Приключения : Путешествия и география : Перу - Первые русские сплавляются по истоку Амазонки : Петр Кудряшов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Петр Кудряшов(pkudryashov@eurasia.msk.ru)

Перу: Первые русские сплавляются по истоку Амазонки

Река Апуримак, берущая свое начало на высокогорном плато в Андах у западного побережья Южной Америки, многими учеными-географами считается истоком Амазонки. Это самая протяженная река, питающая Амазонку. Вместе с Апуримаком Амазонка является самой большой рекой мира. Общая ее длина от истока до устья составляет более 7 тысяч километров.

Летом этого года российским туристам-водникам впервые удалось организовать сплав на надувных катамаранах по реке Апуримак - истоку великой Амазонки. Российские туристы - редкие гости в Перу. Приехав в "экзотическую" страну, мы сами стали экзотикой: таких чудаков, которые привезли с собой из далекой России полный набор снаряжения для экстремального сплава по горной реке, тут еще никто не встречал.

Наша группа состояла из людей самых разных профессий и интересов: преподаватель МИФИ Михаил Кирсанов, предприниматель Константин Врагов, работник благотворительного фонда Петр Кудряшов, менеджер коммерческой фирмы Николай Кириченко, консультант по компьютерным программам Алексей Жуков, аспирант МГУ Кирилл Диордиев.

Перу была центром империи инков, охватывавшей когда-то почти всю Южную Америку, и памятники этой удивительной цивилизации до сих пор вызывают благоговейный трепет у туристов. Еще задолго до образования империи, на территории Перу обитали десятки не менее загадочных цивилизаций, следы которых встречаются по всей стране, и наиболее известные среди этих следов загадочные линии в пустыне Наска.

Не менее притягательна для туристов природа Перу. Великие Анды являются самой длинной в мире горной цепью. Эта грандиозная горная система, протянувшаяся почти на 9 тысяч километров, поднимается стеной высотой до 7 километров над Тихим океаном.

Однако, за исключением труднопроходимых отдаленных районов, перуанские Анды не являются нетронутым заповедником дикой природы. Здесь почти каждый клочок земли обрабатывается местными индейцами. Для большинства туристов путешествие в Анды означает "уход" от ХХ века и знакомство с местным образом жизни, который сохраняется здесь на протяжении многих столетий.

Наша подготовка к поездке продолжалась два года. Было подготовлено снаряжение для этого путешествия, включая специально спроектированные три двухместных катамарана. Мы собрали отрывочные сведения о многократных попытках сплава по Апуримаку спортсменами из разных стран, однако этих сведений оказалось недостаточно, и наше путешествие стало прыжком в неизвестность. Наша команда имела огромный опыт водных походов, но реку похожую на ту, которую мы увидели в Андах, не встречал никто из нас.

Наконец наступило время долгожданного старта - и, после двадцатичасового перелета Москва - Гавана - Лима, мы оказались в Перу. Первое и неожиданно сильное впечатление, которое мы испытали сразу же после посадки, - это ужасная погода в тропиках на берегу Тихого океана и местные бюрократы, по сравнению с которыми Россия выглядит оплотом мировой демократии. Дело в том, что первые три дня "акклиматизации" нам пришлось провести на местной таможне, "растамаживая" наши катамараны. Там, столкнувшись с абсолютно невероятным уровнем развития бюрократических процедур, мы, до этого считавшие себя опытными предпринимателями, оказались бессильны. Если бы не вмешательство Российского посольства, наше снаряжение осталось бы жить на "перуанщине" навсегда.

Незабываемые дни, проведенные на таможне, принесли нам бесценный опыт непосредственного общения с местным населением. Перуанцы признают только один язык - испанский, на котором и говорят. Мы быстро поняли, что перуанцы понимают русский язык гораздо лучше, чем английский, - в том смысле, что ни на английском, ни на русском они не знают ни слова, но русский язык, как выяснилось, очень хорош для интернационального общения.

Также мы узнали, что, оказывается, город Лима был построен на месте, которое инки считали непригодным для жизни по причине ужасного климата, так как в течение шести месяцев в году здесь не появляется солнце из-за постоянного тумана и температура воздуха не превышает +15 градусов. Связано это с тем, что в районе Лимы сталкиваются два океанских течения: холодное, с юга, и теплое, с севера, и из-за этого в течение полугода над Лимой примерно в радиусе 100 километров постоянно висит плотный слой облаков. Именно поэтому правители инков спокойно отдали эту территорию испанским переселенцам, полагая, что те просто здесь не выживут. Но испанцы выжили... В отличие от инков.

Следующим пунктом нашего перелета стал город Куско - древняя столица инков. Погрузив в комфортабельный Боинг (бесплатно, по причине неработающих весов для багажа) наше чудом спасенное снаряжение, мы через час благополучно приземлились в самом сердце Анд - в легендарном Куско. Этот город, несомненно, - наиболее популярное туристское место в Перу. Здесь все пропитано духом инков.

Наконец, в первый раз мы увидели солнце, но высота в три с половиной километра не давала возможности быстро придти в себя после таможенных приключений в Лиме, и первая ночь, проведенная нами в Куско, запомнилась всем кошмарными снами.

Куско немного напоминает Катманду в Непале, в том смысле, что здесь любят "тусоваться" разные "неформалы" из всех стран. Но разница все же огромная: в Катманду сохранены и действуют все храмы и религиозные центры, в то время как в Куско уничтожено почти все, что было построено инками. Полностью завоевав инков примерно 400 лет назад, испанцы постепенно уничтожили практически все их наследие, включая великолепные храмы. Только из одного Храма Солнца, главного храма инков, было вывезено более 700 килограммов чистого золота.

Сейчас трудно себе представить, насколько грандиозно выглядел Куско до прихода испанцев, но ясно, что если бы все это удалось сохранить до наших дней, то Куско сейчас, возможно, был бы историческим центром номер один в мире. Испанцы действовали невероятно жестоко и цинично. Они разрушали храмы инков и на оставшемся фундаменте строили свои церкви. У нас создалось впечатление, что, если бы испанцы могли, они бы уничтожили и фундамент, просто тогда это было технически невозможно: еще не был изобретен динамит.

Инки строили свои здания невероятно прочно. Они не использовали цемент и умели обрабатывать, подгонять и резать камни так, что в щели между камнями не возможно просунуть даже бритву. Как они это делали, неизвестно.

Через три дня пребывания в Куско мы, уточнив место начала сплава, арендовали Тойоту повышенной проходимости и отправились на Апуримак. На языке индейцев Кечуа название реки Апуримак переводится как "говорящая от Богов". Шесть часов по горным дорогам Анд через высокие перевалы и очень бедные селения - и, наконец, мы на берегу реки нашей мечты. Точка начала сплава по Апуримаку находится на высоте 3 километров. Выше сплавляться практически невозможно.

Итак, мы, как обычно, ставим палатки, разжигаем костер, собираем катамараны и не можем поверить в реальность происходящего: ведь мы в Южной Америке на истоке великой Амазонки! Это невероятно! Нельзя сказать, что обстановка вокруг очень уж экзотическая. Пожалуй, только трехметровые кактусы выдают американский пейзаж. В остальном местность очень напоминает нашу Среднюю Азию: скудная горная растительность, кусты и небольшие деревья, выжженные солнцем желтоватые горы. Неназойливо, но вполне регулярно покусывает местная мошка, очень похожая на нашу. Место укуса распухает на пару дней, если не чесать, но мы чешемся бессонными ночами, и поэтому к концу похода наши тела выглядят так, как будто бы нас пытали инъекциями. Вся надежда на прививку от желтой лихорадки, сделанную в Москве перед отъездом, и на таблетки от малярии, которые мы принимаем уже две недели. Забегая вперед, можно сказать, что никакой серьезной заразы мы не подцепили, но слабость и недомогание преследовали нас на протяжении всего похода.

В реке очень чистая вода, голубоватого цвета. Для поездки мы специально выбрали местную зиму. В это время здесь самый сухой сезон. Дождей почти нет, и поэтому вода чистая, и ее мало - не больше тридцати кубов. Судя по отметкам высокой воды на камнях и по траве, оставленной паводком на прибрежных кустах, вода в реке летом в сезон дождей поднимается очень сильно, примерно на шесть метров. Что здесь творится в это время - даже трудно себе представить. Плыть по реке в сезон дождей - просто самоубийство.

Солнце здесь двигается по небу против часовой стрелки. В южном полушарии, оказывается, везде так. Очень непривычно. Погода отличная, но темнеет рано и очень быстро, так что ужин готовим в темноте при свете костра и фонарей.

Распределяем по экипажам купленные в Куско продукты с надписями на упаковках исключительно на испанском языке и обнаруживаем первый сюрприз: два килограмма конфет оказываются на самом деле жвачкой.

На следующий день все готово к сплаву. Мы надеваем каски, гидрокостюмы и спасательные жилеты, пакуем вещи в непромокаемые мешки и стартуем. Видеокамера, упакованная в непромокаемый бокс, установлена так, что мы можем снимать с воды. Наши катамараны укомплектованы дополнительными средствами безопасности на случай любой нештатной ситуации. Выбранные для сплава двухместные катамараны очень удобны для взаимной страховки. Они мобильны и могут быстро останавливаться практически в любом месте даже очень сложного порога. Здесь, как на горнолыжном спуске, нужно уметь остановиться в любой момент. Мы внимательно следим друг за другом и готовы всегда придти на помощь. В ситуациях автономного путешествия чувство опасности обострено до предела, ведь помощи ждать неоткуда. В городе многие движения делаются автоматически, здесь же приходится думать не только головой, но и всеми остальными частями тела. Нам очень помогает опыт, приобретенный во время путешествий по "ненаселенке" в нашей Сибири. Никто не знает, что нас ждет впереди. Двигаться в режиме первопрохождения очень напряженно. Приходится внимательно вглядываться вперед за каждый поворот реки, быть готовыми к любой неожиданности. На первых километрах сплава река течет в широкой долине, и поэтому пороги не сложные и хорошо видны с воды.

На пути - первая деревня. Здесь живут индейцы Кечуа. Они не говорят по-испански, так что словарь и разговорник нам не нужны. В деревне полный аншлаг. Все жители высыпали на берег посмотреть на нас. Экзотика - вещь относительная, и, похоже, мы для них являемся гораздо большей экзотикой, чем они для нас. Объясняемся, как всегда, по-русски - и весьма успешно. Народ доброжелательный и деликатный. Живут трудно и очень бедно. Деревня выглядит грязно и убого. Маленькие домики построены из самодельных кирпичей коричневого цвета, сделанных из земли, глины и соломы. Выживают с помощью картошки, домашней птицы, коров и баранов. В общем, почти все, как у нас. Только с другой стороны Земли.

Дальше начинаются каньоны. В некоторых местах мы плывем среди вертикальных стен так, что невозможно причалить к берегу. С ужасом думаем о том, что произойдет, если за поворотом появится непроходимый порог или водопад и мы не сможем остановиться. В этом случае мы оказываемся в критической ситуации и поэтому, в первую очередь перед каждым поворотом, четко намечаем место аварийной остановки. Пока нам везет. Перед сложными порогами можно выйти на берег и сделать разведку. На особо сложных участках преодолеваем пороги со страховкой: один экипаж плывет, остальные страхуют после порога, готовые, в случае аварии, бросить с берега "морковку" терпящему бедствие экипажу. "Морковка" - это веревка, аккуратно сложенная в мешочек так, чтобы ее можно было далеко бросить человеку, плывущему в воде, и вытащить его на берег. Если этот человек без сознания и не может поймать "морковку", то тогда пострадавшего ловят "на живца": страховщик сам пристегивается к "морковке" и прыгает в воду за потерпевшим. Но не будем о грустном. У нас, к счастью, критических ситуаций почти не было.

Ночуем в палатках на узких полосках земли на берегу реки среди кактусов. По стоянке страшно ходить в темноте - каждый раз натыкаемся на иголки. Но зато на кактусах очень удобно сушить вещи: прищепки не нужны.

Самый сложный участок сплава - каньон Кусибамба: здесь река превращается в сплошной порог. Огромные камни в русле местами полностью преграждают нам дорогу. Мощная струя воды, прорываясь с бешеной скоростью через каменные преграды, несет наши катамараны навстречу опасности, грозя в любой момент столкновением. Узкие проходы между камней, через которые едва могут протиснуться наши суда, напоминают лабиринт, где в любой момент мы можем оказаться в каменном капкане. О движении без просмотра не может быть и речи, и, проплывая всего несколько десятков метров, приходится выходить на берег и детально просматривать дальнейшую линию движения для того, чтобы неожиданно не оказаться в каменной ловушке. Многочисленные каменные завалы иногда полностью перекрывают дорогу, и мы вынуждены протискиваться вдоль берега, перетаскивая суда через огромные камни. Во многих местах река настолько сильно забита камнями, что приходится совершать изнурительные обносы вещей и катамаранов по берегу. Скорость нашего движения падает до трех километров в день - и мы сильно выбиваемся из графика.

Одну из ночевок в каньоне мы проводим на огромном плоском камне. Палатки поставить негде и мы ложимся в спальниках прямо на камне, но не можем заснуть всю ночь: фантастическое южноамериканское звездное небо и река, бушующая внизу, сильнее нашего желания спать. С утра усталые, но счастливые, продолжаем наш бесконечный путь через каньон Кусибамба.

Нам катастрофически не хватает времени, но вот, наконец, каньон позади. Мы приплываем в деревню, из которой теоретически можно уехать обратно в Куско. Мы на распутье. У нас есть еще несколько дней, чтобы плыть дальше, но впереди очередной каньон, прохождение которого почти наверняка отнимет столько времени, что мы опоздаем на самолет в Москву. Последнюю точку в наших сомнениях ставит природа. Выползший из рюкзака скорпион дает понять, что мы потеряли высоту, а это значит, что приближается сельва со своим несметным биоразнообразием. Мы принимаем трудное и нехарактерное для нас решение: прекратить сплав.

Пятьсот метров с вещами по вертикали до дороги - и мы понимаем, что все только начинается. Машин нет, телефона тоже. Подвыпившие индейцы на ломаном русско-индейско-испанском языке популярно дают понять, что у нас есть еще шанс не опоздать на самолет, правда небольшой. Мы не согласны: до ближайшего телефона пятьдесят километров, завтра можно добежать и позвонить в Куско, а послезавтра за нами придет машина. Располагаемся на ночлег на дороге, но неожиданно, откуда ни возьмись, появляется грузовик. Предлагаем любые деньги. Водитель не понимает по-русски, поэтому сажает бесплатно. Все кончается хэппи эндом. Через четыре часа мы в Куско.

Еще 200 километров реки Апуримак остались не пройдены. Теперь мы хорошо можем представить себе, что ждет путешественников, рискнувших продолжить сплав ниже по реке. Кульминацией этого участка, несомненно, является пропасть Акабамба с ее километровыми вертикальными стенами. Для успеха здесь нужна команда альпинистов, которая будет делать разведку реки и организовывать страховку "с воздуха". Но на все это, как всегда, требуется время и деньги...

У нас осталось еще время посетить пустыню Наска и полетать на маленьком четырехместном самолете над знаменитыми знаками Наска. Линии Наска - это серии геометрических фигур, рисунков животных и птиц размерами до 300 метров, начертанных на сухой корке пустыни и сохранившихся примерно 2000 лет благодаря полному отсутствию дождей и специфическим ветрам, которые очищают, но не разрушают верхний слой почвы. Назначение этих таинственных знаков до сих пор остается загадкой.

Еще мы успели посетить заповедник Паракас, знаменитый своими птичьими базарами, морскими котиками и пингвинами. Эти острова в Тихом океане, первозданный оазис дикой природы, произвели на нас сильнейшее впечатление.

Национальный перуанский напиток Писко, напоминающий дешевую виноградную самогонку, помог скоротать пятичасовой перелет до Гаваны и окончательно понять, что мы обязательно должны вернуться на Апуримак и продолжить сплав. А знаменитый кубинский ром на трассе Гавана - Москва привел нас к твердому убеждению, что покорение пропасти Акабамба стало нашей следующей мечтой.

После каждого экстремального путешествия мы всегда счастливы возвращению домой, потому что это значит, что все завершилось благополучно и на этот раз.

Петр Кудряшов,

Участник экспедиции на Апуримак, Перу.


Содержание:
 0  вы читаете: Перу - Первые русские сплавляются по истоку Амазонки : Петр Кудряшов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap