Приключения : Путешествия и география : В поисках рая : Тур Хейердал

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу

«В поисках рая» — первая книга известного норвежского исследователя. 1937 год… Хейердал только что женился. Молодожены решают осуществить такой эксперимент, провести год на каком-нибудь малообитаемом островке, не пользуясь никакими достижениями цивилизации, то есть «вернуться в дебри», «познать образ жизни первобытного человека», найти «рай» на земле. И вот в поисках рая они отправляются на один из островов Маркизского архипелага — Фату-Хиву О жизни на Фату-Хиве и написана книга. Автор рассказывает о щедрой природе острова и безотрадной жизни островитян, о влиянии колонизаторов, из-за которых вымерла огромная часть населения Полинезии, о страшных болезнях, произволе священников, о бесцеремонной ломке привычного образа жизни островитян.

Здесь, на Маркизских островах, Хейердал впервые встречает каменные изваяния и плиты с загадочными рисунками, и у него зарождается интерес к тайне заселения Полинезии.

По живости и остроумию «В поисках рая» не уступает двум последующим книгам автора — «Путешествие на „Кон-Тики“ и „Аку-Аку“

О ТУРЕ ХЕЙЕРДАЛЕ И ЕГО ПЕРВОЙ КНИГЕ

Почему мы до сих пор не знали о ней? О чем рассказывается в этой книге? Почему мы ее предлагаем советскому читателю?

До того как Хейердал разрешил перевести „В поисках рая“ на русский язык, он писал 22 марта 1961 года автору этого предисловия: „Я не разрешал перевод этой книги ни на английский, ни на немецкий, ни на какой-либо другой язык ввиду того, что при ее издании в настоящее время возникнет хронологическая путаница относительно моих книг о Тихом океане, поскольку читатели будут считать, что я написал ее теперь, в то время как в действительности она была написана двадцатичетырехлетним студентом. Если же когда-нибудь под старость я издам собрание сочинений, то она выйдет в качестве 1-го тома, то есть займет принадлежащее ей место“.

Чтобы не возникла та „хронологическая путаница“, о которой говорит Хейердал, чтобы читатель яснее представил себе роль событий, описанных в книге, в жизни ее автора и чтобы полнее ответить на поставленные выше вопросы, нам представляется удобным кратко рассказать о жизни и деятельности норвежского исследователя, тем более что биография Хейердала, несмотря на его большую популярность, известна недостаточно.

* * *

Сумерки 6 октября 1914 года начались раньше обычного. Небо заволокло низкими темными облаками, и моросил мелкий холодный дождь. Ветер остервенело трепал деревья и кусты, срывая пожелтевшую листву. Неуютная сырая осень пришла в приморский городок в южной Норвегии. Улицы Ларвика опустели.

А в доме владельца местного пивоваренного завода Тура Хейердала царило веселье — родился наследник. Отец новорожденного и его супруга фру Алисон Хейердал решили дать мальчику имя отца. „Что же, маленький Тур пойдет по стопам отца — будет владеть пивоваренным заводом“, — считал отец. „Это будет не скоро, — думала мать новорожденного, — и не нужно загадывать“.

Фру Алисон, бывшая до замужества служанкой в Тронхейме, теперь заведовала местным городским музеем. Всю жизнь ее привлекала специальность натуралиста. Ее интересовали проблемы эволюции животного и растительного мира, эволюция первобытного человека… Весь дом она наполнила книгами по естествознанию, географии, народоведению. В воспитании маленького Тура немалую роль сыграли картинки из этих книг, которые ему показывала мать.

„Я могу уверенно сказать, что едва ли не с молоком матери впитал интерес к изучению чужих народов и желание изучать животных“, — говорил Тур Хейердал сорок лет спустя.

Еще до поступления в школу, пяти — шестилетним мальчиком Тур постоянно собирал птиц, морских звезд, ежей, ящериц, змей. Мать поощряла его к этому коллекционированию. Если бы она не возбудила у ребенка любви к естествознанию, Тур, может быть, так и остался бы до наших дней безвестным владельцем пивоваренного завода в маленьком городке в южном Вестфоле, на западном побережье залива Бохус.

Когда любознательному мальчику исполнилось семь лет. родители отдали ему в полную собственность сарай, который он переоборудовал в однокомнатный зоологический музей. Товарищи Тура и знакомые его родителей иногда приходили в музей и восхищались его экспонатами.

Ларвик — морской город, и у многих друзей Тура отцы были моряки или рыбаки. Они привозили в подарок сыновьям диковинных животных, Однако такие „сувениры“ не очень интересовали мальчиков, и они отдавали животных Туру в обмен на книги о Тарзане и пивные дрожжи с завода его отца.

Когда Хейердал учился в семилетней школе, у него в музее, который получил название „Дом животных“, часто собирались юные натуралисты. Маленький Тур был постоянным инициатором поисков животных по всем окрестностям Ларвика — в буковом лесу за городом и вдоль берега Ларвик-фьорда.

Но по мере того как Тур становился старше, у него псе больше возрастал интерес к изучению чужих стран. Часто ночами, когда все в доме спали, Тур вставал и садился на подоконник. Дом стоял в середине города, на холме, откуда открывался прекрасный вид на горы и фьорд. Тур искал глазами корабли и мысленно отправлялся с ними далеко по свету, „Все мои необузданные детские фантазии развивались именно в эти одинокие ночные часы в доме, где я провел детство“, — говорил Хейердал в интервью с одним норвежским журналистом в 1959 году.

В 1930 году Тур окончил семилетнюю школу, а в 1933 году — гимназию. За все двенадцать лет учебы в школе он был, по его словам, весьма посредственным учеником. Тур плохо слушал объяснения учителей. На уроках он уносился в мечтах в далекие южные страны или рисовал на тетрадях такое множество фигурок жителей далеких земель, что еженедельно должен был менять обложки. Но некоторые школьные предметы увлекали его, и по ним он преуспевал. Это относилось прежде всего к естествознанию и географии.

В течение всех школьных лет Хейердал так увлекался коллекционированием животных и чтением книг, что никогда не имел времени поиграть со своими сверстниками. Но он был физически развитым, здоровым и крепким подростком, чему способствовали многочисленные прогулки в лес и в горы.

Туру нравились туристские походы в лес пешком или на лыжах с ночевками под открытым небом и восхождения на невысокие вершины вестфоллских холмов. Из этих походов он всегда возвращался с пополнением для своей коллекции.

Девятнадцати лет Тур поступил в университет в Осло на естественный факультет, чтобы получить специальность зоолога и географа.

С каждым годом его все больше привлекают далекие прогулки. Во время отдыха любимыми занятиями Хейердала становятся туризм и альпинизм. Юноша часто выезжает за триста километров на северо-запад от столицы, в верховья долины Гудбраннсдалена, и оттуда совершает восхождения на некоторые крупнейшие вершины Норвегии: Роннеслоттет (2183 м), Снёхетта (2286 м) и Глиттертин (2452 м).

Горы Норвегии невысоки, и, хотя имеют пики с отвесными стенами, для восхождения на большинство вершин не требуется специальной технической подготовки. Обычно для этого достаточно хорошего здоровья и выносливости. Поэтому слово „альпинизм“ для Норвегии следует понимать с определенной поправкой на природные условия.

„Я очень интересовался спортом, если под спортом понимать физическую тренировку, которая закаляет здоровье“, — вспоминает Хейердал в одном из своих писем. „Мне нравились длительные походы в лес и по диким горам, а во время моих студенческих лет я любил лыжные поездки с ночевками в палатке или в снежном доме (иглу). Пешие походы также были одним из моих больших увлечений; короче говоря, мне нравилась жизнь под открытым небом во всех видах“.

В этот же период Хейердал начинает свою литературную деятельность. Некоторое время он даже живет на гонорары за очерки, к которым сам рисует карикатуры или иллюстрирует их собственными фотоснимками. В очерках он пишет о приключениях в горах.

Обучение в университете постепенно становилось Туру не по душе. После семи семестров Хейердал ясно понял, что должность лабораторного исследователя или преподавателя университета ему не подходит. Ему хотелось изучать животных в их естественных условиях. Три с половиной года учебы, конечно, не пропали даром — они дали необходимые знания.

Хейердал берет тему „Действия географической изоляции на жизнь животных“ и при денежной помощи отца выезжает на удаленный от всех материков остров Фату — Хива в системе Маркизского архипелага в центре Тихого океана.

Непосредственно перед отъездом, в 1937 году, Хейердал женился, и его поездка на остров была своеобразным свадебным путешествием.

Надо сказать, что практика по зоологии не была единственной целью этой поездки. Молодой Тур много читал о модном на западе стремлении „вернуться в дебри“, к примитивной жизни, и решил проверить, что же получится на деле, если осуществить такой эксперимент.

Много позже участник плавания на плоту „Кон-Тики“ шведский этнограф Бенгт Даниельссон в своей книге „Позабытые острова“ так писал об этом: „И он [Хейердал] решил вернуться в каменный век, чтобы проверить, так ли уж хороша эта хваленая первобытная жизнь. Его рай должен был обладать приятным климатом и находиться возможно дальше от цивилизованных краев. Тщательное исследование вопроса привело его к заключению, что лучше всего этим требованиям отвечают Маркизские острова“.

И молодожены устремляются на острова Южных морей.

Об этой поездке и рассказывается в первой книге Хейердала „В поисках рая“. В ней повествуется о том, как молодые европейцы попадают на один из малонаселенных островов Маркизского архипелага — Фату-Хиву и проводят там целый год. Супруги поселяются в уединенной долине Омоа. Строят бамбуковую хижину. Ведут жизнь первобытных людей. Пользуются тарелками, сделанными из раковин, и мисками из скорлупы кокосовых орехов.

Кругом — спелые бананы и апельсины, лимоны и кокосовые орехи. Протяни руку, очисти и ешь!

Они принимают освежающие ванны в принадлежавшем когда-то фату-хивской королеве каменном бассейне, в который вода поступает из кристально чистого ручья. Мир представляется им сплошным экзотическим садом. Им кажется, что они наконец обрели рай.

Но… „райская“ пища оказывается непривычной, подкрадывается ощущение голода. Положение молодоженов ухудшается также из-за религиозной вражды между католиками и протестантами, которую здесь разжигает католический священник патер Викторин. Тур и его жена— протестанты, и у патера рождается ревнивое чувство: „А не отобьют ли его паству эти двое европейцев?“

По наущению патера островитяне-католики всячески стараются омрачить существование молодых людей. В довершение всего супруги заболевают от укусов насекомых, и им приходится ехать лечиться на центральный остров Маркизского архипелага — Хива-Оа.

Выздоровев, они возвращаются, но решают поселиться в самой уединенной части острова, у потомка одного из древнейших родов Фату-Хивы — Теи Тетуа. Но вскоре к Теи Тетуа приходят жители долины Омоа и подбивают его потребовать с европейцев денег за продовольствие и за аренду земли. Омоанцы варят самогон из апельсинов и пьянствуют. В конце концов они обворовывают норвежцев.

Туру и его жене становится невтерпеж жить в этом мире, отравленном растленным влиянием колонизаторов. И супруги бегут. „Пустое это дело искать рая“, — решают они, возвращаясь в свой привычный мир, в Европу.

Описание мытарств молодой четы занимает в книге весьма большое место.

Но автор не ограничивается описанием злоключений молодых европейцев. „Нет жизни полинезийцам в краю изобилия“ — так называется одна из глав книги. Этот заголовок выражает основную мысль произведения. У полинезийцев нет никаких оснований любить белых. „Белые сбывают островитянам самые скверные товары, прививают им свои худшие пороки, а хорошие стороны европейской культуры сюда не доходят. Полинезийцы обречены на гибель. У них не было иммунитета против болезней, которые сюда завезли белые. В этом белых трудно винить. Теперь иммунитет выработался, зато нет знаний, которые помогали бы бороться с болезнями. В этом виноваты белые“.

Островитяне совершенно лишены медицинской помощи. „Тераи один олицетворял здравоохранение на пяти островах южной части архипелага“. Некогда на Маркизских островах было 100 тысяч жителей, теперь осталось 2 тысячи.

Постепенно разрушалась и уничтожалась исконная культура островитян. Особенно большую роль в истреблении „языческой“ культуры сыграли христианские миссионеры, насаждавшие здесь веру Христову.

Быт полинезийцев изображается автором совершенно объективно, без свойственной буржуазным описаниям Южных морей „лакировки действительности“.

Хейердал прямо и открыто показывает, как и кем разрушается привычный уклад жителей полинезийских островов. Этот правдивый, без идеализации, показ быта полинезийцев знакомит нашего читателя с экзотическим миром в „свободном“ обществе предпринимательства и наживы, с миром, оскверненным колонизаторами.

Но, может быть, факты, изложенные в книге, устарели и на Маркизских островах многое изменилось? Ведь с тех пор прошло четверть столетия! Нет, оказывается, книга не устарела. Почти двадцать лет спустя после путешествия Тура Хейердала на островах побывал Бенгт Даниельссон. После этой поездки он написал книгу „Позабытые острова“. Позабытые! Власти до сих пор ничего не сделали для улучшения жизни островитян. Там все так же, как было во времена, которые описывает Тур Хейердал в своей книге „В поисках рая“. Таким образом, книга Хейердала остается актуальной и в наши дни.

Нам ценна эта книга и тем, что здесь Хейердал дает описания природы островов. Правда, они имеют очень общий, популярный характер, но у нас еще так мало книг о природе Полинезии, что даже эти общие зарисовки представляют для наших читателей немалый интерес.

И наконец мы подошли к событиям, описания которых занимают очень небольшое место в первой книге Хейердала, но которые оказали огромное влияние на последующую жизнь норвежского исследователя. Из его книги мы узнаем, что Хейердал нашел на Маркизских островах редкие, неизвестные дотоле ученым свидетельства высокой в древности культуры аборигенов — плиты с загадочными рисунками, каменные изваяния.

Видя, что вымирают последние свидетели этой древней культуры, Хейердал приходит к заключению о важности и неотложности изучения проблемы происхождения древнейшего населения островов, пока еще есть кому рассказать легенды об этом.

Именно эта поездка на Маркизские острова была причиной того, что, вернувшись в Европу в 1938 году, он передал всю свою зоологическую коллекцию в музей университета в Осло, навсегда оставил зоологию и с тех пор целиком посвятил себя изучению проблемы заселения Полинезии. Интересно заметить, что путь Хейердала в этнографию очень напоминает путь в эту науку знаменитого русского ученого Н. Н. Миклухо-Маклая. Тот тоже был зоологом, но, столкнувшись с неотложными проблемами в изучении культуры и быта народов, еще находившихся на первичных этапах развития человеческого общества, он целиком отдался этнографии и антропологии.

Хейердал уже тогда высказывает предположение, что теперешнее полинезийское население пришло в центр Тихого океана из Юго-Восточной Азии с течением Куро-Сио через северо-западную Америку и Гаваи. В 1939 и 1940 годах Хейердал продолжает работать над этой проблемой в музеях и библиотеках Европы, США и Канады.

В 1940 году Норвегия была оккупирована немецко-фашистскими войсками. Хейердал в это время собирал этнографические и антропологические материалы среди индейцев Британской Колумбии (Западная Канада). Перед тем как вступить в 1941 году добровольцем в расположенные в Канаде норвежские военно-воздушные силы сопротивления, Хейердал публикует первую научную статью „Произошла ли полинезийская культура из Америки?“ В ней он изложил свою гипотезу о том, что Полинезия была достигнута двумя последовательными волнами иммигрантов, причем первая волна прибыла около 500 года н. э. на бальсовых плотах из Южной Америки, а вторая более чем 500 лет спустя через Британскую Колумбию из Азии.

После окончания войны Хейердал возобновил свои исследования. Сначала он работал в Норвегии, затем в США. Его новую рукопись „Америка и Полинезия“, где он защищал свою теорию первичного заселения Полинезии из Южной Америки, специалисты даже не желали читать. В то время существовала лишь одна теория заселения Полинезии, утверждающая, что первые пришельцы прибыли на острова с запада, из Азии, непосредственно через Меланезию и Микронезию.

Одним из важных доводов против взглядов Хейердала был тот факт, что в распоряжении южноамериканских мореходов до заселения материка европейцами были лишь бальсовые плоты, на которых, по мнению экспертов, было немыслимо пересечь громадные просторы Тихого океана.

Чтобы опровергнуть это мнение и доказать возможность заселения Полинезии из Южной Америки, Хейердал в 1947 году организовал и возглавил экспедицию, которая должна была пересечь Тихий океан на бальсовом плоту „Кон-Тики“. Проплыв с пятью товарищами за 101 день из Лимы (Перу) до острова Рароия в архипелаге Туамоту почти 8000 км, он доказал, что плоты южноамериканцев вполне могли доставить человека в Полинезию.

С 1947 по 1952 год Хейердал продолжает изучать происхождение полинезийцев. Он выступает с лекциями на эту тему в научных учреждениях Норвегии, Швеции, Финляндии, Англии, США, Канады, Голландии, Швейцарии, Австралии, Бразилии и Перу.

В этот же период он опубликовал в Швеции, Англии и США пять научных статей, посвященных проблеме переселения южноамериканцев в Тихий океан, и монографию „Американские индейцы в Тихом океане“.

Одновременно он вместе со своим спутником по плоту „Кон-Тики“ Кнутом Хаугландом организовал на острове Бюгдё возле Осло музей Кон-Тики. Доходы от музея поступают в фонд студентов-антропологов.

После плавания на плоту „Кон-Тики“ Хейердал настойчиво пытается подтвердить свою теорию и археологическими исследованиями.

В 1952 году он руководит первой смешанной американо-норвежской экспедицией археологов на Галапагосских островах, причем норвежскому исследователю удается доказать, что в древности эти острова посещались индейцами.

Через два года Хейердал изучает каменные статуи Перу, Боливии и Эквадора.

В 1955 и 1956 годах он руководит экспедицией американских и норвежских археологов, впервые проведших систематические раскопки на островах Восточной Полинезии: Пасхи, Рапа-Ити и нескольких островах Маркизского архипелага.

Хейердал приходит к выводу, что существующей полинезийской культуре на острове Пасхи предшествовали две отчетливо выраженные культурные эпохи и что первые поселенцы прибыли сюда к 380 году н. э., или более чем на тысячу лет ранее той даты, которая до этого была принята учеными. Работы на острове Пасхи дали, в частности, возможность опровергнуть распространенное мнение о том, что остров всегда был безлесным и что аборигены, не имея в связи с этим возможности продолжать традицию вырезывания идолов из дерева, стали камнетесами. Результаты анализов проб грунта на озере в кратере потухшего вулкана показали, что ко времени заселения острова человеком там было до сорока видов растений, в большинстве древесных. Остров был покрыт густыми лесами. Его современная безлесность — итог человеческой деятельности.

На несколько дней экспедиция заезжает на Маркизские острова и знакомится здесь с местными археологическими памятниками. Хейердал не забыл своих первых находок! Под некоторыми истуканами был найден пепел костров — ценнейший материал для радиокарбон-ной датировки сооружения статуй.

На основе предварительных исследований Хейердал сделал заключение, что наиболее древние из взятых им проб пепла под изваяниями относятся примерно к 1300 году.

Самое большое сооружение во всей Полинезии, построенное рукой человека, было раскопано экспедицией на острове Рапа-Ити. Впрочем, читателям всего мира отчасти известны результаты всех этих работ по популярной книге Хейердала, которую он издал на следующий год после экспедиции. Эта книга под названием „Аку-Аку“ в 1959 году вышла в Советском Союзе.

После этих экспедиций и выхода в свет увлекательных книг имя Хейердала становится всемирно-известным. Выдержки из его книг вставлены в тексты школьных учебников в разных странах.

Хейердала избирают почетным членом Географического общества Норвегии, награждают медалями Географического и Антропологического обществ Швеции, Великобритании, Франции и США. За свой фильм „Кон-Тики“, как за лучший документальный фильм 1951 года, он получает приз Голливудской академии „Оскар“. Король Норвегии награждает Хейердала орденом Святого Улава, а правительство Перу — орденом Офицера особых заслуг. В 1958 году Норвежская королевская академия наук, а в 1960 году Нью-Йоркская академия наук избирают его своим членом. В сентябре 1961 года норвежский университет в Осло присваивает Хейердалу, первому из соотечественников, титул почетного доктора. Во время пребывания Хейердала в Советском Союзе в 1962 году он был награжден в Московском университете медалью М. В. Ломоносова.

Но слава иногда очень мешает работать. Журналисты, туристы, просто соотечественники хотят увидеть выдающегося путешественника. Все это отнимает много времени. И Хейердал решает покинуть на время Норвегию, чтобы завершить свои двенадцатилетние исследования. С осени 1958 года он поселяется в Италии. И хотя его официальным адресом долгое время остается норвежский, вездесущие журналисты находят ученого. У него просят интервью, встречая на туристских тропах прибрежных гор, приходят к нему на дачу.

Несмотря на все это, Хейердал успешно работает над новой монографией. Это будет трехтомный отчет о результатах долгих исследований, прежде всего об изучении древней культуры на островах Пасхи, Рапа-Ити и Маркизском архипелаге. В декабре 1961 года вышел из печати первый том — „Археология острова Пасхи“. Эта обширная работа интересна не только тем, что она содержит уникальные материалы, но и как своеобразный образец совершенного полиграфического искусства. Впервые в Западной Европе в книге используются исследования на острове Пасхи русских путешественников XIX века — Ю. Лисянского, О. Коцебу и Н. Миклухо-Маклая. Теперь на очереди стоит завершение второго и третьего томов. Большое место в этих томах будет отведено проблемам расшифровки древних письмен острова Пасхи и археологии остальных исследованных островов.

* * *

В своей знаменитой книге „Путешествие на „Кон-Тики“, Хейердал пишет, что как-то, сидя на плоту с вахтенным журналом, он вдруг подумал: „А с чего, собст-венно, все это началось?“ Как он пришел к мысли, что первые люди прибыли в Восточную Океанию из Южной Америки, и что побудило его отравиться в рискованное плавание на плоту из бальсового дерева? И, вспоминая, приходит к выводу, что „может быть, начало было положено уже десять лет назад на одном из маленьких островов Маркизского архипелага в центре Тихого океана“. Да, тогда в один из вечеров четверо людей — два европейца и два полинезийца— сидели у костра, и цивилизованный мир казался им непостижимо далеким и нереальным Двое белых и полинезийская девочка прислушивались к словам старейшего островитянина Теи Тетуа, который рассказывал им о происхождении своего народа, пришедшего с востока, из-за океана.

Итак, все началось с первой поездки Хейердала на Маркизские острова, о которой рассказывается в лежащей перед нами книге „В поисках рая“. Здесь мы видим молодого Хейердала. Он еще не этнограф и не археолог, а всего-навсего начинающий зоолог. Он еще не знает, к чему приведут его мысли у костра и обращает внимание на самые разные события и факты, но нам-то уже известно, что беседы с Теи Тетуа сыграли огромную роль в том, что Хейердал стал видным полинезиастом, развившим теорию заселения островов Восточной Океании.

Г. Анохин


Содержание:
 0  вы читаете: В поисках рая : Тур Хейердал  1  Глава первая В СОЛНЕЧНУЮ СТРАНУ : Тур Хейердал
 2  Глава вторая НА КОРАЛЛОВЫХ ОСТРОВАХ ТУАМОТУ : Тур Хейердал  3  Глава третья УЕДИНЕННЫЙ ОСТРОВОК : Тур Хейердал
 4  Глава четвертая В БАМБУКОВОЙ ХИЖИНЕ : Тур Хейердал  5  Глава пятая НЕТ ЖИЗНИ ПОЛИНЕЗИЙЦАМ В КРАЮ ИЗОБИЛИЯ… : Тур Хейердал
 6  Глава шестая МЫ НАРУШАЕМ ТАБУ : Тур Хейердал  7  Глава седьмая ЗА КУЛИСАМИ ПАЛЬМ : Тур Хейердал
 8  Глава восьмая НА ХИВА-ОА : Тур Хейердал  9  Глава девятая В БЕЗЛЮДНОЙ ДОЛИНЕ КАННИБАЛОВ : Тур Хейердал
 10  Использовалась литература : В поисках рая    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap