Он умер на тридцать четвертом году от рождения своего, то есть далеко не достигнув еще тех лет, в которых Куки и Нельсоны приобрели бессмертную славу. Какая великая надежда в нем погибла!

Давыдов (Гаврило Иванович), сочинитель сего путешествия, воспитан в Морском Кадетском Корпусе, и в 1798 году произведен в офицеры Он в самой юности отличался не только особенною остротою, но и чрезвычайным прилежанием; приобрел немалые знания в математических и словесных науках, почему из представленных в том году к производству в Офицеры пятидесяти или шестидесяти человек найден по достоинству первым. Он был довольно высокого роста строен телом, хорош лицом, и приятен в обхождении. Предприимчив, решителен и смел. Нравом вспыльчивее и горячее Хвостова, но уступал ему в твердости и мужестве. Он одарен был живостью воображения и здравым рассудком, имел острый и примечательный ум; много читал, любил увеселения, беседы и общества, однако же охотно оставлял их для понесения трудов и подвигов, не устранялся от забав и гуляний, однако же находил время упражняться и писать дельное и шуточное. Читатель может из сего сочиненного им путешествия судить о сведениях его и дарованиях в словесности. Он был четырьмя или пятью годами моложе Хвостова Знакомство и связь их утвердились с того времени, как они в первый раз поехали в Америку. Давыдов в первое путешествие по выезде из Петербурга писал к своим приятелям.

Когда после прощального ужина мы расстались, вы возвратились домой, a мы поехали Бог знает куда и Бог знает покуда, признаюсь, что как мы двое очутились в кибитке, я рыдал и утопал в горестных мыслях. В самое то время взглянул я на Николая (так всегда называл он Хвостова), и увидев, что он старается скрыть свой чувствования, может быть для того, что в меня больше не растревожить, я пожал у него руку и сказал — y нас теперь осталась одна надежда друг на друга. Тут поклялись мы в вечной дружбе. После сего я сделался гораздо спокойнее, и мы доехали молча до Ижоры.

С сего времени никогда уже они не разлучались, и самую смерть вкусили вместе. Печальный конец их оплакан был, следующими стихами.


Уж ночь осенняя спустила
На землю мрачный свой покров,
И тихая луна сокрыла
Свой  бледный свет средь облаков,
Лит  ветер печально завывая
Глубокой  тишине мешал,
И черны  тучи  надвигая
Ночные мраки умножал.
В сон сладкий  твари   погрузились,
Умолкли смертных голоса,
Унылы звоны повторились,
На башнях било два  часа.
В сии минуты,  что покою
Природа отдала на часть,
Невинным, строгою судьбою,
Сплеталась лютая напасть.
Сбирался   гром над головами
России  верных двух сынов,
Идут поспешными стопами
К реке Давыдов и Хвостов.—
Тут  рок мгновенно  разделяет
Мост  Невский  на двое  для них:
Отважный дух препятств не знает:
Могло ли устрашить то их?
Моря, пучины преплывая,
Ни пуль,  ни ядер не  боясь,
Опасность, бедства презирая,
Неустрашимостью гордясь,
Идут…..и обретя   препону
Нечаянну в своем пути,
Внимая храбрости закону,
Стремятся далее идти.
Сокрытым роком не смущаясь
Хотят препятство отвратить,
Руками  крепко съединяясь,
Пространство мнят  перескочить.
Но  что? о  бедствие ужасно!
Могу ль его изобразить?
Стремленье  было их  напрасно,
Нельзя предела применить:
Обманутые темнотою
И крепостью сил своих,
Под Невской  погреблись волною.
Увы!  не  стало  в свете  их.
Нева!  о гроб друзей   несчастных!
Их жизни сделав злой конец,
Причина слез  и   мук всечасных,
О них тоскующих сердец,
Отдай  скорей  остаток бренный,
Что скрыт в пучине вод  твоих,
Отдай  родителям священный
Предмет всеместной  скорби  их.
A вы!  судьбы завистной жертвы!
Герой храбрые в боях!
Хотя бесчувственны и мертвы,
Но живы в мыслях  и  сердцах;
Утехи   бедствие делили,
Вы меж собой по  всякий час,
В сей жизни  неразлучны были,
Смерть не разлучила вас.
Анна Волкова.
На тот же случай

Два храбрых воина, два быстрые орла
Которых  в юности  созрели уж дела,
которыми   враги   средь Финских вод попраны,
Которых мужеству дивились Океаны,
Переходя    через   мост  в Неве  кончают век.
О странная судьба  о бренный  человек!
Чего  не  отняли  ни степи,   ни пучины,
Ни гор крутых верхи, ни страшные стремнины,
Ни    звери   лютые,   ни сам свирепый враг.
To отнял все один…..неосторожный шаг!
А. Ш.

Глава I

Вступление мое в Российско-Американскую компанию. Отъезд из Петербурга. Прибытие в Охотск.


Приступая к описанию путешествия моего, почитаю за нужное предуведомить читателя как о состоянии: моем, так и о причинах, побудивших меня к сему предприятию. В 1795-м году определен я в Морской Кадетский Корпус, в коем пробыл три года, быв между тем послан в Англию и имел случай видеть Данию и Швецию. В 798-м году произведен в Офицеры и оставлен в пом же Корпусе, a в 799-м был послан на флот, отвозившем десант в Голландию и зимовал в Эдинбурге. В 1801-м году перешел из Корпуса во флот и жил в Петербурге.

1802 год. Апрель.

В один день, как я с месяц уже Апрель. был болен, приходит ко мне Лейтенант Хвостов и сказывает, что он отправляется в Америку. На вопрос мой, каким образом сие случилось, узнал я от него, что он вступил в Российско — Американскую кампанию, удостоенную Высочайшего ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА покровительства, должен был ехать через всю Сибирь до Охотска, сесть там на судно кампании и отплыть в Американские её заведения. Он уведомил меня также, что если и другой кто пожелает предпринять сие путешествие, то кампания охотно его примет. Сей случай возобновил всегдашнюю страсть мою к путешествиям, так что я в туже минуту решился ехать в Америку, и тот же час пошел объявить мое желание Господину Резанову, бывшему главным участником в делах кампания. Дело сие не трудно было сладить. По Именному ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА указу позволено было морским Офицерам, кто пожелает, не выходя из флотской службы и получая половинное жалованье, вступать в Российско-Американскую кампанию. Co стороны же Господина Резанова и Директоров кампании соглашение в рассуждении условни, не имело ни каких затруднений; ибо главное наше требование состояло в том, чтоб скорее быть отправленным. Желание видеть столь отдаленные края, побывать на морях и в странах мало известных и редко посещаемых, не позволяло нам много размышлять о собственных своих выгодах.

Приготовив таким образом самые нужные только вещи к путешествию, долженствующему быть столь продолжительным, в 11-ть часов ночи выехали мы из Петербурга, в провожании всех своих приятелей. За рогаткою простились с ними; сели на перекладную телегу, ударили по лошадям и поскакали….в Америку. Я не могу точно описать тогдашнего беспорядка мыслей моих. Покуда суетливость и сборы в дорогу занимали меня, по тех пор приятная о путешествии мысль казалось ни чем другим не была разрушаема но когда остались мы двое в кибитке, когда наступившее молчание не препятствовало предаваться различным мыслям, и стремление колес напоминало нам, что и путь сей уже начался; тогда сердце мое стеснилось, радости исчезли, и в душе моей происходили сильные волнения. С одной стороны меня огорчало, что я прощаюсь с друзьями своими, прощаюсь на весьма долгое может быть время, иду туда, где лишен буду всех удовольствий и удобств жизни, иду не сказавшись родным, кои конечно огорчены будут сим моим предприятием — тысяча других сим подобных мыслей расстраивали мою голову и удручали сердце мое печалью. С другой стороны воображение совершить столь далекий путь, увидеть много не обыкновенных вещей, побывать в местах, в которых редкому быть случится; приобрести новые познания и может быть сделать себе в мореплавателях некоторое имя все сие возбуждало во мне любопытство и льстило моему честолюбию. Я уже наперед представлял себе то чрезвычайное удовольствие, когда по окончании столь трудного путешествия возвращусь назад, увижу Апрель. опять родных своих, друзей, и буду рассказывать им случившиеся со мною приключения, как проводи я время, и как странствовал по безвестным морям и остовам, обитая с дикими людьми и зверями. Пройденные труды вспоминаются с приятностью. Я был уверен, что после всех претерпений, удовольствия сделаются живее, что все будет играть в глазах моих, словом сказал: я думал, что после сего путешествия потекут для меня дни златого века, и печали ни когда не помрачал уже моего счастья. Сии мечтания по переменно наполняли мою голову, так что я иногда смеялся, иногда плакал, и в таком состоянии духа до ехал до Ижоры.

Читателю может быть покажется странным таковое вступление к путешествию, но я надеюсь получить извинение, когда скажу, что мне было 18 лет, что я начинал только жить в свет, и что круг знакомства моего был весьма тесный. Любовь к родным и привязанность к друзьям, составляли единственное блаженство души моей. И так разлучаясь с ними казалось мне, что я разлучаюсь с целым светом, ибо что для нас миллионы не знакомых? Сильное душевное возмущение не скоро успокаивается. Время укрощает его постепенно.

Из Тосны поехал я в том же расположении, то есть с глубоким молчанием, бродящими мыслями и тайными в груди воздыханиями. Товарищ мой был в таком же состоянии Голова его так наполнена была Америкою, что он однажды вдруг вскочил и спросил у меня: что это за чудная птица? Погоди, сказал я, мы еще не в Америке. Пролетевшая мимо нас птица есть не иное что, как простая Русская ворона. Сей случай подал нам повод в первый раз рассмеяться, и прервал на некоторое время наше молчание. В Тосне поломалась кибитка в которой лежали инструменты и разные вещи: покуда ее чинили, я хотел нечто написать к моим приятелям; но вчерашние мои чувствования возобновились и я снова стал печален.

Так как до Москвы, должны мы были ехать на перекладных телегах, набитых доверху, то трое суток, проведенные в дороге до Твери, весьма худо спали, и для того принуждены были остановиться на несколько часов в сем городе.

24-го вечером приехали в Москву, где купили кибитки и пробыли четверо суток. Мы расстались здесь с товарищем моим, условясь съехаться в Казани. Он отправился прямо, a я поехал в деревню проститься с родными, для чего должно было сделать около пятисот пятидесяти верст лишних, противу прямой дороги на Казань. Родители мои чрезвычайно удивились нечаянному моему приезду и можно посудить, что они не обрадовались услышав о предпринятом много путешествию. Однако нечего было делать, как благословит меня со слезами.

Отсюда ехал я уже весьма скоро, не помышляя ни где останавливаться, и как будто рушил последнюю связь мою с сим миром.

1802 год. Май.

12-го Мая приехал я в Казань, где уже товарищ мой меня дожидался. Казанская и Пермская губерния весьма изобилуют лесами. В некоторых местах много оных выгорело, и в самый проезд мой видел я в одном месте весь лес совершенно занявшийся и горящий, a в других погасший уже и только дымящийся. Сии пожары делаются от раскладывания проезжими и поселянами нужных им для варения себе пищи огней, которые при отъезде с места надлежало бы всегда потушить. Но как сие погашение огня сопряжено с некоторыми затруднениями там, где близко нет воды, a притом и великое количество лисов удаляет всегда мысль о надобности сохранять оные; того ради, не взирая на запрещение со стороны начальства, таковые часто оставляемые без потушения огни нередко причиняют великое истребление лесам. Мне кажется лучшее средство для отвращения столь вредных неосторожностей было бы поучить разумным священникам в сказываемых ими проповедях толковать прихожанам своим о таком зле, которое они потому только делают, что не умеют представить себе всей важности и вредоносных следствия оного, как для собственных своих, так и для государственных польз.

Первый город за Казанью Оханск, стоящий на реке Каме, через которую переправились мы на пароме. В сем городе нет каменного строения, исключая одного не большего казенного места; однако же он выстроен правильно и чистота в нем приметнее, нежели во многих других уездных городах.

18-го поутру приехали в город Пермь. Оный выстроен весьма правильно и хорошо, везде видна чистота, каменных строении в нем мало, но некоторые начинают строиться и в том числе гостиный двор Многие из здешних Дворян весьма богаты, ибо имеют железные заводы, почему можно надеяться, что со временем город сей сделается несравненно лучшим.

Первый город за Пермью, называемый Кунгур, лежит при двух довольно больших реках Силле и Прене.

В нем есть несколько каменных строений и Церквей. Высочайшие горы Уральского хребта, находятся между Ачинскою и Кленовскою станциями; они однако же далеко уступают, высоте гор станового хребта.

21-го вечером проехали город Екатеринбург, славный своими заводами, ломкою в окрестностях мрамора и изобилием разных родов цветных каменьев. В нем много каменных строений и три или четыре такие же церкви, прекрасного зодчества. Мрамор отправляемый из Екатеринбурга, возят лошадьми до пристани на реке Чюссовой, отколе уже отправляют водою.

Коль скоро кто въедет в Екатеринбург, то к нему явится множество людей с разными отшлифованными каменьями, с перстеньками и другими безделицами здешней работы. Все сие конечно очень дешево продается, но зато ничего нет отменно хорошего.

Я слышал здесь, что на казенном завод, изо ста пуд золотой руды, выходит от 4-х до 6-ти золотников чистого золота.

В 28-и верстах от Екатеринбурга, дорога в Иркутск разделяется на две: одна идет через город Ишим, a другая через Тобольск; мы взяли первую, ибо оная короче 250-ю верстами.

В 200 верстах от Екатеринбурга находится город Шадринск, лежащий при реке Исети, которая разделяясь в сем месте на разные рукава, делает много островов.

Чем далее ехали по Сибири, тем более примечали уменьшение населения; хотя места сии могут имеет несравненно большее. Земля почти всюду прекрасна и плодоносна; проехав Уральские горы местоположение становится по большей части ровное, особливо по Барабинской степи, которая хотя называется сим именем, однако не есть собственно степь; но представляет всюду приятные перемены в видах, происходящие от множества березовых рощ, рассеянных по всему пространству сей обширной равнины. He доезжая Барабинской степи и проехав оную, находит по всюду прекраснейшие лиственничные и сосновые леса, так и некоторые других родов деревья.

Вся Сибирь, особенно Барабинская степь, отменно изобилует дичью; ибо по оной чрезвычайно много озер и болот. Уток можно стрелять, не выходя даже из кибитки. Сверх сего там водятся гуси, журавли, лебеди, тетерева и иные роды птиц. Жители Барабинской степи шьют большие одеяла из кож, содранных с голов селезней, и продают их весьма дешево.

Избыточество и доброта трав на Барабинской степи делают то, что лошади таи скоро размножаются и продаются весьма дешево; но неимение текучих вод, производит частые скотские падежи, при отвращении коих, жители могли бы весьма разбогатеть. От сей же думаю причины, появляются, иногда прилипчивые болезни и между людьми. На всем пространстве Барабинской степи, протекает одна только река Омь, при коей лежит город Каинск, похожий более на деревню.

Летом на степи сей такое множество Оводов, что они заедают иногда лошадей до смерти; мошки же невероятно сколько, так что крестьяне всегда носят волосяные сетки на лице пашут по ночам только, и беспрестанно имеют курева в домах своих, дабы густой дым не позволял в оные мошке набиваться.

В одной деревне рассказывали нам, не давно случившееся печальное приключение. Купец с поверенным проезжали здесь на почтовых лошадях и последний обыкновенно весьма усердно поил и купца и ямщика. В одну ночь, как он напоил их чрезвычайно много, вздумал исполнить злодейское свое намерение. Он бил обухом купца и ямщика до того, что считая их умершими, приехал на станцию где сказал, что напавшие на них разбойники убили двух его товарищей и просил, чтобы с сей станции везли его куда хотят, в Петербург или в Иркутск. Слова его показались подозрительными, почему и был он задержан. через двое суток ямщик и купец опомнились; но первый не доходя станции умер, a второй прийдя на оную говорил, что они были биты разбойниками; но весьма удивился увидев свою кибитку и товарища, коего почитал уже мертвым. Тогда сей поверенный признался в своем злодеянии, a купец через два дня умер.

1802 год. Июнь

1 Июня. Поутру приехали в Томск. Сей день был праздник, почему никто не хотел чинить повозок и мы к крайнему неудовольствию долженствовали прожить тут более нежели ожидали.

Томск довольно велик, улицы не слишком чисты и порядочных строений мало. В нем гари каменных дома. Город сей есть одно из важнейших торговых мест Сибири, и населен до, вольным числом купцов. Он лежит при реке Томь, изобилующей рыбою, между разными родами коей ловятся изрядные стерляди. Но лучшие и крупнейшие из них почитаются здесь Нарымские. Мне случалось видеть некоторые из оных более пуда весом, a сказывают, что ловят иногда в Нарыме еще и сих гораздо более.

Через Томск протекает маленькая речка Ушайка. В городе сем 2400 домов и с небольшим 5000 жителей. от сего несоразмерного числа людей и домов, многие из оных стоят пустые.

Починив кибитки отправились мы из Томска далее. Близ бывшего города Ачинска должно переправиться на паром через реку Чулым, впадающую в Обь. От оной начинаются высокие места и горы, покрытые лиственницею и березою; так же чрезвычайно дурная дорога Семь верст не доезжая Черной реки, находится высокая гора называемая Лиственничною.

От станции Черной реки, до малого Кемчуга, то есть на расстоянии 73-х верст, дорога идет через горы и болота, где такое множество больших и малых мостов, что почти беспрестанно проезжает по оным.

Июня 7-го проехали город Красноярск, находящийся в 550 верстах от Томска. На месте, где выстроен город сей, до 1621- го года обитали Качские Татары, но когда Ермак открыл путь к завоеванию Сибири, тогда Казаки странствующие по неизвестным для них местам, построили здесь зимовье, где укрывались от стужи и от набегов варварских народов, бывших доселе обладателями сей земли. Потом Тобольское Правление признав сие место выгодным, отправило Атамана Дубенскас 300 казаков, кои в 1628-м году и положили основание городу названному Красноярск, от находящегося тут Красного Яру, или берет из красной глины.

Местоположение сего города прекрасно он расположен на пространной равнине. С одной стороны протекает быстрый Енисей, которого ширина здесь около 2-х верст, a с другой река Кача: они соединяясь по конец города представляют злачные виды. На противоположных берегах рек, возвышаются горы окружающие почти весь город в ущельях и на вершинах оных снег почти ни когда не сходит.

Красноярский уезд весьма изобилен хлебом и произращает много целебных трав и кореньев; a ревень, как сказывают, едва ли уступает Китайскому. Но все сии удобства и красоты местоположения не могут, по причине жестокости климата, приносить много удовольствия, ибо зимою бывают великие стужи, a летом с июня месяца почти вдруг начинаются жары, и с ними появляются тучи мошек, от коих нельзя выходить из дому без сетки на лице. Жители здешние чрезвычайно хвалят климат мест, лежащих около 500 верст вверх по Енисею, где живут ныне Татары.

С небольшим в 500 верстах от Красноярска по большой дороге находится город Нижнеудинск, на берегу реки Уды. В нем 40 домов и около 200 человек жителей, да в принадлежащей к оному слободе, построенной на другой стороне реки, считается до 500 душ.

He доезжая около 70 верст до Иркутска, не много в стороне, устроен при реке Ангаре соляной завод. Река разделяясь в сем месте на разные рукава, делает многие острова, на одном из коих две Соловарни, на другом две же, да две на берегу Ангары. Июнь. лучшие соляные ключи на островах: они приметны и в самой реке по белому цвету, но только не изо всех берется соль Соловарня дает в сутки от 100 до 150 пуд соли, а весь завод в год не более 100,000 пуд; ибо соловарни не могут работать беспрестанно, но потребно довольно времени для остужения вываренной соли и чищения цыренов, то есть больших четвероугольных ящиков, составленных из толстого листового железа, в коих соль варится, от которой всегда остается род нагару или черепка, пристающего твердо ко дну цыренов. Нагар сей очищается обыкновенно через 20 дней, тогда же чинят и цырены.

На заводе работают ссыльные, поселенные в сем месте домами. Их более двухсот человек и каждый получает по десяти копеек вдень, выключая соловаров и дровосеков, которым дают не многим более. Все сии люди приметно нездоровы, может быть от жару при коем беспрестанно работают; ибо огонь под цыренами продолжается целые сутки, после чего уже дают соли устаиваться и когда простынет, то вынимают оную. Соль сверху всегда бывает чернее.

17-го Июня в 9 часов утра, переправившись через реки Иркуту и Ангару на пароме, приехали мы в город Иркутск, который может назваться главным в Сибири. Ибо по заключении с Китайцами: Кяхтинского торга оный знатно увеличивается; Тобольск же перестав быть средоточием торговли между России, Китая и Сибири, по мере того упадает. Иркутск заключает в себе около 3000 домов и 35000 жителей, в том числе много купцов, из которых иные весьма богаты и производят обширные торги. Все Китайские товары, вся мягкая рухлядь привозимая из восточной Сибири, Камчатки и Америки, и все иностранные и Российские товары, идущие в Кяхту, восточную Сибирь, Камчатку и Америку проходят неминуемо через Иркутск, что доставляет большие сему городу выгоды. Купечество Иркутское предприимчиво, сведуще в отправляемых им торговых делах и производит оные лучшим образом, нежели иногороднее Российское купечество. Приехав сюда тотчас приметит разницу между Российскими и Сибирскими купцами: ибо последние никогда не торгуются Можно сказать вообще о жителях Сибири, что хотя большая часть из них происходит от ссыльных и посланных на поселение, но давно обжившиеся здесь крестьяне, ни мало не похожи на прадедов своих. Крестьяне Сибирские, особенно Тобольской губернии, вообще очень зажиточны, честны и гостеприимны, они даже более просвещены, нежели Российские.

Город Иркутск стоит на берегу реки Ангары, выходящей из озера Байкала и текущей с великою быстротою: воды её чрезвычайно холодны. Против самого города впадает в Ангару река Иркута. Местоположение Иркутска, выстроенного на равнине, довольно хорошо; ибо горы окружающие оный и две реки, производят весьма приятную перемену в видах. Иркутск начинает украшаться многими изрядными зданиями и несмотря на отдаление от столицы, со временем должен быть еще важнее для России.

Поспешая в путь мы пробыли в сем городе как можно меньше, и отправились из оного 22-го Июня, рано поутру. Население вокруг Иркутска очень велико, ибо земля хлебородна во всем уезде сего имени. Между городом и рекою Леною лежит Бурятская степь, получившая наименование свое от населяющих оную Бурятов, или просто называемых здесь Братскими.

Буряты происходят от Мунгалов, и сходствуют с ними в языке и обычаях. Некоторые из них крещены, но большая часть остались в прежнем идолопоклонстве. Сии более боятся дьяволов нежели почитают Бога, и от того стараются умилостивить первых принесением жертв, состоящих в вывешивании заколотых собак и овец. Шаманы или колдуны Бурятские имеют великую доверенность от народа, который думая, что они знаются с дьяволами, во всяком случае призывает их на совет. Шаман обыкновенно, для выгод своих, начинает жертвоприношением, говорит, что для укрощения дьявола подчивал его мясом и вином. При переходе Бурята в новый дом, Шаман обыкновенно дает ему два положенные в мешок изображения чистого и нечистого духа.

Буряты живут чрёзвычайно не опрятно, всегда выпачканы в сале и копоти от дыму; даже едят в одном корыте с собаками. — Однако же все они богаты; ибо пространство занимаемых ими земель позволяет разводить им много лошадей, рогатого скота и овец. Хлебопашеством они не столько занимаются как Российские крестьяне.

Лицо у Бурятов неприятно: смуглый по природе цвет оного становится еще более таковым частью от неопрятства их, частью же от всегдашнего почти пребывания на открытом воздухе и частого сидения у огня. Волосы у них черные, щеки впалые, бородка книзу острая, как у Готтентотов, и вообще есть что-то в лице отвратительное и зверское. Платье Бурятов совершенно особенное, притом все они носят длинные плетеные косы, на концы коих многие надевают янтарь и разного цвета стеклярус.

Буряты привычны к верховой езде и приучают к тому детей с самого ребячества. Младенцы их по большей части сосут кусок жиру вместо рожка. От сего, или от иной причины, дети их отменно смешны; ибо так полны и нескладны, что кажутся налитыми салом.

В 236-ти верстах от Иркутска, находится на реке Лене Качугская пристань. От оной обыкновенно все товары и нужные тяжести, идущие в Якутск, Охотск и дальнейшие места, отправляются по реке Лене на барках, павозках (род полубарок) и дощениках (особый род речных судов с мачтою); a проезжие налегке отплывают на лодках.

Для нас был приготовлен павозок в 28 фут длины, покрытый сосновою корою. Едущие на почтовых берут обыкновенно подорожную на некоторое число лошадей; a вместо оных, плывут по Лене, получают на станциях равное тому число людей, кои гребут от одной станции до другой. В Сибири станции называются станками; a по реке Лене заимками.

Лена в вершине своей и около Качугской пристани довольно мелка, так что большие барки отплывают обыкновенно со вскрытием реки сей, когда вода в ней от тающих снегов очень еще высока. Идущие же вверх суда не всегда доходят до сей пристани, a в осеннее время и никогда дойти не могут. Барки обыкновенно продаются в Якутске на дрова ж другие потребности, a товары, идущие оттуда, отправляются на дощениках.

Крестьяне Иркутские много отличны от жителей Тобольской губернии; ибо сии последние давно поселены и суть то, что в Сибири называют старожилами, кои все зажиточны. В Иркутской же губернии селят беспрестанно вновь, даже из ссыльных. Большая часть из сих новых поселенцев без жен, они от лени или развращенности ничего не работают, и служат только отягощением тем деревням, к коим причислены. Летом производят они грабежи и разбои, против коих меры, принимаемые земской полициею, не всегда бывают достаточны.

Прежде я не мог воображать о Сибири без ужаса; но перед отправлением моим в Америку слышал об оной столько отменно хорошего от людей там бывавших, что поистине можно было усомниться в истине сих похвал. Правда, в Тобольской губернии приметно совершенное изобилие; но в Иркутской совсем иное. Неурожай хлеба, пригон знатного числа посельщиков (из коих многие на дороге перемерли) и другие причины произвели нынешний год неслыханную дороговизну хлеба в Иркутской губернии. Пуд ржаной муки от 20-ти до 30-ти копеек возвысился до двух с половиною и трех рублей. в иных местах, особливо в городах, нельзя было ничего съестного достать. В Нижне-Удинске, если бы не пригласил нас обедать, Городничий, Г-н Алексеев, (которым никто не может довольно нахвалиться: жители, по причине доброты его и праводушия; a проезжие, по его гостеприимству, наиболее приятному в столь отдаленном месте), то не скоро бы нашли мы купить хлеба, и может быть должны бы были выехать голодные.

28-го Июня в 2 часа пополудни, перебравшись на павозок отвалили мы от Качугской пристани. Ha 16-й версте в правой стороне стоит на берегу природный каменный весьма прямой столб. Буряты думали, что тут их бог живет; почему часто приходили к оному для исполнения некоторых суеверных обрядов; но как Русские стали селится около сих мест, то Буряты вздумали, что бог их перешел из сего жилища и скрылся далеко в горы.

По обеим берегам Лены рассыпаны селения, в двух, трех, или вообще в малом числе изб состоящие.

От Кагуса до Берхоленской волости, прямою дорогою 30 верст, но водою будет около 50-ти отсюда до Опушкина 24 версты.

Во многих губерниях примечается нечто особенное в наречии языка, a здесь еще более: многие слова и выражения так переиначены, что иных выговорить непристойно, a других нельзя узнать, как например: вместо кричи, говорят реви. Вместо табаку понюхать: крошки ширкнуть в нос. Вместо да: но. Вместо порох: серная крупа. Вместо греби дружней — водом. Вместо ветер благополучный: понос есть, и проч.

От Опушкина до Коркинского 16 верст

до Пираговского [1] — 20 —

до Пономаревского или Давыдова 26 —

до Жигалова — 24-

На 14-й версте между сими заиимками [2] впадает в Лену река Турука, подле деревни того же имени, в которой есть церковь. Лена по сие время была прекрасна. разнообразные берет её, острова, рассеянные по берегам деревушки и беспрестанно переменяющиеся виды, много Июнь. меня занимали. к тому же непринужденная одежда, частое купанье, свобода читать книги, и другие противу береговой езды выгоды; уменьшали скуку от медленного пути происходящую. до Усть-Илгинской — 30 верст.

Заимка сия потому так называется, что стоит на устье реки Илги, с левой стороны в Лену впадающей.

До Грузновской — 24-

С левой стороны впадают в Лену две не большие речки: Шулинт на 17-й версте и Федоровка на 19-й, обе иногда высыхают. С правой же стороны впадает речка Бига.

До Ботовской — 24-

He доезжая двух верст, с левой стороны впадает река Бошовка, от которой и заимка сия получила свое название.

До Голых или Головского — 26 —

На 15-й версте впадают в Лену с левой стороны речка Шимана, a подле самой заимки, Голичовка; не много же проехав оную, с правой, Чичяшка. Около сих мест берег и горы начали возвышаться, только местами оные прерываются.

До Дядинского — З1 верста.

На 26-й версте с правой стороны и на 29-й с левой, впадают в Лену две речки, называемые Сорофаники.

Лена прикрыта здесь высокими берегами: между оными дул сильный низовой ветер, против коего мы весьма тихо подвигались, a временем были прибиваемы к островам.

До Басова или Басовской — 26 —

На 3-й версте с правой стороны впадает в Лену речка Домашняя, a на 10-й версте с левой Атылынга.

До Орленги — 21 —

С правой стороны, с версту не доезжая заимки, впадает река Орлинга.

До Зехина — 30-

На 2-й версте впадает Кухта река; a на 18-й и 19-й две речки называемые Кытомы; все три с левой стороны.

До Боярского — 29 —

На 10-й версте с левой стороны впадает река Селенга, a с правой у самой заимки Ича.

До Амалоева — 28-

Верстах в 16 между сими заимками есть прекрасное место. На довольно большое расстояние вышла между двумя крутыми изворотами совершенная прямизна Лены, которой берет в верхнем и нижнем извороте сливаются между собою, так что кажется как будто прямизна сия со всех сторон ограждена высокими горами Вверху реки видны многие ряды хребтов, одни выше других и y подошвы ближнего, лежит остров Берет Лены состоят из высоких, почти утесистых гор, немного только к воде склоняющихся. Впереди хребет левого берет заворачивается вдруг, так что заворот реки тогда только виден, когда подплывет к нему. Река в сем месте усеяна прекрасными островками, кои вместе с падающими с гор ручьями, делают красивый вид. Далее впереди берег Лены становится низок; но на нем открывается много высочайших гор, из коих дальняя имеет вид купола.

До Риги — 17 верст.

На третей версте Какара, a против самой Риги, Шулага; обе маленькие речки, впадают в Лену с левой стороны.

До Турука — 34 версты.

На 10-й версте с правой стороны впадает речка Шапкина; a с левой на 15-й и 22-й верстах, две речки, называемые Мокчонихи.

До усть-Кутского — 15 —

На 2-й версте с левой стороны впадает речка Турука.

До Якурима —18 —

Имя первой заимки происходит от того, что оная стоит на устье реки Куты, с левой стороны в Лену впадающей. на ней есть соляной завод. Ha 4 версте с той же стороны впадает речка Якурим.

До Подымахинского —28-

С левой стороны впадают в Лену следующие речки: на 12-й версте половинная, a на 25 и Королева.

До Кокуй — 20 —

С левой стороны впадают в Лену, на 7-й версте Еловая, a на 10-й Сухая, две небольшие речки.

До Суховского — 22-

С левой стороны впадают, на 3-й версте Убьюнная, a на 8-й и 21-й Бачакты, все три маленькие речки; с правой же стороны почти на половине расстояния река Таюра.

До Назаровского — 23 версты.

На 8-й версте с левой стороны впадает речка Половинная.

Жители здешние показались мне весьма бестолковыми. Спросит: есть ли впереди какие-нибудь речки? — скажут нет никаких. A после узнает, что тут их три или четыре.

До Улькан — 22 —

На 15-й версте с левой стороны впадает речка Тира.

До Потапова — 32 —

Подле самой заимки с правой стороны впадает речка Улькан, a далее ручьи Еловой и Медвежий; с левой же стороны на 8-й версте речка Казимировка.

До Макарова — 25 —

На 2-й и 11 и версте с левой стороны, впадают речки называемые Либавские, от деревни сего имени стоящей близ второй из них. На первой была мельница, кою снесло нынешний год.

До Заборья — 15 —

С левой стороны впадают. на 4-й версте Макарова, a на 8-й Олонцева, небольшие речки.

До Поларот или Полоротова 24 версты.

С левой стороны впадают в Лену: на 20-й версте река Лазарева, a на 25-й Федосеевская. Хотя прямое расстояние тут 24 версты, но кривизнами реки будет около 60, почему место сие названо Кривые луки.

До города Киренска — 7 —

От Улькана до сего города течение было столь тихо, что павозок нет, должно было тянуть лошадьми в низ реки.

Город Киренск лежит при соединении рек Лены и Киренги, вершины коих очень близки между собою; ибо обе реки сии вытекают из гор находящихся по восточную сторону озера Байкала.

Киренск весьма худо выстроен; сем городе пять церквей, одна из которых каменная. Необыкновенное построение их привлекает к себе внимание путешествующих.

До Алексеевки — 24 —

На 8-й версте с левой стороны впадает речка Никольская, a на 12-й с правой Черепаниха.

Только что проедет устье Киренги течение становится приметно быстрее и вода холоднее. От Киренска в низ Лены местоположения прекрасны до самой заимки.

До Горбовского — 25 верст.

С левой стороны впадают в Лену на 7-й версте Салтыковская, на 20-й Сухая, a с правой на 18-й Куталак.

До Вешняковского 25 —

С левой стороны впадают: на 6-й версте речка, которой имени не мог я узнать в 18-ти же верстах от заимки сходятся устья речек Емельяновской и Чолбановой у камня, называемого Чолбановым.

До Сполошны или Сполошного — 20 —

С левой стороны впадают в Лену: на 11-й версте Захаровская, a повыше Сполошного, Килюда: обе маленькие речки.

До Ильинска — 25-

С левой стороны впадают: на 6-й версте Яменичная речка, на 11-й Никоношинская, a подле заимки Ильинская С правой же стороны на 20-ой версте река Чегуй.

До Дорлинского — 20 —

Около половины между заимками впадает речка Чая с левой стороны.

До Игор или Игорска — 30 верст. На 10-й версте с правой стороны впадает речка Мандра.

До Модинска — 22-

На 2-й версте с левой стороны впадает речка Ичора.

До Ивановского 25 —

С левой стороны впадают в Лену: подле самой заимки брызгунья, на 3-й и на 15-й версте две Фролики; с правой же стороны на 5-й версте Межевой, a на 9-й Мельничный, большие ручьи.

До Честинского — 25-

У самой почти заимки с левой стороны впадает речка Степаха.

До Дубровского — 37 —

1802 год. Июль

He далеко от заимки впадает с правой стороны Дубровка, a с левой на 10-й версте Бобровка.

Между сими заимками находится узкое место, называемое Щеки, то есть каменные отвесные утесы, между коими Лена протекает. Щек три на обеих сторонах реки; высота меньшей из них около 70 сажень; но противолежащий им берег везде гораздо ниже. Некоторые полагают, что щеки происходят от прорыва реки, когда стремлению оной противостоит какой нибудь хребет; но судя по виду сих, я не могу согласиться с таковым Мнением; ибо река в сем месте то есть пред самыми щеками, поворачивается почти под прямым углом влево, оставив в правой стороне низкое место и равнину, которая стремлению её поставляла меньшую преграду, чем хребет гор. И так надлежит искать сему иной причины. Лена между щек делает частые и крутые повороты, почему казалось должно бы ожидать в сем месте быстрого течения; но оно совершенно с прежним равно. Мы сделали между щек несколько выстрелов и эхо громко повторяло оные. До Курейского 29, верст.

До Селянки — 21-

Ha 9-й версте с левой стороны впадает двумя устьями речка Чайка; a с правой Селянка, почти против заимки, не много выше оной.

До Парщинского 19 —

Верстах в 19-ти с левой стороны впадает речка студенка.

До Рысьи — 23 версты.

На 1-й версте с правой стороны впадает речка Парщина; с левой же на 8-й версте, a с правой на 18-й, впадают две речки называемые Юхты.

До Чуя — 24 —

С левой стороны на 20-й версте впадает речка Бобровка; с правой же на 7-й речка Якутка, a около последней заимки речка Чуя.

До Витимской волости 21,

Волость сия стоит на левом берегу Лены, a прошив оной впадает большая река Витим, тремя устьями. Первое из оных с версту по выше волости, второе против оной, a третье четыре версты ниже.

Известно, что лучшими соболями считаются Алекминские и Витимские; то есть ловимые в вершинах сих рек. Обе они вытекают из станового хребта, и вершина Витима находится близ деревни Еранинской, в недальнем расстоянии от Нерчинска находящейся.

Промышленники отправляются летом вверх по сим рекам, таща лодки по большей части бичевого и нагрузив оные съестными припасами и всем нужным для ловли зверей и для проведения зимы в пустом месте. Люди сии нанимаются купцом из части, который и верит им в долг все потребное. Зиму они ловят соболей и других зверей, a весною возвращаются домой. Купец у коего мы в Витимской волости останавливались, имеет соболиный промысел в вершине реки Витима. Сей человек сказывал, что берет Витима утесисты, до самого озера Арон, сквозь которое река сия протекает, и в расстоянии около тысячи верст от оного впадает в Лену. Озеро Арон имеет 27 верст длины и от 5 до 8 ширины; по средине оного находится остров, на коем можно иметь хороший сенокос и другие удобства для небольшого селения. В озере ловится много хороших стерлядей и другой рыбы. Вообще должно заметить о Лене, что по правой стороне оной водится много зверей, коих шкуры весьма дорого ценятся; по левой же очень мало.

Думают, что вверху Витима в недавнем времени были великие дожди, ибо вода в оной чрезвычайно поднялась: по сей причине течение и в самой Лене сделалось несравненно быстрее обыкновенного, и можно надеяться, что езда наша впредь будет поспешнее.

До Пелидуй — 27 верст.

До Крестового 27-

Сей последний станок или заимка находится близ речки того же имени, впадающей с левой стороны.

До Елового 27 —

На 22-й версте с левой стороны впадает малая, a на 26-й большая Песковка, С правой же на половине дороги, Студенка.

До Хамра — 50 —

С левой стороны на 18-й версте впадает Карым, на 26-й Анкочок, на 41-й Подкаменная, a под самым станком двумя устьями Хамра; с правой же стороны верстах в 40 впадает в Лену река Тура.

Течение от Витима по причине высоты вод сделалось столь быстро, что от полуночи до полудня проплыли мы 131 версту, то есть расстояние от Витимской волости до Хамры.

До Коньков — 27 верст. С левой стороны на 11-й версте впадает Чирароз, a под станком Коньки и Кантя, маленькие речки.

До Мухтинской или Чанчики 48-

Первое название сей заимки или станка дается от Тунгусов, a второе от Русских.

С левой стороны впадают в Лену следующие реки. на 1З-й версте Большая, на 15-й Средняя, на ЗЗ-й Каменная, а под самым станком Мухтуя. С правой стороны на 19-й версте впадает речка Халаманда.

До Мурия или Мурьинской — 20 —

На 19-й версте с левой стороны впадает в Лену река Мурья.

До Салдыкуля 38-

С правой стороны на 16-й версте впадает Куланшайка, с левой же на 6-й версте Тарын, на 10-й малая Ламга, на 11-й большая Ламга, на 19-й Табан, и на 28-й Сухая,

До Нюи — 30 —

На 1З-й версте с левой стороны впадает Чикиен, на 27-й с правой Нотора, a не доезжая двух верст до Нюи, с левой речка того же имени.

До Жербы — 30 верст.

Сия заимка получила название свое от реки Жербы, впадающей с левой стороны, не много повыше оной, в Лену.

До Каменного острова — 35-

С левой стороны на 10-й и версте впадает в Лену река Мастах, a на 16-й Каменка двумя устьями, из коих по сторонам одного простираются высокие отрубом горы.

До Жедай — 23-

Около половины расстояния между Каменным островом и Жедаем, с левой стороны впадает речка Половинная, a с правой Патома.

До Мачей — 30-

С правой стороны впадают в Лену: на 9-й версте большая Патома, a на 20-й малая Патома. С левой на 20-й Каменка, на 26-й маленькая речка Терезиц-Хомо. От малой Патомы начинаются горы, называемые Гусиными и продолжаются по берегу верст на ибо.

До Харатюби или Березового острова — 50-

С левой стороны текут в Лену: на 3-й версте Мача, на 9-й Дабан, на 10-й маленькая речка без имени, около половины дороги Каменка и Анох-Тах, С правой: на 10-й версте Тультулах, по коей есть звериные Солонцы, да верстах в 40 еще маленькая речка: по сей Якуты и Тунгусы ходят для ловли зверей, подымаясь потом вверх по реке Молве. По правую сторону устья помянутой речки на берегу Лены стоит красного песку гора, которая так правильно осыпалась от дождей, что кажется нарочно обделанною. Таких гор с ряду больших три, да несколько меньших и все очень красивы.

До Гильдей или Дильгеи — 27-

С левой стороны впадают в Лену шесть речек, из коих пятая называется Каменная, a шестая, при которой стоит последняя заимка, имеет одинаковое с нею имя; с правой стороны течет в Дену пять речек.

До мелены — 30-

С левой стороны впадают ручьи малый и большой Сентах, a при самой заимки речка Неленинская.

До Черингея — 25 —__

С левой стороны впадает на 19-й версте в Лену большой Чирингей. До Бердянок — 38 верст.

С левой стороны на 6-й версте впадает Кукан, на 17-й довольно большая река Бтрюк, на 27-й Селянка, вытекающая из озера, находящегося с версту от последней заимки. С правой стороны на 17-й версте впадает в Лену речка Тарын-Уря.

До города Алекминска —28 —

С левой стороны впадают речки: на 11-й версте Юроха, на 22-й большая Черепаниха, a на 27-й малая Черепаниха.

В городе с Якутскими юртами до 50-ти домов и одна деревянная церковь. Юрта строится четвероугольною из стоящих несколько наклонных деревьев, с внутренней стороны обтесанных; снаружи обкладывается землею, по большей же части навозом; крышка делается ровною, a полу почти и когда не бывает. В середине находится очаг, с выведенною вверх трубою из тонких жердей, обмазанных глиной, что и называется в сих местах Чувалом в нем зимою всегда держат огонь, от чего юрта бывает тепла, суха и представляет большие для проезжих выгоды в жестоком климате, где огонь совершенно необходим. Сверх сего в юртах, не знают утру, чему подвержены большая часть изб в здешних местах. Ширина Лены против Алеклинска пять верст. До Селянки или Солянки — 25 верст. На 2-й версте впадает речка Алалайка, на 9-й Дабан; a с правой стороны на 12-й версте большая река Алекма, вверх по коей ходят за промыслом прекрасных соболей и лисиц.

До Наманы — 44 версты.

С левой стороны текут в Лену следующие речки: близ первой заимки Селянка, на 22-й версте Харьялаг, на 26-й Уобойдах, на З2-й Намана, на 43-йЧемезова.

До Харабалыка — 44 —

С правой стороны на половине дороги впадает речка Атыстах, на 30-й версте Амбардах, на 35-й маленькая речка. С левой: на 3-й версте Харья, на 6-й Тымны-Улах, на 14-й Каменка, на 21-й большая Русская, на 24-й малая Русская, на 29-й малая Еловая, на 32-й большая Еловая, на 34-й Чертова и на 35-й Таловая.

Вечер сделался прекрасный: вершины высоких диких скал, кои мы проплывали, позлащались последними лучами солнца сиявшего еще за хребтами гор. Небо начало покрываться темнотою: тишина воздуха прерывалась только шумом весел. Наконец ночь сделалась самая темная: черные и густые облака скоплялись над нашими головами; вдали глухо гремел гром и блистала молния. Сии величественные явления, толь скоро из позлащенных их великолепных превратившиеся в мрачные и ужасные, казалось производили в душе моей подобные же перемены. я с начала погружен был в сладкую задумчивость; радовался, что никто не мешает мне утопать в размышлениях; но вскоре с помрачением неба и мысли мои помрачились: жизнь человеческая представлялась мне подобною Лене, которая между приятными и неприятными берегами течет невозвратно в море.

До Хашын-Туму — 42 версты.

От Харабалыка в низ Лены впадают в оную с левой стороны: близ самой заимки речка Харабалык, на 5-й версте Каменка, на 11-й Чекура, на 23-й Огин, на 29-й Белая, на 30-й Березовка, a потом Бель-Лях; с правой же стороны течет малая Толба.

До Марха — 22 версты.

С левой стороны впадают: на 2-й версте Грезнуха, на 9-й Каменка, на 10-й Куйделах, y самой же заимки речка Марха. Может быть что и с правой текут в Лену какие нибудь речки, но как то не почтовая сторона, то есть что не подле оной плывут по Лене то ямщики того и не знают. От Витима, или еще и гораздо выше, до Якутска, все станки почтовые построены по левому берегу Лены. Река сия становилась беспрестанно обширнее и величественнее.

До Саныях-Тах — 40 —

С левой стороны впадает в Лену речка Мархачан.

До Малыкана — 37-

Первая заимка стоит на речке того же имени, впадающей с левой стороны с которой текут еще: на 6-й версте Дебикан, на 16-й Кабанушка, на половине дороги большая Харьялаг, немного подалее малая Харьялаг; а с версту не доезжая заимки Малыкана, речка того же имени. С правой же стороны на 13-й версте впадает большая Толба.

До Исика 35 верст.

С правой стороны на 8-й версте впадает маленькая безымянная речка, на 14-й Тюга, a с левой на 12-й версте Тикрикся, на 17-й и 18-й речки называемые Чуры.

До Журы или Джуры — 30 -

С левой стороны на 6-й версте впадает Нахай, на 20-й Тастах, a подле самой заимки речка Жура.

До Амурана — 25 —

С левой стороны впадают в Лену: на 15-й версте Нюргун, на 17-й Мухатша, a под заимкою Амураном речка того же имени.

До Синей 30 —

С левой стороны на 3-й версте впадает Эдей, на 18-й Хабырма и далее еще небольшая речка.

Третьи сутки дул крепкий противный ветер, оттого мы плыли очень тихо.

До Батамайского 27 верст.

С левой стороны под первой заимкою впадает речка Синяя, на 18-й версте Гобжова, a немного по выше второй заимки речка Башамайская.

Три версты не доехав до сей последней заимки начинается отменный вид правого берет. По отлогости горы стоят совсем отделенные скалы, иные из коих похожи на столбы, иные на пирамиды, a некоторые на обрушившиеся здания. Инде в лощинах развалившиеся по обеим сторонам утесы кажутся воротами или иными какими изображениями. Берег в таковом виде продолжается на 20 верст и место сие называется столбы. Все небольшие речки и ручьи впадающие в Лену между сими скалами, или столбами, называются столбовки. Далее идут песчаные места, известные под именем Толокниных гор Сии кончатся при Устье реки Батомы.

До Титар 23-

С правой стороны не много по ниже станка впадает Батамайка, на 4-й версте Карья Урья. С левой: на 8-й Каяр, на 1З-й Кутай и на 18-й Катын. Вода в Лене отменно велика, так что мы ехали иногда через такие места, где бывают сенокосы, но ныне тут три сажени глубины.

До Тоионар 42 версты.

С правой стороны в 38 верстах впадает река Батома; a с левой: на 8-й версте большая Кагаема, на 10-й малая Кагаема, на 30-й малый Харьялах, и на 32-й большой Харьялах.

До Бестяха 27 —

Сия заимка стоит неподалеку от реки того же имени, впадающей с левой стороны в Лену.

До Улахана 34-

В 19 верстах от первой заимки на левом берегу Лены стоит Покровской монастырь.

До Табага 33-

Спокойная езда наша приходит к концу, чему мы очень рады; ибо оная наскучила тем, что нельзя было делать никакого движения. Ранее 11-ти часов мы вставали редко, a позже часто; в 6 или у часов обедали, и в два ложились спать. Я занимался только чтением, или писал что нибудь, и непременно три или четыре раза купался каждый день. Овода много нас беспокоили, a комары еще более. Для прогнания оных принуждены мы были беспрестанно иметь курево, но лекарство едва ли было лучше болезни.

До города Якутска — 23 версты.

На 15-й версте от Табага с левой стороны впадает речка Шестаковка или Барабанова.

Прежде нежели буду я говорить об Якутске, скажу нечто о жителях Лены, и о судах, на которых они по сей реке плавают.

Жители поселенные в низу Лены, особливо между Олекминска и Якутска весьма жалки. Неудобство земли к хлебопашеству, к прозябению трав, и вообще недостаток во всякого рода способах к прокормлению себя, делают их крайне бедными, от чего нет между ими никакого веселья, всегда унылы, и вид имеют нездоровый. В проезд наш пуд ржаной муки стоил от 1 руб. 70 коп. до 2 руб. 50 коп., потому большая часть жителей, употребляли вместо хлеба сосновую кору, примешивая к оной немного муки и молока, a некоторые семейства не имея иной пищи кроме сосновой коры и воды. Все сии несчастья кажется действуют и на рассудок сих людей; ибо о чем их ни спросит (выключая только самых близких к ним вещей), получит всегда в ответ: не знаю; словно как бы они кроме себя и шалашей своих ничего не видали. He смотря однако же на крайнюю бедность сих жителей, бывают иногда такие здесь проезжие, которые, считая себя по отдаленности края безопасными от жалоб, не только не платят им прогонных денег, но еще и с них собирают. По справедливости можно о таковых людях сказать, что они бессовестнее и жестокосерднее грабящих по большим дорогам разбойников.

Жители Лены делают лодки или челноки из топольнику следующим образом: выдолбив дерево распаривают оное и потом расставливают до такой меры, какую ширину челнок иметь должен. Иногда наставляют досками отчего лодка выходит более. Некоторые же состроив набор обшивают оный досками помощью деревянных гвоздей. Якуты делают маленькие лодки, называемые ветовками, из берестовой коры, сшивая оную и потом замазывая швы смолою. От Иркутска до Якутска около 2500 верст. Мы переехали сие расстояние в 17 дней, но могли бы сделать оное сутками или полуторами скорее, если бы не дул пять дней сильный противный ветер.

Якутск стоит на левом берегу Лены, ширина коей тут 7 верст. В нем более 300 домов, с Якутскими юртами, и около 3000 жителей; шесть церквей, из коих три каменные. Город выстроен не по плану и порядочных зданий совсем не видно. Подле городу стоит деревянная с башнями крепость, строенная 160 лет назад;и но очень еще крепкая не взирая на давность времени.

Якутск стоит на третьем уже месте. Первое было 20 верст ниже теперешнего, но там город подмыло рекою. Основание оному положили Русские промышленные, a потом пришли и казаки. Второе место было немного выше нынешнего, но и тут опять подмыло; почему казак Сенька Лазарев ходил с грамотою к Царю Алексею Михайловичу и просил его позволить перенести город. Через три года Сенька Лазарев с товарищами возвратился и выстроил крепость, до сего еще времени существующую.

Имя Якутска происходит от Якутов, живущих в округе сего города и имеющих оный в средине почти земель ими занимаемых.

Должно признаться, что вид Якутска ни издали ни вблизи, не соответствует важности торговли, которой он есть средоточие; ибо через сей город идет вся мягкая рухлядь, получаемая из Северо-восточной Сибири, Камчатки и Америки; также как и товары отправляемые в те места.

Глава II

Отъезд из Якутска. Случившееся на пути. Прибытие в Охотск.


Около полуночи оставили мы Якутск, сели на лодку, переправились на правую сторону Лены и въехав в небольшой заливец привалили у четырех Якутских Юрт. Тут держатся почтовые лошади и место сие называется Ярмарка, или Ярмонка, как и всякое иное, где по Охотской дороге берут почтовых лошадей, или только останавливаются кормить оных, хотя впрочем нет ни съезду, ниже селения, ниже чего либо похожего на то, что у нас под названием Ярмонки разумеется.

Мы остановились в ожидании Казака долженствовавшего служить по дороге Переводчиком Якутского языка, ибо весьма редкий из Якутов разумеет по Русски, от того что Русские жители Якутской области, имея всегдашние сношения по торговым делам с Якутами, говорят почти все их языком. Под именем казаков Сибирских, должно разуметь не наших казаков, a команду находящуюся в ведении Городничих. Они произошли от казаков, промышленных и охотников покорявших Сибирь. Все сии люди называли себя казаками, которое имя и потомки их сохранили. Дети Казацкие и поступают в ту же команду; a потому оная еще существует, хотя и весьма умалилась.

Известно, что становой хребет, заворачиваясь от Китайской границы к Северо-востоку, идет по полосе земли отделяющей Якутск от Охотска и занимает около 400 верст поперек в ширину. Горы хребта сего чрезвычайной высоты, каменисты, бесплодны, представляют на пути много пропастей и делают проезд на повозках совершенно невозможным. потому от Якутска до Охотска, обыкновенно ездят верхом и даже все товары и тягости перевозят на вьючных лошадях. На вьючную лошадь вместо седла кладут деревяшку, в кою укреплены с каждой стороны по палочке, торчащей поверх деревяшки. На оные вешают тюки, называемые здесь местами ровной тягости. Места сии бывают от 2 до 3 пуд и весьма редко более. Они притягиваются к деревяшке под брюхо лошади веревками, что и составляет полную вьючную лошадь. Иногда если тюки очень легки, то с верху оных кладут небольшую прибавку от 10-ти до 20-ти фунтов, что называется прикладкою. Вьючные лошади связываются вместе от 10-ти до 5-ти или иногда и менее, таким образом вокруг шеи передней лошади привязана веревка, называемая Кантес, потом за хвост той же лошади и за узду едущей сзади её. Несколько таких лошадей связанных вместе, называются связкою, кою обыкновенно ведет Якут едущий верхом.

Все вещи кои тяжелее трех с половиною, но легче 12 или 15 пуд, могут быть доставляемы на вьючных же лошадях таким образом: к спинам двух лошадей поставленных одна сзади другой, привешивается род носилок, к коим привязывается ma тягость, и сии две лошади ведутся особым Якутом, что называется везти на качке, на коих путешествуют и люди, не могущие проехать верхом столь большой дороги. Но качки по неудобству своему весьма редко употребляются, a потому тяжелые железные вещи, как то: якоря и другие, обыкновенно перерубаются на части, a потом в Охотске свариваются.

Прежде большие тягости доставлялись так. От Якутска до реки Алдана (333 версты) на санях, потом весною на лодках вверх по рекам Алдану, Мае и Юдоме до Юдомской пристани. Оттуда землею на собаках или иначе, с величайшим трудом до Плотбища (потому так названному, что тут строились павозки и плоты) на реке Ураке (в 75 верстах от Юдомского креста), по коей сплавливали вниз до моря. Но сей образ перевозки, сопряженный сверх трудности и долговременности с причинением обыкновенно больших потерь, совершенно оставлен.

До гор станового хребта (около 300 верст от Якутска) по всюду много сенокосов, от чего земля сия заселена Якутами и тут установлены через некоторые расстояния станции для перемены почтовых лошадей. Далее же на 670 верстах, два только раза переменяют оных, a иногда и однажды, ибо нет ни каких жилищ.

В 9-ть часов вечера сели мы на лошадей и пустились в путь. С нами было два наших человека, Казак и гари Якута, кои вели и вьючных лошадей. На 5-й версте от ярмонки, переехали через мост на речке Кумахтах, которая летом совершенно высыхает, a течет только по веснам, или после больших дождей; однако несколько лет назад вода в Лене была столь велика, что павозки подходили прямо к горе Кулиахтах (при подотве коей речка сия течет), и тут выгружались. Переехав через мост, поднялись на увал Кумахтах, Якутское слово значащее песчаный взвоз. Должно сказать, что все имена мест о коих я впредь упоминать стану, будут на Якутском языке. от сего увалу начинается лес и продолжается почти беспрерывно до самого моря Охотского. Лес по большей части еловый, и лиственничный; a иногда сосновый, березовый и тополевый. Также встречаются разные роды кустарников. На Кумах-тахе видели мы много повешенных волос из лошадиных грив иди хвостов. Сие называется Бельлях, то есть подарок, ото значит жертва приносимая духу того места за то, что допустил благополучно подняться на гору. To же самое делают Якуты при всяком трудном и крутом подъеме, от чего лошадь, сходившая несколько раз в Охотск, остается почти без гривы и хвоста. Якуты своего Бога называют Боенай, a русского Танара. На половине дороги переправились вброд через речку Сола, впадающую в Лену. В 2 часа утра приехали на Томбыях-тахский станок, называемый так по озеру у коего он стоит. от ярмонки до оного 22 версты.

Тут мы отдохнули, a поутру пустились далее несмотря на чрезвычайный жар.

От Лены до Амги реки нет текучих вод (исключая речки Сола), почему мы принуждены были лит весьма теплую и дурную воду из озер.

Меня уверили, что и из оных можно доставать хорошую воду таким образом: На глубине озера должно опустить бутылку с заткнутою пробкою, к коей привязать веревочку и подернуть когда бутылка будет на дне, от чего оная и наполнится. Говорят будто вода в низу всегда холодна от того, что весною лед покрывающий озеро опускается на дно и не тает. Мне однако не удалось сего испытать. От Толбыях-Таха до Темилю 15 верст. Все заимки от Якутска до Алдана, называются по имени озер или рек при коих они построены, и состоят не более как из двух или трех Юрт. Когда на заимке по просили пить, то нам подали Ундану, сделанного из кислого молока с водою. Питье сие довольно хорошо, особливо в жаркое время. Якуты и Якутки почти все курят и нюхают табак, оба пола равно неопрятны и мало занимаются одеждою, особливо небогатые.

До Чучигийского — 30 верст.

Сверх двух зимних Юрт, было здесь три летних. Описание первых мы уже видели, летние же делаются так: несколько длинных кольев связанных вверху, покрываются сшитыми лоскутами березовой коры и опять кладутся длинные колья, дабы кору не разнесло ветром. Юрта сия имеет вид Конуса, в оной держат иногда огонь, a вверху оставлено отверстие для выходу дыма.

На Чучигийском мы ночевали. По счастью при каждой заимке сделана была на нескольких столбах крышка, под коей мы обыкновенно спали, ибо весьма бы неприятно было спать в Якутской Юрте.

Бедные Якуты летом носят только рубаху и шаровары из Дабы (Китайская крашеная холстина, толстая и не крепкая), a когда собираются ехать верхом, то надевают еще сверху короткие кожаные шаровары.

Оса столь больно ужалила меня в глаз, что я с полчаса не мог смотреть. Когда лошадь наступит на гнездо сих насекомых, или почувствует оное, то начинает бит задними ногами, махать хвостом и поскачет прочь. Я после столько к сему привык, что в таком случае закрывал себе лицо и махал платком, или волосами из лошадиного хвоста привязанными к палке.

До Поротова — 33 версты.

В провожатом нашем Казаке Колмакове, нашли мы весьма проворного и усердного человека. Ему 28-й год, но он изъездил верхом удивительное расстояние и с такою скоростью, что иногда 6, 7 дней с ряду проезжал по 200 верст в каждые сутки. Отец его Якут, a мать русская, почему он знал в точности обряды и обычаи Якутского народа. Я собрал многие от него о том сведения, которые сличал потом с виденным мною самим, или с слышанным от достоверных людей.

До Чуропчинского — 22 —

He задолго до прибытия нашего приезжал сюда живший верст за 30 Якут, который украв 5 лошадей погнал их к себе; но был пойман на дороге. Мне хотелось знать, что с ним сделано будет за сие воровство, но сказали, что его отвезут к Князцу, ибо начальники сии могут разбирать только не важные дела, в прочих же должны относится к Якутск и препровождать туда преступников.

К стать сказать о образе управления Якутов. Народ сей занимает большую полосу земли, лежащую от станового хребта к западу и северо-западу, до устья Лены, почти до вершины Вилюя и других рек в Лену текущих, и даже до окрестностей города Туруханска.

Богатство их состоит в рогатом скоте и лошадях, почему дабы не стесниться в сенокосах, потребных для продовольствия стад и табунов, Якуты никогда не живут большими селениями, a только состоящими из двух или трех юрт. Несколько таковых селений составляют ночлег, коим управляет Князь, или Князец обыкновеннее называемый. Несколько ночлегов составляют Улус, коим управляет Голова. Достоинство Головы и Князя не есть наследственное, но избирательное. Якуты одного ночлет именуют себя Чжоннобут, a Русские называют их Родники, то есть, как бы происходящие от одного роду. Родники выбирают себе Князя и почитают его в сем достоинстве до того времени, как он хорошо управляет ими и не требует лишнего; в противном же случае избирают нового, но старого однако же всегда отличают от простых людей. He давно Якуты сменили одного Князца, который имел золотую медаль и бархатное платье, пожалованные Императором Павлом. Когда он стал говорить, что с ним не должно поступать как с прочими; ибо он имеет отличные знаки милости Государя; то ему сказали: знаки пожалованы Императором почему и должны остаться у тебя, но Князем нам тебя не надобно.

Князцы всех Улусов, выбирают одного между собою в Головы, который должен правит 3 года; но по большей части остается на всю жизнь. Выбор производится таким образом: делают большой ящик и разгораживают оный настолько маленьких, сколько есть Кандидатов, назначая по одному для каждого из них именно. Всякий Князец имеет шар, который кладет куда хочет: кому оных более положено, тот и Голова.

В Якутском округе 6 улусов, и в них до 40, 000 Якутов, обложенных, в Ясак.

Всю ночь простоял столь густой туман, что в 3-х саженьях нельзя было ничего рассмотреть.

Поутру подошла к нам старая Якутка и стала просить милостыню христа ради. От чего ты беднее других? — Я никого здесь не беднее — Зачем же просит христа ради? — За тем, что я крещеная — и молюсь Богу. — Вот какое имеют они понятие о вере!

Проехали Якутское кладбище. Все могилы рассеяны вокруг низкой долины и каждая обгорожена деревянным срубом, с широкою или остроконечною крышкою. На близстоящих деревьях повешены лошадиные и коровьи шкуры, с копытами и головами; также седла, узды, стремена и другие конские приборы, Дабы покойник мог на том свете ездить верхом. Мертвых кладут в самом лучшем платье. При похоронах собираются все родные, убивают лошадь или корову, мясо съедают, а шкуру вешают, как сказано, на близ находящееся дерево, отправив притом и некоторые другие обряды суеверия.

Около 26-ти верст от Чуропчинского, переехали мы через мост, сделанный на речке Таште, дающей имя Округу, по коему она протекает. Она выходит недалеко из гор и впадает в Амгу, но ныне почти суха и прерывается во многих местах.

До Арылаха — 33 версты

От непривычки к верховой езды ноги и спина так у меня болели, что я принужден был часто сходить о лошади и идти пешком.

Мне случилось видеть много раз по дороге, что Якуты даже и летом возят сено и другие клади на дровнях, запряженных быками.

На берегу озера, мимо коего ехали видели повешенное на дереве корытце. Оное значило, что когда Якутские Шаманы ворожили в сем месте, то в корытце клали деревянное изображение дьявола и пускали оное по озеру.

До Лебегининского — 27 верст.

Поутру шел сильный дождь, около полудня сделался меньше, a потом и совсем перестал. На сем станке недоставало для нас одной лошади, и Якуты вместо оной навьючили быка, на коих весьма часто и верхами ездят.

На всяком луге было чрезвычайное множество кузнечиков.

До Мельжегея — 27 —

Почтальон встретившийся здесь с нами сказывал, что множество ссыльных (их в Сибири называют Варнаками) ходят вооруженные по Охотской дороге в нескольких шайках и грабят. Он встретился с ними на реке Алдане, но разбойники его пропустили, потому может быть, что нечего было взять.

До Амги реки — 26-

В 9-м часу вечера перешли вброд Амгу, впадающую в Алдан. Ныне она шириною не больше 150 сажень и мелка, ранее же, когда она шире и глубже, обыкновенно бывает на ней перевоз. На другой стороне реки станок, то есть крышки под коими останавливаются проезжающие. Мы весьма обрадовались хорошей воде. Дно реки мелкий камень с песком. Подле станка было множество красной смородины, совершенно уже созревшей.

По Амге, верст 100 выше сего места, находится слобода называемая Амгинская, где издавна поселены Русские для хлебопашества. He думаю, чтобы оная была в хорошем ныне состоянии; ибо поселенцы приняли обычай Якутов, говорят языком их и живут в Якутских юртах; так что осталось четыре только Русские избы, да дом в коем жил воевода до открытия Губернии. Во время последнего воеводы в окрестностях слободы сей случилось следующее происшествие. Близ находящегося от оной Якутского селения, появился какой-то неизвестной жителям зверь, который истребил вдруг много рогатого скота. Якут пошедший посмотреть его, был также им растерзан. Тогда другие не видя возвращения товарища своего вышли с оружием, убили зверя и кожу оного подарили воеводе. По оставшемуся описанию того животного должно полагать его барсом, зашедшим к удивлению столь далеко к северу, ибо звери сего рода водятся не ближе как за Китайскою границею.

В полночь выехали со станка и в 2 часа остановились у озера, в небольшой долине, окруженной лесом. Под деревом раскинули палатку, развели около оной два огня и начали варить пищу. Лошади бродили вокруг. Все сие по новости нас утешало, ибо было Первое еще кочевье.

Около 43-х верст от Амги переехали через мост, сделанной на речке Нохе, впадающей в Алдан. от Амги до Нохинского 47 верст.

Дорога между сими станками чрезвычайно худа, от упавшего поперек множества лесу, от переплетшихся кореньев древесных и от выбоин. Инде с трудом можно проехать одною лошадью, по причине переплетшихся с обеих сторон дороги ветвей.

Сверх смородины, попадалась по Июль. дороге голубика и земляника.

Выехали со станка в 10 часов утра. Подо мною упала лошадь, но я успел выдернуть ногу из стремян а не столь больно ушибся, что бы труд, но было продолжать езду. В час пополуночи остановились ночевать.

До реки Алдана —33 версты.

В 1-м часу пополудни приехали к оной. Станок построен на другой стороне реки, более полуверсты ширины имеющей.

Мы переправились в лодках, a лошадей перегнали вплавь Алдан, принял в себя много рек, вытекающих с западной стороны станового хребта, впадает в Лену. в Алдане водится довольно рыбы, коей продали нам Казаки, наловивши при нас же удами. Казаки сии живут для смотрения за почтовыми лошадьми и для охранения казенных магазейнов, в кои складывается мука и разные тягости в таком случае, когда Якуты не могут доставить оных вдруг в Охотск.

По сие время мы могли иметь молоко, a иногда и рыбу, но впредь, сказывают, должны будем довольствоваться тем, что возьмем с собою; ибо, до реки Алах-Юны (233 версты) нет ни какого селения. Поставленная у каждого станка на столбах крышка по крайней мере защищала от дождей; но с сего времени, кочуя до Охотска, место оной заступать должна изодранная палатка, каковою Кантора Американской кампании нас снабдила. К тому же медведи и варнаки принудят часто беспокоиться и быть в осторожности.

На Алдане нашли 6 лошадей, нанятых для нас кампанией по 50 рублей за каждую, и при них одну запасную, или заводную, как здесь называют; да еще по почтовых лошадей, не могли набрать большего числа годных к выдержанию пути, и при них четырех Якутов на особенных лошадях. С нами же, для своей безопасности, шла почта. Самою скорою ездою, можно приехать из Якутска в Охотск в 10-ть и 12 дней; но обыкновеннее. Якуты берутся доставить в 18 и 20. Большая часть гостей отправляется из Якутска в исходе Марта или Апреля и караваны переходят Алдан еще по льду. Лошади тогда бывают самые худые, идут весьма тихо и простаивают по месяцу, когда найдут хорошие кормовища. Сии конвои называются пластовые, и лошади в то время нанимаются дешево. Товары приходящие в Якутск по вскрытии Лены, отправляются с Ярмонки, что против Якутска, (где пристают павозки) и называются по сему Ярмоночными, тогда платят с каждой лошади от 15-ти до 25 рублей и более. Дороже сего нанимаются так называемые легкие лошади, когда надобно скоро доехать в Охотск; для сего на лошадь вьючат не более 3 1/2 или 4 пуд. Из Якутска в Охотск завозится столь много тягостей, a оттуда идет оных так маю, что большая часть лошадей возвращаются порожними Там Якуты обыкновенно откармливают их, и на берегу моря, где трава несколько осолодковата, оные в 15 или 20 дней отъедаются до чрезвычайности. Тогда Якуты нанимаются весьма дешево, дабы только даром не ехать и иногда берутся доставить в восемь дней из Охотска на Алдан.

Сей день роздыха меня поправил, так что я ни мало не чувствовал боли в руках и ногах, как то было прежде. Мы как мореходцы изнемогшие от болезней, зашли после долгого плавания в порт, поправили в оном свое здоровье и опять отправляемся в путь, с новою надеждою на наши силы. Выехали в 10 часов утра.

Неизвестность сей дороги, родила во мне мысль собрать все названия урочищ по оной и описать ее со всею подробностью. Названия сии даются Якутами. Русские называют расстояния между сими урочищами днища, a Якуты — Кос. Русские полагают всегда Кос около 10 верст; но конечно сие счисление неверно, ибо произошло от того, сколько Якуты проезжают весною в день на самых плохих лошадях. Итак всякий может рассудить, что таковое измерение не может быть всегда одинаковое. При каждой Косе Якуты замечают какое-нибудь место и дают оному название.

В 10-ти верстах от Алдана находится весьма грязной во время дождей хребет, называемый Липка-Ылбыст, длина коего 10 верст. Потом через 10 верст Бережигесь Отту (сосновый бор); a десять верст далее брод через реку Белую, впадающую в Алдан. Брод бывает во время малых только вод но после дождей река сия (как и все вытекающие здесь из крутых и недалеко находящихся хребтов) чрезвычайно разливается; для сего положено содержать на Белой и на многих других реках перевозы; но Исправники обыкновенно сие упускают, a тем чрезвычайно замедляют проезд ибо конвои у иных рек простаивают по 10 и 15 дней и даже, бывали примеры, более нежели по месяцу.

Мы прошли уже вброд несколько рукавов реки Белой и наконец не доехали с версту только до самой её, как вдруг скачущий на встречу Якут сказал нам, что на сей стороне реки у броду стоят более десяти человек хорошо вооруженных Варнаков, что они поймав его с почтою, держали более суток связанного и что почтальон ушел. Якуты вызвались провести нас другим бродом мимо Варнаков и мы охотно согласились на сие предложение, ибо неприятно и просто ехать 700 верст через пустыню верхом, a еще менее если бы случилось быть ранеными от разбойников.

Перейдя Белую другим бродом, поехали весьма частым лесом и претопким болотом. В недальнем расстоянии оставили медведя, столь же дружелюбно как и Варнаков. Наконец лошади так устали, что многие падали уже и мы принужденными нашлись ночевать по средине болота. Только что легли спать закутавшись шинелями, как пошел проливной дождь, который промочил нас в четверть часа на сквозь Я велел себя накрыть войлоками из травы, кои кладут, на лошадей под седла и называют потниками, от сего немного согрелся, но через пол часа дождь опять добрался до меня и не


Содержание:
 0  вы читаете: j0.html  1  Предуведомление от Вице-Адмирала Шишкова : Гавриил Давыдов
 2  Глава I : Гавриил Давыдов  4  Глава III : Гавриил Давыдов
 6  Глава V : Гавриил Давыдов  8  I : Гавриил Давыдов
 10  III : Гавриил Давыдов  12  V : Гавриил Давыдов
 14  VII : Гавриил Давыдов  16  IX : Гавриил Давыдов
 18  XI : Гавриил Давыдов  20  XIV : Гавриил Давыдов
 22  XVI : Гавриил Давыдов  24  XVIII : Гавриил Давыдов
 26  XX : Гавриил Давыдов  28  XXII : Гавриил Давыдов
 30  XXIV : Гавриил Давыдов  32  Словарь наречий народов, обитающих около Кинайской губы : Гавриил Давыдов
 34  II : Гавриил Давыдов  36  IV : Гавриил Давыдов
 38  VI : Гавриил Давыдов  40  VIII : Гавриил Давыдов
 42  X : Гавриил Давыдов  44  XII : Гавриил Давыдов
 46  XV : Гавриил Давыдов  48  XVII : Гавриил Давыдов
 50  XIX : Гавриил Давыдов  52  XXI : Гавриил Давыдов
 54  XXIII : Гавриил Давыдов  56  I : Гавриил Давыдов
 58  III : Гавриил Давыдов  60  V : Гавриил Давыдов
 62  VII : Гавриил Давыдов  64  IX : Гавриил Давыдов
 66  XI : Гавриил Давыдов  68  XIV : Гавриил Давыдов
 70  XVI : Гавриил Давыдов  72  XVIII : Гавриил Давыдов
 74  XX : Гавриил Давыдов  76  XXII : Гавриил Давыдов
 78  XXIV : Гавриил Давыдов  80  Словарь наречий народов, обитающих около Кинайской губы : Гавриил Давыдов
 81  notes.html    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap