Приключения : Путешествия и география : С неграми у всенощной : Иржи Ганзелка

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  9  18  27  36  45  54  63  72  80  81  82  90  99  108  117  126  135  144  153  162  171  180  189  198  207  216  225  234  243  252  261  268  269

вы читаете книгу




С неграми у всенощной

Последние часы шумного сочельника хоть на миг принесли нам иллюзию родного дома. Сидя за рождественским столом с земляками, мы забыли, что находимся за много тысяч километров от своих родных и близких. Рождественская елка, потрескивающие поленья в очаге, теплые мелодии рождественских песен, минуты покоя, мира и взаимного понимания, минуты воспоминаний…





За дверьми домика поздно вечером поднимается шум, слышны приглушенные мужские голоса. Потом все смолкает, и рождественской ночью разносится чудная песня. Это рождественские коляды черных христиан, в которых на языке суахили рассказывается о рождении Христа, о Вифлееме и пастухах точь-в-точь так же, как в чешских колядах. Лишь своеобразный ритм и непривычная, мягкая, несколько монотонная мелодия заставляют нас очнуться от грез и воспоминаний и вернуться к африканской действительности. Этим ряженым не приходится расходовать сажу и бумагу от цикория, как размалеванному под чернокожего парню из наших мест, у которого снег хрустит под ногами на тихой деревенской околице в какой-нибудь затерянной в чешских горах деревушке.

Мы пошли ко всенощной. Да, ко всенощной в Кении. На холме за поселком Лимуру расположена деревня племени кикую с небольшой миссионерской церковкой в центре. Глинобитные стены, примитивная крыша из гофрированного железа. Колокол подвешен под деревянным навесом меж стволов двух старых эвкалиптов. Сквозь крохотные защищенные решеткой оконца виден мерцающий свет свечей на алтаре. Перед церковкой теснится деревенский люд. Один из местных жителей, как видно церковный служка, охраняет вход в церковь и с важным видом при свете керосинового фонаря всматривается в лица верующих. Непонятно, по какому принципу он разделяет их на праведных и неправедных, но одних он впускает, а других отвергает.

В часовне шумно. Передние скамьи среднего ряда выделены для европейцев. Справа помещаются женщины, слева — мужчины. Некоторые теснятся вокруг астматической фисгармонии. Многие мужчины надели длинные брюки, старые военные рубашки и кители. На большинстве женщин — пестрые дешевые ткани, обернутые вокруг тела, или платья, сшитые наподобие европейских. Самой большой популярностью пользуются набивные ткани с узором, изображающим флаги союзных держав. Из-за спин матерей вьглядывают голые головки младенцев. Они спокойно дремлют, и их нисколько не смущает, что одного мать привязала к спине американским флагом, другого советским, третьего британским, французским или китайским.

Через минуту церквушка набита так, что яблоку упасть негде. Английский священник в сопровождении двух черных дьячков и четырех курчавых прислужников подходит к алтарю. Несколько простых вступительных аккордов фисгармонии, и по церкви разносятся первые звуки григорианского хорала. Черный певец у фисгармонии исполняет сольную партию, его поддерживает мощный хор всех чернокожих верующих. Да, всех — малых и больших, мужчин и женщин. Григорианский хорал, верно интонированный, с латинским текстом, исключительно правильно произносимым. Двести, может быть, триста негров почти час поют его, одну часть за другой, наизусть!

И об этих людях горсточка властвующих в колониях европейцев твердит, что они тупы, глупы, не способны к более глубокому образованию, что они никогда ничему не могут научиться. Подобными утверждениями колонизаторы оправдывают свой «цивилизаторский труд» и свою роль хозяев, распоряжающихся всеми богатствами колоний и жизнью ее населения. Сколько найдется белых, которые, проучившись много лет, употребили доставшееся им образование во зло обществу, белому и черному!

А сколько негров в Кении имеет возможность получить образование? Сначала белые пришельцы изолируют их от источников знаний, а затем обвиняют в «неспособности» и вынуждают заниматься самым тяжелым и низкооплачиваемым трудом.

Негры Кении, несомненно, скорей овладевают английским языком, чем англичане местным. А когда негритянские дети хотят научиться чему-нибудь большему, их не подпускают к учебе, которая для белых детей обязательна. Любознательность негров направляется на григорианский хорал. Они заучили его так, как ни один из верующих белых, занимающих почетные места на средних скамьях. При этом миссионеры выполняют также гораздо более важную задачу, необходимую для обеспечения господства над массами колониального населения. Миссиям удалось добиться того, чего не добились вооруженные отряды британских войск и полиции, — они «умиротворили» коренное население.

По окончании богослужения все черные верующие, исполненные страха и смирения, принимают причастие. От алтаря они возвращаются со сложенными на груди руками. На их лицах, кроме молитвенного выражения, — смятение, волнение и страх. От белых священников они узнали, что произошло какое-то великое таинство, но они его не понимают и не знают, что именно случилось. В местных жителях еще не совсем угасли воспоминания о страшных языческих богах их отцов. Многим из них знакомы языческие обряды, связанные с кровавыми жертвоприношениями, которые еще до сих пор выполняются в их деревнях. Они иногда до сих пор водят знакомство с колдуном своего племени, и, по их понятиям, его функции выполняет теперь белый священник. Больше они ничего не знают. Они ничего не знают ни о Европе и других частях света, ни о соседних африканских странах, ни об истории, ни о технике, ни о культуре народов, живущих за границами Кении. Не знают, потому что их лишают знаний. Образование и широкий кругозор дали бы в руки коренного населения слишком сильное оружие: они поняли бы свое положение и научились бы обороняться общими силами.

Отзвучало торжественное «Ite, missa est»,[28] босые ноги негров шуршат по росистой траве. В разных направлениях расходятся они по своим горным деревушкам. А горсточка европейцев усаживается в свои роскошные автомобили.

Где-то далеко на севере еще, может быть, сияют свечи на рождественских елках, которые детям наших земляков в Кении знакомы только по рассказам родителей…


Содержание:
 0  Африка грёз и действительности (Том 2) : Иржи Ганзелка  1  Глава XIX С ПУЛЕМЕТОМ В АДДИС-АБЕБУ : Иржи Ганзелка
 9  Пограничные формальности под тропическим ливнем : Иржи Ганзелка  18  Лев-Завоеватель из колена Иудова : Иржи Ганзелка
 27  Глава XXI В ЭФИОПСКОЙ ЛОВУШКЕ : Иржи Ганзелка  36  Со шведскими летчиками над Эфиопией : Иржи Ганзелка
 45  Железнодорожная колея в воздухе : Иржи Ганзелка  54  Жена за 300 шиллингов : Иржи Ганзелка
 63  Направление — южное полушарие : Иржи Ганзелка  72  Синтез Европы и Индии : Иржи Ганзелка
 80  Синтез Европы и Индии : Иржи Ганзелка  81  вы читаете: С неграми у всенощной : Иржи Ганзелка
 82  Город без почтальонов : Иржи Ганзелка  90  Перед ночным походом : Иржи Ганзелка
 99  Сверкающая гора : Иржи Ганзелка  108  Под кокосовыми пальмами : Иржи Ганзелка
 117  Оптовая торговля слонами и носорогами : Иржи Ганзелка  126  Еще раз через экватор : Иржи Ганзелка
 135  Был ли прав Геродот? : Иржи Ганзелка  144  Среди карликов бамбутти : Иржи Ганзелка
 153  День с пигмеями : Иржи Ганзелка  162  Загипнотизированный буйвол : Иржи Ганзелка
 171  Дантов ад : Иржи Ганзелка  180  Пасущиеся слоны : Иржи Ганзелка
 189  Первобытный лес в огне : Иржи Ганзелка  198  Резиновые черти в Ньондо : Иржи Ганзелка
 207  Резиновые черти в Ньондо : Иржи Ганзелка  216  Ужин под противомоскитной сеткой : Иржи Ганзелка
 225  На 600 больше или на 600 меньше… : Иржи Ганзелка  234  Медный пояс : Иржи Ганзелка
 243  Блуждающие огоньки под землей : Иржи Ганзелка  252  Двойные полосы : Иржи Ганзелка
 261  Лунная радуга : Иржи Ганзелка  268  Снова земельный вопрос : Иржи Ганзелка
 269  Использовалась литература : Африка грёз и действительности (Том 2)    



 




sitemap