Приключения : Путешествия и география : "Серп" : Морис Эрцог

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




"Серп"

Сейчас вечер 24 мая – напомним, что утром 23-го Саркэ отправился отсюда с посланием в Тукучу.

Ишак рассказывает, что, поднимаясь, он встретил нашего связного, мчавшегося по кулуарам Миристи-Кхола.

Я буквально плаваю в атмосфере уюта и полон оптимизма. Узнав, что мы в рекордное время проложили путь до высоты примерно 6600 метров[89], Ишак и Удо приходят в восторг. В этот вечер в базовом лагере радостное, приподнятое настроение.

Ужин роскошный: курица в желе, бутылка рома (впоследствии Террай устроил нам скандал: неужели нельзя было подождать с таким пиршеством до его прихода?). Однако сказывается чрезмерная усталость, и, пока все укладываются, я блаженствую в своем спальном мешке; глаза слипаются. Ишак, мужественно борясь со сном, читает мне выдержки из своего дневника, повествующие об экскурсии в город «странных» монастырей – Муктинат.

На следующее утро встаем поздно, после тяжелой работы у всех ломит поясницу. Солнце пригревает, и мы бесцельно бродим по лагерю. Я решаюсь умыться и даже побриться. Как приятно чувствовать себя чистым и прогуливаться в уютных кедах! В голове рождаются планы решающего штурма. Об этом же думают и все остальные Достаточно взглянуть на товарищей с биноклями в руках обсуждающих маршрут восхождения. Что касается меня – я уже принял решение, хотя один вопрос все еще остается невыясненным: снабжение продуктами. Впрочем, я y в epe н в Нуаеле, заблаговременно подготовившем мобилизацию в Тукуче, и после тщательных подсчетов успокаиваюсь. В от ношении продовольствия нечего беспокоиться: все силы могут быть двинуты вперед. Поэтому я решаюсь сего Дня же после обеда вместе с Ляшеналем и Ребюффа выйти в лагерь I с большим грузом, твердо намереваясь не возвращаться без победы. В последний раз пишу Люсьену Деви:

"Базовый лагерь, 25 мая 1950 г.

Дорогой Деви!

Последнее письмо перед штурмом. Все складывается хорошо. Базовый лагерь находится в 3—4 днях пути от Тукучи, и это, конечно, довольно неудобно. Переход от разведки к штурму при таком отрыве может встретить большие трудности. Вчера я поднялся до 6600 метров. Путь сплошь ледовый. Объективная опасность сравнительно мала. Расположение лагерей следующее: базовый лагерь – на правом берегу северного ледника Аннапурны на 4400 метров, лагерь I – также на правом берегу, на краю обширного плато, похожего на верхнее плато Даржантьер, высота 5100 метров, лагерь II – на леднике, спускающемся прямо с вершины Аннапурны, на маленьком плато, примерно на 5900 метрах. В дальнейшем я думаю установить лагерь III на высоте около 6800 метров на так называемом леднике «Серп» (кроки и схематическая карта Марселя помогут Вам быстро разобраться). Возможно, придется установить лагерь V. Все зависит от рельефа.

Утром погода обычно хорошая, вечером плохая. Снега выпадает много, и это сильно мешает, так как проваливаемся ужасно. Все в прекрасной форме. Через несколько минут выхожу в лагерь I. В ближайшие дни попытаемся нанести решающий удар. Все полны надежды. Условия на высоте очень тяжелы, но, если мы выиграем битву, все плохое от радости забудется. Писать подробнее некогда, так как дел по горло. Мата детально объяснит Вам ситуацию. Я полон оптимизма.

С дружеским приветом Морис".

Пока я пишу это послание, шерпы и носильщики под руководством Кузи кончают снимать лагерь. После обеда погода портится. В 15 часов 30 минут уже идет снег. Вспоминаю о Террае, который сегодня рано утром вышел из лагеря I с двумя высотными комплектами и 10 килограммами продуктов. Он собирался дойти до лагеря III и там заночевать. Выходим около пяти часов. Сильный снегопад. Тем не менее поднимаемся довольно быстро и к ночи добираемся до лагеря I. Не мешкая устанавливаем «долинную» палатку, в которой располагаемся втроем. Ребюффа снова жалуется на солнечные ожоги и на распухшие губы. Подъем в 6 часов 30 минут.

– Шерпы, шерпы!

Однако шерпы не спешат, и подготовка к выходу затягивается. В бинокль можно разглядеть на склоне вершины три черные точки, немного выше и левее достигнутого на ми места. "Вероятно, лагерь III", – решаем мы. На плато адская жара. Ребюффа идет в связке с Даватондупом, пере данным нам Марселем Ишаком со специальным предостережением[90]. Ляшеналь и Ангава связаны со мной.

Ляшеналь ужасно страдает от жары. Он движется как автомат, обливаясь потом. Когда к нему обращаешься, он молча поднимает полные муки глаза. Пользуясь малейшим предлогом, он валится на землю. У Ребюффа боль в желудке усиливается настолько, что нам приходится по очередь нести его рюкзак. Идем с трудом. Ляшеналь двигается рывками. Последние сто метров перед лагерем для него особенно мучительны. Губы у него сильно обожжены, и он наклеил на них кусочек липкого пластыря, кое-как защищающего их от солнца. Это единственное светлое пят но на его почерневшем лице производит странное впечатление.

В лагере II встречаем только что спустившихся Террая, Панзи и Айлу. Террай очень возбужден.

– Нельзя терять времени, – говорит он. – Вчера я поднялся до 6700 метров. Найти оставленное вами снаряжение не удалось, вероятно, его завалило. Ни одного подходящего места для палатки вблизи не было. Мы с Панзи и Айлс вырубили ледорубом площадку прямо в крутом склоне. В крошечной палатке среди грохота лавин мы втроем провели ночь.

Иллюстрируя свой рассказ, он имитирует звук лавины, проносящейся в нескольких метрах и даже в нескольких сантиметрах. Затем, смеясь, продолжает:

– Шерпы перетрусили, и я не меньше. После этой ночи мы были способны только спускаться, и вот мы здесь. Теперь я хочу дойти до лагеря I, чтобы как следует отдохнуть.

– Пожалуй, – соглашаюсь я, – это разумно, Кузи и Шац с Ишаком и Удо поднимутся в лагерь I, и там ты сможешь отдохнуть. Кроме того, это даст тебе возможность совершить дополнительный рейс с грузом… Ох, этот проклятый груз!

– Мы оставили свою заброску на 6700 метрах, по-видимому, левее вашего склада. Это место находится прямо на самом склоне, метров на пятьдесят правее гряды сераков.

Застегнув рюкзак, он с возгласом "лови!" бросает каждому из шерпов кусок веревки и со звонким "до свидания!" исчезает.

Мы остаемся одни в лагере II. Мои товарищи настроены невесело, так как их физическое состояние далеко от идеала. К тому же замечание Террая насчет глубокого снега на высоте отнюдь не придает им бодрости. Они уже знают, чем это пахнет. Если я хочу рассчитывать на них впоследствии, нельзя давать им завтра слишком большую нагрузку. В моем распоряжении два шерпа, а также снаряжение и продукты. Почему бы мне не сделать еще челнок и не попытаться установить лагерь III, а может быть, даже лагерь IV, пока оба мои товарища не отдохнут? Если я пробуду наверху больше суток, к тому времени подойдут Кузи и Шац, тогда Ляшеналь и Ребюффа смогут вместе с ними сопровождать груз в верхние лагеря. Поскольку сегодня уже 26 мая, четырем сагибам необходимо подняться из лагеря II в лагерь III и, уже больше не спускаясь, медленно, но непрерывно продолжать подъем из лагеря в лагерь вплоть до конца. К тому

времени Террай снова обретет форму. Что касается меня, я смогу сделать еще один челнок, и, таким образом, лагери будут установлены в кратчайший срок.

Вечером, в виде исключения, погода хорошая. Пока мои товарищи спят, я просматриваю снаряжение и готовлю все для завтрашнего выхода.

На рассвете бужу Даватондупа и Ангаву. Снег ночью подмерз, и, чтобы использовать это, надо выйти пораньше. Когда мы покидаем лагерь, он еще в тени. Иду по следам спуска Лионеля Террая, направляясь к лавинному конусу кулуара. Сегодня со мной кинокамера, и я надеюсь кое-что заснять. В кулуаре выпускаю Даватондупа вперед, чтобы посмотреть, как он справляется с рубкой ступеней. Однако, когда мы доходим до карниза с навешенным репшнуром, ситуация меняется – первым должен идти сагиб. Это напоминает мне вчерашний рассказ Террая. К этому самому месту он поднялся в связке с Панзи и Айлой. Панзи шел первым. Подойдя к стене, терроризированный Панзи решительно воткнул в снег свой ледоруб. Террай – "Сильный человек", как зовут его шерпы, – промолвил:

– Давай, Панзи, лезь!

С очаровательной улыбкой Панзи ответил:

– No, thank you, for Sahib only![91]

– Настаивать бесполезно, – решил Террай.

У Даватондупа та же реакция, что и у Панзи, но сегодня я хочу сделать несколько снимков и требую, чтобы Ангава лез первым. Дрожа от страха, он выходит вперед, но все же лезет, ибо так решил Бара-сагиб. Я тщательно страхую его Пока он пытается пролезть карниз, я лежу в неудобной позе, вытянувшись в ледяной расщелине. Навес мешает мне поднять голову, но все же я пробую сделать несколько снимков. Кажется, усилия Ангавы достигли предела; хоть страховка надежная, у меня не хватает жестокости требовать от него большего, и я лезу сам. Навешенный репшнур значительно облегчил прохождение этого участка, и через несколько секунд я оказываюсь на маленькой площадке, расположенной на восемь метров выше. Укрепляю веревку и поднимаю Даватондупа, который проходит карниз с некоторым трудом. Заниматься лазанием на льду? Такая мысль никогда не приходила им в голову. Мне кажется, что престиж сагибов в эту минуту поднимается как на дрожжах! Отдуваясь, как тюлень, Даватондуп подходит с перекошенным от усталости лицом. Я показываю ему, как надо страховать Ангаву, пока я засниму подъем. Все проходит благополучно.

Приводим в порядок свои вещи, и движение возобновляется. Однако, пока мы возились на карнизе, прошло немало времени. Сейчас солнце прямо над головой и жарит так энергично, что мы барахтаемся в снежной каше. Работа изнурительная, следы Террая едва видны. К тому же они начинают уходить влево, а я хочу забрать снаряжение, оставленное во время первого подъема. Поэтому мы продолжаем идти прямо вверх. Вскоре узнаю характерный серак в форме полумесяца. Начинаю прощупывать ледорубом и наконец натыкаюсь на что-то твердое. Склад здесь. Расчистив снег, мы действительно обнаруживаем палатку, снаряжение и продукты, принесенные Ляшеналем, Ребюффа и мной три дня тому назад. Взваливаем на себя и забираем влево, стараясь выйти на следы Террая. Они всего в полуста метрах, однако, чтобы добраться до них, мы затрачиваем около часа, так как проваливаемся по пояс и приходится рыть настоящую траншею. Наконец выходим на следы у самого подножия блестящей ледяной стены; чтобы облегчить шерпам подъем, я вынужден вновь вырубить несколько ступенек, вбить наверху ледовый крюк и навесить длинный репшнур. Затем встаю на страховку. Мои шерпы совершают по очереди великолепные маятники, крича от страха, приземляются на пятую точку и в конце концов хохочут во все горло.

Вся зона ледовых стен, чередующихся со снежными участками, пройдена. Подняв голову, вижу над собой однородный снежный склон, на котором заметны следы моего предшественника. Слева – очень крутой центральный кулуар; впечатление такое, как будто он готов проглотить все что может упасть с верхних склонов. Воздух прозрачен, яр кий свет смягчается теплой голубизной. На другой стороне кулуара ребра чистого льда, подобно гигантским призмам, разлагают свет и бросают в воздух разноцветные лучи.

Погода по-прежнему прекрасная, на небе ни облачка, воздух сухой. Я чувствую себя в великолепной форме, в со стоянии идеального равновесия. Не в этом ли счастье?

Однако надо продолжать. Словно муравьи, преодолевающие гигантское препятствие, мы лезем и лезем, а результатов как будто не видно. Каждый шаг дается с трудом. Склон чрезвычайно крут, и, кроме того, начинает налипать снег, что заставляет меня очень внимательно следить за движениями шерпов. Через каждые два метра останавливаюсь, чтобы восстановить дыхание; чувствую, что идущие за мной шерпы также измучены. Время от времени кидаю взгляд наверх, оценивая остающийся путь. Внезапно замечаю вдалеке золотистое пятнышко, без сомнения – это палатка Террая. Кажется, проходит целое столетие, прежде чем мы после отчаянных усилий добираемся наконец до склада Лионеля. Снаряжение и продукты завалены снегом, но они предусмотрительно спрятаны в чехол. Хорошо, что мы сюда добрались. Однако место расположения склада меня озадачивает. Нельзя же устанавливать лагерь прямо на склоне. Справа – обрыв. Слева – нагромождение сераков, за которыми спадает вниз центральный кулуар. В пятидесяти метрах над нами начинается чрезвычайно изрезанный участок. Рассматривая возвышающиеся слева сераки, я замечаю, что разделяющие их трещины заполнены свежим снегом. А почему бы и нет?.. В голову приходит мысль: что мешает расположить лагерь прямо над трещиной? Учитывая рельеф и высоту, надо думать, что трещины полностью забиты. С другой стороны, окружающие сераки являются надежной защитой от лавин. И вот "почему бы нет?" превращается в "надо посмотреть!".

В сопровождении обоих шерпов траверсирую склон по горизонтали, добираюсь до края террасы и на хорошей страховке рискую. Первые мои шаги осторожны. Втыкаю ледоруб до самой головки и убеждаюсь, что весь снег однороден. Теперь я двигаюсь уже с большей уверенностью, утаптываю маленькую площадку, хожу по ней взад и вперед, потом начинаю танцевать и наконец прыгаю что есть мочи. Снег держит. Если срубить кое-где лед и хорошо выровнять поверхность трещины, место будет идеальным; здесь свободно уместятся входом друг к другу две палатки. Не теряя времени шерпы ставят палатки и готовят чай. На сегодня задача выполнена: цель достигнута, лагерь III окончательно установлен. Снизу его не видно, и мои товарищи будут ломать себе голову, пытаясь догадаться, что с нами произошло.

Пока шерпы хлопочут, устраивая бивак, я провожу небольшую разведку к центральному кулуару, расположенному сразу за нашей трещиной; именно здесь пройдет наш завтрашний путь, ибо я твердо решил установить на следующий день лагерь IV . Используя свободное время, разглядываю окружающие вершины, пресловутый гребень "Цветной капусты" со столь необычными очертаниями, любуюсь далеким Дхаулагири. Мои взоры и мысли бродят по пустынным просторам Тибета, расстилающимся в нескольких десятках километров отсюда.

Поднимается резкий, холодный ветер, однако подозрительных облаков не видно. Завтра наверняка будет хорошая погода! Полный оптимизма, залезаю в свою палатку, чудесную палатку для меня одного, с двумя надувными матрасами, с двумя спальными мешками! Шерпы ухаживают за мной. Они угощают меня чаем, я же раздаю аспирин, снотворные порошки и всю коллекцию снадобий, прописанных Удо. Еще несколько добрых сигарет, и я мирно погружаюсь в сон.

Сегодня снова вверх! Я снимаю палатку, набираю с собой как можно больше продуктов, распределяю груз, и, наскоро позавтракав, мы трогаемся в путь. Я иду первым в связке. Начинаю траверсировать влево, по направлению к центральному кулуару. Мы проходим вдоль серака, защищающего наш лагерь, а затем преодолеваем ледяной карниз, производящий на шерпов неважное впечатление. Дальше подъем невозможен, приходится пересекать кулуар. Прав да, в верхней части он довольно узок, как бы сдавлен с двух сторон рядами сераков. Ширина этого участка не более 60 метров. Если переходить быстро и по одному при bh и мательном наблюдении остальных, то риск попасть под лавину, по-моему, не так уж велик. Оставив Даватондупа на левом краю, начинаю траверс. Исключительно крутой склон убегает из-под ног. Ботинки плохо держат на снегу, утрамбованном многочисленными лавинами, и приходится выбивать лопаткой ледоруба небольшие ступени для зубьев кошек. Вбиваю над головой клюв ледоруба и опираюсь на него вцепившись обеими руками. Тороплюсь изо всех сил. Время от времени хотя бы для бодрости полезно взглянуть наверх. Вниз же, напротив, смотреть не рекомендуется, так как b ид этих ужасающих пропастей может поколебать твердость духа любого оптимиста. Быстро закончив траверс, я разрешаю себе несколько минут отдыха, прежде чем начнут переходить шерпы.

– Даватондуп!

– Yes, sir, – отвечает он с необычным видом.

Хитрая лиса, он чует опасность! Не теряя ни секунды, несмотря на тяжелый груз, он пулей пересекает кулуар и укрывается в безопасном месте! Ангава следует за ним, но так как он моложе и менее опытен, то затрачивает на переход гораздо больше времени. Ух! Наконец-то оба, целые и невредимые, на этой стороне. Грозный кулуар пройден. Отсюда хорошо видно, какой опасности мы подвергались. Кулуар поднимается вверх на 300—400 метров и затем теряется в крутом снежном склоне, источнике частых лавин. Еще выше расположена скальная стена и, наконец, ледник "Серп", с которого то и дело обрываются десятки тонн ледяных глыб.

Положение критическое, передо мной чрезвычайно крутой и. изрезанный склон. Как мы предполагали в лагере I, путь отсюда должен был бы идти наискось влево – вверх и затем опять вправо, к началу кулуара, где подгорная трещина, отделяющая кулуар от склона, забита снегом и, по всей вероятности, легко преодолима. Однако впереди лишь хаотическое нагромождение громадных сераков. Можно обойти их слева, если немного спуститься, можно также подниматься по орографически правому краю кулуара прямо в лоб, до верхних склонов. Я склоняюсь ко второму варианту, так как в эти утренние часы лавинная опасность невелика. К тому же, быстро пройдя по самому краю кулуара, мы выигрываем важные для нас 100 метров. Теперь влево, и вот мы снова барахтаемся в глубоком снегу – увы, столь знакомая нам картина! По крайней мере, здесь мы в безопасности.

Несколько минут отдыха – и снова в путь! Теперь нужно траверсировать влево, стараясь набирать высоту, однако склон чрезвычайно крут, а я не очень доверяю умению шерпов сохранять равновесие. Они не привыкли к столь сложному рельефу. Если один из них поскользнется, мы все трое будем сорваны. Поэтому я внимательно наблюдаю за ними. Первые траверсы проходят успешно. Стараюсь на каждом шагу тщательно уминать снег, делать надежные и удобные ступени. Участок чистого льда, требующий удвоенного внимания. Два-три удара ледорубом, от которых разлетаются осколки льда. Для передних зубьев кошек этого достаточно и я продолжаю путь. Однако у Даватондупа на этот счет особое мнение, и, следуя за мной, он с убийственной медлительностью принимается рубить ступени. Наконец добирается до меня. Беру его веревку и начинаю страховать Ангаву. Тот идет крайне неуверенно. Поднимает левую ногу, носок ботинка царапает лед, коленка ударяется о склон, и следующее мгновение он, потеряв равновесие, кубарем летит вниз! К счастью, я следил за каждым его движением, петля скользит вокруг древка, веревка натягивается, падение остановлено. На этот раз Ангава отделался испугом. С этой минуты он поверил в надежность страховки! Продолжаем движение по предательскому снегу, лежащему на твердом льду. Вокруг нас сказочные декорации: на небе ни облачка, даже наши тени и те наполнены прозрачной голубизной. Слева гребень "Серп", до которого, кажется, рукой подать, сверкает на солнце тысячами огней: настоящая алмазная вершина.

Оба шерпа устали, и Даватондуп, вероятно, уже не раз поставленному им рекорду: столь значительный набор вы соты за столь короткое время[92].

Преодолевая с трудом очень сложный серак, я в свою очередь переживаю жуткую минуту: вырубив три хороших ступени и зацепку для левой руки, внезапно слышу глухой звук – лед трещит так, как будто рушится весь серак. Затаив дыхание, замираю, но ничего не происходит: очевидно, где-то в глубине осел лед. Можно продолжать. После полу часовой рубки выхожу на верхние склоны и ясно вижу большую подгорную трещину, огибающую по горизонтали все плато: могу любоваться гигантской стеной "Серпа".

– Твоя очередь, Даватондуп!

Я указываю ему дальнейший путь, он значительно проще: крутоватый снежный склон, потом метров сто льда средней крутизны, в котором все же придется рубить ступени, затем снова снежный склон и, наконец, подгорная трещина.

На этот раз я отдыхаю, пусть ведет Даватондуп, а я побуду замыкающим. Однако шерпы медлительны и еще не вполне освоили ледорубную технику: Даватондуп рубит слишком частые и к тому же излишне большие ступени. И все же мы поднимаемся. Вскоре перед нами зияющая глубокая трещина. Она столь длинна, что глубина как-то не ощущается. На протяжении примерно километра нет ни единого перехода, за исключением моста, образованного лавинным конусом. Место явно ненадежное, и переход здесь "вынужденный".

Я вновь становлюсь ведущим, преодолеваю ребро, подводящее к конусу, и начинаю подниматься в лоб. Даватондуп снизу страхует меня – предосторожность отнюдь не лишняя, ибо, едва сделав пару шагов, я в следующую секунду на столько же соскальзываю вниз. Снег очень рыхлый, и меня очень беспокоит, не провалится ли подо мной снежный мост? Добравшись до вершины конуса, изо всех сил вытягиваю вверх руку с ледорубом. Слышится звон: это лед! Ударяю что есть мочи, клюв застревает: я спасен! С большим трудом подтягиваюсь; снег не держит и течет под ногами; как-то ухитряюсь зацепиться зубьями кошек на склоне, быстро вырубаю несколько ступенек и добираюсь до верхнего плато. Очередь за шерпами: я держу их надежно. Тут уж не до принципов: ничто не мешает им подтягиваться на веревке. Они так охотно пользуются этой возможностью, что чуть не отрывают мне руки. Наша маленькая группа оказалась теперь на верхнем плато. Меня захлестывает волна энтузиазма: мне кажется, что все технические трудности позади. Что ждет нас наверху? Хороший снежный или ледовый склон… Но уж наверняка ни стен, ни кулуаров больше не встретится.

– Вперед! Поднажмем!

Взвалив на себя рюкзаки, мы направляемся налево, к "Серпу". Отсюда он хорошо виден. Ледник обрывается к нам отвесной стеной красноватых скал высотой около 200 метров. Вид весьма внушительный. К счастью, ручка «Серпа» более доступна; наш путь лежит именно через нее. Снова барахтаемся по пояс в снегу, через каждый шаг останавливаемся, чтобы отдышаться, и все же двигаемся вперед. После часа изнурительной работы добираемся до подножия стены. Мне кажется, что с утра мы прошли много. Целесообразно ли еще увеличивать расстояние между лагерями III и IV? Едва ли! Ведь надо, чтобы любой из нас мог свободно пройти этот участок за день. Поэтому я решаю разбить лагерь тут же. Подходящего места не видно. Весь склон прочесывается лавинами. Наконец у подножия не большого серака находим безопасную площадку. Серак великолепно заслоняет нас от ветра, а палатки будут защищены от лавин. С удвоенной энергией мы принимаемся вырубать подходящую площадку. Вскоре лагерь разбит, палатки поставлены, продукты сложены, можно как следует отдохнуть.

У шерпов адская головная боль. Смотрю на альтиметр –7500 метров. "Вранье", – решаю я: известно, что показания обычно бывают завышенными. Учитывая положение окружающих вершин и нижележащих лагерей, я считаю, что мы находимся примерно на высоте 7150 метров[93].

Даю Даватондупу и Ангаве аспирин и предлагаю поесть. Они отказываются, и я вынужден в одиночку расправиться с банкой тунца, от одного вида которого их тошнит. Окружающая обстановка вызывает во мне чувство радостного возбуждения и непоколебимой веры в победу. Сейчас мы находимся почти на высоте Большого Барьера. Ниже виден гребень "Цветной капусты", так долго издевавшийся над нами, и, наконец, далеко внизу, на самом дне, простирается плато, где расположен лагерь II и где люди не видны даже в виде черных точек.

– Пошли!

Шерпы не заставляют себя упрашивать, они готовы в ту же минуту. Мы тщательно закрываем палатку, надеясь, несмотря на лавины, найти ее в целости и сохранности, и устремляемся вниз. Спуск проходит без всяких инцидентов и с несравненно большей скоростью, чем подъем. Спускаемся по стенам лицом к склону. Шерпы, страхуемые мной, прекрасно проходят все трудные участки. Примерно через полтора часа добираемся до лагеря III.

Здесь люди!

Я счастлив сообщить своим товарищам, что Аннапурна теперь у нас в кармане! Быстрый спуск несколько ободрил меня, и я полон энтузиазма. Что касается моих товарищей, они плашмя лежат в палатках и с трудом встают при нашем появлении. Что здесь происходит?

Кузи и Шац, прибывшие накануне из лагеря I, прихватили по дороге Ляшеналя и Ребюффа. Проведя ночь в лагере II, утром все четверо вышли сюда. Как обычно, снег был очень тяжелым. Из-за недостаточной акклиматизации у Кузи сейчас сильно болит голова, у Шаца – мрачное настроение, Ребюффа дальше идти не может, Ляшеналь лишился аппетита. Напрасно я стараюсь встряхнуть их, напрасно втолковываю им, что теперь "дело пойдет", – ничто не помогает. Они явно не вошли в форму, но я надеюсь, что, отдохнув, утром они почувствуют себя лучше. Что касается меня, задерживаться здесь ни к чему. Места нет, и к тому же надо сделать еще рейс. Думаю, что после заброски группы Террая у нас будет достаточно снаряжения и питания. Впереди победа.

Но время не ждет… С ужасом считаю бегущие дни: сегодня уже 28 мая, а, по последним сведениям, муссон доберется к нам примерно около 5 июня. Таким образом, в нашем распоряжении всего неделя.

На этот раз шерпы идут значительно быстрее, уроки последних дней принесли им большую пользу, техника улучшилась: спускаясь с карниза, они без колебания хватаются за веревку, быстро соскальзывают и, приземлившись, бодро машут рукой, показывая, что путь свободен. Благодаря этому мы тратим гораздо меньше времени, и я с большим удовлетворением вижу, как быстро приближается к нам лагерь II.

Однако последнее время Даватондуп жалуется на странную боль, но где именно – определить трудно. Он проводит рукой от грудной клетки до бедер. Что это – чрезмерное употребление спирта, влияние высоты или просто желание увильнуть от предстоящей работы, которая, как видно, будет особенно тяжелой? Этого хитреца разгадать нелегко! Он стонет непрерывно, и Ангава вынужден поддерживать его. Когда мы подходим к лагерю, начинается снегопад. Террай встречает нас радостным кличем…


Содержание:
 0  Аннапурна : Морис Эрцог  1  Введение : Морис Эрцог
 2  Революция во дворце : Морис Эрцог  3  "Острова" : Морис Эрцог
 4  Неизвестное ущелье : Морис Эрцог  5  Восточный ледник : Морис Эрцог
 6  В поисках Аннапурны : Морис Эрцог  7  Военный совет : Морис Эрцог
 8  Миристи-Кхола : Морис Эрцог  9  Ребро : Морис Эрцог
 10  Аннапурна : Морис Эрцог  11  вы читаете: "Серп" : Морис Эрцог
 12  Лагерь II : Морис Эрцог  13  Штурм : Морис Эрцог
 14  3 июня 1950 года : Морис Эрцог  15  Трещина : Морис Эрцог
 16  Лавина : Морис Эрцог  17  Отступление : Морис Эрцог
 18  В лесах лете : Морис Эрцог  19  По рисовым полям : Морис Эрцог
 20  Горакпур : Морис Эрцог  21  Есть еще другие Аннапурны : Морис Эрцог
 22  Использовалась литература : Аннапурна    



 




sitemap