Приключения : Путешествия и география : Велопоход по Северному Кавказу : Валентин Катрановский

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Валентин Катрановский

Велопоход по Северному Кавказу

Август 1996 г.

ОТЧЕТ О ВЕЛОСИПЕДНОМ ПОХОДЕ ПО МАРШРУТУ:

Эльхотово - Мизур - Бурон - Нижний Зарамаг - Калак - пер. Мамисони(2819) - Шови - Они - пер. Эрцо(1850) - Цхинвалли - Гори Тбилисси - Пасанаури - пер.Крестовский(2397) - Казбеги - Владикавказ, 550 км

Маршрут не был заявлен и зарегистрирован. Контактный телефон: 702-43-01, Антон

Наша группа:

1. Бурцев Алексей, физик, сотрудник ФИАНа

В описании - Леша Предыдущий опыт: 1. Прибрежный Крым (II к.сл.)

2. Тверь - Можайск (I к.сл.)

3. Валдай (III к.сл.)

4. Горный Крым (II к.сл.)

2. Крупенников Антон, программист, сотрудник АОЗТ "Альвис Плюс"

В описании - Я Предыдущий опыт: 1. Вокруг озера Селигер (I к.сл.)

2. Рига - Талин (II к.сл.)

3. По Литве (кольцевой) (II к.сл.)

4. Валдай (III к.сл.)

5. Горный Крым (II к.сл.)

3. Чернобыльская Анна, математик-экономист, студентка МФТИ

В описании - Анка Предыдущий опыт: 1. Валдай (III к.сл.)

2. Горный Крым (II к.сл.)

НАШ МАРШРУТ

Маршрут был разработан исходя из следующих соображений:

1. Желание пойти именно в горный поход, включив в маршрут предельно сложные для нашего уровня подготовки участки. В частности, все мы сошлись на том, что было бы здорово пересечь Главный Кавказский хребет.

2. Отсутствие железнодорожного сообщения с Закавказьем и недоступная для нас цена авиабилетов диктовала необходимость начала и окончания маршрута в России.

3. У нас не было ни малейшего желания направляться в горячие точки или в районы со строгим пограничным контролем, чтобы не допустить срыва похода. Именно из этих соображений отпал вариант похода по Военно-Сухумской дороге через Абхазию.

4. Мы расценивали наш уровень подготовки как достаточно высокий, однако отдавали себе отчет в том, что ни у кого из нас не было опыта велосипедных походов в высокогорье. Самым высоким нашим перевалом до этого похода был Ай-Петри в Крыму. Именно из-за этого маршрут должен был предусматривать возможность упрощения и сокращения, в том случае, если бы оказалось, что мы переоценили свои силы.

5. Из-за недостатка свободного времени рассматривались только варианты, укладывающиеся в 15-18 дней, включая дорогу. Километраж ограничивался 600 километрами, при этом ставилась цель минимизировать простые, равнинные участки и участки по автомагистралям, сделав поход пусть коротким, но насыщенным.

Исходя из всего сказанного, был найден единственный удовлетворяющий нас маршрут похода:

Эльхотово - Мизур - Бурон - Нижний Зарамаг - Калак - пер. Мамисони - Шови - Они - пер. Эрцо - Цхинвалли - Гори - Тбилисси - Пасанаури - пер.Крестовский - Казбеги - Владикавказ

Протяженность маршрута составила 550 км. Кроме того, заранее были предусмотрены сокращения и изменения маршрута. На случай, если бы Мамисони оказался нам не по силам, планировалось ехать от Мизура в сторону Военно-Грузинской дороги по местным высокогорным дорогам, идущим вдоль Скалистого хребта. На случай прохождения Мамисонского перевала с критической потерей времени было запланировано возвращаться во Владикавказ по Транскавказской магистрали, через Рокский перевал, не заезжая в Тбилисси.

Среди особенностей региона, по которому проходил наш маршрут, в первую очередь хочется отметить экстремально влажный климат. Так, в районе Мамисони выпадает порядка 4000 мм осадков в год. Во второй половине дня осадки там практически неизбежны.

Говоря о перевалах, лежащих на нашем пути, то основные трудности при их прохождении таковы:

Мамисони - длинный подъезд к перевалу, бездорожье, климат.

Эрцо - пересеченка в начале подъема и наверху. "Двугорбость" перевала, фактически приходится брать два перевала вместо одного. Разрушенная дорога на спуске в Цхинвалли.

Крестовский - особенных трудностей нет. Локальные разрушения дороги. Несколько мешает интенсивное движение и обилие злобных волкодавов на осетинской стороне Военно-Грузинской дороги.

При разработке графика движения мы ориентировались на описания, сделанные группами, прошедшими участки нашего маршрута. Однако, мы сделали скидку на то, что уровень подготовки групп, идущих на маршруты V категории сложности (а Мамисонский перевал обычно проходят в походах V к.сл.), заметно превышает наш уровень подготовки. Как выяснилось впоследствии, этот шаг был крайне разумным - кроме разницы в уровне подготовки сказалось катастрофическое ухудшение качества дорог с 1990 года. В итоге, наш график движения выглядел так:

1-й день: Эльхотово - (Мизур-Бурон)

2-й день: - (Тиб-Калак)

3-й день: - Шови

4-й день: - дневка

5-й день: - Они - пер. Эрцо

6-й день: - Цхинвалли - Гори

7-й день: - на электричке в Тбилисси

8-й день: - (Мцхета-Душети)

9-й день: - Пасанаури

10-й день: - пер. Крестовский - Казбеги

11-й день: - Владикавказ

Один день был предусмотрен как резервный.

* ОПИСАНИЕ МАРШРУТА *

Часть 1. Подступы к Мамисони

День 1.

Выгрузка из поезда в Эльхотово сопровождалась довольно острыми ощущениями из-за 2-минутной стоянки поезда и полной темноты. Темно настолько, что трудно даже установить колеса на велосипеды. Но все-таки кое-как их прикрутив, мы дотопали по шпалам до здания вокзала, где был единственный на всю округу фонарь. Пока возились со сборкой велосипедов и запаковкой шмоток, появились первые признаки рассвета.

Дорога из Эльхотова к Ардону вполне приличная по качеству, и, главное, снабжена указателями, так что нужный нам поворот на Ардон-Алагир нашли без труда. Свернули, переехали широкий и мутный Терек. На подъездах к Ардону - первая поломка. У меня отваливается ушко крепления багажника. На ремонт ушло почти 2 часа, но сделали - прикрутили стойки багажника прямо к петухам задней вилки. Смешно, но устойчивость велосипеда после этого заметно выросла. Ремонт делали на открытом месте, солнце уже палило вовсю, и солнцезащитный крем оказался очень кстати.

После Ардона на горизонте показались горы. Выглядят довольно-таки устрашающе. Слева четко видны белые шапки Казбека. Дорога идет себе среди полей, вроде бы ровная, но крутить тяжеловато. Сверяемся по карте - оказывается, уже вовсю идет набор высоты, но так как зрительный горизонт привязан к горам, визуально уклон не заметен. От этого только тяжелее, потому что все время кажется, что стал совсем слабым и уже и по ровному месту ехать толком не можешь. Мы же старались ехать как только можно быстрее, чтоб к полуденной жаре проехать Алагир за ним начинаются горы, там прохладнее.

На выезде из Алагира нас встречает табличка - "Транскам закрыт". Расшифровка показала, что Транскам - это Транскавказская магистраль, новая дорога, ведущая через Рокский перевал в Южную Осетию. Надо сказать, что на объявление о ее закрытии не реагируют не только водители, но и ГАИшники движение по дороге достаточно интенсивное.

Сразу за Алагиром дорогу обступают холмы, горы впереди делаются все ближе и ближе. Дорога идет теперь вдоль берега реки Ардон, постепенно втягиваясь в ущелье, благодаря реке набор высоты делается заметен и невооруженным глазом.

У ручья, в районе селения Тамиск, мы сваливаемся с велосипедо - пора делать отдых. Место не из лучших, кругом сероводородные источники с характерным запахом, но сил ехать дальше уже нет - кстати, судя по описаниям, то же самое в этом же месте случалось и с другими группами. Готовим обед - это первое испытание новой газовой плитки. Испытания плитка проходит на "5+" - 2-литровый кан закипает за пять минут. Хорошенько отдохнув, трогаемся в путь.

Сразу за Тамиском склоны ущелья над дорогой делаются почти отвесными, начинаются серьезные горы. Уклон дороги не слишком велик, но заметен. Размеренно пилим вверх. Склоны гор вначале лесистые, но ближе к Мизуру растительность становится все более и более скудной. Проезжаем два туннеля, без фонарей можно и обойтись, но с ними все же спокойнее. К 17:00 въезжаем в Мизур - последний зимний поселок на нашем пути. Здесь работает связь с Москвой.

После Мизура уклон дороги заметно возрастает. Едем, приглядывая место для бивака, но склоны везде очень круты, ровных мест нет. Повсюду опасность камнепада.

Ближе к Бурону вдоль дороги вновь появляется лес, а за два километра до поселка, у впадения в Ардон крупного ручья, находим и довольно ровную площадку для палатки. Поначалу хотели поставить палатку подальше от дороги, но обнаружив, что прямо на это место катятся камни с осыпи, решили не рисковать и перенести ее вниз. Бивак получился вполне приличный, место красивое, дрова и вода рядом.

День 2.

Еще в Эльхотове таксист сообщил нам, что дорога есть только до Бурона. Утром второго дня мы убедились в этом сами. Отсутствие дороги - это некоторое преувеличение, но препятствия нас ждали вполне серьезные. Нам пришлось преодолевать двухкилометровый участок шоссе, заваленный глиной и камнями после сошедшего селя. Тут же нам встретился первый брод - на протяжении сотни метров горный поток тек непосредственно по остаткам дороги. Но вскоре опять пошло шоссе приличного качества. Уклон дороги везде значительный, местами до 12%.

Незадолго до Нижнего Зарамага дорога разделяется. Основная трасса уходит прямо вверх, на Рокский перевал, мы же свернули по указателю "Калак" вниз, через мост, к реке. Асфальтовое покрытие кончилось, но дорога вполне приличная мелкий неглубокий гравий. Едем вдоль реки, потом набираем метров 150 и резко сваливаемся влево вниз, в Нижний Зарамаг. Несмотря на набранную высоту (1700 м) погода жаркая, +31 градус.

Немного передохнули, умылись ледяной водой из речки Мамихдон и выбрались опять наверх, на дорогу. Проехав по ней несколько километров, с удивлением обнаруживаем асфальт (как выяснилось, всего 4 км.). Тут случается наша вторая поломка - и опять багажник, на этот раз у Анки. Поджимаем его наскоро, отложив основательный ремонт до обеда.

Вскоре, незадолго до селения Тиб, дорогу пересекает ручей. Встаем для обеда и ремонта. Местные жители не рекомендовали нам пить воду из ручьев (верный совет, убедились в этом сами), и Леша ушел вниз, к роднику, за водой. Вернулся с двумя канами чего-то типа Нарзана - пришлось обойтись без чая, а суп все время пытался сбежать.

Багажник зачинили, и малость очумев от жары и солнца, отправились дальше в путь. Дорога вела среди альпийских лугов, изрядно набирая высоту. Не доезжая Калака встали на ночевку. Наш бивак расположился над развалинами старинного города, у ручья, на высоте ~2400 м. Пару раз мимо нас проезжали местные джипы - "козлы", каменистая дорога им тоже дается не просто. Отношение местных водителей к нам - самое доброжелательное, предлагают подвезти и очень удивляются, что мы хотим пройти маршрут самостоятельно. Впрочем, дальше Калака машины все равно не ходят - дорога на перевал завалена и непроходима для автотранспорта.

Часть 2. Штурм Мамисони.

День 3.

Утром 3-го дня мы выехали в сторону Калака. Уклон дороги уменьшился и ехать стало значительно легче, несмотря на то, что вся дорога засыпана довольно крупными камнями. Непосредственно перед Калаком еще один крутой взлет и развилка. Правое ответвление, набирая высоту вдоль крутых камнепадных, идет в сторону перевала. Осмотр показал, что дорога завалена в нескольких местах, и без страховочного снаряжения проходить ее крайне рисковано.

Левое ответвление, по которому мы и поехали, ведет в селение Калак, сбрасывая 300 м. по высоте. Десять минут тяжелого каменистого спуска - и мы въезжаем в поселок.

Попытку узнать дорогу на перевал мы предприняли в первом же доме - и нам показали прямо, по единственной, собственно говоря, дороге. Впрочем, Леша и так в этом не сомневался. За селение, в районе летовок, дорога неожиданно для нас резко забрала на юго-восток, и я решил выяснить, правильно ли мы едем. Встреченная нами на дороге женщина из местных подтвердила нам правильность выбранного пути. И вот последние строения заканчиваются, дорога уходит круто вверх. Мы начинаем штурм перевала!

Дорога очень тяжелая. Уклон 13 - 15%, местами до 18 20%, глубокая щебенка с частыми включениями крупных камней, много грязных, глинистых участков с глубокими лужами. Набрав метров 300, решили отдохнуть. И тут, на наше счастье, нам встретился армейский грузовик. Его водитель нам и объяснил, что эта дорога ведет на пастбища, а выше только ледниковая тропа на Козский перевал. После пешей разведки я обнаружил тропу, идущую траверсом в сторону Мамисони, но идти по ней мы не рискнули, решили спускаться вниз. Леша, как обычно, укатил вперед, а я , заметив в одной из летовок людей, решил все-таки выяснить еще раз дорогу. Бодрый дед лет 100 оказался местным аксакалом. Вместе с ним вокруг огромных котлов суетился совсем молодой по тамошним меркам человек лет 70, оказавшийся старшим сыном аксакала. Но даже аксакал не знал дороги в горах, так как уже лет 5 туда не ходил, а уж другим, по его словам, и вовсе верить нельзя. Единственная надежда на его младшего сына.

Младшего сына аксакала мы нашли на другом конце селения, он показал нам тропу, но здраво заметил, что вряд ли мы пройдем по ней с велосипедами. Но главное, он показал нам огромный камень на склоне, за которым проходят остатки Военно-Осетинской дороги, ведущей на Мамисонский перевал. До камня - метров 400 (по высоте), мы решили идти прямо по склону. И вот, в 14:00, мы начинаем вторую попытку штурма перевала.

Первые 30 - 40 м склона довольно пологие, ~ 15 - 20%, потом очень крутой участок с уклонами до 50% практически до самого верха, и вновь выполаживание перед дорогой, с уклоном в пределах 5 - 10%, но длиной метров 500. Леша, не разгружая велосипеда, ушел вправо, пересекая подболоченную долинку ручья, в попытке выйти на более низкую часть Военно-Осетинской дороги. Мы же, вкатив велосипеды метров на 60, разгрузились и начали подъем челноками. Временами начинался дождь, но нам он был только в радость. Леши нигде видно не было и это слегка нервировало, но не настолько, чтоб начать разворачивать радиосвязь.

В тот момент, когда мы делали челнок по последнему крутому участку склона, появился Леша. Оказывается, он уже втащился на самый верх, и теперь пришел нам на помощь. Заброска заняла 2 часа, да еще час мы потом приходили в себя.

Дорога представляет собой полку в склоне, крупные камни, трава, вдоль дороги текут ручейки. Уклон ~ 10%, местами до 12%. Внизу, в глубокой долине, река Мамихдон. В 17:00 мы выехали по направлению к перевалу.

Погода тем временем окончательно испортилась. В 18:00 пошел сильный дождь в перемежку со снегом и градом, но мы еще какое-то время двигались вперед. Но когда началась гроза, пришлось побросать велосипеды и залезть под тент. Все жутко замерзли - температура упала почти до нуля.

Вскоре стало окончательно ясно, что в этот день до перевала нам не добраться - даже несмотря на то, что там можно было бы заночевать на метеостанции, добраться туда до темноты было нереально, хоть и казалось, что это совсем рядом. По видимому, на этой высоте (2700 м.) уже начинает сказываться недостаток кислорода, и работоспособность падает.

Для поиска места под палатку мы с Лешей предприняли пешую разведку. Наверху - узкая каменистая дорога, внизу чуть получше, дорога шире, но все равно уже палатки. Был еще вариант спуститься к реке, но очень не хотелось терять высоту. Приняли решение вставать прямо на дороге. Найденной площадки хватило на 2/3 ширины палатки.

Газовая плитка пригодилась не только для приготовления жрачки, мы еще здорово погрелись ей в палатке.

Но вот за водой Леше пришлось идти далеко вниз. Вместо расчетных 30 мин. его не было 1.5 часа, и по радио он не отзывался - как оказалось, общался с чабанами.

День 4.

Утро четвертого дня было холодным и довольно солнечным. Но попытки высушить промоченные накануне вещи оказались тщетными - мы только зря потеряли время. Вышли только в 12:00. К этому времени опять пошел дождь. Дождь сменялся туманом, туман солнцем и вновь дождем и снегом. Дорога, петляя вдоль долины, плавно шла вверх. И тут, к нашему ужасу, за поворотом она круто рухнула вниз, в долину реки, и состыковалась с тропинкой, шедшей вдоль берега.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

По видимому, оптимальным можно считать следующий маршрут штурма Мамисони:

Спуск в Калак - тропой вдоль берега Мамихдона вплоть до стыковки с основной дорогой в перевальном цирке - далее по серпантину основной дороги.

Брод через Мамихдон не очень труден и может быть пройден без страховки - глубина чуть выше колена, вот только вода ледяная. Отсюда на перевал ведут 3 длинных витка серпантина, по 1 км. каждый. Средняя часть витков пересекает широкую и очень крутую морену (опасность камнепада!), перетаскивать велосипеды тут непросто. Но, так или иначе, в 14:20 мы были на перевале.

Над седловиной перевала - заброшенная метеостанция, там огромный запас дров, двери и стекла целы, при необходимости вполне можно укрыться от непогоды и переночевать, благо вода тоже недалеко. Но, вообще то говоря, задерживаться на перевале не очень то приятно - через седловину ветер непрерывно гонит дождевые тучи и туман, очень сыро и холодно. Так что постояв немного на перевале, мы начали спуск.

Спуск в перевальный цирк по очень крутой серпантинистой дороге, крупные камни, на поворотах - очень глубокие лужи. В перевальном цирке преодолеваем в брод значительную реку, найдя самое широкое и неглубокое место. За рекой - изба, в которой живут 3 грузинские старухи, которые были явно напуганы нашим видом. Дальше дорога делается несколько положе, но ее качество оставляет желать лучшего - мешанина гравия и крупных камней. Спуск происходит под непрерывным сильным дождем, туман, видимость практически нулевая. Километров через 10 туман становится реже, но дождь продолжается, скорость спуска очень низкая. Зато потихоньку проявляются очертания гор вокруг нас оказывается, мы спускаемся по серпантину в кажущуюся бездонной почти отвесную долину, склоны которой где-то там внизу покрыты густым еловым лесом. Еще пара часов спуска - и мы въедем в этот дремучий хвойный лес.

Незадолго до въезда в лес мы встретили первую после Калака машину, белую "Ниву", тарахтящую нам навстречу. Водитель, грузин средних лет, увидев нас пришел в полный восторг. Как выяснилось, это директор турбазы в Шови, и мы для него оказались "первыми ласточками" туристов из России, так как, по его словам, мы оказались первой группой за последние 5 лет. Преодолев сопротивление Леши, мы с Анкой настояли на том, чтоб принять приглашение и заночевать на турбазе, хотя бы для того, чтобы просушиться. Но до турбазы надо было еще доехать.

На подъездах к лесу нас ждало еще одно испытание - бурный горный поток, пересекающий дорогу. Попытка перейти его вброд закончилась неудачей - меня едва не сбило с ног едва я ступил в воду, пришлось вернуться. Веревок для страховки мы, к сожалению, не взяли. Из двух зол мы выбрали меньшее, и , хоть и не без риска, переправились по бревну, лежащему меж двух камней чуть выше по течению.

Дальше дорога ушла в лес, ехать стало полегче, темп возрос. А на въезде в Шови и вовсе начался асфальт. Спуск с перевала занял около 5 часов.

Турбаза Шови (1700 м) весьма фешенебельна на вид, но это ощущение обманчиво. Помещение холодное и сырое. Сушилки нет. Вода, которая по словам администратора, не очень горячая, имела температуру 5 гр. Ночевка стоит 5$, нас это устроило, но попытка скачать с нас столько же за ужин в виде горсти холодных макарон нас возмутила, и ужин себе мы приготовили сами. Директор же, заманив нас, больше на глаза не показывался. Так что заезжать на эту турбазу мы не рекомендуем.

Часть 3. Южная Осетия

День 5.

Чему турбаза поспособствовала - так это раннему выезду. Вернее, выезд напоминал бегство, особенно после того, как Лешу попытались женить.

День выдался солнечным и теплым, вывесив все мокрое как флаги под резинки, мы двинулись вперед..

Спуск к Они довольно крутой, особенно его первая часть. Качество покрытия удовлетворительное, на большинстве участков допустима скорость 30 - 40 км/час. Дорога идет вдоль реки Риони, местами довольно извилистая. Спуск занимает около 1.5 часов. В Они, расположенном на высоте 500 м., солнечно и жарко (+ 32). Особого выбора продуктов нет, но макароны с некоторым трудом купить удалось. В сберкассе можно поменять рубли или баксы на ЛАРИ. По русски народ почти не говорит, но с грехом пополам понимают английский. Из Они наш путь шел в горы Южной Осетии.

Сразу за Они началась пересеченка с выраженным преобладанием подъемов. Вскоре, предъявив паспорта, проехали границу Южной Осетии. Наверху, в горах, гремели грозы, но нас они не затронули.

Пересеченка сменилась крутым подъемом по серпантину, качество дороги вполне приличное. На 20 от Они километре опять пошла пересеченка, и вот мы выезжаем на верхнюю точку дороги, впереди - большая глубокая долина. Похоже, что это и есть перевал Эрцо. Спустились в долину, к поселку. Там нам рассказали, что у Эрцо 2 горба, и до второго еще 10 километров.

Заночевали мы между делянок на берегу реки, на выезде из поселка. Место стоянки согласовали с местной мафией - они там вместо милиции. Мафиози посовещались, решили что вреда мы не принесем и для нас самих место безопасное. Сказали, что если какие проблемы - обращаться к ним, они в момент разберутся.

Бивак получился отличный, чистая вода и дрова были под рукой. Единственное, что мешало - так это обилие дико пасущихся свиней по соседству.

День 6.

Утром мы выехали на штурм главного горба перевала Эрцо (1850 м.). Подъем по крутому, извилистому серпантину занял около 1.5 часов, перепад высот из долины до перевала ~ 600 м. Седловина пологая, заросшая лесом.

Спуск с перевала к Цхинвалли вначале крутой, затем постепенно выполаживается. Дорога разбита, глубокие ямы в самых опасных местах. Чем дальше, тем хуже - вскоре асфальт и вовсе кончился, пошла глина, щебенка и камни. Скорость, тем не менее, удается поддерживать на уровне 15 - 25 км/ч. Незадолго до Цхинвалли наша дорога вливается в Транскам , идущий с Рокского перевала, качество покрытия резко возрастает, но и движение заметно усиливается.

На подъездах к Цхинвалли дорога в нескольких местах перегорожена, на обочинах - БТРы. Это посты Российских миротворцев, к нам отношение прекрасное, пропускают без проверок.

Вообще, в Южной Осетии доброжелательность и общительность местного населения стала для нас настоящей проблемой. После не так давно закончившейся войны нас воспринимали как что-то вроде "Каравана мира", это было очень приятно, но 15-минутные остановки в каждом поселке резко снижали темп движения. В конце концов, останавливаться мы перестали, отделываясь приветственными криками на полном ходу. В самом же Цхинвалли, около местного почтамта, нас встретил замминистра связи Южной Осетии, как выяснилось, бывший велогонщик.

В первой половине этого дня с погодой нам везло, но в Цхинвалли на нас обрушился жуткий ливень. Правда, пока мы общались с местными жителями и закупали продукты, под южным солнцем все высохло.

В Цхинвалли мы узнали, что Южная Осетия живет по Российским законам, единственная местная валюта - рубль, государственный язык - Русский, и вообще они считают себя частью России. Последние сомнения в назначении Российских войск после этого у нас отпали.

На выезде из города и дальше, по дороге на Гори, многочисленные кордоны миротворцев, ГАИ, таможни, на каждом из которых мы потеряли от 20 минут до часа (не на проверки, а на разговоры). До Гори в этот день так и не доехали, встав в садах в 12 км. от Цхинвалли, тем более, что начинался дождь.

Часть 4. Грузия

День 7.

Утром все еще шел дождь, но к моменту выхода на маршрут слегка прояснилось. Особой жары, впрочем, не было. Оставшиеся 20 км. до Гори мы пролетели за 35 мин. благодаря хорошей дороге и небольшому уклону. Ехать в Тбилиси своим ходом нам не захотелось - уж больно загружена автомагистраль, и мы последовали своему изначальному плану - загрузились в электричку. Через 3.5 часа стояния, пыхтения и расталкивания коров с путей, поезд преодолел-таки 60 км. и выадил нас в Тбилиси.

Заночевать в городе не составило труда - мы сняли комнату через квартирное бюро на вокзале. Обошлось это в 3$ с человека. Ночлег оказался очень приятным, мы получили даже 2 комнаты вместо одной оплаченной, хватило места и для велосипедов. Но от грузинской специфики никуда не уйдешь - ни горячей воды, ни душа. Зато до глубокой ночи у нас была возможность гулять по городу.

День 8.

Встали пораньше, распрощались с нашими любезными хозяевами, и поехали на привокзальный рынок - завтракать и покупать сувениры. Завтрак несколько затянулся, и из города мы выехали уже ближе к обеду.

Выезд из Тбилиси идет по загруженной автомагистрали - не самое большое удовольствие, особенно в жаркую погоду, а мы ехали при температуре +36. Но вскоре город остался позади, и мы, проехав мимо нового поворота на Военно-Грузинскую дорогу (ВГД), добрались до Мцхеты. Монастырь там отреставрирован, выглядит как только что построенный, и, честно говоря, особого впечатления не производит. Кроме того, благодаря гидроузлу, исторического слияния Арагви и Куры как такового не существует. Плюс ко всему умопомрачающая жара и отсутствие питьевой воды сломался водопровод. А в кафе за стакан чистой воды просят 1$.

Выехали наврех, к ВГД. Пошел едва заметный набор высоты, дорога идет по солнцу, леса по сторонам почти нет.

Вскоре горы приблизились, начался лес, недалеко от дороги справа течет Арагви. Пора вставать на ночлег, но кругом населенка - решаем проехать еще вперед, нарушив золотое правило что "от добра добра не ищут". Тем временем уклон дороги становится все заметнее, река внизу - все ниже и ниже. Проезжаем огромную платину водохранилища - спусков к воде нет. Дорога идет все круче и круче вверх, и вот уже гладь огромного горного озера метров на 300 ниже нас, под отвесными склонами. Начинает темнеть, ситуация становится критической. Проверяем все лощинки, пересекающие дорогу - воды нигде нет. И вот, когда уже казалось, что нам предстоит сухая ночевка, в очередной лощине была найдена крошечная струйка воды. Над ней, на поляне, мы экстренно разбили бивак.

Когда костер уже горел и вода закипала, нашим глазам предстало странное зрелище - прямо с дороги на крутой склон, в сторону нашего бивака, свернул жигуль. С диким ревом мотора и приветственными воплями, он полетел вверх по склону. Заглох, дал назад, с разбегу прыгнул вверх и скрылся за бугром. Гости, двое местных грузин со своими подругами, не замедлили появиться. Вернее, гостями на их пикнике оказались мы с Лешей - Анку удалось отстоять.

Здесь не место описывать все события этой ночи, приведу лишь последствия: не соразмерив свои силы с грузинским гостеприимством, Леша напился до чертей, наш основной фонарь ушел в качестве сувенира Кобе Шагашвилли из Душети, в Москву поехал настоящий грузинский питейный рог, а наши запасы хлеба ночью были похищены подлым грузинским шакалом (Это зверь такой. Трусливый, но вечно голодный. Сначала я его пожалел и скормил ему Лешин ужин, т.к. Леша есть не мог. Потом попробовал прогнать - но тщетно, шакал затаивался в кустах, и вылезал оттуда, стоило отвернуться. Хорошо, что колбасу я догадался спрятать в палатку.).

День 9.

Как известно, утро добрым не бывает (В.Ерофеев). Особенно недобрым было утро девятого дня похода для Леши. Выезд на горную дорогу в таком виде был явно невозможен, так что у нас поневоле получилась полудневка. Время не было потеряно понапрасну - велосипеды уже давно требовали чистки и смазки. Но к обеду мы все же тронулись в путь.

После километрового тягуна дорога пошла вниз, несколько километров крутого серпантина - и мы вновь выезжаем к Арагви, сбросив 300 м. высоты. Дальше дорога идет вдоль берега, уклон небольшой, удается держать вполне приличный темп движения. За несколько километров до Пасанаури, на берегу ручья, в котором дети ловят форель, устраиваем перекус. В 16:00 въезжаем в Пасанаури.

Все время, что мы ехали по Грузии, нам хотелось попробовать настоящего грузинского вина, но это оказалось большой проблемой - в Грузии теперь пьют почти исключительно водку. Мы понимали, что Пасанаури - наша последняя возможность. Но в продаже вина не было - сплошной "Распутин". Тогда мы подкатили к группе грузин, тусующихся в центре поселка. На роль проводника вызвался Коба - как потом выяснилось, альпинист. Он ходил с нами по всему поселку и пробовал вина, подбирая то, за какое не было бы стыдно. А Анку тем временем поили кофе с печеньем.

Наконец перед нами с Лешей открылись ворота винодельни, по видимому, лучшей во всем поселке. Первое, что спросил нас хозяин, сколько мы будем пить сразу. И хоть мы отказались, сославшись на то, что нам еще ехать, все же налил по стакану на пробу. Пришлось пить - "За свободу!". Денег с нас не взял посмотрел на Лешину физиономию и сказал:"Какие деньги, я сам с похмелюги".

Тем временем по поселку пронесса слух, что приехали велотуристы-алкоголики, которые ищут, чем бы похмелиться. Выезжали под крики - "водку пить будете?" - но предлагали от всей души.

Нам хватило и стакана вина - далеко мы решили не ехать и заночевали на берегу селевого потока недалеко от Пасанаури. На закате начался сильный дождь, который шел всю ночь. Пойдя за водой к запримеченному с вечера маленькому ручейку, я оказался, к своему удивлению, на берегу бурного потока.

День 10.

Утром дождь кончился, а вскоре выглянуло солнце. Двинулись в путь. Дорога медленно набирает высоту, идя параллельно руслу селевого потока. Полотно почти полностью разрушено, темп невысокий.

За Земомлетой пересекли по мосту Арагви. С этого места начинается 26-километровый подъем на Крестовый перевал (2397 м.). Качество покрытия стало приемлемым. Первые 15 км. подъема - крутой, прорубленный в скальной стене серпантин. Набираем высоту практически не смещаясь. Уклон от 6 до 12%. Ближе к перевалу уклон падает, крутить становится полегче. Погода солнечная, тепло (+26). И вот наконец перевал. Перепад высот от Земомлеты до перевала ~ 1400 м., на подъем ушло почти 3.5 часа.

С выходом на перевал погода резко меняется, за несколько минут температура упала на 15 градусов, сильный ветер. Пока пьем чай, перевал затягивает плотнейшим туманом.

Начинаем спуск. Видимость нулевая. Очень холодно. Полностью теряется всякое ощущение пространства вокруг - кругом сплошная мгла. Даже звуки тут же глохнут в таком тумане. Изредка из тумана выныривают фары встречных машин. Но вот туман становится реже, внизу показывается поселок Коби.

Дальше спуск пологий, особого наката нет, но скорость довольно высока. На бивак встаем недоезжая Казбеги, у слияния Терека и его крупного правого притока. Воду берем из родника у шоссе, дрова в изобилии.

День 11.

Погода хорошая, но горы в тумане - Казбек не виден. Проезжаем не останавливаясь Казбеги, дальше дорога втягивается в Дарьяльское ущелье. Уклон достигает 12%, накат очень сильный. Много закрытых поворотов, не освещенных тоннелей, спуск довольно опасен и тяжел. Несмотря на солнце, очень холодно. Скоро спускаемся до уровня облачности, становится еще холоднее и очень сыро. Одеваем на себя все, что есть. На выезде из ущелья проходим сначала грузинский, а затем российский погранконтроль. Уклон дороги уменьшается, но скорость по прежнему за 30, несмотря на сильный встречный ветер. Еще 2 часа езды, и мы финишируем во Владикавказе.

* Выводы и рекомендации *

1. Маршрут и график движения

1.1. Общие замечания

Прохождение описанного маршрута требует определенной физической, туристической и технической подготовки. Наличие специальной горной подготовки на маршруте не обязательно, но в некоторых ситуация подобный опыт мог бы оказаться полезным. Особенно важными являются навыки длительных подъемов, езды по тропам и бездорожью, техника спуска, а так же умение быстро адаптироваться к тяжелым климатическим условиям. Наиболее тяжелым является участок от Нижнего Зарамага до Шови через Мамисонский перевал.

1.2. Маршрут

В целом описанный маршрут кажется нам удачным и достаточно проработанным. Серьезная ошибка была допущена только при выходе на Мамисонский перевал. Вместо заброски по склону имеет смысл подниматься до перевального цирка по тропе, идущей вдоль левого (ор.) берега реки Мамихдон.

1.3. График движения и места ночевок

Запланированный график движения в целом был выполнен. Отставание на один день возникло под Мамисонским перевалом и было нагнано за счет отказа от дневки. Для хорошо подготовленных групп можно предложить следующий график движения, скорректированный по нашему опыту:

1-й день: совпадает с нашим графиком; ночовка под Буроном.

2-й день: ночевка за Калаком, на берегу реки Мамихдон; при отставании от графика ночевка над мертвым городом (по нашему графику), а на следующий день - за Калак и полудневка.

3-й день: Мамисони надо проходить утром, во второй половине дня там всегда портится погода; крайний срок для начала спуска с перевала - 15:00, в противном случае целесообразно ночевать на метеостанции или в южном цирке перевала; прекрасные места для ночевок - недоезжая Шови, там же можно устроить дневку для просушки

В дальнейшей части пути наш график представляется близким к оптимальному.

2. Снаряжение

2.1. Общие замечания

Для маршрутов подобной сложности оптимизация снаряжения уже начинает играть заметную роль. Особое внимание следует уделить подготовке велосипедов, снаряжению для готовки пищи, одежде, а так же общему уменьшению веса снаряжения.

2.2. Велосипеды

Мы столкнулись со следующими поломками:

поломка петли крепления багажника на раме; причина дефект пайки. поломка стойки багажника; причина - износ низкокачественного метала. поломка спиц (2 шт).

В целом велосипеды прошли маршрут на "отлично". Повышенная, по сравнению с обычным "туристом" надежность связана с использованием высококачественных узлов фирмы Shimano и спецзаказовских втулок (Изготовитель - Бобров А.В.). Оснащение одного из велосипедов (Анка) горной триплетной системой (46 - 36 - 26) и контактными горными педалями можно признать удачным.

2.3. Прочее снаряжение

Для приготовления пищи использовалась газовая плитка Tristar Camping Gas (~100гр) с баллонами CV470. Двух баллонов хватило на 14 готовок пищи и чая плюс на 2-часовой обогрев палатки под Мамисони. Плитка работала безотказно в любую погоду, гораздо удобнее примуса, а для небольших групп или в недолгих походах ее использование дает заметную экономию по весу. Алюминиевые каны Columbus так же внесли свою лепту в экономию веса - комплект из 3 канов с крышками (они же - и миски) весит 480 гр. Китайские файберные спальники достаточно теплы и отличаются низкой гигроскопичностью. Весят 1700 гр. , что вполне приемлимо. Большой удачей было использование гермомешков (самодельных, из корейской тентовой ткани). Они оказались единственной упаковкой, выдержавшей напор воды под Мамисони.

2.4. Чего нам не хватало

Не хватало горно-страховочного снаряжения. На этом маршруте без него можно обойтись, но в некоторых местах с ним было бы спокойнее. Не хватало закрытого тканевого тента на палатку - полиэтилен тяжел, не прочен и не удобен. Кроме того, болоньевое дно палатки постоянно сырело - лучше использовать палатки с дном из тентовой ткани, так как найти сухое место под палатку в тех местах практически невозможно. Не хватало теплой (ПОЛАР) и водостойкой одежды. Капроновые ветровки и брезентовые штормовки промокали за считанные секунды - нужно что-то более стойкое, например ГОРТЕКС или комбинезоны из тентовой ткани.

3. Местные особенности

3.1. Общие замечания

Маршрут проходил по трем регионам - Северной и Южной Осетии и Грузии. Общими для всех их является атмосфера доброжелательности к туристам. Однако часто можно услышать: "У нас тут спокойно, но вот туда то вам лучше не ехать - там сплошные бандиты". В связи с этим при общении с местными жителями требуется определенная дипломатичность.

3.2. Северная Осетия

Часть России, достаточно интегрированная, население считает себя россиянами. Стиль поведения восточный, спокойная ненавязчивая доброжелательность и гостеприимство.

Местное население, как ни странно, отличается полным топографическим идиотизмом - местности не знают, дорогу спрашивать как правило бесполезно. В плане общения с аборигенами Северная Осетия оказалась, пожалуй, самой приятной частью нашего маршрута.

3.3. Южная Осетия

De jure - Грузия, De facto - Россия, валюта - рубль, государственный язык - русский. Считают себя россиянами. Власть в Цхинвалли - милиция и российские войска, в сельской местности - старейшины-авторитеты или что-то в этом роде (короче, мафия).

Местные жители настроены крайне доброжелательно, но с элементами навязчивости. Это создает определенные проблемы, так как на общение с аборигенами уходит очень много времени.

В магазинах по части жратвы пусто, но на рынке есть практически все, и очень дешево.

3.4. Грузия

Валюта - Лари. 1.2 лар = 1$/

Страна очень бедная и ажитированная. В отличии от Осетии уж очень ценятся деньги, что может провоцировать неприятные инценденты.

Доминирующая тема при общении - российские войска в Абхазии и Южной Осетии. Как правило, у грузин хватает здравомыслия не перевешивать на туристов свое недовольство политикой России, отношение в целом достаточно доброжелательное, но порой мгновенно переходит в агрессию. Особенно у молодежи, которая поголовно воевала.

Вторая проблема - это навязчивое желание напоить. Пьют сейчас в Грузии страшно, преимущественно водку, и отказаться пить - это зачастую оскорбить собеседника.

Короче, ничего страшного в Грузии нет, но при возможности контактов с аборигенами все же лучше избегать.

3.5. Владикавказ

Это единственное место, где нас ограбили. Менты. (Так же, как в Москве менты грабят кавказцев). Необходимо все время иметь при себе паспорт. Не носить с собой нож - даже перочинный, средства радиосвязи - даже если есть разрешение. Не носить с собой иностранную валюту - если найдут, отнимут. Особенно важно соблюдать эти правила непосредственно перед отходом поезда - у ментов это самый охотничий сезон, на поезд опаздывать никому неохота. Во Владикавказе практически невозможно поменять баки на рубли в обменнике, а с рук - очень рискованно. Вокзал на ночь запирают - но за 25 т.р. можно переночевать в привокзальной ночлежке. Ночевать в ближних пригородах или на улице крайне небезопасно.

См. так же

Письма Леши Бурцева о велосипедном походе по Кавказу


Содержание:
 0  вы читаете: Велопоход по Северному Кавказу : Валентин Катрановский    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap