Приключения : Путешествия и география : Глава 8 На свободу : Джеймс Кан

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу

Глава 8

На свободу

Коротышка выглянул из-за алтаря в тот самый момент, как Уилли начала опускаться в шахту, а Индиана бесстрастно стоял, наблюдая за происходящим.

— О, Господи! Инди!.. — прошептал Коротышка.

Многоголосый хор звучал под сводами храма так оглушительно, что почти заглушал его собственные мысли. Но паренек твердо знал, что он должен делать. Нужно было вывести Инди из этого состояния, разбудить его. И спасти Уилли. Затем, наконец, добраться до Америки. Дело предстояло нешуточное. Но в первую очередь — самое неотложное. Коротышка мысленно дал обет в случае успеха воздвигнуть в своем сердце вечное святилище трем Звездным богам, сложил вещи Джонса в темном углу, перевернул свою бейсбольную кепку козырьком назад и выпрыгнул на площадку перед алтарем.

Первым заметил его вторжение Чаттар Лал и крикнул двум стражникам, чтобы те схватили мальчишку. Однако мальчишка оказался прытким. Не дожидаясь, пока его схватят, Коротышка устремился прямиком к Индиане. Один из жрецов схватил было по пути его за руку, но парнишка укусил его и высвободился. Ударом ног он вывел из игры еще одного жреца и оказался рядом с Инди. Он улыбнулся, в надежде, что его друг уже пробудился от спячки и ведет умную игру с тем, чтобы перехитрить всех этих хитрецов. Но тот, размахнувшись, залепил ему увесистую оплеуху. Коротышка оказался на земле. Из разбитой губы текла кровь. Глядя в недоумении на своего кумира и чуть не плача, он воззвал:

— Очнитесь, доктор Джонс!

Однако замешательство длилось надолго. Первая неудача лишь добавила Коротышке решимости. Теперь задача стала сложнее — но что в этой жизни просто? Он вскочил, кинулся к стене. За ним по пятам устремился еще один стражник.

Чаттар Лал спокойно наблюдал за этой погоней. Он торжествовал, убедившись во время предыдущей сцены, что знаменитый Индиана Джонс совершенно очевидно превратился в их преданного единоверца. И ожидал закономерного финала: поимки китайчонка и жертвоприношения Уилли.

Девушка между тем изо всех сил старалась задержать дыхание, опускаясь все ниже на металлической конструкции. Но тщетно. Жар и сияние магмы были нестерпимы. Дыхание ее опаляло Уилли лицо, ядовитые пары жги глаза, легкие, кожу. Гибель ее неотвратимо приближалась. Ей было одиноко и жутко. Она попыталась вспомнить какую-нибудь молитву, но на память ничего не приходило. Уилли хотелось отвернуться от источника своих мучений и грядущей гибели, однако она не могла шевельнуться. Клетка опускалась все ниже.

Коротышка добежал до стены, выхватил из паза факел и атаковал им своего преследователя. Огонь чуть не ожег стражнику лицо, заставив того попятиться. Паренек воспользовался этим и бросился на палача, все так же отчаянно размахивая факелом. Палач тоже ретировался, бросив при этом колесо. И Клетка с Уилли остановилась на полпути.

Мола Рам, в отличие от Чаттара Лала, воспринял выходку Коротышки не столь благодушно. Это маленькое чудовище осмелилось осквернить богослужение Кали. Его следовало жестоко наказать.

— Схватите его! Убейте его! — в ярости закричал Верховный жрец на хинди.

Повинуясь его приказу, еще двое стражников бросились вдогонку за нарушителем спокойствия.

— Инди, проснись! — крикнул на бегу Коротышка, приближаясь опять к нему.

Джонс ничего не ответил. На мгновение Коротышка обернулся, чтобы отогнать двух наступающих ему на пятки преследователей. В тот же миг Индиана сзади схватил его за шею и принялся душить. Джонс приподнял паренька и начал поворачивать к себе, покуда они не оказались лицом к лицу. Лицо Коротышки посинело.

...Саламандра в груди зашипела и заворочалась, недовольная тем, что ее разбудили. Она учуяла опасность со стороны этого маленького демона еще до того, как тот попался ему на глаза. И к моменту приближения дьяволенка с факелом он, подготовленный саламандрой, был начеку. Готовый к броску... “Инди, проснись!” — прокричал дьяволенок слова, выгравированные на его факеле. Саламандра отпрянула. Маленький демон оказался изменчив: он превратился в сгусток рубиновой крови, исполненный цели, испускающий пар в холодном воздухе подземелья, сочно пахнущий смертью... Сгусток завертелся, зашипел. Он схватил этого преобразившегося дьяволенка. Схватил и начал сжимать, чтобы придать этому бесформенному пузырю приятную глазу форму, форму, напоминающую Кали, соответствующую объему его сжатого кулака. Он сжимал, мял, лепил, формовал, поворачивая это дьявольское отродье вокруг оси, покуда его взгляд не уперся в выпученные глаза, застывшие посреди студенистой массы... А бесформенная тварь все размахивала факелом, молча взывала к другой твари, спящей в его груди...

— Инди, я люблю тебя... — выдохнул из последних сил Коротышка и, с именем Покровителя небесной епархии экзорсизма, прижег факелом бок Джонса.

Индиана выпустил паренька и с воем рухнул, схватившись за опаленный бок.

...Голова его наполнилась огнем. Пламя бушевало в пустоте. Саламандра отчаянно шипела, извиваясь. Маленький демон взывал к ней, вызывал ее, разъяренную, вновь обретенной памятью...

Коротышка не отставал от Инди, продолжая поджаривать его заживо факелом, покуда подоспевший стражник не схватил его и не вышиб пытающее оружие у него из рук. Индиана корчился от боли на земляном полу. Хор молящихся нарастал, словно шум лавины. Палач вернулся к колесу и принялся снова опускать клетку с Уилли. Чаттар Лал торжествующе улыбнулся. Мола Рам вознес хвалу Кали. Стражник выхватил нож и поднес его к горлу Коротышки.

— Оставь его, — остановил его Индиана, поднимаясь с пола. — Он мой.

Джонс отстранил стража, поднял паренька, сделал несколько шагов, остановился на краю шахты и поднял свою ношу над головой. Коротышка глянул вниз, в кипящую преисподнюю, затем в глаза Инди. Тот мигнул и прошептал:

— Я снова в порядке. Ты готов?

Коротышка моргнул в ответ.

В тот же миг Индиана мягко отбросил паренька в сторону и разворота нанес удар в лицо ближайшему жрецу, а другого пнул ногой в живот. Коротышка тоже уже был на ногах и приемом каратэ выключил на некоторое время еще одного жреца, после чего уцепился за пояс кинувшегося на него стражника и, сделав кувырок назад, перекинул того через себя.

Толпа по ту сторону расселины пребывала в экстатическом трансе и не видела, что творится перед алтарем. Один премьер-министр быстро разобрался, что к чему, и поспешил скрыться под шумок.

Два жреца одновременно кинулись к Инди, но Коротышка бросился под ноги одному из них, тот споткнулся, сбил с ног другого — и оба покатились по земле. Тем временем Индиана отшвырнул от себя очередного священнослужителя, который попутно смел стоящего у колеса палача. К несчастью, последний при падении привел механизм в действие, и металлическая клетка с привязанной Уилли заскользила вниз. Джонс успел подбежать к вертящемуся колесу и заклинить его. Уилли снова повисла над кипящей бездной.

Верховный жрец, встревоженный таким поворотом событий, стал осторожно пробираться посреди этой потасовки к установленным на алтаре камням Санкары.

Очередной священник атаковал Индиану, норовя нанести ему удар увесистой кадильницей. Инди пригнулся, курящийся снаряд просвистел у него над головой и увлек самого нападающего вперед, прямо в пасть огнедышащей шахты. Вспышка, шипение — и жреца не стало.

Коротышка стоя спиной к стене, сдерживая натиск сразу нескольких стражников. В одной руке у него был пылающий факел, в другой — нож.

Палач ползком добрался вновь до колеса и начал опускать Уилли дальше. До раскаленной поверхности лавы теперь оставались считанные метры. От жара одежда девушки стала тлеть, ресницы сгорели. Сознание, а с ним и сама жизнь начали покидать ее. В полуспекшемся ее мозгу проносились давно забытые видения, чувства. Последней, перед тем как наступил полный мрак, в памяти ее всплыла строчка из песенки: “В былые дни чулок девичий...”

Индиана снова сбросил палача с площадки перед алтарем, но стоило ему взяться за колесо и приняться поднимать Уилли из шахты, как на него обрушился жрец, вооруженный шестом. Джонс ухватился за шест, выпустив из рук колесо, поднапрягся и стряхнул противника в шахту. Затем подскочил к очнувшемуся стражнику и хватил того шестом по голове, отчего тот снова отключился, на сей раз окончательно.

В ходе этих маневров Индиана приблизился вплотную к алтарю и заметил Молу Рама, который склонился над священными камнями, готовясь вынести их из опасного места. Следующий удар шестом достался верховному жрецу. Шест переломился пополам. Мола Рам упал ничком. Джонс хотел было довершить дело и замахнулся для повторного удара. Однако Верховный жрец молниеносно отворил потайную дверцу у подножия алтаря и исчез в ней, на прощание одарив Инди злобной усмешкой.

Индиана выругался, отшвырнул обломок шеста, снова подбежал к колесу и налег на него. Клетка с прикованной, бесчувственной Уилли в дымящемся платье опять медленно поползла вверх. В этот момент за спиной Джонса возник Чаттар Лал с занесенным кинжалом.

— Инди, берегись! — крикнул Коротышка, не переставая орудовать своим факелом.

Джонс вовремя обернулся и успел отбить нападение. Двое противников сцепились. Отпущенное деревянное колесо начало проворачиваться обратно, мелкими рывками опуская клетку. Механизм заклинило, однако он настолько износился, что не выдерживал тяжести металлической клетки с жертвой.

Толпа по ту сторону расселины, наконец, заметила, что перед алтарем происходит что-то странное. Пение прекратилось, и молящиеся начали в панике рассеиваться. Одним из первых покинул храм юный махараджа в окружении своих телохранителей.

Индя, освободившись на мгновение из цепких объятий Чаттара Лала, вновь зафиксировал колесо. Премьер-министр еще раз бросился на него с кинжалом. Индн блокировал выпад и с размаха впечатал противника в колесо. Механизм опять пришел в движение. Нога полуоглушенного премьер-министра угодила в него. Тем не менее, Лал ухитрился вырваться и отполз прочь.

Коротышка вспрыгнул на площадку перед алтарем, держа на дистанции последнего не сдающего от него противника. Между тем Инди предпринял последнюю попытку закрепить колесо так, чтобы оно не проворачивалось, — хотя и без особой надежды на успех — и распрямился, готовясь дать бой. Однако стражник, видя, что остался один против двоих, обратился в бегство.

Коротышка и Индиана схватились за колесо и налегли, поднимая клетку. Когда она вся вынырнула из шахты, Коротышка остался у колеса, не давая ему повернуться вспять, а Джонс кинулся к клетке, уперся ногами и вытащил ее на твердую почву. Парнишка по команде товарища немного ослабил колесо, чтобы металлическая конструкция села по основательней. Индиана освободил Уилли из оков и, встревоженный ее бессознательным, угнетенным состоянием, позвал:

— Уилли... Уилли! Очнись, Уилли!

Он уже не помнил в деталях пережитый кошмар. В памяти остались лишь ощущение томительного ужаса да несколько несвязных образов: какие-то огромные птицы, голодные пресмыкающиеся (бр-р), дьяволенок — одновременно Коротышка и не Коротышка — и Уилли в обличье злой колдуньи, готовой пожрать его душу. И еще он помнил, как хотел ее смерти и смеялся, наблюдая за ее спуском в шахту ради задабривания Кали. Слава Богу, все это позади. Он вновь среди живых людей.

Уилли застонала, чуть повернула голову, веки ее дрогнули.

— Уилли! — в приливе счастья воскликнул Джонс.

Девушка открыла глаза, увидела его, склоненного над нею, — и замахнулась, чтобы ударить Инди по лицу. Однако рука ее была настолько слаба, что пощечины не получилось. Инди продолжал улыбаться, твердя:

— Уилли, это я. Я снова с тобой, Уилли. Я здесь... — и вдруг пропел, не сдержав чувств: — Дом, дом на лугу. Где резвится с косулей олень...

Никогда в жизни еще не приходилось Уилли так радоваться столь ужасному пению. Свежий воздух и фальшивый родной голос оживили ее. Она плакала, кашляла, смеялась — все сразу. И только в самый последний момент заметила подкравшегося Чаттара Лала с кинжалом в руке.

— Берегись! — выкрикнула она и закашлялась.

Индиана повернулся вокруг оси и, падая на спину, выбил оружие из рук Лала. В следующее мгновение тот кинулся на него. Они покатились по полу. Уилли была слишком ослаблена, чтобы помочь Инди, а Коротышка не мог отойти от доверенного ему колеса. Противники подкатились к краю шахты, затем откатились прочь. Оттолкнули один другого и поднялись на ноги. Теперь Инди оказался между шахтой и Лалом. Уилли ползком двинулась в сторону колеса.

— Предатель! Отступник! Ты отступился от Кали-ма! Она уничтожит тебя! — провыл на хинди премьер-министр и кинулся на Инди, намереваясь в безумном порыве унести его вместе с собой в кипящую пучину.

Они вдвоем рухнули на прутья металлической клетки, которая от резкого качка проехала по полу и снова повисла, качаясь, над шахтой. Джонс вырвался из объятий Лала, оттолкнулся, прыгнул и повис над гибельной пропастью: уцепившись за край шахты. В тот же миг Коротышка и Уилли, к которой вернулись силы, отпустили колесо и начали вращать его в обратную сторону. Механизм отчаянно заскрежетал, и клетка с премьер-министром устремилась вниз. Громкий всплеск лавы глубоко внизу отозвался в ушах Уилли музыкой отмщения. Инди глянул вниз. На месте падения Чаттара Лала, повторяя контуры его тела, пылало пламя, сквозь которое еще мгновение можно было различить скелет, — после чего все скрылось под пузырящейся красной поверхностью магмы.

Индиана подтянулся, перевалился через край и выбрался из шахты, после чего, шатаясь, подошел к друзьям. Они обнялись втроем, радуясь тому, что снова вместе, что живы.

Храм уже успел опустеть, не считая бесчувственных тел жрецов и стражников. Тишину нарушало лишь бурление лавы. Индиана встал и подошел к трем камням Санкары, установленным у подножия алтаря, но уже не сиявшим, как раньше. Коротышка сбегал за его вещами и вернулся со шляпой, бичом и сумкой. Инди сложил камни в сумку и перекинул ее через плечо, прицепил бич к поясу. Затем подошел к валяющейся в пыли бейсбольной кепке Коротышки, поднял ее, тряхнул и торжественно водрузил на голову парнишки. И лишь после этого надел собственную шляпу. Теперь гармония была восстановлена.

— Инди, друг! — ликующе воскликнул Коротышка, чувствуя: что бы ни случилось, эта дружба будет вечной, как звезды.

— Инди, ты должен вызволить нас отсюда, — подойдя, вернула их к действительности Уилли.

Индиана окинул взглядом зловещее место, различил вдалеке приглушенное громыхание вагонеток, вспомнил страдания невинных детей и сурово произнес:

— Верно. Вызволить, но только всех.

Они втроем двинулись в направлении туннеля, открывающегося за алтарем.

Тем временем в карьере происходило нечто примечательное. Маленькие рабы почувствовали свободу. Десятки их стали свидетелями бегства Коротышки и разнесли слух об этом чуде дальше: “Одному удалось бежать!” Один убежал — значит, могут и остальные. С этого момента поведение их изменилось. Они исподлобья следили за своими церберами, вместо того чтобы работать, не разгибая спины. Свинцовая усталость в их ногах сменилась мурашками нерешительности и ожидания. Некоторые даже сопоставляли свою численность с количеством приставленных к ним надсмотрщиков...

Улизнув от Индианы в потайную дверцу под алтарем, Мола Рам поспешил вниз, в карьер и рассказал старшим надсмотрщикам, что творится наверху. Часть людей он направил в храм, на подмогу защитникам культа, а остальным ведено было держать ухо востро, ибо трое негодяев-чужестранцев могут попытаться бежать этим путем, через карьер и сеть его туннелей. Но он не отдал никаких распоряжений на случай бунта среди малолетних рабов.

Пятеро скованных вместе ребятишек с трудом волокли мешки с породой к ожидавшей их впереди, в темноте туннеле, пустой вагонетке. Единственная среди них девочка, с трудом поспевавшая за остальными, вдруг упала. Надсмотрщик у входа в туннель заметил столь вопиющую нерадивость, подбежал, рывком поднял малышку на ноги и замахнулся плетью. Но тут краем глаза заметил возникшего из полумрака Инди. На стражника обрушился такой силы удар кулаком, что тот рухнул и остался лежать.

Коротышка вынул из-за пояса лежащего надсмотрщика ключ и снял кандалы на ногах у пятерых маленьких рабов. Когда ошарашенные дети оказались на свободе, Джонс помог им приковать теми же кандалами поверженного истязателя к вагонетке.

И тут началось. Пятеро вырвавшихся на волю устремились в соседний туннель и застали там врасплох еще одного надсмотрщика, который и глазом моргнуть не успел, как из него вышибли дух камнями. Еще пятеро ребятишек оказались на воле. Теперь их было десять. Освобождение от цепей происходило со скоростью цепной реакции. Охрана не успела заподозрить что-то неладное, а карьер уже кишел десятками свободно снующих по туннелям вырвавшихся узников.

Наконец, стража забила тревогу. Оставшиеся надсмотрщики стали сгонять еще не освободившихся от оков невольников в центральный отсек подземелья. Однако, не все надсмотрщики дошли туда. Кое-кого из этих церберов Инди бичом пригонял к разъяренным детям, которые учиняли над истязателями расправу. Других атаковали в проходах и оставляли лежать на месте, а ребятишек выпускали. С каждым выведенным из строя надсмотрщиком число освобожденных росло. Бунт распространялся подобно эпидемии.

Надсмотрщики стали спасаться бегством. На головы им обрушивались доски, цепи, мешки породы. Ватага маленьких бунтарей отталкивали их с лестниц и каменных выступов. Инди, Уилли и Коротышка активно участвовали в избиении. В конце концов перед лицом столь подавляющего численного и морального превосходства стража оставила карьер на милость победителей.

Сами же победители, не встречая больше сопротивления, остановились в замешательстве. Все еще опьяненные успехом, они принялись удивленно оглядываться. Коротышка, истинный вдохновитель этого бунта, выступил вперед и обратился к ожидавшей вожака толпе:

— Идите за мной! — с этими словами он повернулся и направился к выходу из карьера, возглавляя детский крестовый поход.

Инди и Уилли шли следом. По дроге отряду встречались стражники, пытавшиеся остановить ребятишек, или скрыться от них. Всякий раз толпа повстанцев бросалась на противника и одолевала его числом и напором. Толпа ребятни, с двумя взрослыми в арьергарде, продвигалась все выше. Вот они уже в последнем туннеле, ведущем из карьера, затем в помещении за алтарем и, наконец, в храме...

Кроме них в храме никого не было. Под сводами уныло завывал ветер. С алтаря глядело изваяние Кали.

Инди, Уилли и несколько ребят постарше отодрали от алтаря длинную доску, украшенную бесчисленными изображениями кровожадного божества и его жестокостей. Подхватив доску, они подтащили ее к расселине, отделяющей алтарь от центрального придела, — последнему препятствию на их пути к свободе. Одним концом они уперли доску в пол, не доходя края трещины, а другой перекинули через нее. Над бурлящей лавой пролег узкий мостик.

Площадка перед алтарем была уже переполнена. Дети толпились у самого края расселины. Индиана поспешно начал подсаживать их на импровизированный мост, и те один за другим перебегали на противоположную сторону. Внизу бурлило огненное месиво, лопались, стреляя брызгами, пузыри газа — но ни один из малышей не испугался и не отступился.

Через некоторое время доска не выдержала идущего снизу жара и задымилась. Дети, пробегавшие по ней, взвизгивали, обжигая босые ноги. Инди продолжал руководить переправой в ускоренном темпе. Доска тлела все сильнее, от нее поднимался струей белый дым. Затем в двух местах дерево вспыхнуло. Инди криком понукал напуганных детей, пока последний из них не перебежал на ту столону по трещащей под ногами доске.

Теперь настал черед Коротышки. Но стоило тому ступить на край доски, как та, прогорев, обрушилась вниз. Инди и Уилли в последний момент успели ухватить его за воротник и оттащить от расселины. Маленькие индийцы, оказавшиеся по ту сторону трещины, стояли, ожидая своих спасителей.

— Идите, идите! — крикнул им Индиана.

И те пошли. Через двери храма, вверх по сотням вьющихся лестниц, десятками потайных ходов — во дворец. Они бежали по дворцовым коридорам — сотни освобожденных, улыбающихся детей — и разбегались в разные стороны через двери и ворота: наружу и прочь из гибельного места. Они устремлялись по лесным тропинкам, дорогам, горным проходам — свободные, спешили домой.

— И что нам теперь делать? — спросил Коротышка, когда последний маленький беглец покинул храм.

— Идти дальней дорогой, — коротко предложил Инди.

Они направились в комнату за алтарем, а оттуда прошли к карьеру. У края его Джонс на секунду остановился, окинул взглядом пути, шпалы, вагонетки и проговорил:

— Эти рельсы должны вести куда-то наружу, — после чего двинулся в обход карьера, по кружной тропе.

— Что ты задумал? — подозрительно спросила Уилли.

— Устроить для нас небольшую прогулку.

Примерно половина вагонеток с разной скоростью сами собой катились по рельсам, приводимые в движение натянутыми тросами. Одни были нагружены породой, другие пусты. Инди нужна была именно пустая. Он спустился на центральную площадку, мимо которой проезжали все вагонетки, выбрал одну, побежал с нею рядом и ухватился за нее, пытаясь остановить. Однако дело это оказалось непростым. Вагонетка продолжала катиться по инерции, волоча за собой Джонса. И вдруг остановилась, как вкопанная, — каким-то чудом.

Но никакого чуда не было. Подняв голову, Индиана увидел могучего охранника, с легкостью остановившего тележку одной рукой. Того самого великана, с которым ему уже дважды приходилось иметь дело — и оба раза исход был не в пользу Джонса. Значит, теперь представилась возможность взять реванш.

Инди хотел было пустить в ход кулаки, но придумал кое-что получше: схватив валяющийся рядом брусок, он со всего маху опустил деревяшку на череп великана. Брус треснул. Надсмотрщик же не шелохнулся. Дело, похоже, грозило принять серьезный оборот.

Джонс выхватил из вагонетки кувалду и обрушил ее на ребра великана. Тот лишь усмехнулся, вырвал молот из рук Инди и отшвырнул в сторону. Затем схватил Джонса левой ручищей за пояс, а правой протаранил ему живот. Тот рухнул на землю, но тут же вскочил и двинул надсмотрщика ногой в лицо. Великан разве что чуть покачнулся. Дело и впрямь было дрянь.

Великан вновь облапил Джонса, дважды ударил его в грудь, один раз по горлу, затем повозил лицом по борту вагонетки и поднял в воздух. Коротышка схватил бич Индианы, и стегнул им громилу. Вслед за рассекшим воздух свистом и хлопком раздался грохот и болезненный вскрик: надсмотрщик бросил незадачливого искателя приключений на дно вагонетки. Коротышка снова ударил бичом, но великан поймал бич на лету, раскрутил мальчугана и запустил далеко в сторону.

Вагонетка тронулась, увлекаемая тросом. Надсмотрщик запрыгнул в нее, и они с Инди принялись молотить друг друга, катясь вверх по склону. Уилли бежала рядом, с тревогой наблюдала за схваткой и время от времени кидала в надсмотрщика камнями, если не боялась задеть Джонса.

Инди удалось найти слабое место на шее великана, и он раз за разом бил по нему подвернувшейся под руку железякой. Но всякий раз как ему предоставлялась возможность закрепить преимущество, тело его пронзала острая боль. Инди отступал, и на него обрушивался град ударов противника.

— Что с ним? — крикнула Уилли Коротышке.

Тот уже раскусил, в чем дело, и указал ей куда-то наверх. Там, уровнем выше, стоя юный махараджа. В руках у него была куколка, изображающая Индиану Джонса, в которую он то и дело вонзал булавку от своего тюрбана.

Вагонетка достигла самого верха склона и перевернулась набок, вывалив дерущихся противников на движущуюся ленту конвейера. Громила схватил лопату. Инди поднял кирку, но тут же выронил ее, согнувшись от приступа боли, и еле успел откатиться в сторону, чтобы не угодить под смертельный удар врага.

Махараджа вонзил булавку прямо в лицо глиняной фигурки. Уилли отыскала пустую вагонетку, которая, судя по всему, двигалась к одному из выходов из подземелья и крикнула:

— Инди, есть! Я нашла вагонетку. Можно ехать!

Однако он не слышал ее. Все его внимание было сосредоточено на том, чтобы успевать уклоняться от ударов великана и в перерывах молотить его керосиновой канистрой.

Коротышка пробрался к небольшому водопаду, стекавшему с выступа, где стоял махараджа. Водопад вращал большое колесо с подвешенными ведрами, выполняя двойную функцию: водоснабжения и механического привода. Паренек прыгнул в полное воды ведро, колесо совершило полуоборот, подняв его наверх, и он выпрыгнул в нескольких шагах от махараджи. Пару секунд спустя глиняная кукла покатилась по земле, а взбешенный принц вынужден был отбиваться от наседающего китайчонка.

Индиана прыгал на движущейся ленте, сражаясь со своим могучим противником. Теперь ему был виден конец конвейера. Там, в конце, порода с грохотом обрушивалась на зубья ненасытного колеса, перемалывавшего все, что в него попадало.

Уилли все швыряла камни в надсмотрщика. Тот успевал колотить Инди и время от времени отвечать бросками Уилли. Джонс без устали орудовал ногами и канистрой. Камнедробилка впереди все приближалась.

Между тем наверху разворачивалась смертельная схватка между двумя двенадцатилетними противниками. Коротышка вцепился махарадже в горло. Тот в ответ вонзил булавку ему в ногу. Китайчонок взвыл от боли и откатился в сторону, держась за ногу. Принц оказался довольно крепким орешком. Ну и пусть! Коротышке, закаленному в уличных драках, было не привыкать.

Громила ухватил Инди за руку, однако рукав у того оторвался, великан потерял равновесие и сел на движущуюся ленту. При этом его кушак зажевали крутящиеся валики, и его поволокло прямо в ненасытную пасть камнедробилки. Надсмотрщик пытался высвободиться, но безуспешно. Ноги его попали в зубчатое колесо, он издал ужасный крик — и в следующую секунду его не стало. Каменная пыль, сыплющаяся из камнедробилки, окрасилась кровью.

Наверху Коротышка проковылял к стене и схватил факел. Он обернулся в тот самый момент, как Залим Сингх кинулся на него с ножом, и успел пригнуться, выставив факел вперед. Махараджа с разбега налетел на пылающий светильник, взвыл и упал на землю. Китайчонок приготовился броситься на поверженного монарха, но этого не потребовалось. Тот не собирался продолжать схватку, а сидел, озираясь, словно только что очнулся от дурного сна.

Собственно, так оно и было. Коротышка, которому уже приходилось видеть подобное преображение, опустился рядом с ним и объяснил:

— Это был черный кошмар Кали.

— Меня заставили творить зло... Да помилует меня Кришна, — прошептал принц, в памяти которого остались лишь обрывки прежних видений, которых, однако, было достаточно, чтобы он содрогнулся и зажмурился с ужаса и боли.

Индиана, освободившись от своего противника, спрыгнул с конвейера и устремился туда, где его ожидала Уилли с пустой вагонеткой. Однако время было упущено: Мола Рам привел подкрепление. Охранники быстро окружали их.

— Коротышка, скорей вниз! — крикнула Уилли. — Нас ждет вагонетка!

Один стражник бросился на нее, но Уилли выхватила из вагонетки металлический рычаг и проломила ему голову. Второй, более осторожный, остался выждать на безопасном расстоянии.

Коротышка, ухватившись за край каменной площадки, свесил ноги вниз. Юный махараджа подполз и напутственно произнес:

— Запомни: наружу ведет левый туннель.

— Спасибо, — отозвался тот после некоторого колебания, видя, что принц говорит правду.

Инди оказался в затруднительном положении. Трое стражников насели на него, вынуждая отступать. Он взлетел по приставной лестнице на лежащий выше уступ, оттолкнул лестницу и побежал. Стражники открыли огонь из пистолетов. Джонс нырнул за вагонетку и, прикрываясь, покатил ее к следующему ответвлению.

Уилли принялась толкать подысканную ею вагонетку, и когда та достаточно разогналась, вскочила в нее. Стражник, выжидавший своего часа, метнулся к ней и ухватил девушку за ногу. Однако Коротышка, который оказался неподалеку, тоже не дремал. Он схватил с земли увесистый кусок породы, прицелился, размахнулся и с криком “Левша Гроув!” запустил им в надсмотрщика Камень угодил тому в затылок. Преследователь рухнул, выпустив Уилли.

Еще один стражник схватил паренька, но он вывернулся и ловким движением каратиста двинул тому ногой в живот, а затем устремился наперерез жрецу, который погнался за вагонеткой Уилли, и кинулся ему под ноги. Жрец споткнулся и покатился по земле. Коротышка вскочил, побежал и уцепился за борт набирающей ход вагонетки. Уилли помогла ему влезть внутрь, и они вместе принялись высматривать Индиану. Наконец, они заметили его, мечущегося по мосткам, лестницам и переходам, и хором крикнули:

— Инди, скорей сюда!

Джонс оглянулся, увидал их, прикинул расстояние, скорость и направление движения вагонетки и бросился во весь дух им наперерез, прыгая с уступов на лестницы, оттуда ныряя в подземные ходы снова выныривая и несясь дальше. Стражники теперь палили в него со всех сторон. Вокруг визжали пули, летали щепки и отбитые выстрелами камни.

— Они убегают! Догнать их и убить! — скомандовал наблюдавший за всем происходящим с возвышения Мола Рам.

Охрана с удвоенным ожесточением бросилась в погоню.

Взлетев на очередные мостки, Индиана обнаружил, что со всех сторон окружен неприятелем. Бросив отчаянный взгляд вокруг, он заметил свисающий сверху блок со шкивом, подпрыгнул и ухватился за него. Блок с головокружительной скоростью понесся по нисходящей, скользя вдоль троса, уходящего в том же направлении, что и рельсы, по которым катилась вагонетка с Уилли и Коротышкой. Очутившись в нескольких метрах над вагонеткой и чуть сбоку, Джонс качнулся, выпустил шкив и описав не слишком изящную дугу, грохнулся в тележку к друзьям.

— Догнать! Убить! — несся им вслед голос Верховного жреца.

Они скорчились на дне вагонетки, спасаясь от града пуль. Инди обнаружил рядом бесчувственное тело одного громилы, изъял у того оружие, а самого контуженного перевалил через борт и сбросил. В следующий миг вагонетка въехала в туннель и понеслась в абсолютной темноте. Шум выстрелов остался позади. Им удалось таки уйти!

Мола Рам почернел от злости и процедил своим подручным:

— Они украли камни Санкары. Их нужно остановить!


Содержание:
 0  Индиана Джонс и Храм Судьбы : Джеймс Кан  1  Глава 2 Судьба мальчишки : Джеймс Кан
 2  Глава 3 Священный камень : Джеймс Кан  3  Глава 4 Дворец в Панкоте : Джеймс Кан
 4  Глава 5 Сюрприз в спальне : Джеймс Кан  5  Глава 6 Храм Судьбы : Джеймс Кан
 6  Глава 7 И прямо в огонь : Джеймс Кан  7  вы читаете: Глава 8 На свободу : Джеймс Кан
 8  Глава 9 Бег с препятствиями : Джеймс Кан    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap