Приключения : Путешествия и география : продолжение 6

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу

На утро следующего дня — это было одиннадцатое марта отлично отдохнувшие от тягот первого этапа Джон Корт, Макс Губер, Кхами и Лланга были вполне готовы с достоинством выдержать испытания второго дня пути.

Покидая приветливую сень хлопкового дерева, они сделали прощальный круг по лужайке, приютившей путников на ночь; их приветствовали мириады птиц, заполнивших все пространство оглушительным хором и сольными трелями, которым позавидовала бы сама великая Патти и прочие виртуозы итальянской оперы.

Перед тем как отправиться в путь, необходимо было подкрепить свои силы. Завтрак состоял из холодного мяса антилопы и воды из ручья, бежавшего неподалеку. Проводник наполнил флягу в поход.

Ручей протекал с левой стороны, люди же двинулись вправо, под густые кроны развесистых деревьев, сквозь которые уже пробивались первые лучи солнца. Положение дневного светила предварительно определили со всей тщательностью.

Судя по всему, этот участок леса посещали крупные четвероногие. Оставленные ими лазы и проходы все время множились. Уже ранним утром люди заметили вдалеке несколько буйволов и даже двух носорогов, которые держались на почтительном расстоянии. Поскольку животные не проявляли никакой агрессивности, то и не было повода расходовать патроны, упреждая их маловероятное нападение.

Маленький отряд сделал привал только к полудню, оставив позади добрую дюжину километров.

По дороге Джону Корту удалось подбить парочку дроф.[112] Эти птицы с черным как смоль оперением обитают в лесах. Вкусное мясо их очень ценят туземцы, а на сей раз ему воздали должное француз и американец за полуденной трапезой.

— Я предлагаю обжарить мясо на вертеле, — заявил Макс Губер.

— Нет ничего легче! — с готовностью откликнулся проводник.

Одну из дроф ощипали, выпотрошили, насадили на прут и обжарили на костре. Блюдо получилось такое вкусное, что уписывали его за обе щеки.

Кхами и его друзья снова тронулись в путь, но вскоре движение замедлилось. Обстановка резко ухудшилась.

Чем дальше пробирались они на юго-запад, тем меньше встречалось звериных троп. Дорогу приходилось расчищать среди густого кустарника, который не уступал лианам, чьи плети невозможно было преодолеть без ножа. Несколько часов лил довольно сильный дождь. Но плотность зеленого купола была такова, что лишь отдельные капли достигали почвы. Тем не менее на одной из полян Кхами удалось наполнить флягу, которая была уже почти пустой: напрасно искали они в травах хоть какой-нибудь ручеек. Теперь же путники вздохнули с облегчением. Но, по всей вероятности, именно из-за отсутствия воды сюда редко забредали животные и не проложили здесь доступных троп.

— Да, все это не сулит нам скорой встречи с рекой, — грустно вздохнул Джон Корт, когда они устраивались на ночлег.

Теперь стало очевидно: речка, протекавшая неподалеку от тамариндового холма, не углублялась в лес, а только огибала его.

Тем не менее принятого направления движения они изменять не собирались, даже если бы знали наверняка, что тот маршрут приведет их к бассейну Убанги.

— Будем уповать на судьбу, — философски заметил Кхами, — если ту речку мы потеряли, может быть, встретится другая, бегущая в ту же сторону…

Ночь с одиннадцатого на двенадцатое марта провели уже не на "хлопковых матрацах", а у подножия огромной шелковицы,[113] чей симметричный ствол возвышался на сотню футов над уровнем травяного ковра.

Дежурство организовали по испытанной схеме, как и в предыдущую ночь, и сон маленького отряда тревожило несколько раз только отдаленное мычание буйволов и рев носорогов. Никто не опасался, что к ночному концерту присоединится рычание льва: эти грозные хищники не живут в лесах Центральной Африки. Они властвуют на более высоких широтах, к югу от Конго, или на северных границах Судана,[114] по соседству с Сахарой. Густые заросли не подходят их капризным натурам, мешают царственным повадкам короля животных короля некоронованного, но всеми признанного. Льву нужны свободные пространства, залитые солнцем долины, где он может резвиться на воле.

Если бы мычание буйволов не заглушало другие звуки, то путники расслышали бы похрюкивание бегемота,[115] а присутствие этих млекопитающих, большую часть времени проводящих в воде, безошибочно указало бы на близость водоема.

Утро началось с выстрела из карабина Макса Губера, который сразил антилопу-орикса размером с крупного осла, или, точнее, зебры. Красивое животное, чья шкура как бы разлинеена аккуратными полосами, одна из которых тянется от затылка до хвоста. Ноги у антилопы беловатого цвета с черными пятнами, длинный хвост ее метет землю, а шею украшает черная меховая оторочка. Достигающие метра в длину рога как бы слагаются от основания из трех десятков колец и вьются с большим изяществом, представляя редкую в природе симметричную гармонию формы. Рога у антилопы-орикса являются оборонительным оружием и позволяют ей в северных и южных регионах Африки оказывать сопротивление даже напавшему на нее льву. Но в этот день взятое на мушку охотником животное не смогло увернуться от пули и, пораженное в самое сердце, было убито наповал.

Пищи теперь хватит отряду на несколько дней. Кхами принялся разделывать тушу, на эту операцию ушел час. Затем, разделив груз между собой, причем Лланга потребовал свою часть ноши, они продолжили путь.

— Скажите на милость, — болтал по дороге Джон Корт, — мясо здесь обходится совсем дешево, чтобы наесться им до отвала, нужен всего только один патрон…

— Да еще ловкость… — подал реплику проводник.

— …и везение в придачу!.. — добавил Макс Губер, самый скромный из всех охотников.

Но если до сих пор Кхами и его компаньоны могли экономить порох и свинец, используя их лишь для отстрела дичи, то начавшийся день, судя по всему, не даст карабинам остыть и заставит прибегнуть к ним для самозащиты.

Проводник подумывал о том, что придется отражать нападение стаи обезьян, которая долго сопровождала пешеходов и с правой, и с левой стороны. Одни четверорукие перепрыгивали с дерева на дерево, другие носились взад и вперед через дорогу, пересекая ее перед самым носом путников и выделывая такие прыжки и коленца, которым позавидовал бы самый ловкий акробат.

В этом представлении участвовали разные виды крупных обезьян: разноцветные павианы — желтые, словно арабы, красные, как индейцы с Дальнего Запада, черные, будто туземцы из Кафрии. Эта порода опасна даже для некоторых хищников. С другой стороны скакали и гримасничали настоящие денди обезьяньего племени, самые элегантные его представители, беспрерывно чистившие и разглаживавшие свои белые пелеринки.

Однако этот эскорт,[116] появившийся после полуденного завтрака, исчез к двум часам, когда Макс Губер, Джон Корт, Кхами и Лланга вступили на довольно просторную и длинную тропу, конца которой не было видно.

Они могли поздравить себя с такой удачной находкой — легкодоступной дорогой в чаще, но встреча с постоянными посетителями этой дороги не доставила им никакой радости. Это оказались два носорога, чье протяжное сопение и фырканье послышались через несколько часов пути. Кхами не ошибся в определении источника звуков и подал знак своим спутникам остановиться.

— Опасные животные, эти носороги!.. — сказал он, снимая с плеча карабин, висевший на перевязи.

— Очень опасные, — подтвердил Макс Губер, — и, однако же, они всего лишь травоядные…

— Тем не менее это грубые и опасные звери! — заметил Кхами.

— Так что же нам делать? — спросил Джон Корт.

— Попытаться пройти незамеченными, — посоветовал Кхами, — или спрятаться на то время, пока вредные твари будут поблизости… Быть может, они не заметят нас… И все-таки нужно быть наготове. Они набросятся на нас, если только обнаружат…

Проверили карабины, переложили патроны так, чтобы можно было их быстро поменять. Затем, сойдя с тропы, все четверо укрылись в густом кустарнике, окаймлявшем проход с правой стороны.

Через пять минут громкий рев раздался уже вблизи. Появились толстокожие страшилища, из породы кетлоа, почти совершенно лишенные шерсти. Они мчались крупной рысью, задрав голову кверху и закинув хвост на круп. Это были крупные экземпляры, до четырех метров в длину, со стоячими ушами и короткими кривыми ногами, усеченные морды их венчал единственный рог, способный наносить ужасающей силы удары. А мощь их челюстей такова, что они с легкостью пережевывают грубые колючие кактусы.

Парочка внезапно остановилась. Кхами и его друзья не сомневались, что носороги напали на след.

Один из них — чудовище с бугристой и сухой кожей — приблизился к кустам.

Макс Губер прицелился.

— Не стреляйте в ноги!.. Цельтесь ему в голову! — крикнул проводник.

Прозвучал выстрел, потом второй, третий. Пули едва задели могучий панцирь, заряды пропали впустую.

Выстрелы не испугали животных и не остановили их. Они явно вознамерились проникнуть в чащу.

Было совершенно ясно, что кусты и ветки — не препятствие для таких мощных животных. В мгновение ока все здесь будет смято, разворочено, вытоптано. Неужели, спасшись от слонов в долине, Кхами и его спутники станут жертвой носорогов в лесу?.. У тех был хобот вместо носа, у этих носы увенчаны рогами, но по силе эти гиганты вполне могут сравниться… И здесь уже нет спасительной опушки леса с ее частоколом крепких стволов, которые помешали слонам пуститься вдогонку. Если люди бросятся наутек, их непременно настигнут, а паутина из лиан затормозит их бег, тогда как носороги прорвут ее как снарядом…

Правда, среди этой чащобы высился огромный баобаб, он мог бы стать убежищем для путников, если бы удалось добраться до его нижних веток. Люди повторили бы маневр, выполненный на тамариндовом холме, хоть он и завершился смертельным исходом для одного из них… Можно ли надеяться, что на сей раз удача им улыбнется?.. Да, наверное, потому что по своим размерам и толщине дерево способно выдержать атаку носорогов.

Но, с другой стороны, первая развилка на большой высоте, до нее футов пятьдесят, а ствол у баобаба словно огромная тыква — ни единой зацепки для рук и ног!

Проводник понял, что бесполезно даже пытаться влезть на баобаб. И Макс Губер с Джоном Кортом терпеливо ждали его решения.

В этот самый момент кусты раздвинулись, и показалась огромная голова.

Прозвучал четвертый выстрел из карабина.

Джон Корт оказался не более удачлив, нежели Макс Губер. Пуля неглубоко проникла в плечо носорога, от боли он яростно заревел, но и не подумал отступать. Наоборот, в злобном порыве совершил фантастический прыжок в чащу, а другой носорог, слегка задетый пулей Кхами, последовал за ним.

Ни Макс Губер, ни проводник, ни Джон Корт даже не успели перезарядить карабины. Броситься врассыпную, укрыться где-нибудь между деревьями — слишком поздно. Инстинкт самосохранения подтолкнул всех троих вместе с Ллангой к баобабу. Они сбились в кучку за его стволом, имевшим в окружности у основания не менее шести метров.

Но что, если первое животное обежит ствол, а второе кинется ему навстречу — как им тогда избежать этой двойной атаки?..

— О, черт!.. — вырвалось у Макса Губера.

— О, Боже! — воскликнул Джон Корт.

Если не вмешается Провидение,[117] то никакой надежды на спасение у них не остается.

От удара чудовищной силы баобаб содрогнулся до самых корней, на миг показалось, что он не устоит.

Увлекаемый вспышкой слепого гнева, носорог вдруг замер как вкопанный: он загнал свой рог в дерево на целый фут, а теперь не мог его выдернуть. В этом месте кора треснула, словно от топора дровосека. Ярость животного была неописуема. Даже изогнувшись дугой на своих коротких ногах, он был не в состоянии освободиться.

Второй носорог, в бешенстве топтавший кусты, прекратил это занятие при виде беспомощности своего напарника. Их дружный рев наглядно говорил об их растерянности и злости.

Прячась в густой траве, Кхами на четвереньках обогнул дерево: он попытался разглядеть, что же там происходит.

И почти тотчас раздался его крик:

— Бежим!.. Бежим!..

Хотя рев заглушал голос, команду поняли мгновенно.

Не требуя никаких объяснений, Макс Губер и Джон Корт, прихватив Ллангу, рванули с места, пригибаясь в высокой траве. К величайшему их изумлению, носороги не кинулись за ними. Лишь через пять минут бешеного бега все остановились по знаку проводника.

— Что произошло? — выдохнул Джон Корт, с трудом переводя дыхание.

— Зверь не смог вытащить свой рог из дерева, — пояснил Кхами.

— Ну и ну! воскликнул Макс Губер. — Да этот носорог настоящий Милон Кротонский![118]


— И он окончит свои дни, как этот герой Олимпийских игр![119] — добавил Джон Корт.

Кхами, не проявляя особенного любопытства к судьбе древнегреческого героя, пробормотал:

— Наконец-то!.. Живы и здоровы… но ценой пяти или шести патронов, пропавших даром!

— И тем более прискорбно, что мясо носорога годится в пищу… Мне это хорошо известно, — заметил Макс Губер.

— Это правда, — подтвердил Кхами, — только у него сильный привкус мускуса… Но мы оставим животное на месте…

— Пускай выпутывается как знает! — заключил Макс Губер.

Было бы крайне неосторожно возвращаться к баобабу. Отчаянный рев двух великанов далеко разносился под зелеными сводами. Трудности дальнейшего пути были уже привычны. Они продвинулись на юго-запад километров на тридцать. Но голубая лента реки, заранее разрекламированная Максом Губером и столь уверенно предсказанная проводником, так и не появилась перед ними.

Вечером поужинали мясом антилопы — так называемой "лесной антилопы", и после привычно однообразной трапезы расположились на ночлег. К несчастью, эти десять часов сна постоянно нарушались полетами тысяч летучих мышей всевозможных размеров — от маленьких до самых крупных. Они покинули лагерь только с рассветом.

— Черт бы побрал этих гарпий,[120] сколько их тут развелось! — возмущался Макс Губер, поднявшись на ноги и зевая во весь рот после дурно проведенной ночи.

— Не стоит жаловаться… — заметил проводник.

— Это почему же?..

— Потому что лучше иметь дело с летучими мышами, чем с комарами. До сих пор комары нас щадили…

— А лучше всего, Кхами, обойтись и без тех, и без других…

— Увы, месье Макс, нам не удастся избежать комаров…

— И когда же нас будут жрать эти мерзкие насекомые?

— На подступах к реке…

— Ну, Кхами, если я прежде и верил в это, то теперь абсолютно не верю! — воскликнул Макс Губер.

— Напрасно, месье Макс. Она, быть может, совсем недалеко.

И действительно, проводник уже заметил некоторые изменения в характере почвы, а к трем часам пополудни его наблюдения стали подтверждаться: заболоченные места все чаще стали попадаться в этой части леса.

Там и сям светились лужицы, поросшие жесткими водяными растениями. Друзья даже подстрелили дикую утку, чье присутствие указывало на близость реки. А по мере того, как солнце клонилось к горизонту, все отчетливее слышалось кваканье лягушек.

— Или я очень сильно ошибаюсь, или же страна комаров совсем близко, — сказал проводник.

Последнюю часть дневного маршрута они преодолевали с большими усилиями. Вся территория густо заросла крупными явнобрачными растениями, пышному развитию которых способствует влажный и теплый климат. А сеть лиан заметно поредела на деревьях, отстоящих друг от друга значительно дальше.

Макс Губер и Джон Корт не могли не признать резких перемен, которые являла их глазам лесная панорама по мере продвижения к юго-западу.

Однако же вопреки прогнозу Кхами зеркало водяной глади все не открывалось их взорам.

Тем не менее уклон местности становился более явным, рытвины — более многочисленными. Требовалось много внимания, чтобы не увязнуть: выбираться пришлось бы с большим риском быть искусанными. Сонмища пиявок кишели в этих заполненных водою провалах, а на поверхности носились гигантские многоножки, отвратительные почти черные существа с красными лапками, как будто созданные для того, чтобы вызывать невыносимое омерзение.

И, словно компенсация, ласкающее взор зрелище — бесчисленные громадные бабочки с переливами богатейших расцветок, грациозные стрекозы, представляющие такую лакомую добычу для зимородков,[121] черепашек, белок!

Проводник заметил на кустах не только огромное количество ос, но и множество мух цеце. К счастью, укусы мухи цеце для путников менее опасны, чем осиные жала. Яд этого насекомого смертелен для лошадей, верблюдов, собак, но на человека и на хищных животных такого действия не оказывает.[122]

Вот в каких условиях маленький отряд совершал спуск в юго-западном направлении до половины седьмого, весь этап был долгим и изнурительным. Кхами уже подумывал о выборе места для ночевки, когда Макса Губера и Джона Корта насторожили отдаленные крики Лланги.

По своему обыкновению, мальчик несся впереди, шныряя по сторонам, и вот теперь он звал к себе во весь голос. Уж не повстречался ли он с каким-нибудь хищником?..

Макс Губер и Джон Корт помчались на призыв, готовые немедленно открыть стрельбу. Но скоро они успокоились.

Забравшись на огромный ствол, указывая рукой на просторную поляну, Лланга возбужденно кричал:

— Река! Река!..

Кхами присоединился к ним, а Джон Корт только и смог выговорить:

— Долгожданная вода!

В полукилометре от них, на широком безлесном пространстве, змейкой вилась прозрачная полоса, в которой играли последние лучи заходящего солнца.

— Вон там, по-моему, и следует сделать привал, — предложил Джон Корт.

— Да… там… — поддержал его проводник. — И будьте уверены, эта река приведет нас к Убанги!

В самом деле, несложно было соорудить плот и отдаться на волю течения.

На подходах к реке им пришлось преодолевать сильно заболоченный участок.

Сумерки очень коротки в экваториальных странах, и темнота уже окутала землю, когда проводник и его спутники ступили на довольно крутой берег.

В этом месте деревья росли негусто, более плотные группы их виднелись в верхней и нижней частях течения.

Ширина примерно в сорок метров говорила о том, что это был не простой ручей, а приток какой-то большой реки. Течение казалось не слишком быстрым.

Здравый смысл повелевал дождаться завтрашнего утра, чтобы в полной мере оценить ситуацию. Пока что больше всего озабоченный поисками сухого пристанища для ночлега, Кхами набрел случайно на углубление в скале, нечто вроде грота[123] в известковой прибрежной породе, куда вполне могли поместиться все четверо.

Поужинать решили остатками жареной дичи, чтобы не разжигать костер, который мог привлечь животных: крокодилов и гиппопотамов полным-полно в африканских реках. Если они посещали и эту речку, что выглядело правдоподобно, то разумней постараться избежать ночной атаки.

Хотя, по правде говоря, дымный костерок у входа в пещеру развеял бы тучи комаров, которые буквально облепили весь берег. Но из двух зол выбирают меньшее, и уж лучше пренебречь укусами комаров и прочей летающей нечисти, чем рисковать встретиться с огромной пастью аллигатора.

Несколько часов Джон Корт нес вахту у входа в грот, тогда как его товарищи спали сладким сном, невзирая на комариный писк.

Он не заметил ничего подозрительного, но несколько раз ему чудилось, будто он слышит одно и то же слово, жалобно произносимое человеческими устами…

И слово это — «нгора», что на туземном языке означает «мать».


Содержание:
 0  Воздушная деревня : Верн Жюль  1  продолжение 1
 2  продолжение 2  3  продолжение 3
 4  продолжение 4  5  продолжение 5
 6  вы читаете: продолжение 6  7  продолжение 7
 8  продолжение 8  9  продолжение 9
 10  продолжение 10  11  продолжение 11
 12  продолжение 12  13  продолжение 13
 14  продолжение 14  15  продолжение 15
 16  продолжение 16  17  продолжение 17
 18  продолжение 18  19  Использовалась литература : Воздушная деревня
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap