Приключения : Путешествия и география : Сиам значит темнокожий : Андрей Кочетов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Сиам значит «темнокожий»

В семье радость. На свет появился ребенок. Надо бы созвать родственников, близких друзей, знакомых. Вполне естественно, что такое событие необходимо как-то отметить. Однако новоявленный отец не торопится принимать поздравления. Вместо гостей он приглашает в дом… шамана. Да, именно шамана, который изгонит из тела ребенка злого духа, возможно уже успевшего там поселиться.

Свое умение исполнять ритуальную пляску колдун демонстрирует под неистовый грохот барабанов. Сначала медленно, размеренно, акцентируя каждое движение. Затем ритм танца постепенно убыстряется, и, когда от исступленной бешеной скачки шаман, кажется, вот-вот рухнет в изнеможении на землю, музыка внезапно обрывается. В полной тишине подходит шаман к циновке, на которой лежит новорожденный, и несколько раз топает ногой. Решимость колдуна, его грозный вид, его дикая пляска, способная испугать не только слабонервного, но и человека, обладающего железной выдержкой, — весь этот комплекс устрашающих мер, согласно укоренившимся предубеждениям, действует без осечки. Злой дух покидает тело ребенка. Церемония благополучно закончена. Остается лишь последнее — повязать на счастье «святую нитку» вокруг запястья новорожденного, и можно посылать за родственниками, друзьями, собирать на стол, устраивать торжества. С этого момента ребенок считается «истинно новорожденным», и община принимает его в свою семью.

Это не фрагмент бытовой фрески из жизни крестьян прошлого века, а существующий поныне обряд, широко распространенный в селениях многих горных народов Таиланда.

Представители более тридцати различных племен народов лису (лишау), лаху, акха (хани), лава, мео, каренов, ман, шанов, лу, кюн, мраби населяют горные области страны к северу и северо-востоку от Чиангмая, а также районы по границе с Бирмой. Каждый из этих народов традиционно живет на определенной высоте; выше всех находятся деревни мео и ман, ниже всех — каренов.

Последние не забираются в горы выше восьмисот метров над уровнем моря, что позволяет им заниматься рисоводством. Живут они довольно крупными деревнями; в каждой есть староста, избираемый всем населением; должность эта зачастую передается «по наследству» от старшего к старшему. Все важные решения в деревне принимаются только с одобрения старосты. В более крупных селениях назначение его утверждается таиландскими провинциальными властями, и он получает титул «пу яйбан» — буквально «большой человек деревни». Среди каренов встречаются новообращенные баптисты, буддисты, но большинство придерживается анимистических верований. Эта религия основывается на поклонении бесконечно многообразным духам, на искупительных жертвах, ворожбе, табу…

Вышло так, что мы прежде всего настроились на встречу с лису. Хотелось познакомиться с представителями именно этого народа, хотя нам было известно, что все малые горные народы Северного Таиланда, за исключением каренов, находятся на одинаково низкой ступени социально-экономического развития и этнической консолидации. Сохраняющийся натуральный характер их хозяйства и ограниченные контакты с внешним миром объясняются исторически сложившимися условиями их расселения, изолированностью отдельных групп одного и того же народа друг от друга.

Добраться до селений лису чрезвычайно трудно, ибо они находятся высоко в горах. Традиция строить деревни на крутых уступах в горах сохранилась с незапамятных времен: чем выше, тем проще было защищаться от набегов враждебных племен. Кроме того, деревни лису тщательно охраняются, и любые попытки посторонних людей пробраться в них, как правило, безуспешны.

В Чиангмае мы пытались «закинуть удочку» по поводу визита к лису: мол, хорошо было бы взглянуть, как они живут, чем занимаются, посмотреть их обряды. Но, увы… Нам рассказали о строгих мерах, при помощи которых лису ограждают себя от нежеланных посетителей. Ну а если случайно повезет и глава племени согласится принять любопытных фарангов, то мы рискуем потерять по меньшей мере дня два-три, так как дорог в горах нет, машиной, следовательно, туда не попадешь, и единственное средство передвижения — это пони или слоны. Пони с грехом пополам достать можно, что касается слонов, то лишних в Чиангмае, пожалуй, не найти. Эти умные и добрые животные целый год заняты на лесоразработках.

Нам не повезло: поближе познакомиться с лису не удалось.

Пришлось удовлетвориться расспросами о быте и нравах этого народа. Собранные сведения помогли нам полнее представить себе его жизнь.

Живут лису в низких бамбуковых строениях с земляным полом. Вход в хижину, именуемый «Путь для доброго духа», ведет в единственную комнату, где по стенам расположены деревянные помосты — кровати. В центре помещения — очаг, над которым подвешен котел (к слову сказать, лису, как правило, селятся недалеко от горных ручьев, вода из которых по бамбуковым трубам поступает в центр деревни). Рядом с хижиной размещается загон для скота, клетка с домашней птицей. Лису, да и все другие горные народы Таиланда, не промышляют, как, например, мео, выращиванием опийного мака. Большинство из них занято земледелием, разведением тяглового скота (буйволов), лесными промыслами.

Одежда лису многоцветна. В будни женщины носят миди-накидки, расшитые разноцветными полосками: белыми, голубыми, зелеными, желтыми, пурпурными. Голову прикрывает огромный черный тюрбан. Праздничный наряд еще более красочный. Для каждого торжества, обряда, церемонии предусмотрен особый вид одежды. Больших различий в одежде мужчин и женщин нет. Даже ювелирные украшения у них одинаковые: например, и те и другие в ухо продевают большую серьгу в виде кольца.

Лису не считают «настоящим мужчиной» того, кто не овладел искусством «пить чай и обращаться с оружием»; кроме того, обязательным считается умение играть на каком-нибудь музыкальном инструменте.

Лису сохраняют древние анимистические верования: они преклоняются перед духом земли, леса, воды… Ежегодные церемонии задабривания духов входят в обязанности вождя. Женщины никогда не расстаются с амулетами, висящими на шее, мужчины носят талисманы в карманах. Среди лису есть и христиане; до недавнего времени лису имели особую жреческую касту, которая вершила судьбами людей как при родоплеменном строе.

Пожалуй, самым веселым и самым продолжительным праздником у лису является Новый год. За несколько дней до его наступления женщины начинают готовить сладкие рисовые лепешки, мужчины закалывают и жарят на кострах поросят. В честь духа неба в ночь под Новый год раздаются холостые выстрелы из охотничьих ружей. Веселье не обходится без музыки, которая звучит непрерывно. Танцы длятся с вечера до самого рассвета. После небольшого отдыха все возобновляется: застолье, песни, пляски. И так — почти неделю.

Впрочем, праздники, ритуалы, связанные с рождением ребенка, с другими важными событиями в жизни людей, характерны не только для лису, но и для всех горных народов.

Как-то в Бангкоке, в самом центре города, у гостиницы «Дусит тани», мне довелось повстречаться с мужчиной и женщиной, на которых просто нельзя было не обратить внимание. Поражал их внешний вид, резко контрастировавший с окружающей обстановкой. Прическа женщины походила на перевернутую продолговатую цветочную вазу, украшенную металлическими кружочками. Оказалось, что это монеты: индийские рупии и таиландские баты, бирманские джа и американские центы. Они вперемежку с бусинками жемчуга непостижимым образом держались на голове. Грудь женщины прикрывал большой рельефный медный диск, а шея была как бы закована в своеобразное ожерелье из цельного куска отливавшего серебром металла. Закрепленные в прическе тонкие бамбуковые палочки гроздьями свисали ниже плач. Облегающая блузка, мини-юбка и гетры, сшитые из лоскуточков материи всех цветов, подчеркивали стройность ее фигуры. Спутник женщины ничем особо не выделялся, если бы не его куртка и мешковатые брюки, сплошь увешанные серебряными монетами. Во рту у него курилась длинная трубка. Острижен он был под машинку, и только на затылке можно было различить едва приметную косичку, которую, как выяснилось, носят все мужчины пламени, к которому принадлежала эта пара. Такие косички якобы оберегают человека от всех невзгод и болезней.

— Мы — акхе14, — ответил на мой вопрос мужчина. — Меня зовут Риам. А это, — он повернулся к спутнице, — моя сестра.

Риам рассказал, что их племя насчитывает около двенадцати тысяч человек. Они расселены в деревеньках, разбросанных в горах к западу от автострады Чиангмай — Мэсай.

— Сами мы из селения Сэнчай, — Риам говорил на смешанном тайско-лаосском языке. — Это центральная деревня племени, как бы его столица, поскольку в ней живет верховный глава. Его именем — Сэнчай — она и названа. В Бангкоке Риам и его сестра бывали и раньше. Участвовали в ярмарках и других народных празднествах. На этот раз в отеле «Рама» проводился фестиваль, по ходу которого должны были демонстрироваться национальные одежды различных племен, в том числе и акхе.

— Никак не привыкну к городской жизни; Шум, толпы народа. Все куда-то спешат, торопятся. Того и гляди попадешь, под машину. — Риам посмотрел на дорогу, по которой вереницей неслись автомобили. — Да и деньги здесь нужны немалые.

Акхе не любят путешествовать. Они домоседы. В близлежащие города Мэсай и Мэчан они ездят только тогда, когда кончаются запасы соли, спичек, керосина… Акхе любят спокойную, размеренную, простую сельскую жизнь.

— Конечно, мы поддерживаем связь с другими племенами. — Риам задумался, подыскивая нужное слово. — Торгуем с яо. Рис, бобы, скот… Работают у нас главным образом женщины. Они выращивают рис, красный перец-чили, овощи. В сухой сезон вышивают, мастерят корзины, шьют одежду. Мужчины? Они курят вот такие трубки. — Риам вынул свою изо рта. — Иногда, если есть желание, ходят на охоту или ловят рыбу. Какая у нас любимая еда? Самое лакомое блюдо — мелко нарезанное собачье мясо, пережаренное с рисом. Специально для этого мы держим собак.

Риам еще долго говорил о традициях и обычаях акхе.

Акхе, например, почти не празднуют свадеб, да если они и устраиваются, узы брака не становятся от этого прочнее. Мужчину по крайней мере этот обряд ни к чему не обязывает. Он легко может разойтись и взять другую девушку в жены, не вызвав порицаний со стороны соплеменников. Достаточно только «обвенчаться», для чего он и его избранница идут в джунгли, где обмениваются серебряными браслетами. Свадьбы празднуются редко и выливаются в грандиозные пиршества. Во время свадьбы, совершаются любопытные ритуалы. Вождь племени препровождает невесту во внутренний двор дома, в котором живет будущий муж. Там невеста должна надеть белую юбку, а вождь топает ногой по земле, прогоняя таким образом «шатающихся злых духов». Перед тем как жених и невеста войдут в свой дом, им на ноги льют воду. Этот обычай акхе называют очищением. Затем молодожены, сидя на двух маленьких скамейках, должны несколько раз передать друг другу куриное яйцо — символ любви и плодородия.

Я и раньше слышал, что похожего ритуала придерживаются все горные народы Таиланда. В частности, у меб во время новогодних празднеств по лунному календарю юноши и девушки выстраиваются напротив друг друга в две шеренги и начинают перебрасываться тряпичными мячиками. Довольно быстро становится ясно, у кого с кем в игре устанавливается контакт и взаимопонимание. Наконец парочка, на которую обращено всеобщее внимание, выходит в центр площадки, а остальные, взявшись за руки, поют древние гимны. Если юноша и девушка решают вступить в брак, они тайком пробираются в дом родителей невесты и остаются там на ночь. Когда их утром обнаруживают, происходит шумный скандал с приступами напускной ярости и угрозами. А потом семьи приступают к финансовым переговорам…

— Пока молодожены играют куриным яйцом, — продолжал Риам, — вождь племени режет свинью и разделывает ее на части. Сам праздник начинается, когда жених и невеста обнесут всех приглашенных напитками. Молодые стараются как можно быстрее построить себе отдельное жилище, поскольку в родительском доме им запрещается спать вместе.

Семья — главная социальная ячейка у горных племен Таиланда. В ряде родовых общин существует обычай брать жену исключительно из своего племени. В некоторых деревнях староста устанавливает строго определенное число представителей других народностей, с которыми позволяется вступать в родство его односельчанам.

Акхе верят в добрых и злых духов: считается, что все хорошее и все плохое в жизни человека зависит от них. Для изгнания злых духов строят специальные ворота перед деревней — символический барьер, ограждающий обитателей деревни от их влияния. Каждый год акхе возводят ворота заново. Эта церемония под названием Ло Ко Меу длится три дня, в течение которых никто не может выйти за пределы деревни или войти в нее. За воротами акхе ставят две деревянные статуи: они охраняют ворота. Есть даже песня, в которой сказано, что же требуется от деревянных статуй. Исполнением этой песни и завершается церемония Ло Ко Меу.


Когда женщина с двойней пытается войти в деревню,

Не пускайте ее!

Когда у буйвола двойня,

Не пускайте его!

Когда тигр подходит к деревне,

Не пускайте его!

Когда орел подлетает,

Не дайте ему сесть на ворота!

Когда приближается Добро,

Разрешите ему войти!

Когда приближается Зло,

Гоните его прочь!..


— Риам, а почему женщину с двойней нельзя пускать в деревню? — спросил я.

— О! Есть у нас один обычай, который я бы упразднил, — жестко произнес Риам. — Плохой обычай, бессмысленный. Но на это у меня, к сожалению, нет власти. Будь я главой племени — тогда другое дело…

— В чем же он заключается, этот обычай?

— Рождение двойни у акхе считается дурным предзнаменованием. Детей в таких случаях умерщвляют, а родителей изгоняют на целый год в лес, где они должны выполнить сложный обряд очищения. Хижину их сжигают, домашний скот убивают. Но к счастью, — закончил Риам, — появление на свет двойни у нас крайне редкое явление.

— А вот у мео, — решил я продемонстрировать свои познания, — напротив, рождение двойни — хорошее предвестие… Но ни Риам, ни его сестра ничего на мои слова не ответили. Может, не расслышали, может, не захотели заострять больше внимание на этом вопросе.

— Пора в «Раму», — взглянув на часы, произнес Риам. — Скоро начнется показ мод.

Много, очень много племен различных народов проживают в северных районах Таиланда. Да и не только в северных. Повсюду, по всей стране. Они отличаются друг от друга обычаями, нравами, культурой, родом занятий, укладом жизни, бытом, сложившимися тысячу, две и более лет назад. Исследователям Таиланда так и не удалось выработать единой точки зрения относительно происхождения слова «сиам», вернее, его значения. Называя в общем-то конкретную дату начала его употребления в лексиконе древних (так обращались в XI–XII веках кхмеры к тайским воинам — наемникам), одни уверяют, что точный смысл слова «сиам» неизвестен, другие, в том числе и советские ученые, придерживаются версии, согласно которой «сиам» — это слегка измененное санскритское «сайэм» и означает «темнокожий». Дело в том, что к коренному населению Индокитайского полуострова принадлежат семанги — представители негритосской расовой группы; они низкорослы, с короткими курчавыми волосами. Именно такими изображены, кстати, тайские воины на барельефах крупнейшего храма Ангкор в Кампучии, строительство которого завершилось в первой половине двенадцатого столетия. Их потомков можно и сейчас встретить в горах южных провинций Таиланда — Транг, Паттани и Накхонситхаммарат. По данным этнографов, численность семангов в Таиланде не превышает тысячи человек. Проживают они в небольших деревеньках, затерянных в лесах Малаккского полуострова. Семанги — искусные рыболовы и отважные охотники. Все их оружие состоит из длинной бамбуковой палки, из «ствола» которой выдувается отравленная стрела. Женщины обрабатывают кокосовые орехи, получая из них койру и копру, собирают съедобные корни и целебные травы.

В расовом отношении население Таиланда довольно однородно: подавляющее его большинство (тайские народы, малайцы, китайцы и т. д.) по антропологическому типу относится к южным монголоидам; австралоидиые представлены сеноямм, мокенами, горными мон-кхмерскими народами. (веддоидная группа) и семангами (негритосская группа), европеоидные типы — немногочисленными выходцами из Индии и стран Запада.

Советские этнографы в основу выделения этнической принадлежности таиландских народов положили языковой признак, учитывая, однако, при этом и целый ряд других черт, характеризующих религию, культуру, обычаи.

По этническому составу население страны чрезвычайно пестро. Ядро его составляют тайские народы, включающие по меньшей мере пятнадцать этнических общностей. Наиболее многочисленными народами являются сиамцы (таи) — около двадцати миллионов и лао — примерно десять миллионов. Среди так называемых малых тайских народов различаются шаны, лу, кюн, путай, насчитывающие от пятидесяти до ста тысяч человек каждый. Сиамцев можно встретить повсюду, однако сии в общей своей массе сконцентрированы в центральных и южных областях, северной части Малаккского полуострова.

Малые тайские народы живут на крайнем севере страны. В районе плато Корат в результате слияния сиамцев с местными лао образовалась этническая группа тай-корат (около одного миллиона человек), а на юге, в провинциях Чумпхон, Накхонситхаммарат и на острове Пхукет, в результате смешения сиамцев с местными малайцами — группа тай-пак-тай (чуть более полутора миллионов человек).

Горные тай проживают в основном на севере: путай — на северо-востоке плато Корат, лы — в окрестностях Лампхуна, Чиангмая, Пхрэ и Нан, кюн — в Чиангмае и Чианграе, фуан — вдоль реки Меконг. Шаны обитают на северо-западе Таиланда в районах, пограничных с Бирмой. Лао расселены главным образом в северо-восточных провинциях (около восьми миллионов), северных (порядка двух миллионов) и центральных (менее одного миллиона). Этническая граница сиамцев и лао проходит на севере близ города Сукхотаи, а на востоке — по горам Донгпхраяфай.

Нетайское население страны по языку относится к австроазиатской, австронезийской, китайско-тибетской и индоевропейской семьям.

В австроазиатскую входят моны (около ста тысяч) в центральном районе, кхмеры (триста — четыреста тысяч) — в восточных и центральных областях, куй (около четырехсот тысяч) — в примыкающих к Кампучии, провинциях, лава (около пятнадцати тысяч) — в северных районах. К перечисленным народам лингвистически близки семанги и сеней, а также, мраби (всего около шестисот человек), живущие в лесах Северного Таиланда, и ведущие бродячий образ — жизни, типичный для первобытных охотников и собирателей даров природы. К австроазиатской группе часто относятся народы мео и ман численностью несколько десятков тысяч человек каждый, а также вьетнамцы (около шестидесяти тысяч), меньшая часть которых — это обосновавшиеся в Таиланде потомки вьетнамцев-христиан, переселившихся сюда еще в середине прошлого века, а большая — беженцы периода борьбы Вьетнама против французских колонизаторов.

На языках австронезийской семьи говорят малайцы (около одного миллиона), населяющие принадлежащую Таиланду часть Малаккского полуострова, и мокено (около двух тысяч человек) — морские рыболовы, не имеющие постоянных поселений и кочующие с острова на остров. В провинциях Паттани, Яла, Наратхиват малайцы живут в изоляции от тай и сохраняют в нетронутом виде свою культуру. В провинции Сонгкхла они находятся в окружении тай и китайцев, вступая с ними в активные межэтнические контакты.

Китайско-тибетская семья представлена в Таиланде, с одной стороны, китайцами, а с другой — народами тибето-бирманской группы. Китайцы (около шести миллионов человек) занимают второе после тайских народов место по численности. Основная их масса сосредоточена в городах они составляют две пятых населения Бангкока и значительный процент жителей центров провинций, — а также в сельских населенных пунктах Менамской низменности и Южного Таиланда. Имеется очень много смешанных китайско-сиамских семей. Миграция сюда китайцев началась несколько веков назад, и в настоящее время китайцев, покинувших родину, в Таиланде больше, чем в каком-либо другом государстве мира. До 1912 года в Сиам разрешалось приезжать только китайцам-мужчинам, они вступали в брак с тайскими женщинами. В дальнейшем в составе иммигрантов появились китаянки, и, следовательно, количество смешанных браков уменьшилось. Официальная таиландская статистика считает китайцами только уроженцев самого Китая (таких насчитывается около трехсот пятидесяти тысяч), по китайским же обычаям, ребенок, у которого хотя бы один из родителей — китаец, принадлежит к китайской национальности независимо от места рождения и проживания.

В целом этнический состав населения Таиланда окончательно еще не изучен. Проводящиеся в настоящее время лингвистические и этнографические исследования позволят с большей точностью установить и численность, и размещение различных народов страны.


Содержание:
 0  Золотой топор Вритры: (Путешествие по Таиланду) : Андрей Кочетов  1  Глава I На берегах Матери вод : Андрей Кочетов
 2  Семь плюс три : Андрей Кочетов  3  Опасная трансформация : Андрей Кочетов
 4  О чем умалчивают туристские проспекты : Андрей Кочетов  5  Монах из Сингапура : Андрей Кочетов
 6  Город печали в Стране улыбок : Андрей Кочетов  7  Семь плюс три : Андрей Кочетов
 8  Опасная трансформация : Андрей Кочетов  9  О чем умалчивают туристские проспекты : Андрей Кочетов
 10  Монах из Сингапура : Андрей Кочетов  11  Глава II В краю цветущих роз и белой смерти : Андрей Кочетов
 12  Рим Юго-Восточной Азии : Андрей Кочетов  13  Легенда — быль и правда, похожая на вымысел : Андрей Кочетов
 14  Первая столица Сиама : Андрей Кочетов  15  Плыви, кратонг! : Андрей Кочетов
 16  Колыбельная для слонов : Андрей Кочетов  17  Враг номер один : Андрей Кочетов
 18  Сиам значит темнокожий : Андрей Кочетов  19  Сангха : Андрей Кочетов
 20  Рим Юго-Восточной Азии : Андрей Кочетов  21  Легенда — быль и правда, похожая на вымысел : Андрей Кочетов
 22  Первая столица Сиама : Андрей Кочетов  23  Плыви, кратонг! : Андрей Кочетов
 24  Колыбельная для слонов : Андрей Кочетов  25  Враг номер один : Андрей Кочетов
 26  вы читаете: Сиам значит темнокожий : Андрей Кочетов  27  Глава III Тысячекилометровый… хобот : Андрей Кочетов
 28  У золотой ступы : Андрей Кочетов  29  Где живут сиамские коты? : Андрей Кочетов
 30  Жемчужный кулон юга : Андрей Кочетов  31  Рабство двадцатого века : Андрей Кочетов
 32  Самый веселый Новый год : Андрей Кочетов  33  Фаранги из России : Андрей Кочетов
 34  У золотой ступы : Андрей Кочетов  35  Где живут сиамские коты? : Андрей Кочетов
 36  Жемчужный кулон юга : Андрей Кочетов  37  Рабство двадцатого века : Андрей Кочетов
 38  Самый веселый Новый год : Андрей Кочетов  39  Использовалась литература : Золотой топор Вритры: (Путешествие по Таиланду)



 




sitemap