Приключения : Путешествия и география : Последняя экспедиция Витязя : Евгений Крепс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу

Научно-исследовательское судно «Витязь», вписавшее славные страницы в историю изучения Мирового океана советскирли учеными, совершило свой последний рейс. Оно проделало путь из Черного моря вокруг Европы в Балтийское, где в Калининграде стало на вечную стоянку. Последний поход ветерана исследовательского флота имел определенные цели — изучение водных бассейнов многих морей. Атлантического океана, заход в порты ряда стран, где состоялись дружеские встречи с коллегами по изучению жизни моря. Обо всем этом в живой форме повествует автор — академик, крупный ученый, посвятивший десятки лет любимому делу.

ВВЕДЕНИЕ

Славный старый «Витязь», когда-то флагман советского исследовательского флота, заканчивал свой жизненный путь. Тридцать лет проплавал он по морям и океанам под вымпелом Академии наук СССР, 64 научно-исследовательских рейса во всех широтах и долготах совершил он на своем долгом веку. Сотни советских ученых и ученых зарубежных стран проводили свои исследования на его борту. Много сделали экспедиции на «Витязе» для изучения Мирового океана, раскрытия его тайн и загадок.

Не перечесть штормов, перенесенных им в полярных и тропических водах океана. Вся мировая океанологическая наука знает «Витязя» и единодушно признает его самым заслуженным ветераном современного научно-исследовательского флота.

Много славных океанографических открытий неразрывно связано с «Витязем». Большая часть его исследований проводилась в Тихом океане. Он первый детально обследовал глубоководные впадины — Курило-Камчатскую, Тонга, Филиппинскую, Кермадек и другие, изучил их рельеф, нашел максимальную глубину Мирового океана (11 022 м в Марианской впадине), исследовал их гидрологический режим, геологию, гидрохимию, биологию, изучил глубоководные впадины и других океанов. Результаты исследований «Витязя» позволили ученым Института океанологии им. П. П. Ширшова создать уникальный коллективный монографический труд «Тихий океан», удостоенный Государственной премии. «Витязь» был непременным участником всех международных мероприятий по изучению океанов, в частности проведения Второго Международного геофизического года. В 1957 г. он первым из исследовательских кораблей международного сотрудничества приступил к изучению Индийского океана по программе Международной Индоокеанской экспедиции. Нет возможности в кратком вступлении перечислить все заслуги в изучении океанов, честь которых принадлежит этому кораблю.

Но всему приходит конец. Эксперты признали, что корабль износился. Как бы прочно он ни был построен, но время и интенсивная эксплуатация не могли не оказать своего разрушающего влияния. Для плавания в открытом море корабль уже был небезопасен. И корпус его, и надстройки, и даже машина — все было изношено. Советский научно-исследовательский флот за последние годы пополнился рядом новых, более крупных и совершенных современных кораблей — «Академик Курчатов», «Дмитрий Менделеев» и др. Вступили в строй научные корабли меньшего тоннажа, но также рассчитанные на далекие океанские плавания. Это отличные корабли финской постройки, названные именами выдающихся советских океанологов, — «Профессор Богоров», «Профессор Водяницкий», «Профессор Штокман», «Академик Вавилов». В канун 1982 г. научно-исследовательский флот нашей страны пополнился четвертым по счету судном, носящим имя «Витязь». Новый «Витязь», созданный на верфях народной Польши, значительно крупнее и совершеннее старого «Витязя». Он оснащен современным оборудованием для производства океанологических исследований. Впервые на советском экспедиционном судне установлено специальное устройство для проведения глубоководных водолазных исследований — современный гипербарический комплекс. В трюме находится барокамера, рассчитанная на давление, отвечающее глубине 250 м. С камерой герметически состыковывается погружаемый герметизированный колокол, в котором водолазы (акванавты) спускаются на заданную глубину. После окончания работы они входят в колокол, где барометрическое давление отвечает глубине погружения. Герметизированный колокол поднимается на судно и состыковывается с барокамерой, в которой акванавты живут до следующего погружения без декомпрессии. Декомпрессия проводится только один раз — после окончания всего цикла работ. Такой способ подводных работ неизмеримо эффективнее обычного, когда декомпрессия производится после каждого погружения. Кроме того, на судне имеются другие специальные аппараты для глубоководных исследований.

Кратко о первых двух «Витязях»{1}. Первый из них — паровой корвет «Витязь» в 1871 г. доставил Н. Н. Миклухо-Маклая, выдающегося русского путешественника, этнографа и гуманиста, на Новую Гвинею, на берег залива Астролябия, названный позднее берегом Миклухо-Маклая. Во время плавания офицеры «Витязя» открыли и описали пролив между берегом Маклая и островом Лонг-Айленд, получивший название пролива Витязя.

Не менее знаменит второй «Витязь», тоже паровой корвет, на котором адмирал С. О. Макаров совершил в 1887 г. свое ставшее знаменитым плавание по Тихому океану из чилийского порта Вальпараисо в японский порт Иокогаму. В течение всего плавания адмирал Макаров производил гидрологические исследования, изучая распределение температуры и солености в океане. Результаты океанографических исследований изложены С. О. Макаровым в замечательной книге ««Витязь» и Тихий океан», удостоенной первой премии Академии наук в 1894 г. Благодаря этой книге обычное учебное плавание русского военного корабля получило всемирную известность и встало в один ряд с лучшими, специально снаряженными океанографическими экспедициями. На фасаде здания Океанографического института в Монако имя «Витязя» запечатлено рядом с немногими избранными именами, такими, как «Челленджер», «Тускарора», «Вальвидия».

А теперь третьему по счету, но уже тоже старому «Витязю» предстояло встать на вечную стоянку, превратиться в океанологический музей. Что же, это достойное завершение славной научно-морской жизни. В Лондоне у набережной Темзы можно увидеть превращенное в музей судно «Дисковери», на котором капитан Роберт Скотт совершил свое последнее плавание в Антарктику, где со своими спутниками дошел до Южного полюса, увидел на полюсе флаг, поставленный за несколько месяцев до него Руалом Амундсеном, и скончался на обратном пути к кораблю. Маленькая «Йоа», на которой Амундсен проделал свой знаменитый «норд-вест пассаж» через проливы арктической Америки, стоит как памятник в парке города Сан-Франциско. Легендарный «Фрам» ФритьофаНансена, совершивший героический северный дрейф, а затем служивший Амундсену в антарктическом походе, который завершился открытием Южного полюса, также стал памятником. Много заслуженных кораблей оканчивают свою жизнь как мемориалы доблестному и самоотверженному труду моряков и ученых. Еще почетнее выполнять функции музея и продолжать таким образом приносить пользу науке и просвещению, распространяя знания о море.



Теперь «Витязь» находился на Черном море, в Новороссийске. Еще не был окончательно решен вопрос, где будет он установлен на вечную стоянку. Обсуждалась возможность его постановки в Москве, Ленинграде или Калининграде, но при всех условиях его надо было перебазировать на Балтику, в порт Калининград. Предстоял длинный переход. Но не идти же «Витязю», ветерану исследования морей, просто так, без работы. Конечно, Средиземное море и Восточная Атлантика не были «белыми пятнами», как многие районы, где приходилось плавать и работать «Витязю». Десятки, сотни экспедиций разных государств изучали эти моря. Однако наука о море неисчерпаема, и вопросов, которые важно осветить дополнительно, оставалось более чем достаточно. Поэтому переход «Витязя» из Новороссийска в Калининград было решено совместить с целым рядом океанологических исследований в глубоководных котловинах Средиземного моря и Восточной Атлантики, еще недостаточно изученных и представлявших специальный интерес для наших гидрофизиков, геологов и особенно биологов. Таким образом, переход корабля из Черного моря на Балтику осуществлялся как научно-исследовательский последний, 65-й рейс «Витязя». Срок плавания был намечен с февраля по май 1979 г.

Кроме того, на этот рейс была возложена еще другая, не менее важная задача. Ее можно было назвать научно-пропагандистской. По утвержденному плану работ, в своем плавании вокруг Европы мы должны были зайти в порты таких стран, как Италия и Франция, Испания и Португалия, Англия и Дания. Эти морские страны активно проводят океанологические исследования и живо интересуются изучением морей. Нам поручалось установить новые и укрепить старые связи с зарубежными учеными, рассказать им о достижениях «Витязя» в океанологии, о задачах настоящего рейса, показать заслуженный корабль, а заодно и узнать, что нового достигнуто в науке о море учеными этих стран, ознакомиться с их исследовательскими учреждениями, провести пресс-конференции на борту «Витязя». Особенно важно было установить научные контакты с учеными Португалии, которые были лишены возможности общения с учеными социалистических стран в течение долгих лет фашистского режима. Вся эта деятельность способствовала бы укреплению научных связей с учеными зарубежных стран, популяризации советской науки.

Намеченное плавание нельзя было считать обычной научно-исследовательской экспедицией. Для участия в юбилейном, прощальном рейсе приглашались ветераны «Витязя», участники прежних походов — опытные специалисты в области изучения океана. Я тоже относился к ветеранам. Во-первых, мне шел уже 80-й год. Во-вторых, я принимал участие в давних плаваниях «Витязя» в Тихом и Индийском океанах, занимаясь изучением вопросов радиоактивности их вод, морских организмов и циркуляции водных масс в глубоководных впадинах. В настоящем рейсе я предполагал продолжить свои исследования по биохимической эволюции мозга морских организмов, особенно рыб. Эта тема не имела прямого отношения к изучению Средиземного моря, но была тесно связана с морской биологией и моими занятиями в последние годы на борту научно-исследовательских судов «Академик Курчатов» и «Дмитрий Менделеев». Мне хотелось снова встретиться со старыми товарищами по экспедициям, учеными и морякам, хотя я знал, что в экипаже корабля нет уже многих моих друзей по прежним плаваниям на «Витязе». Годы бегут. И кроме того, на рубеже девятого десятка будет ли у меня другой шанс снова посмотреть с палубы корабля на бескрайние морские просторы, пройти мимо незнакомых берегов, а в конце плавания увидеть всегда долгожданный порт Родины. Привлекало плавание еще и тем, что я никогда не проходил проливами Босфор и Дарданеллы, не плавал в Средиземном море, не выходил в Атлантический океан через Гибралтарский пролив, хотя всю жизнь мечтал увидеть своими глазами эти места, сыгравшие такую существенную роль в истории человечества.

Приближался назначенный день отхода корабля — 17 февраля 1979 г. Мы, ленинградцы, — член-корреспондент Академии наук А. П. Андриашев, профессор Д. В. Наумов, моя помощница, старший научный сотрудник Л. Ф. Помазанская, и я, — поездом прибыли в Новороссийск, где встретил нас на вокзале начальник экспедиции профессор А. А. Аксенов. Андрей Аркадьевч Аксенов оказался прекрасным руководителем, именно таким, каким должен быть начальник научной экспедиции, да еще стакими специальными заданиями, как наши.

Приехали в порт к стоянке «Витязя». Было радостно встретиться с кораблем, с которым связано столько незабываемых воспоминаний. Но как он одряхлел, бедный старик. Обводы его, общие очертания по-прежнему прекрасные, но что значит корабль, предназначенный на вечную стоянку. Во многих местах на фальшборте, на надстройках, на шлюпбалках краска облупилась, выступило ржавое железо. Во внутренних помещениях тоже следы долгих лет работы. Только в машинном отделении по-прежнему все в порядке. А каким он выглядел в былые годы аккуратным и даже элегантным кораблем! Но моряки меня утешают. Предстоят заходы в иностранные порты, а до этого корабль примет должный вид. Эти обещания были выполнены.

Несмотря па неприветливую февральскую погоду, резкий ветер с зарядами снега и неуютную в такую погоду Новороссийскую бухту, настроение у всех было радостное.

Вечером в кают-компании был устроен прощальный ужин. Проводить старого заслуженного «Витязя» в его прощальное плавание пришло все портовое руководство. Вечер прошел в дружественной, товарищеской атмосфере; говорили речи, поднимали тосты за счастливый последний рейс.

Провожали нас на другой день тоже торжественно. Несмотря на непогоду, холодный норд-вест, заряды снега, проводить «Витязь» пришли многие жители Новороссийска. Кинооператоры снимали всю церемонию. Выводили «Витязь» из порта два буксира в сопровождении почетного эскорта — двух серых пограничныхкатеров и белого катера начальника порта. После выхода из ворот Новороссийской гавани катера развернулись и ушли, и вскоре портовый катер снял лоцмана.

Плавание началось. Прошли мимо геленджикскои Золотой бухты и легли курсом на Босфор. Ветер дует в корму и справа — норд-вест; море хмурое, очень холодно.

Прежде чем продолжить рассказ о ходе экспедиции, хочу познакомить читателя со своими коллегами по рейсу. Начальником экспедиции был заместитель директора Института океанологии Академии наук СССР, доктор географических наук Андрей Аркадьевич Аксенов, о котором я уже говорил. У него было два заместителя: один из них — Пономарева Лариса Анатольевна, планктонолог, доктор биологических наук, заслуженный ветеран «Витязя», участник многих рейсов, едва ли не рекордсмен среди старых «витязян»; второй — опытный гидрофизик, директор Южного отделения Института океанологии (в Геленджике) Иван Михайлович Овчинников, большой знаток циркуляции вод и гидрологии Черного и Средиземного морей, что для нас было особенно важно в связи с предстоящими работами в Средиземном море. Научным руководителем экспедиции был профессор Т. С. Расе, один из ведущих в нашей стране специалистов по ихтиологии и морскому рыбному промыслу, тоже старый ветеран «Витязя», полностью сохранивший в свои далеко не молодые годы юношескую живость и неутомимость. Ихтиология вообще была представлена в этом рейсе очень сильными учеными: руководителем отряда нектона, или ихтиологии, профессором Николаем Васильевичем Лариным, большим специалистом по летучим рыбам; членом-корреспондентом АН СССР, сотрудником Зоологического института АН СССР А. П. Андриашевым и сотрудником Института океанологии В. Э. Беккер.

Отряд гидрофизиков возглавлял тоже один из старейших ветеранов «Витязя» — Г. Н. Иванов-Францкевич, принимавший участие еще в переоборудовании грузового судна в научно-исследовательский корабль. Из других ветеранов было приятно видеть руководителя отряда бентоса Нину Георгиевну Виноградову, с которой в свое время мы плавали в Тихом и Индийском океанах, членов ее отряда — доктора биологических наук Д. В. Наумова, сотрудников Института океанологии АН СССР Ф. А. Пастернака, М. Н. Соколову, Р. Я. Левенштейн.

Отряд гидрохимии возглавлял старый «витязянин» доктор химических наук Эспер Александрович Остроумов, имевший за плечами 15 рейсов на «Витязе». Геологический отряд работал под руководством Емельяна Михайловича Емельянова, молодого, но уже опытного сотрудника Калининградского отделения Института океанологии. В отряде работал Б. В. Шехватов, тоже старый «витязянин».

Я возглавлял биохимический отряд. Биохимиками были в сущности мы двое — я и моя многолетняя помощница Лидия Фоминична Помазанская. К нашему биохимическому отряду были также причислены и другие товарищи по плаванию, в том числе опытный и очень эрудированный геолог и геофизик доктор физико-математических наук Олег Георгиевич Сорохтин, много просветивший меня своими увлекательными беседами по истории Земли, происхождению океанов, строению земной коры, рифтовых зон и т. п. Эти беседы возникали стихийно и очень часто, благо мы были соседями по каютам. Удачно сложилось и то, что его напарником по каюте, а значит, тоже моим соседом был журналист и писатель Леонид Викторович Почивалов. Корреспондент газеты «Правда», он посетил многие страны Африки и других континентов. Наблюдательный и живо интересующийся всем, он был неистощимым рассказчиком. Часами я мог стоять и слушать его всегда интересные рассказы на прогулочной палубе.

Трудно перечислить весь состав экспедиции, но нельзя не упомянуть нашего неутомимого ученого секретаря Эдуарда Николаевича Халемского.

Пока я говорил только о научном составе. Но жизнь и работа морской экспедиции и ее успех в неменьшей степени связаны с экипажем корабля, прежде всего с его командой. Я уже говорил, что среди членов экипажа я не встретил многих старых знакомых и друзей, ветеранов «Витязя». Весь свой долгий век корабль был приписан к Владивостокскому порту и плавал главным образом в Тихом океане. С переходом корабля на запад многие из его плавсостава, все коренные владивостокцы, перешли на другие суда, другие ужевышли на пенсию.

Мне хотелось бы помянуть добрым словом команду корабля, прежде всего капитана — опытного моряка, спокойного и сдержанного Константина Викторовича Соколова, его первого помощника — энергичного, деятельного Юрия Михайловича Кудрявцева. Со старшим помощником Евгением Анатольевичем Смагиным мы особенно сблизились и находили всегда общие темы для разговора во время его ранних утренних вахт, когда я любил бывать на мостике. Второй, третий и четвертый помощники — А. В. Смирнов, А. Н. Грибасов и С. И. Пехота — тоже были отличными моряками. Механики — старший механик В. Ф. Шомин и его помощники А. Г. Михайличенко, А. Д. Андрусиков и Г. А. Фалеев — поддерживали старый семицилиндровый дизель «Витязя» в хорошем состоянии, и за все плавание не было случая, чтобы машина вдруг отказала. Хочется еще отметить неутомимого «хозяина» корабля боцмана Геннадия Александровича Кононова. О роли боцмана в жизни корабля вообще, а экспедиционного в особенности я уже писал в своей книге о плавании «Витязя» в Индийском океане.

В заключение следует сказать еще об одном члене экипажа — обычно о нем говорят редко, хотя его роль в общем благополучии, в настроении всего состава экспедиции очень значительна, — именно о коке, о шеф-поваре нашего камбуза Владимире Петровиче Сафронове. Снабжение корабля было неплохим, но все же особенного разнообразия продуктов в условиях морской экспедиции трудно ожидать. Несмотря на это, шеф-повар ухитрялся ежедневно кормить нас вкусно и разнообразно.

В общем коллектив у нас подобрался дружный и работящий, что в условиях морской экспедиции крайне важно.


Содержание:
 0  вы читаете: Последняя экспедиция Витязя : Евгений Крепс  1  Глава 1 ОКЕАНОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВИТЯЗЯ ЗА 30 ЛЕТ ПЛАВАНИЯ : Евгений Крепс
 2  Глава 2 ПРОЛИВ БОСФОР, МРАМОРНОЕ МОРЕ, ДАРДАНЕЛЛЫ : Евгений Крепс  3  Глава 3 ЭГЕЙСКОЕ МОРЕ. ОЧЕРК О СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ : Евгений Крепс
 4  Глава 4 ИОНИЧЕСКАЯ КОТЛОВИНА И АДРИАТИЧЕСКОЕ МОРЕ : Евгений Крепс  5  j5.html
 6  Глава 6 ТИРРЕНСКОЕ МОРЕ. НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ЗАХОД В НЕАПОЛЬ : Евгений Крепс  7  Глава 7 МАРСЕЛЬ : Евгений Крепс
 8  Глава 8 РАБОТЫ НА БАЛЕАРСКОМ ПОЛИГОНЕ. БАРСЕЛОНА : Евгений Крепс  9  Глава 9 МОРЕ АЛЬБОРАН. СЕУТА. ГИБРАЛТАРСКИЙ ПРОЛИВ : Евгений Крепс
 10  Глава 10 ЛИССАБОН : Евгений Крепс  11  j11.html
 12  Глава 12 СЕВЕРНОЕ МОРЕ. ДАТСКИЕ ПРОЛИВЫ. КОПЕНГАГЕН : Евгений Крепс  13  Глава 13 БАЛТИЙСКОЕ МОРЕ. ВИСЛИНСКИЙ ЗАЛИВ. ПОРТ БАЛТИЙСК. КАЛИНИНГРАД : Евгений Крепс
 14  Использовалась литература : Последняя экспедиция Витязя    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap