Приключения : Путешествия и география : Велопоход по Кавказу (1998) : Антон Крупенников

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Антон Крупенников

Велопоход по Кавказу. 1998

Итак, как я и обещал, даю более подробное описание событий, произошедших с нашей группой с 15 по 26 июля в велопоходе по Кавказу.

Так-как маршрут в результате оказался не пройденным, я не вижу смысла приводить отдельно техническое описание и дневник, пусть это будут просто записки в вольном стиле и о том, и о другом.

Состав группы: Антон Крупенников - руководитель по велосипедной части маршрута

Алексей Потапенко - руководитель по горно-пешеходной части маршрута

Чернобыльская Анна - завхоз

Жуть просто, два руководителя на одного бедного завхоза.

Планировавшийся маршрут: Эльхотово - Нижний Зарамаг - Тиб - Калак - пер. Мамисонский - Шови - Они - Амбролаури (Хванчкара) - пер. Орбелли - Лентехи - пер. Загар - пер. Унгверский - Местиа - Жабеши - ледн. Китлод - пер. Семи - ледн. Цаннер - пер. Цаннер Верхний - альплагерь Безенги - Нальчик Минеральные Воды.

Реально пройденный маршрут: Эльхотово - Нижний Зарамаг Тиб - Калак - пер. Мамисонский (не дошли 100 метров) - спуск обратно в Нижний Зарамаг - пер. Рокский - Джава - пер. Эрцо Они - Амбролаури - пер. Орбелли - село Рцхмеллюри Лентехского р-на Нижней Сванетии.

Леша приехал в Москву 14-го. Начали раскидывать и перевзвешивать груз, паковаться и.т.д. В итоге у Леши получилось около 33 кг на выходе (личная снаряга тяжеловата оказалась), у меня около 30 кг., у Анки 22 килограмма груза. Многовато, конечно. Но выкидывать вроде уже нечего, взяли только самое необходимое. С трудом забили все это по рюкзакам да подсумкам, и уже на рассвете 15-го легли поспать. Выяснилось еще, что Леша забыл в Риге стеклоткань, я долго и безуспешно пытался раздобыть ее по знакомым, а потом скрасть где-нибудь на стройке или скрутить на теплотрассе. Чуть в ментуру не опал.

До Казанского вокзала решили добираться электричкой из Косино. Машинист попался крайне вредный и попытался нас не пустить - только Анка успела втиснуться в едва открывшиеся двери. А Леше зажало ногу, и он прыгал по платформе за уже тронувшейся электричкой. Стоп-кран, сорванный Анкой, почему-то не сработал. Но все кончилось относительно благополучно, если не считать того, что Анка уехала, а мы с Лешей остались. Стоим, значит, ждем следующую электричку. Тут смотрим, по платформе идет какой-то тип, с характерной походкой дебила - широкий кривой шаг, руками машет и чего-то про себя бормочет. Я еще про себя подумал, что он чем-то неуловимо напоминает мне Лешу Бурцева, с которым мы в 96 на Кавказ ездили. Дебил подходит к нам и действительно оказывается Лешей Бурцевым. Приешел таки проводить....

Загрузились в следующую электричку, добрались до вокзала, нашли там Анку и Андрея Дирочку, также приехавшего нас проводить. Купили колы и пива, погрузились в поезд. Насчет велосипедов проводники чего-то вяло вякнули, но особо не приставали. Мы попали в один вагон с некой странной толпой, которых сначала приняли за горников-чайников, но потом они оказались археологами. Везли груза тонну, пили страшно всю дорогу, и на их фоне мы со своими байками казались просто ангелами, проводникам было не до нас.

Несмотря на жаркую погоду, Анка стребовала с проводников одеяло. К утру, однако, оно бесследно исчезло. Видать, скинула, а проводник подобрал. А вообще в этот раз ехать было полегче, температура в вагоне не поднималась выше 35.

В отличии от 96-го, поезд приехал в Эльхотово (270 м. Над уровнем моря НУМ) в 8:42, т.е. на 4.5 часа позже. Плюс к потере этих 4 часов в первый день, мы еще оказались лишены лучших утренних прохладных часов. А жара разыгралась нешуточная, в разгар дня было 36-38 в тени. Тем не менее крутили мы хорошо, и уже к Алагиру, проехав около 40 км., почти нагнали график 96-го года - слава Богу, шли без поломок.

В Алагире ( 500 НУМ) остановились перекусить у киоска с мороженым. Нас тут же окружила толпа местных любопытных детишек. С ними же подошел поддатый алкаш лет 40, объявил, что он представитель местной мафии и захотел, как ни странно, не денег на опохмелку, а две веломайки. И был немедленно послан.

К Тамиску, где в 96 мы обедали, мы уже опережали график 96. Проехали Алагирское ущелье, дорога хорошая, уклон не более 2-3%. Около 3 дня были в Мизуре (1000 НУМ). От Мизура пошел более крутой набор высоты, 5-7%. На том месте, где ночевали в 96-м, искупались в ручье и поехали дальше. Проскочили Бурон (1300 НУМ), дальше подъем под 12-14%, дорога местами разрушена. К 20:00 вышли на высоту 1800, и решили вставать не доехав километра до Нижнего Зарамага. Проехали за день около 90 км. Встали на берегу реки Ардон, в 50 м. От Транскама. Там есть нормальный съезд к берегу, на полянке полно дров, чуть выше по склону бежит чистый ручей.

Вроде доехали, хоть и подустав, нормально, но после того, как я побегал по склону за водой и поставил палатку, меня разбил натуральный приступ горняшки. И Анке было не намного лучше. Только Леше все как с гуся вода. Надо сказать, его изначальная подготовка в физическом плане была куда лучше нашей. Хотя через несколько дней все почти выровнялось.

На следующий день встали, как обычно, в 6. При съезде с Транскама на спуске Анка грохнулась в лужу на скорости около 45 км/час. Отделалась ссадинами и попорченным фотоаппаратом. Полезли по грунтовке в Нижний Зарамаг. Жара около 34 градусов, несмотря на высоту. Проехали под приветственные крики солдат под шлагбаумом, ограничивающим въезд в погранзону. Хотя, надо сказать, никакой маркировки этой самой погранзоны там не было. Набрали 2100, потом сброс высоты к Тибу. Там попили минералки. Грязь у источника редкостная. Полезли наверх к Калаку. Каменистая дорога, идущая чуть не вертикально вверх. Знакомая развилка у Калака - направо порушенная дорога на перевал, налево сброс в Калак около 300 м высоты. Спускаемся в Калак, опять высота только 2100 НУМ. Пообедали, и поплелись вдоль тропы, идущей по берегу реки Мамихдон к перевальному цирку Мамисони. К 17:00 начали сгущаться тучи. После некоторой перебранки с Лешей удалось убедить его, что надо вставать, чтоб на следующий день с рассветом продолжить штурм перевала. Поставили палатку, и пошли с Лешей на пешую разведку тропы. Прошли километра 3-4, дошли почти до цирка, и вернулись в густом тумане. Дождь, как ни странно, так и не пошел, но вода просто висела в воздухе.

Встали в 5 утра. Перекидали все в рюкзаки и тронулись в путь. Периодически начинался довольно сильный дождь, тропа раскисла, но хоть жарко не было - температура 12-15 градусов. Самым тяжелым был первый километр тропы - круто вверх, иногда над отвесным обрывом, скользко и страшно. Дальше полегче. К 10:00 вышли к чабанским летовкам на высоте 2500 у входа в перевальный цирк. Там нам была оказана самая теплая встреча, с горячим хлебом и водочкой. Час отогревались и отдыхали. Чабаны не советовали нам идти этой тропой дальше - хоть тут и ближе, и удобней, но на древней Военно-Осетинской дороге, проходящей выше по склону расположился пост погранцов, и увидев нас внизу, они могли принять нас за контрабандистов и обстрелять. Принимаю решение штурмовать склон.

Склон каменисто-травяной, пересеченный многочисленными овражками и ручьями. Тропы нет. Уклон 30-35 градусов. Перепад высот больше 200 метров. Непростое, короче, препятствие. Леша впереди, мы с Анкой подотстаем. Но так или иначе, к 12 часам мы выходим на погранпост. Высота 2720, до перевала всего 100 метров.

Жуткое зрелище. Голодные, замерзшие солдаты, какой-то ободранный капитан. Часа два бедолаги не могут развести огонь в печке, дрова сырые. На просьбу разрешить проход через перевал капитан скрылся в палатке и чего-то долго обсуждал с начальством по радио. А потом изрек, что ему приказали доставить нас на заставу в Нижний Зарамаг под конвоем.

Дальше все очень напоминало "Зону" Довлатова. Мы чешем вниз на велосипедах, конвой плетется сзади. Мы их поджидаем периодически. Потом, когда мы доехали уже до проезжей дороги, они ловят попутку, обгоняют нас, потом снова отстают. Еще через некоторое время мы встречаем группу конвоя, высланную за нами снизу. Теперь эти две группы пытаются быть одна впереди нас, другая сзади, но им это никак не удается, либо обе отстают, либо наоборот обе уезжают на попутках вперед. У заставы мы около получаса ждем наших конвоиров.

На заставе долго беседую с двумя подполковниками. Один из них, командир части, почти извиняется, что дал приказ на наше задержание - говорит, ему придурок-капитан такое по радио наплел, что у него и мысли не было, что мы простые туристы. Но теперь рапорт о задержании нарушителей уже ушел наверх, и своей властью выпустить он нас не может.

Второй подполковник какой-то заезжий, типа комиссии. Говорит довольно вежливо, дескать наверно даже нас на Мамисонский обратно выпустят и может даже на машине подбросят, чтоб скомпенсировать потерю времени, но он нам ехать туда не рекомендует, так-как по его мнению на Грузинском посту полный беспредел. Обсуждаем с Лешей и Анкой, рискнуть ли, или действительно поехать по более безопасному пути, по Транскаму. Пообщались еще со стайкой лейтенантов, которые периодически бывают на верхнем посту под перевалом, они говорят, что с грузинами проблем быть не должно, они их прекрасно знают и в случае чего нас можно даже будет передать грузинскому посту с рук на руки. В результате все же решаем идти Мамисони - если, конечно, нас туда выпустят. А пока сидим и ждем коменданта, который и должен решить нашу судьбу.

Надо сказать, что бардак в части редкостный. Солдаты на построении держат руки в карманах, курят, да и офицеры не лучше. Основная функция часового - не выпускать пасущихся свиней за территорию части. Их побег - это единственная ситуация, когда часовому разрешается выйти за ворота.

Особых слов заслуживает туалет. Если по малой нужде туда сходить еще можно, зажав нос и закрыв глаза, то по большой просто немыслимо. И когда мне приспичило, я нагло пошел за ворота. Эй, ты куда? - спрашивает часовой. Да я скоро - отвечаю ему, и прыг в канаву за воротами. Слышу, абрек грустно покрикивает, стоя у ворот: эй, ну гдее ты? Убег что лы? Эй, давай обратно... Потом до него доходит: эй, Палма, ыщы! Ыщы, убег! Бежит за ворота Пальма, находит меня, виляет хвостом и с сознанием выполненного долга возвращается в часть. Эх, Палма, че , не нашла? Савсем убег? Абрек безумно рад увидев меня возвращающимся.

В 21:00 приезжает комендант. Тут уже никаких разговоров, у нас отбирают паспорта, и объявляют официально, что мы задержаны. Вызывают следователя-чекиста из Владикавказа. Нам предстоит ночь в зоне.

Размещают нас под навесом на бетонном полу. Хорошо, снаряга позволяет комфортно провести такую ночь. Но утром у Анки все равно уже сдают нервы, она пробует объявить сухую голодовку, мне едва удается ее успокоить. Мы начинаем качать права. Вояки все задержки валят на отсутствие бензина для доставки нам этого самого чекиста. Но к полтретьего он все же пребывает.

Допрос начинают с меня. Длится он полтора часа, куча вопросов по делу и не по делу, маразм короче. С моих слов пишут, что лежит в моем рюкзаке. Я решаю не врать и перечисляю все, вплоть до GPS, называю модель - Garmin 12 вроде разрешен к применению. Потом тотальный шмон. Особенно чекиста заинтересовал пакет с чаем, он как ищейка долго принюхивается, нет ли там чего наркотического. Из велосипеда даже пробочки из руля вытащил, пальцем там поковырялся. GPS посмотрел, сверил модель и на этом успокоился - я даже был несколько удивлен, что он по модели въехал, что тут ничего противозаконного.

С остальными разобрались побыстрее. Потом опять вызвали меня, говорит дескать, что уголовного состава у нас нет, а за административное нарушение нас оштрафуют. Но не сегодня, а завтра, а сейчас бумаги увезут на утверждение в Бурон. Я сообщаю своим, что до завтра нам сидеть тут. Анка просит, чтоб я договорился о свободном выходе за территорию части без вещей. Чекист не против. Но тут возмущается зам командира части (ублюдок тот еще) - дескать, итак в части бардак, а тут задержанные взад-вперед гулять будут. В результате Анку с Лешей выпускают тут же, а я еду с чекистом в Бурон для оформления бумаг. 16 км вниз до Бурона на армейском "козле" едем больше часа. По дороге чекист так робко меня спрашивает - мол, мы уже вроде все порешили, раскажи мне, а что такое GPS? А я то думал, он знает...

В Буроне долго торгуемся насчет суммы. Вроде по закону минимум 10 мин. зарплат с человека, но с другой стороны я твержу, что закон мы не нарушали, и пусть я тут еще неделю проторчу, но таких денег платить не буду, а любой суд меня оправдает. Сходимся на штуке со всех троих.

Обратно на попутке долетаю за 9 минут. Ужас, 160 в час на горной извилистой дороге. Леша рядом с дорогой уже ставит палатку. Наша четвертая ночовка - в полукилометре от первой. Считаем, потеряли 3 дня, да плюс удлинение маршрута на 2 дня за счет того, что придется идти по запасному варианту - Рокский и Эрцо вместо Мамисонского. Итого 5 дней отставания от графика. Довольно критично.

21 июля подъем, как обычно, в 6 утра. К 9 выбираемся на дорогу. Непрерывный набор высоты, но не очень крутой, 4-6%. Через 16 км подъезжаем к северному порталу тоннеля, высота 2150. Жара сохраняется, 34-36 градусов. Еще надо сказать, что широко разрекламированные кремы от солнца абсолютно не сработали, хоть мы и купили самый крутой, с маркировкой "для высокогорья". К этому моменту я уже ехал весь в пузырях, Анка с Лешей поменьше, но тоже обгорели.

Около портала пообедали. Большая тарелка тушеной картошки с большим колличеством мяса стоит 15 руб. Вполне терпимо.

Проходим погранконтроль и въезжаем в тоннель. Длина его около 4 км., первые три идет очень тяжелый набор высоты, потом крутой сброс. Высшая точка (со слов, померить там нельзя) около 2500, южный портал - на 2400 (меряли сами). Внутри преисподняя! Полная темнота, с потолка текут потоки воды, по дну бежит река. Лютый холод. От холода спасает только очень крутой набор высоты, приходится попотеть. Путь через тоннель занимает почти полчаса.

Южный портал. Еще жарче, и дикий запах спирта. Дорога от него падает вниз 15% серпантином. Асфальт вполне приличный. Скрость у нас с Анкой 40-54 км/час, Леша едет еще быстрее. Через 30 км влетаем в Джаву (750 НУМ), большую южноосетинскую деревню, откуда начинается подъем на Эрцо. Впервые на нашем маршруте температура переваливает за 40. Даже мне, несмотря на мое теплолюбие, делается мягко говоря жарковато.

Пока мы ехали вниз, навстречу нам непрерывным потоком шли цистерны-спиртовозы. Куда они деваются потом - остается только гадать, но ни на Российской стороне границы, ни у портала их уже не видно. Судя по запаху, их там рядом куда-то переливают, наверное трубопровод сделали.

По статусу ООН Южная Осетия считается зоной бедствия. Постоянно попадаются машины с маркировкой UN, "Врачи без границ" и.т.д. При этом полное ощущение процветания. Граница с Россией прозрачна донельзя (де-факто территория Российская), с Грузией - тоже, ведь де юре это Грузия. А по сути что-то типа того самого метра госграницы, который сдается в аренду за бешеные деньги.

Интересная деталь - деревенская почта в Джаве оборудована спутниковой связью Инмарсат, при этом минута разговора с Москвой стоит 3 руб - и это при себестоимости около 5 баков.

Сворачиваем с Транскама на каменисто-гравийную дорогу. Вдоль реки начинаем подъем на Эрцо. Уклон колеблется от 4 до 12%, дорога местами здорово завалена. В некоторый момент натыкаемся на глобальный завал. Работает бульдозер, рядом стоит осетин, оказавшийся начальником над этой дорогой. Судя по темпам работы, бульдозеру еще с полчаса каменья разгребать, и мы уж было собрались перетащить велосипеды на руках, но тут начальник дает команду бульдозеристу, и специально для нас тут же разгребают небольшой проходик в завале. Зовут в гости, но мы отказываемся. К 18:00 подъезжаем под перевальный серпантин. Его длина 12 км, уклон до 15%. Нужно либо вставать здесь, либо штурмовать перевал - дальше мест для бивака не будет. Анка после некоторых колебаний дает добро на штурм, обещает влезть за разумное время.

Подъем очень тяжел. Несмотря на вечер, жара не спадает. Скорость не превышает 9-10 км/час. Но в 19:50 мы на перевале. Не задерживаясь, начинаем спуск. Покрытие на спуске получше, удается держать скорость за 30. 3 км гоним впереди себя по шоссе стадо перепугавшихся коров и огромного быка, поддавшегося стадному чувству. Через 20 минут серпантин пройден, и мы встаем на берегу очень приятной речки. Высота 1550. Полно дров, разводим костер. Рядом ручей с питьевой водой.

День выдался очень тяжелый. Два перевала, 90 км по горным дорогам по жаре. И хоть на следующий день мы встали как обычно в 6, с выходом не торопились. Слегка отдохнули, помыли велосипеды и помылись сами. Вышли в 12-м.

Спускаемся дальше вниз, в Кваиси (1400 НУМ). И без остановки лезем на второй горб Эрцо (1650 НУМ). Начинаем спуск в Они. Дорога жуткая, камень и щебенка. На скорости 30 мой подсумок с кошками залетает в спицы. Полчаса сидим, вставляем 2 выбитые спицы и правим восьмерку. Колесо не разбортовывали, а зря.

Около 14:00 мы в Они. Звоним с почты в Москву. Потом часа полтора потребляем ликер с директором почты, грузинским евреем Микаелом. Хорошо назюзюкались. Когда отъезжаем от почты, нам вручают в подарок 2 литра чачи. Нас слегка водит. Ищем, где бы закусить, и попадаем в ресторан, где нам за полчаса сварганили роскошные бифштексы. 4 бифштекса нехилого размера плюс хлеб плюс газировка обходится в 12 руб. на человека.

По пьяни долго ищем мост через Риони. Но находим в конце концов. Дорога идет вдоль берега, то вверх, то вниз, но в основном вниз. Скорость 25-30. Днем было под 40, но к вечеру делается прохладней, сгущаются тучи. Километрах в 15 от Они у меня прокалывается колесо - изнутри, той самой замененной спицей. Тут и гроза началась. Меняем камеру на автобусной остановке, скрываясь от ливня. Дождь вскоре кончается. Едем дальше. Проезжаем Амбролаури и въезжаем в знаменитую Хванчкаринскую долину. Тут я понимаю, что плохо забортовали покрышку и она того и гляди даст дуба. Встаем на берегу Риони, в саду, куда нас милостиво пустил его хозяин. За день проехали чуть больше 70 км.

Всю ночь сверкают молнии, но с утра небо ясное и умопомрачительная жара - 42 в тени. Доезжаем до деревни Хванчкара. Пора покупать вино. Местные показывают нам дом, где лучшее вино. Цена - 2 бака за литр. Считаем емкости. 5.5 литров. Но без пробы вино не продают - принято сначала попробовать и похвалить напиток. На пробу собирается полдеревни. Выпиваем куда больше, чем покупаем. Выходим почти на 4, велосипеды виляют, жара, ужас. Вниз, правда, едется быстрее - не замечаешь выбоины в дороге и несешься как угорелый. Но вскоре начинается тягун к Алпане - набор 400 метров высоты на 3-км участке дороге. Как живы остались, до сих пор не понимаю.

Потом крутой спуск в Алпану, и мы снова на высоте 350 метров над морем. Отсюда начинается подъем на перевал Орбелли. Первый 12-км участок пути идет по узкому живописному ущелью вдоль реки. Подъем идет террасами - то почти ровно, уклон 2-3%, то 12-15% взлет. Иногда даже небольшие спуски попадаются. Начиная с 7-го километра дорога почти ровная, идет вдоль водохранилища. Вскоре въезжаем в село .Орбелли.

Над селом - 500-метровая скала. В ней прорублена полка. Это называется дорогой. Уклоны на серпантине - 6-15%, на поворотах - ощущение почти вертикали. Дорога очень узкая и страшная, под тобой - пропасть. И почти все время испепеляющее солнце. Нам с Анкой с задней центровкой без передних подсумков приходилось еще разгоняться перед поворотами, иначе запрокидывает назад. Но к этому моменту мы уже вполне набрали форму и почти всю дорогу шли впереди Леши, так-что ощущения, что мы тормозим не было. У Анки даже возникла бредовая идея въехать на перевал первой, в результате она ломанулась и не расчитала силы. Правда, отстала она от Леши всего метров на 50, от меня - на сотню. Молодец, короче.

Спуск такой же крутой, но асфальтированный. Подъем 9 км от села Орбелли занял у нас меньше 1.5 часа, спуск в Цагери минут 25. И вот мы на берегу бурной мутной реки Цхенисцкалли. Ущелье этой реки ведет в Сванетию.

Хоть время только 18:00, устали мы так, что решаем вставать как можно быстрее. Едем вдоль узкого ущелья, по бокам только скалы, внизу ревущая вода. Через 4 км плавного набора высоты проезжаем какой-то пост со шлагбаумом, где на нас не обращают никакого внимания. Вскоре, через 1-2 км ущелье немного раздвигается, по левому склону появляется селение, а река под нами разбивается на 2 протоки. Ближняя к нам поменьше и поспокойнее, дальняя - очень бурная. Между протоками остров, длиной метров 150, шириной - 40-50. Центр острова травянистый, кусты и деревья, по краям - каменистые косы. Принимаем решение переходить протоку и вставать. Проехали за этот день мы около 60 км. Отставание от изначально задуманного графика было практически полностью ликвидировано.

Разгрузка велосипедов и брод заняли около 40 минут. Но к 20:00 лагерь уже стоял, костер горел и варился суп. А вино тем временем стыло в речке. Тут к нам пожаловали гости. Первой пришла интеллигентная пожилая женщина с оравой ребятни. Прекрасно говорила по русски. Она то нам и сообщила, что мы уже в Сванетии, а село рядом с нами - сванская деревня Рцхмеллюрри. Потом она ушла, но прибежали какие-то еще дети, приволокли яблок, потом какие-то робкие девушки разглядывали нас из-за кустов, потом к нашему костру пришло двое молодых и очень любопытных людей. Короче, мы чувствовали себя как на арене цирка, но мы к этому уже привыкли за время пути по Кавказу. Угостили молодых людей вином, выпили за здоровье. Вскоре прибежала еще молоденькая девушка в яркой красной майке, о чем-то по-грузински побазлала со своим приятелем, явно желая увести его домой, и убежала. Стемнело. Анка пошла спать. И тут наши гости вскакивают, один из них достает пистолет (обрез из мелкашки) и орут нам лечь на землю. Что делать, ложимся. Мне в голову направлен ствол. Орут, деньги давай. Вспоминаю, что учили не сопротивляться, и спокойно отдаю поясную сумку с деньгами - там в конце концов не так много, 100 Лари (80$) и рублей 300. И тут эта подлюга пытается снять у меня с пальца обручальное кольцо. Дальнейшее напоминает наверное американский боевик. Видя, что ствол отклонился от моей головы и направлен в землю, я моментально вырываю пистолет из рук бандита. Дальше, как учили на военной кафедрее, перекат в два оборота, фиксация на двух локтях, прицел в голову и нежное нажатие на курок...

Холостой щелчок бойка, пистолет не заряжен...

Мой приятель Петя услышав эту историю сказал мне, что я теперь страшный человек - неважно, был ли патрон в патроннике, но что я мол переступил психологический барьер убийства. Не знаю, в тот момент для меня не было никакого барьера. Я вообще не думал. Смешно, но я, совершенно мирный и гражданский человек, действовал на уровне рефлекса, как будто меня этому всю жизнь учили. И сейчас, с одной стороны, мне как-то не вполне спокойно, ведь я действительно пытался убить человека, но с другой стороны - не мог я отдать обручальное кольцо, и наверное второй раз поступил бы так же.

Попытка стрелять на поражение вызвала таки секундную паузу и подействовала на бандитов слегка деморализующе. За эту секунду я успел оценить, что Леша лежит у костра в полуметре от топора. В следующий момент оба бандита бросились на меня.

Я сгруппировался и прижал ненужный уже пистолет к земле. Мне удалось удерживать его минуту-другую, в надежде, что Леша оценит ситуацию - он был вообще без присмотра. Но видимо нападение произвело на него такой эффект, что он не смог придти ко мне на помощь. Зато в тот момент, когда я отдал пистолет, из палатки выскочила разъяренная Анка с ножом в руке. Я успел крикнуть ей "назад, в палатку", и хоть один из нападавших и двинулся за ней, он уже не чувствовал после такой драки уверенности в себе, и когда я прыгнул в его сторону с криком "убью", он немедленно рванул от палатки. После чего оба бандюги сделали ноги, и все бы ничего, если бы отступая они не схватили из кучи вещей мой рюкзак и Лешин задний подсумок. Где, собственно, и лежали все деньги.

Минуты 2 ушло на то, чтоб придти в себя. Пропали все деньги, мой рюкзак со спальником, Лешин подсумок, спальник, левый ботинок и куча прочей мелочи, в том числе и Лешин латвийский паспорт. Оставив Анку в лагере с указанием в случае чего тут же сваливать через второй выход палатки в кусты, мы с Лешей отправились в деревню за помощью. В первом же доме нашли молодого человека, хорошо говорящего по русски, и попросили его отвести нас к старейшине. Молодого человека звали Цотме. И хоть он нам и говорил какие-то слова о том, что тут уже не 19 век и не все решает старейшина, Цотме все же взялся нас проводить.

По дороге мы наткнулись на девушку в красной майке. Посветили ей в лицо фонарем. "Она" - говорит Леша. "Точно она" - говорю я. Девушка издает пронзительный вопль, видно решив, что ее сейчас убьют за тех бандитов, и кидается к дому. Дом мы запомнили.

Дошли до старейшины Эль-Бучо, он же председатель сельсовета. Эль-Бучо был пьян в стельку. Грустно направились обратно.

Анку обнаружили не в палатке, а мечущейся с воплями по берегу протоки. Она испугалась, что мы догнали бандитов и нас убили. После чего я решаю, что лучше оставлю Лешу охранять лагерь, и мы с Анкой отправляемся на поиски полиции вниз, в Цагери. Доходим до поста со шлагбаумом - это что-то типа таможни на границе Сванетии. Там нам объясняют, что Цагери это другой район, а нам нужно в Лентехи, на 20 км выше по дороге. Обещают поймать попутку, если будет. Остаемся ждать. Наступает полночь, а вместе с ней и 24 июля - Анкин день рожденья. Но заначенная по этому поводу 100-гр бутылочка коньяка похищена вместе с моим рюкзаком.

Дежурные интересуются, сохранились ли паспорта. Узнав, что 2 сохранились, рекомендуют сбегать за ними, чтоб было меньше проблем с полицией. Я бегу обратно на остров. На обратной дороге обнаруживаю Анку в 500 метрах от поста, спрятавшейся в придорожную канаву. Говорит, как только я ушел, начались какие-то скользкие разговоры и она сделала ноги. На пост мы уже не возвращаемся.

Переходим протоку. Тут из-за спины окрик. Оборачиваюсь, на дороге кто-то стоит и чем-то машет. Потом слышу, орет: "Паспорт забери, паспорт нам не нужен". Ну, думаю, уже легче. Хоть все паспорта на месте будут. Перехожу обратно протоку. Не свети мне в лицо - орет парень - кладу паспорт на камень, и подожди, пока я отойду. Тогда подойди и забери. Опускаю фонарь. Немного жду. Потом иду и беру паспорт с камня, кладу в карман (где уже лежат мой и Анкин). В этот момент на меня из темноты наваливаются уже трое. Паспорт бери, кольцо давай - орут мне. И первое, что сделали, повалив меня на землю, сорвали с меня кроссовки. Начинается тяжелая и продолжительная драка. Бьют довольно сильно, вывихнули палец с кольцом, но я держусь как-то. Пытаюсь ударить в ответ, но это очень непросто, так-как двое (те, что в первый раз приходили) стараются меня удержать, а третий бьет, и после каждого удара или серии ударов пытается сорвать кольцо. Понимаю, что главное - не потерять сознание, выбрать момент и смыться. Бьют в основном по роже, почкам и ребрам. Ногами. Хорошо, велосипедов у них там нет, ноги не очень сильные...

Выбираю момент, когда с меня третий бандит пытается снять кольцо и соответственно стоит наклонившись ко мне, отталкиваю держащих меня и изо всех сил бью кулаком в лицом третьего придурка. Он отлетает, и у меня появляется секунда времени. Прыгаю в протоку и выползаю на ту сторону к Анке. Минута передышки, фонари нападающих мечутся по шоссе, после чего мы видим, что они, развернувшись цепью, направляются к протоке. В этот момент я понимаю, что больше сил драться у меня уже нет, Леша тоже не особо боец, и я принимаю решение покинуть наш лагерь. Кстати, в драке я лишился своего паспорта.

Из последних сил бежим к палатке, хватаем там Лешу, растревоженного шумом драки с дороги, и выходим кустами к руслу большой протоки, которая своим ревом заглушает наши шаги и не дает нас обнаружить. Приходится идти босиком по острым камням и колючкам, но делать нечего, и я веду нашу команду задами, не выходя на дорогу, к дому, где живет Цотме и его родители. Перелезаем через забор, я без особых проблем договариваюсь с собакой, выходим к дому. Стучимся - никого. Но дверь не заперта, входим в комнату, там стоят кровати. Я в этот момент уже едва держусь, мне уже не до приличий, и мы ложимся спать, чувствуя себя в безопасности. Вот так не просто мы оказались невольными гостями в Сванском селении Рцхмеллюрри.

Самое время сказать несколько слов об укладе жизни Сванского селения. Почти во всем это и впрямь 18-19 век. Впервые в жизни я видел действительно натуральное хозяйство. Денег там нет и не бывает. Все, что можно, они растят сами на огородах, остальное выменивают на базаре. И всех (кроме молодежи) это устраивает. Работа на огороде занимает у них около часа в день. Остальное время они "отдыхают" - т.е. просто ничего не делают. И не хотят. Сохранились у них и всякие древние традиции, правила поведения и.т.д. Что такое время они толком не понимают. Ну неделей больше, неделей меньще - а какая собственно разница. Говорить о часах и минутах и вовсе бессмысленно. Основная проблема - молодежь. Их эта жизнь не устраивает, и из-за этого полностью потеряна связь между старшим и младшим поколениями.

Но вернемся к нашей истории. Утром мы легко объяснились с хозяевами на тему, как мы попали в дом, и вновь пошли к старейшине Эль-Бучо. Старейшина оказался круглым идиотом. За свою жизнь он выучил единственную мудрость - помолчи, за умного сойдешь. И он действительно молчал среди бесконечного крика, стоявшего вокруг. Впрочем, его идиотизм не имел никакого значения, так-как все равно там всем заправляют женщины. А жена старейшины Вера оказалась на редкость сообразительной и шустрой бабой. Подробно выспросила, кто из бандитов во что был одет. Нас это несколько удивило, так-как переодеться они десять раз могли с тех пор, но она нам объяснила, что тут у каждого только одна одежда на лето, и одна - на зиму. И даже если человек исхитрится найти другую одежду, то это фактически означает признание им своей вины. Мы сообщили приметы, рассказали про девушку в красной майке, а также о том, что у одного из бандитов дядя в Питере (Вот глупость то! Представились нам вымышленными именами, а про дядю правду парень сказал! Естественно, вся деревня знает, у кого дядя в Питере!). Допросили девушку. Сначала она показала на других, но мы тут же сказали, что это не они. После чего девушка все же раскололась, и первые двое из нападавших были идентифицированы. Выяснилось, что они свалили в Кутаиси, и их родители тут же организовали за ними погоню.

Надо сказать, что сообщение об ограблении всколыхнуло всю деревню. Им действительно было стыдно, и каждый боялся, не его ли это сын. Но когда имена бандитов - Нико Твеллианни и Георгий хрен знает какой там были выявлены - все разом успокоились. И уже почти никто не горел желанием помочь нам вернуть награбленное. Несколько волновало их, кто третий, но вскоре и это выяснилось по большому фингалу под глазом - хотя нам его имя так и не сказали.

У нас был один козырь - мы угрожали заявить в полицию. Правда, Цотме объяснил нам, что хоть бандитов они конечно словят и посадят, но вот деньги нам вряд ли вернут. Поэтому реально мы туда соваться не хотели. Но полиции там боятся всерьез. Говорят, чтоб выкупить из тюрьмы своего сына-бандита нужны деньги куда большие, чем у нас стырили. Еще говорят, что в деревне есть свои осведомители. Как потом выяснилось, полиция и впрямь все время была в курсе происходящего, но ждала, когда большую часть работы за них сделаем мы с жителями села.

С момента установления личностей бандитов всю работу с нами проводил некий Сосо, работающий (что очень там большая редкость!) ментом в Кутаиси. Причем в каком-то довольно высоком чине. Но тут он был не ментом, а скорее посредником. Причем не очень умным. Он старался вначале изображать из себя нашего защитника. Но не очень то ему это удалось.

- Паспорт искал? - спрашивает меня Сосо.

- Естественно, говорю ему.

- Пошли опять искать

Идем с Сосо на дорогу искать паспорт. Он выясняет где была драка. Ну, говорит, иди еще поищи, а я назад пойду, устал. Прохожу еще метров 50, разворачиваюсь, на месте, которое я показал Сосо, лежит мой паспорт. Иду назад. Сосо сидит на завалинке. Молча сажусь рядом. Сосо удивленно на меня смотрит.

-Ну, что, нашел?

-Что нашел?

-Паспорт нашел?

-Да, нашел.

-А где?

-Да там и нашел.

-А, ну все правильно...

После чего я его пристыдил полунамеками. Сосо нахмурился и пошел к Леше. Эй, говорит, скажи Антону, чтоб он не думал, что я заодно с бандитами. Я не заодно. Я просто хочу, чтоб и вам, и им обидно не было... А вскоре он и вовсе раскололся, что он двоюрный брат этого самого Нико, и что даже он лично отнял у него обрез - чтоб полиция, если приедет, не нашла....

К середине дня бандитов привозят из Кутаиси, но в поселок не везут, и они прячутся где-то в лесу. Связь с ними поддерживают через другую молодежь, и к моему ужасу до меня доходит, что речь идет не о 2-3 придурках, а о вполне сплоченной банде. Я понимаю, что даже если нам все вернут, ехать дальше через Сванетию нельзя. И я принимаю непростое решение в максимально короткие сроки произвести эвакуацию группы из опасного района и прекратить прохождение маршрута.

С этого момента наша стратегия значительно изменилась. Если до этого мы напирали на возврат всего похищенного, то теперь основным нашим требованием было время. И это доходило до жителей села ну с очень большим трудом. Мы потребовали: возврата всего снаряжения, возврата денег, достаточных для вылета в Москву и оплаты провоза нашего немалого багажа, обеспечение транспорта до аэропорта и сопровождения из местных жителей для гарантии безопасности. Весь вечер шли переговоры, но к ночи наши требования были приняты.

Следующий день должен был стать нашим последним днем в Сванетии. Но шевелились все очень медленно. В результате, около 15:00 нагрянула полиция. Оказывается, в тот момент, когда бандит Нико ловил для нас машину, его и сцапали. После чего полицейские уже задумались и о своем кармане.

В здании заброшенной почты собралось полсела - Сосо, Эль-Бучо, родители бандитов, вся эта молодежная банда, менты и куча другого народа. Мы написали заявления. Начались торги, причем наши требования, естественно, выросли. Была оговорена сумма. Принесли все вещи кроме нескольких потерянных (или припрятанных) мелочей. Принесли деньги - до оговоренной суммы не хватило 20$. Я устроил скандал с Сосо на эту тему. Нет, говорит Сосо, больше денег, все что не потратили - принесли. Либо вы берете что есть - либо мы сейчас все обратно в лес унесем. И весь этот разговор в присутствии полиции. Правда, тут обнаружилось, что в Лешином подсумке бандиты деньги не нашли, и реально нам вернули существенно больше, чем обговаривалось - но мы об этом благоразумно промолчали.

Лишились мы в итоге где-то 600$ - 200 судя по всему бандюги успели потратить, а 400 пошло ментам за выбивание. Хорошо, большую часть все же заполучили обратно. Из вещей мы лишились таки моих кроссовок, ножа, может еще какая мелочь пропала.

Пойманный Нико шофер терпеливо нас ждал. Погрузили все вещи и велосипеды и поехали в Кутаиси под конвоем Сосо. Тут до меня дошло, что это не нашу безопасность он обеспечивает, - а свою, они все дико перепугались, что мы настучим в Тбилисси, в МВД Грузии. А у них там есть полк полиции спецназначения, и как выяснилось, по таким фактам его забрасывают вертолетами и без разбора громят всю деревню. Так-что Сосо не отходил от нас ни на шаг.

На следующее утро на автостанции посадили Лешу в автобус до Цхинвалли, чтоб оттуда он отправился в Нальчик и дальше в альплагерь, а мы поехали в аэропорт. Познакомились с командиром самолета, сидевшем на завалинке и пившем пиво в страшных колличествах. Велосипеды наши везли к самолету отдельной машиной и грузили, как будто они из хрусталя - мы пригрозили, что если что не так, мы сразу в Тбилисси. И под рюкзаки нам два кресла в самолете выделили. Мелочи типа провоза газовых баллонов естественно никого не волновали. Сосо улыбнулся только тогда, когда от самолета отъехал трап. Вот так мы собственно и съездили на Кавказ.

А по результатам нашего, хоть и не пройденного маршрута, можно сделать такие выводы на будущее:

Снаряжение.

Велосипеды - без проблем, единственная поломка была связана с залетанием подсумков в спицы

Подсумки - все же нужно не только задние, но и передние. Иначе переворачивает.

Спальники, палатка, горелка, да и собственно вся прочая снаряга - прекрасно себя показала, если кому интересно, что конкретно мы использовали - пишите, отвечу.

GPS - не необходим, но очень удобен. Свои 260гр он окупает.

Маршрут

С Мамисонским нам говорят не повезло. Там только капитан такая падла, остальные погранцы, которые бывают на этом посту, говорят что водки с нами попили бы и пропустили бы. Но все же, наверно, стоит оформлять разрешение в управлении погранвойск в Москве.

Южная Осетия - великолепный, солнечный и дружелюбный край. Там очень хорошо! И все совершенно спокойно.

Грузия (центральная) - вполне стабильная и доброжелательная обстановка. Никаких проблем не возникало.

Сванетия. Собственно, вроде все сказано. Полиция говорит, что не нарваться там на бандитов почти невозможно. И, соответственно, лучше туда не соваться. Но если все же очень хочется, то следовать алгоритму, предложенному полицией:

а) До въезда в район заехать в ближайшее полицейское управление и зарегистрироваться. Объяснить маршрут и попросить передать информацию о группе всем отделениям полиции вперед по маршруту.

б) Выждать сутки. Это время нужно полиции, чтоб оповестить бандитов, что тургруппа идет под их защитой.

в) Останавливаться на ночлег только в селениях. Это, кстати, очень просто, накормят-напоют и спать положут. ТОЛЬКО НЕ ПРЕДЛАГАЙТЕ ДЕНЬГИ! ТАМ ЭТО НЕ ПРИНЯТО!

г) Серьезные суммы денег - только на карточке. В крупных городах (аэропортах) все более-менее известные карточки обслуживаются.

Отчет составил Крупенников Антон


Содержание:
 0  вы читаете: Велопоход по Кавказу (1998) : Антон Крупенников    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap