Приключения : Путешествия и география : Глава восьмая Охота в джунглях : Франтишек Флос

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




Глава восьмая

Охота в джунглях

Еник даже завизжал от восторга. У него есть собственное ружьё — ружьё, которое ему дал сам дядя Франтишек! Он тоже пойдёт в лес на охоту и впервые в жизни спустит курок!

От счастья у Еника закружилась голова. Иметь ружьё и охотиться в тропических лесах — это ли не великое счастье для любого мальчика!

Сжимая в руках двустволку, Еник думал, что ещё немного — и он переживёт такие же приключения, о которых до сих пор только читал в романах Купера и во всех приключенческих романах. И вообще, только сегодня начинается то настоящее, о чём он мечтал целых два месяца ещё там, в Англии, прежде чем бесповоротно решился на побег.

Вацлав Веверка тоже с волнением ждал охоты. Он, правда, был старше Еника — ему исполнилось уже двадцать лет, — но это ничуть не мешало ему по-мальчишески радоваться предстоящему развлечению. Франтишек даже находил, что Вацлав нисколько не благоразумнее тринадцатилетнего Яна Сатрапы.

Вооружившись двустволками и ножами, охотники вступили в таинственный лес. По совету Франтишека, Вацлав и Еиик зарядили правый ствол мелкой дробью, а левый — дробью более крупного калибра: на случай, если встретится зверь покрупнее.

Льготка была ещё нетерпеливее, чем Еник. По-видимому, ружьё не было ей внове: собаке не стоялось на месте, она вертелась около людей, словно торопя их собираться быстрее. Не успели охотники войти в лес, как Льготка, вытянув хвост, быстрой ласточкой метнулась в кусты.

Зато Плутон показал, какой он дурачок. Он тоже высоко прыгал, путался у всех под ногами, лаял хрипло, будто простуженный, и явно не знал, за что ему приняться: ведь он привык вместе с пастухами охранять большие стада овец и в лесу явно чувствовал себя не у дел.

Через полчаса его длинный язык болтался чуть ли не до земли, а сам он лениво плёлся за своими новыми хозяевами.

Тем временем Льготка обнюхивала и проверяла каждый кустик. Она вспугнула множество птиц и белок, пока наконец не поняла, что это не стоящая дичь и охотиться за ней недостойно охотничьей собаки.

Сегодня путешественники не предполагали собирать орхидеи, но присматриваться к окружающей растительности им всё равно приходилось. Иначе они могли попасть в непроходимые заросли колючего кустарника. Туда не отважится заглянуть ни один человек, если он не запасся кожаным костюмом: всякая другая одежда через минуту разрывается в клочья.

Пробираться по джунглям — не пустяковое дело, тут и шагу не сделаешь спокойно. Глубоко ошибается тот, кто думает, будто охота в тропическом лесу похожа на охоту в наших краях. Хотя Франтишек предусмотрительно избрал самый удобный путь — вдоль ручья, но и здесь, чтобы пройти несколько шагов, охотникам приходилось перепрыгивать через лианы, обрубать ветви или продвигаться ползком. Иногда шли по колено в воде, проваливаясь в вязкую топь. Впереди стеной стояли джунгли, мгновенно смыкавшиеся за спиной; дорогу преграждали всё новые и новые препятствия. В таких местах нелегко заприметить зверя, а если это и удастся — остаётся слишком мало времени, чтобы сообразить и прицелиться: дичь промелькнёт и скроется в чаще. Если это птица, тщетно вы будете разыскивать её в густых кронах деревьев.

В тропиках можно охотиться лишь на полянах да в кустах, где шире кругозор и есть где развернуться.

Наши друзья дважды устраивали привал, прежде чем набрели на лощину вроде той, где они раскинули лагерь. Только теперь у них затеплилась надежда, что счастье наконец улыбнётся им.

— Мой вам совет — не расходитесь далеко, — сказал Франтишек. — Пусть каждый займёт место, какое я укажу, и не оставляет его, пока не услышит мой рожок. Сойдёмся у дуба, где будет стоять Еник.

Вацлав отмерил сто шагов направо, а Франтишек как главный ловчий свернул налево.

Минут через пять с его стороны раздался выстрел и крик: «Пиль, Льготка, пиль!» Это безошибочно доказывало, что заряд не пропал даром. После этого Франтишек стрелял ещё три раза. По голубоватым струйкам дыма Еник определил, что дядя добрался до середины лощины.

Мальчик так пристально следил за дымком от выстрелов Франтишека, что не замечал ничего вокруг. Вдруг что-то зашуршало у него под ногами, и не успел он опомниться, как мимо проскочил заяц, затем другой, третий; они пронеслись совсем близко, чуть не задев Еника.

А он оторопело смотрел, как мимо, задрав свои белые пушистые хвостики, мчатся испуганные длинноухие зверьки, и даже не вспомнил о ружье. Прогремела двустволка Вацлава, и до Еника донёсся возглас:

— Сюда, ко мне, я подстрелил страуса, сейчас он скроется в кустах!

— Стой, не двигайся! — отозвался из лощины голос дяди. — Я сейчас подойду с собаками!

Еник зорко осмотрелся. Неужели ему так ничего и не попадётся? Правда, здесь были зайцы, но они промчались как оглашенные, вовсе не собираясь ждать, пока он выстрелит.

А в лощине то и дело гремит двустволка Франтишека да слышится его отчётливое: «Пиль!»

Еник вдруг обиделся. Понятно! Себе дядя выбрал место получше, а его, Еника, нарочно поставил в стороне, чтобы он даже не смог выстрелить. К горлу подступил комок, Еник едва не расплакался. Обращаются с ним, точно с маленьким: вот, мол, тебе ружьецо, забавляйся, малыш, забавляйся!

Фрр… Фрр… Три… четыре… пять птиц, похожих на фазанов, летят прямо на Еника. Он быстро вскидывает ружьё, стреляет не целясь: «Пиф-паф!» Но птицы летят дальше и беспрепятственно скрываются в густых ветвях.

Дрожа от возбуждения, Еник выбрасывает пустые гильзы и перезаряжает ружьё. Опять что-то промелькнуло совсем близёхонько, но слишком быстро, а за спиной взлетело что-то большое, больше петуха: огромная сказочная птица. Но птица сворачивает направо и теряется из виду… Прозвучал выстрел Вацлава, заливаются лаем псы…

Енику до смерти хочется уйти со своего места, но он боится гнева Франтишека. Его волнение растёт с каждой минутой. То и дело вспархивает дичь, но, прежде чем Еник успевает прицелиться, она прячется в кустах, в траве, в чаще леса. Еник взводит курок и даёт себе слово: во что бы то ни стало выстрелить, как только что-нибудь шевельнётся. Он выстрелил дважды, но так и не отважился проверить, удачно ли.

— Еник, осторожнее! Мы с Вацлавом идём к тебе, не стреляй! — прокричал из лощины дядя, и тотчас один за другим прогремели два выстрела.

Еник был рад возвращению друзей, но, услыхав возглас «не стреляй», с досадой перебросил ружьё через плечо и, насупясь, стал прислушиваться к топоту сапог, треску сучьев и пыхтению тяжело нагружённых охотников, к шумному дыханию Льготки, бежавшей впереди.

Охотники возвращались весёлые и возбуждённые: Франтишек — высоко подняв ружьё, Вацлав — нагружённый добычей. Еник с любопытством и с некоторой завистью рассматривал, что он несёт. В левой руке Вацлав держал двух зайцев, в правой — «страуса». «Страус» оказался просто-напросто диким индюком. Впрочем, он был так велик, что Вацлав вполне мог принять его и за страуса. Удивительнее всего было то, что Вацлав Веверка, бравший ружьё в руки только в тире на ярмарках, вообще отважился выстрелить.

Вацлав уже предвкушал, как он расскажет Енику о своих подвигах и об охотничьем искусстве, но Франтишек велел ему отправляться за остальной дичью, которую в джунглях без надзора оставлять нельзя — тотчас пропадёт: или муравьи её облепят, или утащит какой-нибудь хищник.

Вацлав скоро вернулся, таща ещё одного зайца и двух птиц, похожих на тетеревов, только без лирообразного хвоста.

Подходя к месту встречи, он услышал, как Еник жалуется, что ему досталось очень плохое место.

— Не может быть! Дичь сюда несомненно шла, — возразил Франтишек, — только глаз у тебя ещё не намётан, ты не замечаешь её вовремя. Что поделать, во всём нужен опыт. Успокойся, со временем научишься. Моя первая охота тоже окончилась бесславно, и вдобавок я едва не прострелил себе ногу. — Он с довольным видом огляделся. — Дичи тут в избытке, мы как-нибудь ещё раз наведаемся сюда.

Ласковой Льготке давно не терпелось услышать похвалу. Она тёрлась о башмак Еника, будто спрашивая: доволен ли он, подстрелил ли что-нибудь?

Как не похожи были эти две собаки! Плутон лежал под дубом и тяжело дышал, хотя охота совсем не утомила его. Глаза его словно говорили: позабавиться хорошо, а полежать всё-таки лучше!

Вдруг Льготка вскочила, понюхала воздух и бросилась в кусты.

— Видно, какой-нибудь зверь притаился на опушке, — заметил Франтишек. — Ну-ка, Еник, попытай счастья!

Еник нехотя снял ружьё и, конечно, опять опоздал. Не успел он приложиться, как из кустов взлетела такая большая и блестящая птица, что у него дыхание спёрло. Крылья у неё были зелёные, как изумруд, брюшко — огненно-красное, а длинный хвост развевался по ветру, как знамя. На глазах у всех это сказочное диво плавно и бесшумно, словно разрисованный воздушный шар, подымалось всё выше и выше. Птица уже достигла верхушки дерева, но тут Еник взял её на мушку и нажал спуск.

— Отлично, Еник, не промазал! — обрадованно воскликнул Вацлав и побежал следом за Льготкой, чтобы подобрать птицу раньше, чем собака стиснет её своими острыми зубами.

— Тебе на редкость повезло — это куруку! — от души похвалил Еника дядя. — Ну, поздравляю, сынок, с полем тебя! Ещё немного — и опоздал бы!

— Еник, да ты сбил крылатую драгоценность! Отродясь не видывал такой красивой птицы! — кричал издали Вацлав.

— Что правда, то правда, — подтвердил Франтишек. — Куруку — самый красивый из верхолазов тропического леса[17]. Этого красавца с блестящим цветным оперением здесь называют кетцал. Кстати сказать, он изображён на гербе государства Гватемалы.

— Еничек, с ним не сравнится ни попугай, ни большой дятел — где там! Ничего похожего. Это же настоящее сокровище!

Некоторое время Еник стоял словно оглушённый. Франтишек осторожно взял у него ружьё и как-то особенно мягко произнёс:

— Ну, беги же за своей добычей.

Только теперь мальчик пришёл в себя. Сердце его громко забилось от радости. Он бросился к кустам, но Вацлав уже шёл навстречу с куруку, отбиваясь от Льготки.

— Куруку? Вот он, значит, какой… Прямо чудо!.. А можно сделать из него чучело? Я подарю его нашим. Ох, дядечка, как обрадуются папа с мамой! А Терезка-то! Она поставит его дома на шкаф. А как удивятся наши гости! Вот ребята-то позавидуют!

Еник блаженно вздохнул и схватил красавицу птицу: нет, он никому её не доверит! И, право, охотиться больше не стоит, пора и честь знать. Дядя улыбнулся. О, ему знакома охотничья лихорадка! Он давно не новичок в этом деле, но понимает мальчика, будто сам впервые подстрелил дичь. Впрочем, и все согласились, что пора домой.

Оставалось ещё поощрить Льготку. Все трое ласково потрепали её по спине. Какие там двадцать песо! И за двадцать дукатов не продал бы её теперь Франтишек! Льготка, словно понимая его чувства, усердно рыскала по сторонам, как и в начале охоты. И, когда охотники переходили ручей вброд, она тихим повизгиванием предупредила их о том, что где-то близко — добыча. Франтишек приблизился к собаке и, проследив за её взглядом, увидел на низком берегу тёмную, неподвижную, как камень, тушу. Он хотел было разглядеть, что это за зверь, но тёмная громада, почуяв неладное, глухо захрюкала и внезапно исчезла.

— Да это тапир! Ну ничего! Мы с ним ещё встретимся, когда нам захочется жаркого, — пошутил дядя и благодарно погладил Льготку; та рванулась было по следу зверя, но по зову Франтишека вернулась обратно.

К закату маленький караван вернулся, домой.

В лагере всё было как обычно. Индейцы отдыхали, мулы паслись, а Хосе дремал. Повсюду царил порядок, только ужина не было. Хосе до сих пор его не приготовил, хотя вовсе не нарушал своего обещания. Сегодня он действительно не спал — боже упаси! Так только, вздремнул немножко.

Итак, индейцы лежали, мулы паслись, а Хосе дремал. Завидев знакомую хижину, ленивый Плутон залился радостным лаем и в мгновение ока добежал до крыльца и улёгся в ожидании заслуженной кормёжки.

Франтишек подозвал индейцев — все они превосходные охотники с малых лет — и попросил оценить добычу. При виде зайцев они брезгливо поморщились, отпихнули ногой похожих на тетёрок птиц, и только индюк нашёл у них сдержанное признание. Куруку они сначала не заметили: Еник нёс его на спине. Но при виде сверкающего оперения они одобрительно закивали головами и не могли скрыть своего восхищения, особенно когда узнали, что птицу подстрелил самый младший из охотников. Тут они ещё более оживились, ещё усерднее закивали головой и принялись хлопать ладонями по бёдрам, выражая свой восторг и удивление. Что же касается зайцев, то один из краснокожих сказал, что не стоит тратить на них заряды. Гораздо проще их ловить силками. Напоследок они ещё раз пнули ногами жирных птиц, пояснив, что они несъедобные.

Единственный, кто всем восхищался, был Хосе. Он радостно хлопал глазами, тараторя, что сейчас всё ощиплет, всё обдерёт и охотнее всего куруку, потому что куруку — самый вкусный: не зря он нарядился в самое красивое платье!

Еник негодующе объяснил повару, что его дело довольствоваться зайцами; куруку же — для украшения, а вовсе не для еды.

Говоря по совести, зайцы были приготовлены далеко не по всем правилам кулинарного искусства, ибо Хосе знал один-единственный способ их приготовления: он разрубил ободранных зайцев, посолил мясо, поперчил его и бросил в котёл, куда перед тем был положен жир и налита вода; под котлом Хосе развёл большой огонь и через час уже смог предложить изголодавшимся охотникам первоклассную мясную кашу собственного приготовления; белым и индейцам она понравилась необычайно. Собакам тоже было чем полакомиться. Плутон свирепо грыз кости и при этом так ворчал, словно заслужил свой ужин бог весть какими трудами. Ласковая Льготка — в тот день она действительно проголодалась — поочерёдно клала морду на колени пирующих, осторожно и ловко забирая щедрую подачку.

Еник то и дело подбегал к своему куруку и не успокоился, пока мастер на все руки, Франтишек, не снял с птицы шкурку и не протравил её, чтобы уберечь от моли и жуков-кожеедов[18]. Для этой цели лучше всего употреблять мышьяковое мыло, но, если его нет, достаточно натереть изнутри шкурку порошком мышьяка; дядя так и сделал.

— Признаться, чучела набивать я не умею, — сокрушался Франтишек. — Не дано человеку всё уметь. Пошлём-ка лучше это в Англию вместе с орхидеями — надеюсь, шкурка не пострадает в дороге: мышьяка я не пожалел.

Покончив с птицей, Франтишек рассказал усевшимся вокруг огня слушателям, что мексиканцы в древности выделывали из перьев куруку особые ткани, похожие на гобелены[19]; даже мантии вождей были сотканы из таких вот перьев.

В этот день Еник уснул счастливый и довольный, как никогда. И даже во сне над его головой кружили стаи куруку.

После ужина индейцы, по обыкновению, молча разошлись, но потом ещё долго шептались, усевшись вокруг костра.

— Кто он, этот большой чужеземец? — спрашивали они друг друга еле слышным, им одним свойственным шёпотом. — Он всё знает и всё умеет. Наверное, это волшебник, но добрый, из тех, кто никому не делает зла. Останемся с ним: он ещё никого из нас не обманул, и, кажется, служить у него будет не тяжело.

Так постепенно рассеивалось недоверие к европейцам.

Заметил это Еник. Во взорах индейцев, обращённых к нему, отчего-то стало больше ласки и тепла.

Утром Еник подбежал к краснокожим, протянул им руки и произнёс по-индейски приветствие, которому его научил Франтишек. Бронзовые лица осветились слабой улыбкой. Один индеец что-то ответил по-своему, а остальные согласно закивали.

С той поры Еник изо дня в день находил на своей постели свежие фрукты, но кто их приносил — так никогда и не узнал. Никто не признавался; только в глазах молчаливых, скупых на слова индейцев можно было прочитать ответ.


Содержание:
 0  Охотники за орхидеями : Франтишек Флос  1  Глава вторая Недавнее прошлое : Франтишек Флос
 2  Глава третья Начало путешествия : Франтишек Флос  3  Глава четвёртая Рассказ о давно минувшем : Франтишек Флос
 4  Глава пятая На разведку : Франтишек Флос  5  Глава шестая Жизнь в лагере : Франтишек Флос
 6  Глава седьмая Собаки : Франтишек Флос  7  вы читаете: Глава восьмая Охота в джунглях : Франтишек Флос
 8  Глава девятая Экспедиция готовится к походу на юг : Франтишек Флос  9  Глава десятая Путешествие через джунгли : Франтишек Флос
 10  Глава одиннадцатая Ночное нападение : Франтишек Флос  11  Глава двенадцатая Гватемальские лесорубы : Франтишек Флос
 12  Глава тринадцатая Добрые соседи : Франтишек Флос  13  Глава четырнадцатая У радушных хозяев : Франтишек Флос
 14  Глава пятнадцатая В Петенской котловине : Франтишек Флос  15  Глава шестнадцатая Услуга за услугу : Франтишек Флос
 16  Глава семнадцатая На плоту : Франтишек Флос  17  Глава восемнадцатая В Белизе : Франтишек Флос
 18  Глава девятнадцатая Необыкновенные заслуги Диего : Франтишек Флос  19  Глава двадцатая В глубь Коста-Рики : Франтишек Флос
 20  Глава двадцать первая Приключение с оленем : Франтишек Флос  21  Глава двадцать вторая Нежданные друзья : Франтишек Флос
 22  Глава двадцать третья Снова нападение : Франтишек Флос  23  Глава двадцать четвёртая Больной выздоравливает : Франтишек Флос
 24  Глава двадцать пятая Домой : Франтишек Флос  25  Использовалась литература : Охотники за орхидеями



 




sitemap