Приключения : Путешествия и география : Колыбельная для слонов : Андрей Кочетов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Колыбельная для слонов

Два года посетителей зоопарка в американском городе Хьюстон привлекала коралловая змея. Ежедневно толпы людей подолгу разглядывали шевелящийся перламутровый клубок, завороженные гипнотическим взглядом этого представителя не только самых ядовитых, но вместе с тем очень красивых пресмыкающихся. Все шло хорошо, пока какой-то дотошный хьюстонец не обнаружил, что змея не настоящая, а… резиновая!

Директорам таиландских зоопарков в отличие от своих коллег из Соединенных Штатов нет нужды пускаться на подобное мошенничество. Фауна страны настолько разнообразна и экзотична, что нет необходимости конструировать электронные муляжи обитателей клеток и вольер, аквариумов и террариумов.

Зоопарк в Чиангмае «по ассортименту» отличается от столичного, бангкокского, пожалуй, лишь одним. Отсутствием в нем белого слона! Зато как бы в порядке своеобразной компенсации многие редчайшие животные представлены здесь в нескольких экземплярах. Осмотр чиангмайского зоопарка лишний раз убедил нас в необычайном богатстве и изобилии фауны Таиланда.

Из хищников в лесах встречаются тигр и леопард, причем леопард, обитающий в засушливых районах, имеет желто-пятнистую окраску, а во влажных и вечнозеленых лесах — черную (черная пантера). В отдаленных горных областях попадаются — правда, изредка — дымчатый леопард, золотистая кошка; на западе — виверровая кошка, камышовый кот и самая миниатюрная из семейства кошачьих — бенгальская кошка.

Во всех районах страны, кроме Малаккского полуострова, водятся известные своей свирепостью гималайские медведи. В глухих болотных лесах Южного Таиланда обитают очень редкие животные, встречающиеся только в Индокитае, — чепрачные тапиры, которых осталось всего лишь несколько десятков. К исчезающим зверям относятся, кроме того, занесенные в Красную книгу медведи «барибал» и малайский, а также носороги. Причина их бедственного положения — браконьерство. Желчные пузыри медведей считаются сильнодействующим средством при лечении болезней суставов и других недомоганий, а у туристов большим спросом пользуются блюда, приготовленные из медвежьего мяса. По сообщениям местной печати, не так давно члены специальной комиссии таиландского общества защиты животных в ходе инспекционного рейда по столичным ресторанам в подсобном помещении одного из них обнаружили десять медведей в клетках, ожидавших своей очереди на кухню. Что касается носорогов, то их с давних времен во всем мире преследуют из-за легенд о сказочно целебных свойствах их рога. Охрану обитающих в Таиланде суматранских носорогов обеспечивать необычайно трудно. Животные этого вида, общая численность которых здесь не превышает сотни экземпляров, обитают не только в Таиланде, ограниченные их популяции имеются в Бирме, Малайзии, Индонезии.

Из других крупных хищников можно назвать красных волков и шакалов, из более мелких — куницу-харзу, индийских барсуков, линсангов (азиатских циветт), мангуст и выдр. На полуострове, в горах, на севере и западе встречается кабан. В лесах, по берегам рек и ручьев, живут маленькие, «игрушечные» олени — малайский и канчиль, рост которых едва достигает пятидесяти сантиметров; в полосе вечнозеленых лесов обитают три вида индийского мунтжака («лающего оленя»). Повсюду в лесной зоне есть крупные олени: замбары и аксисы. Дикие быки представлены черно-бурыми катингами (гаурами), а также рыжеватыми бычками-бантенгами. Последние являются предками таиландской породы домашнего крупного рогатого скота. На заболоченных берегах полуостровной части страны встречаются большой индийский и маленький сиамский крокодилы.

Многообразен в Таиланде отряд обезьян. В районах вечнозеленого и влажного смешанного лесов водятся белорукие гиббоны. Королевский гиббон обитает на востоке Таиланда. Ареал короткохвостой макаки — возвышенности западной части страны. Леса более низкого пояса населяют косматые макаки, макаки-резус. В горах на западе встречаются лангуры, или тонкотелые обезьяны, а на востоке — хохлатые обезьяны. В равнинной части живут полуобезьяны — лори (лемур), ведущие ночную жизнь, а днем скрывающиеся в кронах деревьев. Здесь же можно увидеть белку-летягу, умеющую благодаря перепонкам между задними и передними лапами планировать с дерева на дерево. А всего в Таиланде насчитывается около шестидесяти видов белок. Расселены они по всей стране и имеют разнообразнейшую окраску — белую, черную, желтую, ярко-красную; в дождевых лесах встречаются черно-белые белки.

Очень много в стране различного вида крыс. Мигрируя, их полчища опустошают на своем пути поля, причиняя огромный ущерб крестьянским хозяйствам. Крысы не только бич сельских районов. От них нет житья и в крупных городах, даже в столице. Мое знакомство с животным миром Таиланда началось в свое время как раз с этих пренеприятнейших представителей местной фауны.

…Мы сидим в полупустом зале бангкокского кинотеатра «Крунг Касем». На экране, словно в калейдоскопе, сменяют друг друга сцены насилия, яростной перестрелки и бешеной погони на спортивных машинах, вертолетах, подводных лодках. Фильм отнюдь не для слабонервных. Усилия его создателей, помноженные на миллионы долларов, привели к появлению боевика, который по замыслам сценариста, режиссера и продюсера должен держать зрителя в постоянном напряжении, в состоянии бездумного оцепенения. Судя по реакции окружавших нас людей, цель была достигнута.

Я не без интереса следил за перипетиями экранного супермена — очередного героя нескончаемого потока американской кинопродукции, входящей в обязательное «духовное меню» тайцев. Однако больше фильма меня занимал находившийся в зале человек — официант в светлой куртке. Поведение его казалось в высшей степени странным. Подсвечивая фонариком, он осторожно двигался между рядами кресел, предлагая желающим мороженое, кока-колу, шоколад, орешки в сахаре. При этом официант по-птичьи высоко поднимал ноги. Создавалось впечатление, что шел он не по деревянному полу кинотеатра, а по воде, стараясь не промочить ботинки.

— Что это с ним? — шепотом обратился я к своему спутнику.

— Боится, — послышался ответ.

— Чего?

— Не чего, а кого. Крысы могут покусать. Я невольно вздрогнул.

— Здесь есть крысы? — не скрывая волнения, спросил я.

— Полно. Так и шастают. Норовят все больше в щиколотку вцепиться. Особенно, когда фильм слабый, — усмехнулся мой товарищ.

— А если сильный?

— Тогда не шастают. Сидят себе тихо и смотрят на экран. Шутка, конечно, — как бы прочел он мои мысли. — А крыс тут действительно предостаточно. Прости, не предупредил заранее. Забыл, что ты только-только из Москвы. Я здесь бывал уже не раз, нашел средство… Подними колени и упрись ими в спинку переднего кресла. Смотри, как это делается…

Воспользоваться советом я не успел. Что-то больно ударило меня по ноге. Я вскочил с места, издал душераздирающий крик, напоминавший боевой клич индейцев, и, увлекая за собой спутника, ринулся к двери, над которой тускло мерцала табличка со словом «Еxit» — «Выход».

— Зачем ты меня повел в этот кинотеатр? — набросился я на него, когда мы выскочили из зала. — Разве тут нет других, без крыс и летучих мышей, без кобр, тарантулов и иных омерзительных тварей?

Оказалось, выбор моего товарища пал на «Крунг Касем» просто потому, что этот кинотеатр был ближайшим от нашего дома. Среди восьмидесяти бангкокских кинотеатров имеются и современные: они оборудованы кондиционерами, удобными мягкими креслами. По вечерам их светящиеся неоном рекламы призывно мигают и искрятся, предлагая зрителям свой «товар».

Вот при таких обстоятельствах произошла моя первая встреча с представителем семейства грызунов (правда, я его тогда не увидел, а лишь почувствовал). Теперь же, в чиангмайском зоопарке, было достаточно беглого взгляда на кишевший крысами террариум, чтобы понять: из кинотеатра «Крунг Касем» я не напрасно выбежал столь поспешно…

Весьма разнообразен в Таиланде и мир пресмыкающихся. В стране около семидесяти пяти видов ящериц, среди которых по меньшей мере одиннадцать — летающие, способные планировать с дерева на дерево. В жилищах человека — даже в самом Бангкоке — встречаются маленькие ящерки гекконы. На крышах прячутся покрытые красными пятнами ящерицы, именуемые в Таиланде «туг-гай». Они считаются покровительницами домашнего очага, так как истребляют разных вредных насекомых, изгоняют крыс и мышей.

Из множества змей (свыше семидесяти видов), распространенных в Таиланде, тринадцать ядовитых, в том числе королевская кобра, достигающая четырех с половиной метров в длину, обычная кобра, пять видов гадюк, несколько морских змей. «Безобидный» питон тоже приносит порой немало хлопот. В местных газетах то и дело можно прочесть сообщения, что в таком-то районе Бангкока полицейские во время объезда своих участков наталкиваются на питонов. Иногда борьба с непрошеными гостями длится часами. Самым большим из пойманных на улицах столицы и отправленных в зоопарк питонов оказался семиметровый гигант весом порядка пятидесяти килограммов.

Однажды во двор дома, где мы жили, заползла, как мы тогда были уверены, ядовитая змея. Очень красивая, она переливалась всеми цветами радуги. Несмотря на столь привлекательную внешность, змея не вызывала у нас чувства симпатии. Более того, поднялась настоящая паника, и, повинуясь инстинкту самосохранения, мы кинулись к пожарному щиту за топорами и лопатами. Мы уже собирались пустить их в ход, когда появился пожилой таец-сосед; он невозмутимо объяснил нам, что нежданный гость — не что иное, как накануне приобретенный им за немалые деньги декоративный питон, предназначенный для украшения сада. Легко себе представить реакцию тайца, приди он несколькими минутами позже…

Таиланд иногда называют «змеиным царством» не только потому, что там водится много змей, но и потому, что они в большом количестве отсюда экспортируются. Около тридцати местных фирм специализируются на экспорте живых рептилий. В последнее время из страны ежегодно их вывозится около полутора миллионов штук. Недостатка в покупателях нет: экзотические блюда из змей пользуются повышенным спросом в фешенебельных ресторанах Гонконга, Японии, США, Южной Кореи, Тайваня. Экспорт приносит владельцам фирм большие доходы — приблизительно три миллиона долларов в год. Специалисты утверждают, что, если подобный бизнес будет такими же темпами процветать и дальше, «змеиное царство» потерпит серьезный ущерб.

Особенно широко представлен в Таиланде мир насекомых. Одних только бабочек насчитывается свыше шестисот видов. Много насекомых-вредителей, наносящих немалый урон рисоводству. В ветвях деревьев скрываются огромные пауки-птицееды. Леса наполнены светляками, которые по вечерам слетаются к рекам, клонгам, озерцам, садятся на прибрежные кусты, отчего растения вспыхивают голубоватыми огоньками, отражающимися в воде. Распространены по всей стране термиты, портящие древесину, ткань и вообще любое вещество органического происхождения. Истово верующие люди относят термитов к разряду священных, поскольку формой их жилища похожи на буддийские пагоды.

Обилие птиц в Таиланде ярко свидетельствует о богатстве тропической природы. Первенство по численности среди пернатых принадлежит цаплям, обитающим в поймах рек, на болотах и рисовых полях, по берегам клонгов; много ибисов и аистов. Особенно разнообразны лесные виды птиц. Здесь и фазаны, и дикие куры, и павлины, и птица-носорог. На равнинах юга часто можно встретить пеликанов, которых крестьяне приручают ловить рыбу, сиамских краснозобых журавлей. В стране насчитывается не менее шестнадцати видов зимородков. Немало хищных птиц: орлов, соколов, сарычей, коршунов. На побережье много стрижей (гнезда каменных стрижей используются в пищу и считаются деликатесом в китайской кухне). Часто встречаются мухоловки, иволги, жаворонки, ласточки.

Замечено, что в последние годы в период с октября по апрель Бангкок превращается в гигантское «ласточкино гнездо»; сюда слетаются на зимовку из нашей Сибири, Китая, с Корейского полуострова сотни тысяч этих пернатых. Жители столицы любуются птицами, когда они, совершая на закате свой вечерний моцион, кружат в подсвеченном огнями небе, напоминая черные листья, танцующие на ветру. Ласточки, как известно, предпочитают тихую сельскую местность, но вот уже несколько лет, изменив своим привычкам, они собираются в шумном Бангкоке.

Многообразны также обитатели пресных и соленых вод. Среди пресноводных особенно велико хозяйственное значение карповых, насчитывающих семьдесят пять видов. Самый крупный карп достигает в длину трех метров. Интересны виды лабиринтовых рыб (анабас — в переводе с латинского «ползун»), которые могут дышать не только в воде, но и на воздухе, когда они в сухой сезон зарываются в илистое дно высохших водоемов и рисовых делянок. Наряду с теми видами, которые неподвижно пережидают жаркий период под спекшейся коркой земли, есть рыбы-путешественницы…

К сожалению, ни в чиангмайском, ни в бангкокском зоопарках, ни в Тимленде — «Таиланде в миниатюре» мне не удалось распознать из сотен разноцветных и разнокалиберных рыб и рыбешек этого удивительного «ползуна», сообщение о котором впервые опубликовал в свое время датский ученый Дальдорф. Он писал, что «окунь карабкающийся» — так он назвал «ползуна» — может жить без воды и даже забираться на деревья. Впоследствии способность «окуня» лазить по деревьям не подтвердилась, ввиду чего ихтиологи переименовали его в «анабас». У этой рыбы, живущей в озерах и реках Таиланда, Индии, Бирмы, Шри-Ланки и Филиппин, имеется двойной дыхательный аппарат, который дает ей возможность потреблять кислород как из воздуха, так и из воды. По земле «ползун» передвигается с помощью плавников и многочисленных подвижных «шипов». «Скитаться» его заставляют неблагоприятные условия жизни — не только высыхание водоемов, но и нехватка кормов. Вот и выбирается эта небольшая рыбка, размером десять-пятнадцать сантиметров, на берег в поисках другого пристанища. Был, говорят, случай, когда расстояние в сто метров анабас преодолел за полчаса. Для рыбы подобная «сухопутная» скорость вполне может считаться стремительной.

Вообще-то рассказ о животном мире Таиланда, вероятно, следовало начать с самых больших животных — диких слонов. Я намеренно изменил логическую последовательность, поскольку к настоящему времени этих представителей таиландской фауны практически не осталось, они почти полностью истреблены. Однако повсюду можно встретить их одомашненных сородичей, которых, по последней переписи, осталось не более десяти тысяч.

На одной из площадок чиангмайского зоопарка, покачивая хоботами, степенно расхаживали представители семейства этих могучих животных. Однако то были слоны обыкновенные, так сказать, «элефант вульгарно», а не белые, священные, которых мне приходилось кормить бананами в столичном зоопарке.

Хотя… В столичном зоопарке белые слоны тоже были серого цвета. И лишь табличка, прикрепленная к решетке, указывала на их принадлежность к разряду божественных. Дело в том, что особей, которых принято называть белыми, то есть альбиносов, отличает чуть более светлая кожа либо небольшие белые пятна, которые могут скрываться, например, за ухом или на брюхе.

Священный белый слон! В начальной главе я не случайно привел имя: Гассан-Бен-Али-Бен-Селим-Абдалла-Магомет-Моисей-Алхамалл-Джемсетджеджибой-Дулип, султан Эбу-Будпур. Так по воле Марка Твена звали белого слона, которого сиамский монарх послал в дар королеве Англии. И хотя в былые времена подобный подарок был доступен только царским особам и подношения его достойны были лишь «самые-самые», «раздача» слонов шла, надо сказать, довольно бойко. Не обойдена была в этом отношении и Россия. В 1714 году в Санкт-Петербург пожаловало первое персидское посольство с презентом царю в виде… слона, для которого специально близ Троицкой пристани был выстроен «зверовый двор», позднее перенесенный на Преображенскую площадь. Двадцать лет спустя из Индии для царицы прибыли уже двенадцать слонов. Их поместили в специально выстроенных из дубовых бревен огромных сараях с камышовыми крышами. От площади, на которой они были установлены, отходила Слоновая улица, названная так в честь «четвероногих иностранцев». «С.-Петербургские ведомости» того времени сообщали: «Вскоре… слоны начали буйствовать, осердясь между собой о самках, и некоторые даже сорвались и ушли. Так, например, один прошел через сад и, изломав деревянную изгородь, прошел на Васильевский остров. Там изломал чухонскую деревню». Иногда, случалось, Анна Иоанновна, желая подивить своих подданных, совершала прогулки по Санкт-Петербургу в домике-паланкине, укрепленном на спине самого крупного из слонов. Ошарашенно глазели люди на диковинное чудо, плакали дети, причитали старики и старухи. А чтобы впредь не пугать народ, слонов частенько водили по городу без определенной вроде бы цели, просто напоказ. Отсюда, видно, и пошло понятие «слоняться». Полагают, что такие «проходы» слонов, продолжавшиеся до конца XVIII столетия, навеяли Ивану Андреевичу Крылову сюжет его знаменитой басни.

О том, что в Таиланде издавна почитали белых слонов, с благоговением к ним относились, можно судить, к примеру, по зарисовке, помещенной в 1927 году во французском журнале «Иллюстрасьон»:

…Молодой священный слон спустя четыре месяца со дня рождения был преподнесен с большой помпой королю Сиама. Для доставки животного в Бангкок был командирован представитель двора — министр торговли и путей сообщений, которому вменялось в обязанность наблюдение за точным выполнением всех необходимых обрядов и церемоний. Будущий «божок» при посадке в вагон выказал такое упрямство, что, несмотря на все его почитание, пришлось прибегнуть к особым мерам воздействия: три других слона бивнями заставили его подчиниться и втолкнули в специальный вагон, снабженный душем, вентиляторами, электрическим освещением и даже телефоном. За первым составом, который тянули два разукрашенных паровоза, следовал другой, где, в частности, находились телеграфисты, передававшие мельчайшие подробности самочувствия высокого путешественника. Принц-министр внутренних дел с многочисленными служками встретил «гостя» на одной из ближайших к столице станций и проводил его до бангкокского вокзала, где в присутствии короля и королевы, окруженных свитой, слон был выгружен на особую платформу. Под пение псалмов его разукрасили красными, вышитыми золотом бархатными покрывалами со спускающимися с обеих сторон белыми кистями. В парке, где собрались самые почетные жители столицы, находился павильон для дипломатического корпуса. Пышную процессию открывал отряд кавалерии. После него шли сиамские бойскауты, за ними — слоны, окруженные свитой погонщиков в ярких одеждах и золотых шлемах, далее — десять музыкантов с гонгами, звуки которых славили торжество. Последних сопровождали наиболее заслуженные военачальники и носильщики, держащие огромные зонты. Перед «героем дня» неспешно двигались два священных слона, родившихся в царствование прежних монархов. Около ста воинов замыкали помпезное шествие.

В парке белому слону отвели особый павильон. На следующее утро после ванны, которую «божество» приняло под музыку, монарх отправился в павильон. Гонг астронома возвестил о начале священнодействия. Служки подхватили «песню песней», музыканты заиграли на двустворчатых раковинах, ударяя при этом в цимбалы. Король «мажет миром» слона, после чего животному подносят бочку с сахаром, на которой пишутся имя и титул, пожалованный ему. Вслед за королем то же самое проделывают принцы, а монахи поливают слона «очистительной» водой и надевают ему на шею золотое ожерелье. Священные традиции соблюдены; монарх принимает парад всех участников праздника, который после танцев придворных девушек завершается раздачей подарков лицам, сопровождавшим священного слона в его путешествии…

Так корреспондент французского журнала расписал церемонию торжественного прибытия в Бангкок белого слона. Празднование было устроено в честь короля Прачатипока, отмечавшего свой именины. Изображение белого слона некогда помещалось на государственном флаге Сиама…

Как-то в начале нынешнего века король Вачиравуд отправился в поездку по провинциям, пострадавшим от наводнения. На одном из домов он заметил перевернутый флаг. Слон болтался вверх ногами! Вачиравуд закипел от ярости. Возвратившись в столицу, король тотчас отдал приказ, которым в стране вводился новый государственный флаг — две красные полосы, две белые и посередине одна широкая ярко-голубая. Вешай как угодно — не ошибешься. Расшифровка цветов проста: красный символизирует кровь, которую тайцы готовы пожертвовать за страну и религию, белый олицетворяет чистоту Трилитаки, а голубой, разумеется, означает цвет королевской крови.

И наконец еще одно весьма любопытное свидетельство «божественности» белых слонов. В Таиланде сложены для них песни. Сочинил их в XVII веке поэт Си Махасот. Он взял за основу брахманские заклинания, обращенные к слонам, которые приводились в книгах на санскрите, где описывались жизнь и повадки диких животных, в том числе техника их поимки, и сложил «Колыбельную для слонов». С тех пор исполнение «Колыбельной» неизменно сопутствовало охоте на белого слона. Колыбельной, правда, в общепринятом смысле этого слова можно назвать лишь вторую половину песни (первая живописует опасности, которые таят в себе джунгли), где животному советуют отказаться от свободы ради сытого и благополучного существования в неволе.

Вдобавок ко всему в Таиланде среди массы всяких шествий, игр, церемоний есть фестиваль, посвященный исключительно слонам (не только белым). Ежегодно в Сурине, городе, находящемся в четырехстах пятидесяти километрах восточнее Бангкока, устраивается грандиозный праздник слонов. С незапамятных времен жители этих мест отлавливали самых крупных гигантов суши не ради бивней, а с целью приручить их для использования в мирном и ратном делах. Репутация суринских слоноводов распространилась далеко за пределы Таиланда. Местные специалисты получают приглашения из многих стран, в частности от индонезийских властей, на работу в созданных на Суматре крупнейших центрах разведения и дрессировки слонов. Эксперты из Сурина передают своим зарубежным ученикам богатый опыт поимки, укрощения и обучения этих животных.

Посещение Сурина входило в наши планы: обратный Путь в Бангкок пролегал через этот город. Но мы знали, что на ежегодный праздник слонов уже не попадем — он состоялся месяц назад. Чтобы представить его себе хотя бы в общих чертах, мы ознакомились с отчетами об этом необычном фестивале, опубликованными в печати.

Корреспонденты единодушно отмечали, что любимицей зрителей стала Кум Аке, здоровенная «леди» пятидесяти лет, ростом около трех метров и весом свыше пяти тонн. С этой слонихой, опоясанной внушительной сбруей, не смогла справиться целая сотня солдат. В поединке «животное — человек», устроенном в виде перетягивания каната, «дама» опустилась на колени, и молодые парни, тянувшие толстенный канат, так и не смогли сдвинуть ее с места. Жюри присудило победу слонихе.

Показательные соревнования проходили по шести дисциплинам. Состязаясь в беге, слоны достигали скорости до сорока километров в час; от их топота вокруг зрительских трибун дрожала земля. В эстафете с препятствиями из бутылок, дынь, арбузов слоны продемонстрировали поистине «акробатическую» ловкость. Затем состоялся футбольный матч: животные с юношами-всадниками на спинах пинали мяч, превышавший размер обычного, футбольного, примерно раз в пять.

Было показано упражнение «охота с лассо» — погонщик, сидя на слоне, должен был накинуть петлю на шею одного из слонят, разбегающихся по полю.

Особенной зрелищностью отличался парад боевых слонов; был разыгран сценарий битвы в джунглях, происходившей много веков назад, когда народ Сиама сражался против завоевателей. В заключительном испытании слонов — на ловкость — опасном, но впечатляющем участвовала также и публика. На траве с интервалом в метр улеглось несколько зрителей-добровольцев, образовавших этакий человеческий ковер, по которому медленно, осторожно нащупывая свободное место, ступали животные.

На фестиваль слонов в Сурин прибыло более трех тысяч иностранных туристов и десять тысяч тайцев. Они любовались двумястами слонами-гигантами и едва родившимися слонятами, на каждом из которых восседал одетый в голубое воин.

Праздники в небольшом таиландском городе носят не только развлекательный характер. Их цель — привлечь внимание общественности к проблеме сохранения этих благородных животных, с 1979 года занесенных в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП), лишний раз напомнить о необходимости положить конец подпольной коммерции слоновыми бивнями, официальная торговля которыми запрещена специальной Международной конвенцией. Если истребление «живых ископаемых» будет продолжаться современными темпами, то не только в Таиланде, но и на планете в целом не останется слушателей «Колыбельной для слонов».


Содержание:
 0  Золотой топор Вритры: (Путешествие по Таиланду) : Андрей Кочетов  1  Глава I На берегах Матери вод : Андрей Кочетов
 2  Семь плюс три : Андрей Кочетов  3  Опасная трансформация : Андрей Кочетов
 4  О чем умалчивают туристские проспекты : Андрей Кочетов  5  Монах из Сингапура : Андрей Кочетов
 6  Город печали в Стране улыбок : Андрей Кочетов  7  Семь плюс три : Андрей Кочетов
 8  Опасная трансформация : Андрей Кочетов  9  О чем умалчивают туристские проспекты : Андрей Кочетов
 10  Монах из Сингапура : Андрей Кочетов  11  Глава II В краю цветущих роз и белой смерти : Андрей Кочетов
 12  Рим Юго-Восточной Азии : Андрей Кочетов  13  Легенда — быль и правда, похожая на вымысел : Андрей Кочетов
 14  Первая столица Сиама : Андрей Кочетов  15  Плыви, кратонг! : Андрей Кочетов
 16  Колыбельная для слонов : Андрей Кочетов  17  Враг номер один : Андрей Кочетов
 18  Сиам значит темнокожий : Андрей Кочетов  19  Сангха : Андрей Кочетов
 20  Рим Юго-Восточной Азии : Андрей Кочетов  21  Легенда — быль и правда, похожая на вымысел : Андрей Кочетов
 22  Первая столица Сиама : Андрей Кочетов  23  Плыви, кратонг! : Андрей Кочетов
 24  вы читаете: Колыбельная для слонов : Андрей Кочетов  25  Враг номер один : Андрей Кочетов
 26  Сиам значит темнокожий : Андрей Кочетов  27  Глава III Тысячекилометровый… хобот : Андрей Кочетов
 28  У золотой ступы : Андрей Кочетов  29  Где живут сиамские коты? : Андрей Кочетов
 30  Жемчужный кулон юга : Андрей Кочетов  31  Рабство двадцатого века : Андрей Кочетов
 32  Самый веселый Новый год : Андрей Кочетов  33  Фаранги из России : Андрей Кочетов
 34  У золотой ступы : Андрей Кочетов  35  Где живут сиамские коты? : Андрей Кочетов
 36  Жемчужный кулон юга : Андрей Кочетов  37  Рабство двадцатого века : Андрей Кочетов
 38  Самый веселый Новый год : Андрей Кочетов  39  Использовалась литература : Золотой топор Вритры: (Путешествие по Таиланду)



 




sitemap