Приключения : Путешествия и география : Плавание брига Новая земля под начальством Флота Лейтенанта А. Лазарева в 1819 году : Андрей Лазарев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Лазарев, Андрей Петрович — вице-адмирал, начальник 1-й флотской дивизии, род. в 1788 г., ум. 11 сентября 1849 г., брат адмирала М. П. Лазарева. В 1819 г. был отправлен на бриге "Новая Земля" в Ледовитое море для описания берегов Новой Земли. Вернувшись в следующем году в Кронштадт, напечатал свои записки, веденные во время плавания по Ледовитому морю.

Плавание брига Новая земля под начальством Флота Лейтенанта А. Лазарева в 1819 году.

Печатать позволяется.

Санктпетербург, Ноября 25 дня 1819 года.

Цензор Статский Советник и Кавалерд Гр. Яценков.

Россия толико прославленная в царствование Александра I громом побед своих, не менее обязана Ему и успехами в просвещении: мудрый Монарх, ежегодно отправляя корабли свои для обозрения отдаленных стран света, повелел в 1819 году, нарядить экспедицию для описания окруженных вечными льдами берегов острова Новой Земли. Всегда ревностный в исполнении воли Монаршей, Морской Министр Маркиз де Траверсе избрал меня начальником оной.

Лестная доверенность Начальства, отличающая Офицера от его сотоварищей, возвышая дух его сам выбором, воспламеняет в нем чувство признательности и рвение к общей пользе: он забывает боязнь и затруднения, и желание его достигнуть успеха в порученном деле не знает пределов. Но сколь ни лестна для меня в звании моем таковая доверенность, и чем сильнее чувствовал я желание в полной мере оправдать выбор Начальства, исполнением возложенного на меня поручения, к славе Всемилостивейшего Государя моего, тем более вовлечен я был в чрезмерно заботливое положение: ужас климата, земля необитаемая никем, кроме хищных зверей, ледяные громады, — вот неприятели, с которыми я должен был иметь дело; но, посвятив себя с самого детства на службу сего рода, и прослужа на море более 20 кампаний в Офицерском чине, всю заботу мою поставлял я только в получении тех пособий от Начальства, которые необходимы к выполнению столь важного поручения, зная из опытов, что дурно снабженное к мореплаванию судно всегда подвергается всякого рода несчастиям, и успеха в самом поручении ожидать невозможно. Посему, потребовав в сотоварищество себе Офицеров (Гг. Лейтенантов Павла Федоровича Корсакова и Павла Мироновича Баранова), я испросил от Начальства повеление о приуготовлении астрономических инструментов и необходимых припасов, чего не предполагал достать в Архангельске; между тем, как Адмиралтейств Коллегия занималась сочинением карты предназначаемого мне плавания. Но дабы иметь предварительно какое-нибудь соображение по предмету плавания моего в Северном море, я имел счастье пользоваться советами Его Превосходительства Гаврила Андреевича Сарычева, бывшего в тех широтах долгое время, и преодолевшего все трудности и неимоверные опасности.

3 Апреля сочиняемая для плавании моего карта окончена, и по особенной заботливости Г. Морского Министра, получив по возможности все нужные пособия, я готов был и с Господами Офицерами отправиться в Архангельск, кроме прикомандированного ко мне на судно Гвардейского экипажа Мичмана Кюхельбекера, оставленного мною в Санкт Петербурге для получения и доставления в Архангельск астрономических инструментов, коль скоро оные окончены будут.

4 Апреля, простясь с родными и друзьями, мы отправились из Петербурга. Путешествие наше было медленно по весеннему времени, и сопряжено с множество и опасностей, а по дурным дорогам, негодным лошадям и другим причинам было почти несносно.

Описывать многие предметы, достойные внимания всякого путешественника, встретившиеся на пути нашем от Санкт-Петербурга до Архангельска, (как то устроение Шлиссельбургского канала и предмет оного, пользу Ладожского озера, Мариинского канала и проч.), как по причине всеобщей о сем известности, так и ощутительности общих выгод, я не считаю нужным; но за долг мой поставляю сделать некоторое замечание, к чести морского Начальства, об улучшении и приведении в совершенство Лодейнопольской строительной мореходных и гребных судов верфи. При обозрении оной особенно любовался я построением тех транспортов, кои назначены к Южному полюсу для открытия. Может быть, к подробному осмотру оных немало побуждало меня и то, что на одном из них идет Командиром брать мой родной Михайло Петрович. Но какой же родственник не взглянет на тот корабль, на коем близкий сердцу его человек отправляется в неизвестные места?

19 Апреля мы приехали в Архангельск. Я явился к Военному Губернатору, и Главному Командиру над портом, Его Превосходительству Алексею Федоровичу Клокачеву, коим тотчас был отправлен для освидетельствования вверенного мне брига, ныне именуемого Новая Земля, и находившегося в гавани, называемой Лопаминки. По освидетельствовании брига и до соображении всех надобностей и потребностей к мореплаванию моему я долгом моим поставил 21 Апреля разделить занятия наши с сотоварищами моими следующим порядком: старший Лейтенант по мне Павел Федорович Koрсаков должен был находиться при бриге, смотреть за наружною обшивкою оного, тогда же начатою, и за килеванием, а по совершенном приуготовлении привести бриг в Адмиралтейство с доставленною к нему командою. Лейтенанту Павлу Мироновичу Баранову поручено было мною смотрение за работами при данных мне по требованию моему двух судах, длиною в 18 футов по образцу Норвежских лодок, крепя оные медным скреплением; сам же я занимался в Флагманском доме с прибывшими туда Штурманскими чиновниками поверкою хронометров и других инструментов, и черчением карт во время предстоящего нам плавания для гребных судов. Все работы производились с чрезвычайною поспешностью; материалы доставлялись к бригу на лошадях, и заботливое Начальство ни в чем не находило препятствия к скорейшему доставлению всех потребностей. Команда, выбранная мною на вверенный мне бриг, состояла большею частью из охотников, коих было такое множество, что можно бы было наполнить оными значительную эскадру; несколько дней около квартиры моей толпились матросы, желавшие быть у меня на бриге. Да благословит Всевышний искреннее усердие сих добрых мореходцев к славе любезнейшего нашего отечества!

Предварительно должен я познакомить читателя со свойством тех мест, в которые мы отправляемся; когда и кем открыта Новая Земля, и каким опасностям подвергались прежние в семь краю мореплаватели и промышленники.

В 1594 году Голландское Правительство посылало славного мореплавателя Голландского лоцмана Вильгельма Баренса для открытия прохода из Ледовитого моря в Тихое. Дошед до 77°45′ северной широты, встретил он непроходимые льды, и от ропота команды принужден был спуститься к южной оконечности Новой Земли, где у найденного им пролива Вайгача встретился с отправленными им же другими двумя судами. Не будучи в возможности, по наступлении осеннего времени и у множившегося льда продолжать плавание, возвратился Он в Голландию. — Голландцы, узнав, по донесению Баренса, об открытом им Вайгатском проливе, надеялись посредством оного пройти в Китай и Индию. Многие знатные особы, и сам Принц Оранский, ревностно предприняли открыть оный проход. Для сего вооружены были 7 кораблей, и славный Баренс во второй раз пошел из Амстердама на самом большом из сей экспедиции корабле. Подошед к Вайгатскому проливу, задержан он был хотя мелким, но чрезмерно густым льдом; надлежало пробиться чрез небольшую часть оного; за ним в виду было к востоку очищенное от льда Карское море; но все старания и усилия были тщетны: он вынужден быль со всеми кораблями стать на якоре в одном заливе, в надежде дождаться удобного случая, а за начавшимися уже в Сентябре месяце морозами должен был без всякого успеха возвратиться. Третье и последнее в сем краю покушение Баренса было в 1596 году. Оно было несравненно несчастнее первых: в сем году 18 Марта, он отправился на двух судах, в 74° северной широты, открыл окруженный льдами остров, который по множеству видимых на нем белых медведей прозван Медвежьим. Здесь расстались сии два корабля: один, командуемый Корнелием Рипом, отправился искать проходу севернее прежнего, а Баренс предположил следовать южнее. Июля 17 того же года, в широте 71°_40', Баренс увидел Новую Землю, но достигнуть оной за множеством льдов никак не мог, и наконец в Сентября месяце, быв оными затерт совершенно, должен был оставить вверенный ему корабль, и со всею командою перебираться по льдам на берег, где по счастию нашли они довольное число прибитого к берегам леса, и устроили кое-как из оного на берегу себе жилище, для предохранения себя от жестокого холода и от множества хищных зверей; пропитание же добывали с великим трудом, ибо морской провизии перетаскать всей было не возможно, а надлежало довольствоваться промыслом зверей, которых крайность одна могла заставить употреблять в пищу. Отважные сии мореходцы, преодолев все трудности в продолжение 7 зимних месяцев, решились наконец искать спасения своего. Корабль их был льдами взломан, но оставалось еще несколько шлюпок, и они не теряли надежды спастись из сего гибельного состояния. 2 Апреля 1597 года, от сильных южных ветров море от льда очистилось, и мореходцы сии, по исправлении шлюпок, начали перебираться на оные. 14 Июня пустились в море; но в оном постигло их новое несчастие: Баренс окончил дни свои, a оставшиеся его сотоварищи достигли наконец Кольского порта, где оплакав чувствительную для всех мореходцев потерю славного Баренса, в Октябрь месяце возвратились в свое отечество вместе с Корнилием Рипом, который отыскивал себе путь около 80° северной широты. Плавание его не описано, и потому предполагать можно, что счастие его не было завиднее Баренсова: вот все известия, каковые только имеются о состоянии Новой Земли, исключая сведения, приобретенных мною здесь от промышленников, кои бывали на Нивой Земле для звериных промыслов; но поелику люди сии большею частию безграмотные и не имеют никаких сведений, то и полагаться на показания их невозможно. Известно только то, что восточный берег Новой Земли, никем посещаем не был, и даже промышленники наши становища свои всегда имели от южного мыса, называемого ими летним, до половины первого острова, а поелику я по обязанности моей должен сделать подробное описание Новой Земли, как окружности оной, так и по возможности внутренней части, то и поставляю долгом для любопытства читателя поместить здесь показание наших промышленников, ходивших внутрь земли за промыслом верст на 50 от берега. — Приготовляясь к таковому путешествию, они запасаются провиантом, теплою одеждою, салазками, длинным шестом, лопаткою и оружием. Предосторожности сии необходимы на случай бывающих там жестоких морозов и весьма продолжительных метелей, которые вынуждают сих промышленников останавливаться. В таком случае, ставят они салазки вверх головою против ветра и садятся под оные, держа шест прямо против себя; в таковом положении часто заносить их совершенно снегом. Они остаются там дни по три, получая себе воздух единственно в скважину, делающуюся в верху сего снежного шатра от поворачивания длинной жерди. По утишении бури, разрывают они снег и выходят, но чаще случается, что не могши освободиться из снежной сей могилы, ожидают или смерти или помощи сотоварищей, кои обыкновенно по длинным шестам легко друг друга отыскивают, но часто вместо живого приятеля, находят охладевший труп его. Таковыми-то прогулками и нас судьба, кажется, наградить хочет; но всегда ли одни приятности богатой и прелестной Природы должны утешать наши взоры? Жестокости её не менее могут быть любопытны, особенно для тех, которые, сидя пред камином и в теплой комнате, будут читать описания оных в кругу приятелей!

16 Мая Двина, сбросив с себя зимнюю одежду, покрылась сребристыми волнами, и 17 поутру истребованный от Адмиралтейства баркас с лоцманом отправлен к бригу с подтверждением прежнего приказания, которое выполнено было с удивительною деятельностью; горсть людей, составляющих наш экипаж, пробились льдом даже до самой поворотной вехи, где, поставя паруса, прибыли к Адмиралтейству 20 числа в б часов по полудни.

19 Мая Мичман Кюхельбекер прибытием своим доставил мне посланные инструменты, кои неупустительно при всех благоприятных случаях были мною поверяемы.

По прибытии брига в Адмиралтейство, должно было оный вновь разружить, переменить за гнилостью бугшприт и весь рангоут, сделать внутреннюю обшивку, и настлать палубу, коей на оном вовсе не было. Теснота брига препятствовала отделке его с желаемою скоростью, а пришедшие к порту купеческие корабли рождали в нас жадное нетерпение к плаванию по Ледовитому морю. Неутомимая деятельность и примерная ревность Гг. Офицеров в вы» полнении данных им поручений преодолели все препятствия, и через пять дней мы стали принимать и погружать провизию и разные материалы, потребные для экспедиции.

По совершенном приуготовлении и снабжении брига, 9 Июня в 10 часов утра отошли от Адмиралтейства ко внутренней брантвахте, и положили якорь в кругу кораблей разных наций, коих число простиралось уже до 50. Здесь приняли порох и всё огнестрельные снаряды, а до числа спущены на воду и приведены к бригу две Норвежские лодки названные Решимость и Как случится, по поднятии которых на бриг, я совершенно приуготовился к отплытию, не дождавшись даже требованных мною для сей экспедиции горного чиновника и Живописца, дабы не упустить начинающегося благополучного ветра, ранним приходом к Новой Земле воспользоваться для точнейшей описи и тем надежнейше выполнить предписанное мне в инструкции.

Послали за Священником, который, прибыв к нам, на верхней палубе под открытым небом пред образом Спасителя отслужил молебен с коленопреклонением; усердные мольбы о ниспослании благословенья Всевышнего возносились от предстоящих, и слезы умиления орошали лица служителей, среди морей поседевших: наконец поучительная речь из слов Спасителя: дерзайте убо, и не бойтеся, яко аз с вами, успокоила и ободрила их. Простясь с любезными товарищами, приехавшими на бриг провожать нас, в 10 часов вечера подняли якорь, и направя все паруса, полетели с приятною надеждою к своему назначению, имея провизию на целый год, и взяв на случай неожидаемого зимования запасную избу и дров. — Не упущено также запастись средствами к предохранения от скорбутных болезней, там господствующих, как то: сушеною капустою, лимонною кислотою, клюквою, морошкою и сосновою эссенциею. Служители снабжены теплою одеждою: полушубками, капотами с капюшонами из тонкой парусины, подбитыми сукном, рукавицами, длинными охотничьими сапогами (бахилы), теплыми рубашками, шапками и онучами на ноги, кои признаны здешними промышленниками удобнее теплых чулок; взято также нужное число охотничьих ружей, винтовок и разных орудий, употребляемых промышленниками для ловли населяют их Новую Землю быстрых оленей, сластолюбивых моржей и дерзких медведей. —

Число людей, составляющих экипаж брига, было: трое Лейтенантов, Мичман, Штурман, Штаб-лекарь, боцманмат, двое квартирмистров, 30 матросов, конопатчик, плотник, парусник, кузнец, баталер, подшкипер, двое лекарских учеников, двое Штурманских помощников Унтер - Офицерского чина, и бомбардир, всего 50 человек.

В 12 часов прошли мы Новодвинскую крепость, отстоящую от Архангельска в 17 верстах на правой стороне Северной Двины, заложенную в царствование Императора Петра I в 1701 году на Линском острове. В половине 4 часа миновали мелководье Бара или устье Двины в 60 верстах от города, где большие корабли в полном грузу должны выгружаться на другие суда. Здесь Фарватер, по причине наносимого рекою песку, ежегодно переменяется, а по вскрытии воды вновь изменяется, и означается обыкновенно лоцманскими знаками, чрез что проход оного делается безопасным. Здесь, оставив лоцмана, нас провожавшего, послал я с ним рапорты Г. Морскому Министру и Государственной Адмиралтейств - Коллегии, а также отправил множество писем к друзьям и родственниками Мы вступили в Белое море и взяли курс на северо-запад. В 10 часов утра увидели много тюленей, плывущих к северу, по которым сделали несколько выстрелов из охотничьих ружей; к удовольствию удалось нам убить трех из них, а тем самым открылось незнаемое дотоле искусство наших стрельцов. Каждый из счастливцев с гордостью надеялся в будущее время доставлять прочим свежую пищу. В полдень, взяв секстаном высоту солнца и пеленг Каменного ручья, находились в широте северной 65°6′ и долготе восточной от Гринвича 39°15′; термометр Реомюров показывал и 12° теплоты, состояние атмосферы по барометру 29°6′, и ртуть от горизонтального положения сделала впадину. Ветер тихий и переменный; воздух сырой с частыми туманами. В следующий день, из Июня, термометр понизился до 4 1/2° теплоты. С полуночи проходили многие струи спорных течений, происходящих, как полагать можно, от ручьев, текущих с гор северного берега, от коего мы находились в 7 милях Итальянских. По прочищении на краткое время тумана, видели весь оный берег, совершенно покрытый снегом. 13 числа я приказал раздать служителям тулупы, полушубки, сапоги и теплый рубашки, не позволяя однако употреблять оные без особенного приказания. Теплота 3°; ртуть в трубке барометра приняла прежнее горизонтальное положение и стояла на 29" На другой день, в половине 2 часа, пеленговали северо-западную оконечность острова Моржовца. По прочищении тумана видели много белуг, играющих вокруг нашего корабля, а к северу два купеческие брига, идущие с нами; они старались держаться ближе к западному берегу, но я почел за лучшее остаться на средине и открыть плавание по восточной стороне Белого моря. Стужа и влажность атмосферы становились уже чувствительны, не взирая на малую перемену широты, которая была 67°20′; почему и позволено мною было употреблять теплые рубашки, а иногда и тулупы.

В половине месяца Июня, в те дни когда благотворная Природа даже в северных странах Европы, обнажив землю от снежного покрова, позволяет обитателям дышать воздухом благорастворенным — когда беспечный Сибарит, нежа чувства свои на злачных лугах Италии, и самую легкую одежду, едва покрывающую обнаженное его тело почитает тяжелым бременем — мы одевались уже в теплые меха, и с каждою минутою приближались к морозам, более и более увеличивающимся, стремились к страхе, которая по усилившемуся в ней холоду уже десять лет не чувствовала стоны отважного, корыстолюбивого промышленника; беседа с ужасными медведями была единственною забавою, нас ожидавшею; влажный, сырой воздух стеснял нам грудь — но мысль соделаться полезными отечеству, доставить выгоды стране, которой обязаны существованием, всегдашняя мысль усердных Россиян служить и всем жертвовать Царю, никогда не оставляющему заслуг — без награды, мысль сия, говорю — как благотворный ясный луч солнца после грозных бурь, мгновенно разгоняла мрачный, отчаянные наши размышления. — Блажен народ, обладаемый Царем добрым — блажен Царь, обладающий народом верным!

15 числа при свежем SO ветре в половине 2 часа увидели к NW множество льду, сего страшного неприятеля, к ежечасной борьбе с которым нам должно было привыкать, ибо он не оставлял уже нас в последствии во все время нашего плавания. Взяв курс на NNO, прошли оный около 5 часа по полудни; некоторые отрывки его проносились довольно близко от нашего судна, и полагать можно, что лед сей есть прибрежный, не растаявший еще но холодному здесь воздуху. В 6 часов утра увидели к NО берег мыса Канденосса; в 8 часов, при сделавшемся штиле, примечено по лоту течение от SW, коим приближало нас к берегу; почему в 9 часов, при сделавшемся от NО тихом ветре, легли на NWtW и в 11 часов при малых изредка сияниях солнца найдено склонение компаса 3°31′ О, а по взятой в полдень меридиональной высоте солнца, вычислена широта места N 68°,22', и по пеленгу высокости мыса Канденосса определили свой пункта в долготе от Гринвича к О 43°51′ 31'', разнствующий от счислимого 11 Ѕ милями к О; что приписываю течению моря, замеченному мною и в прежние сутки, которое в точности исследовать краткое время плавания в сих широтах мне не позволяло: я боялся чрез то упустить удобный случай к выполнению настоящей цели сей экспедиции, спеша достигнуть Вайгатского пролива. В полночь мрачность сокрыла берега, густой туман с холодным воздухом объял нас при 1° теплоты; в половине 2 часа мертвый кит величиною около 30 футов пронесся мимо; в половине 11 миновали большую гряду льда, простиравшуюся от SO к NW; множество серых чаек, называемых бурными птицами, были единственные живые существа в сей мертвой стране! В продолжение сих суток замечено, что вода в бриге прибывала по 1 Ѕ дюйма в час, но по тщательном повсюду осмотре не могли открыть настоящего места течи. Я велел раздать курительный табак и мыло для мытья белья и к порции вина приказал прибавлять сосновой эссенции, которая хотя и не слишком нравилась служителям, но польза вскоре превозмогла отвращение. Предпринятое мною ближайшее плавание для поспешного выхода из Белого моря, по малоизвестной еще его восточной части, доставило мне удовольствие быть в сем случае полезным любезному отечеству, открытием свободного пути мореплавателям к мысу Кандрноссу даже и в самое раннее время, ибо неизвестность и мнимые опасности быстрых приливов отклоняли доныне лучший тракт к оному; мореплаватели придерживались берегов Святого носа, и затруднялось раннее плавание, по носящемуся льду. По мнению моему, отправляясь от Архангельска при первой возможности по вскрытии Двины, и держась к мысу Канденоссу, мореплаватель конечно найдет себе свободный путь, при тихих и благоприятных, господствующих в то время года ветрах, в Северный океан, и проходя Нордкап, не подвергнется жестокостям бурь позднего плавания.

Показавшийся 17 числа лед беспрестанно умножался, так, что в 9 часов но полуночи носились льдины в окружности около 100 и толщиною в 10 сажень, но переменяя курсы, на левом галсе вышли мы из оных без малейшего вреда. — В полдень находились в 69 36' N широты и 44°29′16'' O долготы от Гринвича, и нашли течение моря от юга по половине Итальянской мили в час.

Следующие сутки принуждены были беспрестанно переменять курсы от наступивших на нас огромных льдина. От NO видимы были частые блистания молнии. В 11 часов, при ясном горизонте, находясь в 70°1′ N широты и 43 59' О долготы от Гринвича, найдено склонение компаса 54' О. — Все льды, нами видимые и преграждавшие плавание наше на восток, не смотря на чрезвычайную величину их, полагать должно прибрежными отрывками по черноте и различному сору, на них находящемуся. — 19 числа, по сделанным обсервациям в 2 часа по полудни, и хронометру (Барешова работы № 352) поверенному мною по многим наблюдениям у Архангельского, и найденному суточному отставанию 17' 18'' 61, при недошествии до среднего полдня 9 Июня 17' 59'' 4''' 18, находились в полдень на SW 39° в 56 1/2 Немецких милях от ближайшего на Новой Земле мыса Бритвина. 20 числа проносимые мимо нас ледяные Архипелаги усеяны были разного рода морскими чайками и ушками. Не открывая себе прохода ни впереди курса, ниже сзади, и видя, что при увеличении широты места, лед не только с равным усилием не допускал к опознанию берегов Новой Земли, но даже еще более отклонял от оной, решился я искать себе прохода между широтами мыса Бритвина и Вайгатского пролива, основываясь на данных мне предписаниях во первых идти к Вайгатскому проливу, как к месту очищающемуся прежде прочих ото льда. Плавание же мое для открытия прохода во льдах в большей широте Вайгатского пролива предпринял я по найденным густым и почти стоявшим льдам, от восточного берега мыса Канденосса, острова Калгуева, и простиравшимся к востоку непроходимою цепью. Презирая оные, надежно втирался я в средину их, но при всем том должен был проходить остров Калгуев почти градусом севернее, от чего и не мог означить долготы оного, а при виде столь крепко сомкнутого льда у южных берегов, надеялся при стоявших сильных и продолжительных северных ветрах во время пребывания моего в Архангельске, найти Маточный шар освободившимся от оного и тем начать выполнение данного мне поручения. — Четыре следующие дни беспрестанно борясь со льдинами, доходили до 71 1/2 ° северной широты. Дождь леденел на снастях, и при движениях ими обсыпало нас градом, что было нам не весьма приятно; термометр опускался до 1/4 ° ниже точки замерзания. 25-го, окруженные льдами, шли разными курсами, и, наконец, в 11 часов удалось нам выбраться на чистое место. Ослабевший ветер поощрял нас к плаванию на О, но в два часа по полуночи нашедшая вдруг густая мрачность с проливным дождем воспрепятствовала рассматривать предметы; в 1/2 3 часа жестокий шквал от запада очистил горизонт, и мы увидели себя в узком канале льда, которого наветренная часть от жестокости ветра и волнения быстро к нам приближалась. Видя невозможность выйти из оного, решился я идти далее, и искать надежней того для управления судном места, долженствующего, по мнению моему, сделаться от быстрых порывов ветра и сильных ударений волн на лед. После двухчасового затруднительного положения, наконец благое Проведение указало нам малое пространство воды, и безвредно вывело нас из сей опасной ущелины. 27 числа увидели мы перед собою лед; обходя оный, узнали мы, что он не есть носящийся по воде, как прежде видимые, но крепко стоящий около берегов, ибо с салингу не видно было полых мест, коими мы пользовались в проходах к востоку; а от бывшего крепкого западного ветра кучи льда были взгромождены на краях оного. Заключения сии не мало огорчили меня, положив препятствия нетерпению моему видеть скорее берег, недалеко при сем благоприятном ветре от нас отстоявший.

В Архангельске слышал я от купцов, посылавших прежде сего суда для промысла на Новую Землю, что они с 1808 года приобретаемые там с большими издержками, опасностями и потерею людей, выгоды вовсе оставили по причаль увеличивающегося ежегодно холода. Ныне в Пустозерске, говорили они, бывают столь холодные годы, что во все время лета не спускаются на воду промышленничьи суда; промыслы, производимые ныне более из нужды в пропитании, делаются обыкновенно следующим образом: из Пустозерска около великого поста промышленники отправляются со стадами оленей, коих большую часть оставляют в степях матерого берега, а с малым числом оных переправясь по льду на остров Вайгач, промышляют не более как до половины Августа; перевезя по частям свою добычу по льду же на матерый берег, и навьючив ее на стада оленей, их ожидающих, отправляются в свои жилища; на Новой же Земле, по их же словам, уже в течение десяти лет, ни один промышленник не дерзал обогащаться, и прежние хозяева сих промыслов отправляют ныне свои суда на Шпицберген, где прозимовав, получают довольные выгоды. Соображения сии и личное уверение в препятствиях, кои можно преодолеть разве токмо случайно, поколебали во мне надежду, но не истребили твердого намерения пробиваться к назначенной цели, и с первым удобным ветром я решился дерзостно продолжать оное, видя с удовольствием неослабевающее рвение и охоту Гг. Офицеров и служителей, хотя постоянная борьба сия имела уже немалое влияние на здоровье последних, так что, при всех возможных взятых мною мерах, ныне находилось слабых три человека.

В 2 часа по полуночи пошел сильный снег и продолжался до 8. Теплота 1/4°, высота барометра 29°9′ счислимая широта N 71°21′, долгота O 49°24′55''. С сего числа по умножающейся стуже позволено употреблять полушубки. На другой день-, по взятой высот солнца, найдена широта места 70°56′ 33''. Разность, происшедшая счислимою по семисуточному плаванию от последнего обсервации 21 числа 29' 28'', полагаю частию от северного прилива при дующих здесь северных ветрах, и частию от неточности счисления, случившейся от многих и частых уклонений к югу при выходах из наносимого на нас льда. Холод умножался, и высокие громады льдов, простирающаяся до 15 сажень вышины, преграждали нам путь. В полдень 30 числа термометр показывал 1° морозу, высота барометра не изменялась, широта N 70°21′, долгота О 50°1З'32''. При бывших порывах ветра скорое действие парусов было весьма затруднительно, ибо весь такелаж от влажности атмосферы и холодного воздуха был покрыть корою льда, от чего рангоут легко мог быть поврежден; вымпел, при всей силе ветра, висел, не показывая направления оного, и самый бег матросов на мачты был сопряжен с опасностью от покрытых льдом снастей. Июля 1 проходили вдоль видимого льда на SO, и не видев окончания его к югу, перестали преследовать оный, потеряв надежду достигнуть Вайгатского пролива; желание же подойти поспешнее к берегам Новой Земля, направляя плавание на север, было остановлено видимыми на высоте мыса Бритвина и выше оного простирающимися ужасными громадами льдов. — Находясь уже от сих неуспешных покушений ниже шпроты Вайгатского пролива, и видя к западу чистое море, вознамерился я воспользоваться сим временем для осмотра острова Калгуева, которого крутые и утесистые берега, покрытые снегом покруженные на полторы мили льдом, открылись перед нами на следующей день. Черные белогрудые чайки с длинными хвостами и небольшие белобрюхие утки с короткими шеями населяли мрачный сей остров. Несколько раз туман скрывал его от взоров наших; несколько раз мы старались определять оконечности оного, и наконец, по многим наблюдениям, определили северо-западную его оконечность севернее прежнего 21, и восточнее 26 Ѕ милями, то есть: в северной широте 69°28′ 30'' а в восточной долготе от Гринвича 48°31′ 30''; — о точности же настоящего положения его берегов, по причине окружающих его всегда туманов и пасмурности, не позволяющих рассматривать отдаленные мысы, не могу сделать должного заключения.

От снежных и сырых погод число больных, состоявшее из трех человек, к сожалению моему 2 Июля увеличилось до шести; почему и приказал я производить всей команде по утрам морской сбитень, разведенный горячею водою, с патокою вместо чаю.

7 числа, не видя более у берегов льдин, я питал себя надеждою, что столько упорная нам доселе Природа вскоре уступить нашему желанию пройти в Вайгатский пролив и увенчает успехом дерзкое наше предприятие. Уже остров Калгуев скрылся от нас; но в 9 часов утра увидели опять мелкий несущийся лед; в полдень находились по счислению в 69°52′ северной широты, и 49°21′ восточной долготы; термометр в сии сутки поднимался от 1/4° морозу до 3 1/4° теплоты: сырой климат и продолжительная мокрота опять умножили число больных, и хотя вместо оправившихся поступило вновь тоже число, но уже из самых проворных и надежнейших матросов.

По случающимся там болезням заключать могу, что здешний воздух, кроме причиняемого им расслабления здоровья, по своей сырости и густоте атмосферы имеет еще большее влияние на старые болезни, и возобновляя их приводить оные в прежнее страждущее положение, чему примером могут служить некоторые матросы: один из них, при общем выборе служителей из целого экипажа, был одобрен медиком; живость, расторопность и деятельность его во все время вооружения и плавания в Белом море отличали его от товарищей; но к несчастию, прежде определения в службу, он был одержим скорбутом, от которого однако тщательно был излечен и ничего более не чувствовал, но здесь с 19 Июня примечены в нем новые признаки сей болезни, и теперь, не смотря на все старания и меры к излечению, так ослаб, что с нуждою может сам выходить на верх при хороших погодах. Другой, который за 5 лет пред сим, при работе зашиб ногу, но после был вылечен, и не чувствовал ни малейшей боли, даже во время плавания из Архангельска и в Балтийском море, ныне, при возобновлении старой опухоли, принужден страдать более прежнего.

Направляя плавание к востоку, и ежечасно противоборствуя льдам, 14 Июля находились мы под 70°11′ северной широты и 53°12′ O долготы. — Вступая в половину Июля месяца, мы не видели еще надежды к скорому достижению берегов Новой Земли, ибо спорящий с нами зимний лед обложил берег её по счислению нашему почти на 128 миль Итальянских. Уменьшение его от дующих уже более недели свежих северных и NW ветров мы заметили, не более как на и милю. Лучи начинающего уже скрываться за горизонт солнца стали чувствительно менее согревать атмосферу, и самая большая теплота при ярком блеске сего светила, в полдень не превосходившая уже 4°, едва ли достаточна при здешних холодных ветрах уничтожить замерзавшие более 9 месяцев ледяные громады, а вскоре долженствующие начинаться морозы могли способствовать к соединению теперь только рассеянных ледяных обломков, кои нередко видимы спокойно плававшими к западу.

17 числа, для предупреждения приметного ослабления сил служителей, могущего располагать их к скорбуту, приказал я им ежедневно тереться сукном, обмоченным в вине, смешанном с камфарой и уксусом. По приближении к востоку, здешний воздух приметно рождает новые болезни. Скоропостижные припадки крайне меня озабочивали; они начинаются ознобом, стеснением груди или чрезвычайною ломотою поясницы и в несколько часов из совершенно здорового и веселого человека, делают расслабленного, больного, лишая его вовсе сна и аппетита, необходимых к подкреплению сил; все пособия лекаря едва приметны были к восстановлению потерянного здоровья, так что оказавшееся слабыми с начала похода, и поныне в крайнем бессилии лежат еще на койках; ни лучшая и свежая пища из нашего запаса, ни разные курения воздуха в палубе не содействуют желаемому восстановлению. Труды вахты и борьба со льдами не могут почесться причиною сих припадков, приводивших меня в крайнее огорчение; ибо служители в сырые и даже жестокие погоды спускаются в палубу. Общих изнуряющих работ до сих пор еще не было: деятельность и искусство Гг. вахтенных Офицеров предупреждают оные; — но при всем том ни лучшая пища, ни выдаваемый два раза в день горячий сбитень, чистое содержание, теплая и сухая одежда, ни даже забавные игры, увеселяющие их на верху в хорошие дни, не препятствовали вкоренению столь опасного зла.

18 Июля заметили, что цвета воды был желтоват, а достав оной, к удивленно нашему не нашли в ней вовсе горечи, а только самую малую соленость; глубина была 37 сажень, грунт ил. Потом показалась плавающая пучками трава желта! о цвета. Все сие доказывает, что окружающей нас матерой берег изобилует обширными реками, ибо в расстоянии от оного по счислению в 90 Итальянских милях, впадение их в море столь еще ощутительно. Сопровождаемые к востоку большими глыбами льда, на следующий день в половине 2 часа неожиданно увидели в пасмурности на NNO берег, от коего простирался в море лед. Берег сей должно полагать юго-восточною частью Майгол-шара (по большему сходству с полуденною шпротою, которая была 70°22′59″) почему с полуночи и старался я держаться к югу, но в 6 часов увидел, что лед несется от севера к югу, и останавливаясь у видимой стоячей гряды, делает проход к достижению южного мыса Новой Земли: невозможным до первого свежего ветра. Тогда стал я держаться к северу, дабы открытием Костина шара иметь вернейшее познание берега, и тем определить, по которому направлению должно мне следовать.

Не взирая на ясные и сухие погоды, несколько суток продолжавшаяся, число больных не уменьшалось: ослабевших на койках имели мы девять человек и троих начинающих чувствовать оставление сил — обыкновенные припадки здешнего климата.

Положение Новой Земли на нашей карте, судя по обсервациям, деланным в полдень и в 3 часа по полудни, совершенно ложное, ибо если откинуть обсервованную долготу за сомнением в верности хронометра, а счислимый пункт за неизвестным течением, то одна всегда бывающая весьма малая между ими разность может оспаривать её положение. По сей причине и остался я у сих берегов, дабы, при первом приближении к оным, если возможно будет, пройти в Вайгатский пролив, и там увериться в точности хронометра и определить по обсервациям южную его оконечность.

В следующие сутки везде встречая лед, беспрестанно уклонялись от оного; но 21 числа в 10 часов утра, усмотрев проход, приближающий а берегу, спустились на север и шли вдоль льда, твердо обложившегося около берега. Находясь под 70°39′58'' северной широты и 53°5′ восточной долготы, пеленговали приметную высокость берега, от которой были на NW в 17 Итальянских милях. По соображению сих наблюдений заключить можно, что западный берег Новой Земли положен на карте в по показанию хронометра восточнее почти 90 милями и несколько севернее истинного; но неточное познание берега не позволяет утвердительно определить разность широты, а лед не допускает приближаться к оному.

Пасмурность с дождем и туманы заставляли нас брать разные курсы от окружавших беспрестанно льдин. 23 числа в 9 часов утра туман прочистился, и мы, увидели себя тесно окруженными льдом, который от сильного течения быстро несся от SSW; с великою трудностью искали мы выхода из оного; неприятные толчки его повредили несколько обшивку на правой стороне и после полуторачасовой борьбы, наконец выбились мы из сей замерзлой чаши и поворотили на SWtS. Теплота была 2°, высота барометра 29°8′; счислимая широта 70°22′45'', долгота 52°49′. В следующий день ветер становился свежее, а 25 к ночи при 1/2° теплоты из крепких и порывистых шквалов сделался шторм. Закрепив грот-марсель, мы держались под штормовыми стакселями; в 4 часа ветер стал смягчаться, в полдень теплота возвысилась до 1 1/2°, высота барометра 29 д. 9 л., счислимая широта 70°2′44″, долгота 51°25′. После продолжительного и переменного крепкого ветра должно ожидать, что стоявший у берегов лед разбило, почему, в надежде совершить желаемый доступ к южной оконечности Новой Земли, направил я спой курс к оной, решившись даже остановиться на якорь в каком либо удобном заливе, в том случае, ежели Вайгатский пролив не допустит к южной её оконечности, по которой удобнее бы можно было узнать положение берега и начать опись оного.

Но наступающее позднее время плавания при чувствительно уменьшающейся уже теплоте атмосферы, оставшееся малое количество воды, которую с трудом доставали из трюма по причине уложенной на бочках избы, и желание не опоздать к Маточному шару, заставляли невольно уступить упрямству здешнего сурового климата.

26 числа при W ветре увидели впереди курса в пасмурности берег. Подошед к нему, 27 в половине 4 часа и осмотрев оный, увидели, что находимся у Майгол-шара, почему, пользуясь ветром, спешил я к летнему или южному мысу Новой Земли. На берегу оной видел поставленные кресты, кои неправильным и кривым положением свидетельствовали о древности своего основания, и по ним вероятно и место сие названо Крестовым мысом, а на SW берегу Майгол-шара наложенный кучи лесу конечно остались от давно зимовавших тут промышленников которые обыкновенно при отправлении своем в изобилии оным запасались. С салинга к SO в пасмурности видны были вершины гор, кон полагать должно на острове Вайгатском… — Тихо плывя вдоль пролива, в расстоянии не более 5 Итальянских миль от берега, не открыли удобных якорных мест от бывшего льда в заливах, а продолжая путь далее к востоку, надеялись остановится в бухте Марсулина шара, как в выгоднейшем месте по изобилию свежей воды, способнейшем по близости своего положения к осмотру Карского моря, и к определению точнейшего меридионального протяжения всего острова, удобнейшем к начатию описи и наконец единственном месте, где только можно встретиться с промышленными, обыкновенно отправлявшимися в оное из Югорского шара. Я желал отобрать от них некоторый сведения касательно предстоящего плавания и обратного нашего пути; но открывшееся бугры льда, плотно затершие восточную часть Вайгатского пролива, и усиливающееся южное течение при самом тихом ветре принудили переменить намерение, искать проходу в Костин шар, и остановись там, удовольствоваться единым токмо запасом свежей воды и назначением оного на карте по Астрономическим наблюдениям. Для сего поворотили на левый галс на W, при глубине 50 сажень, грунт мелкий камень. В 4 часа пеленговали западную и юго-восточную оконечности Майгол-шара. В 6 часов по обсервованным высотам солнца и по хронометру (№ 352) вычислена долгота места восточная 52°56′. Потом шли на N и ONO; глубина при сих курсах была от 15 до 8 сажень. В 7 часов ветер стих, а южное течение скоро уменьшило глубину. Не могши поворотить брига и опасаясь стать на мель от быстро убывающей воды, положил якорь у западной оконечности Майгол шара на глубине 4 сажень в счислимой широте северной 71° и долготе восточной 52°41′. Стали спускать гребные суда для промеру бухты, и найдя себя уже на глубине 18 футов, завезли с двумя кабельтовыми верп на StW, положив его на глубине 7 сажень, и подняв якорь, потянулись по оному, но несущейся на нас из заливов крупный лед принудил положить якоря на глубине 8 сажень; грунт песок; в тоже время стали мы поднимать большие гребные суда. — Стоя на якоре, заметили, что при северных течениях вода увеличивалась от 10 футов до 7 1/2 сажень; скорость течения 1/2 узла. В полночь теплота 1 3/4 °. С 1 до 5 часа льды не позволяли воспользоваться прибылою водою, а утомляли токмо служителей в отводе оных от канату и проводе вдоль брига. В 5 часов течение стихло и вода пошла на убыль. В 11 часов стали поднимать якорь и тянуться по верпу, который в 11 часов подняли на бриг, и положили якорь на глубине 6 сажень; грунт камень теплота 3 1/2°, высота барометра 29 д. 7 л. По замеченной полной воде в 11 часов утра, вычислен прикладный час оной 12 ч. 28 м.

28 числа усилившееся северное течение несло с собою крупный лед, почему спешили поднять ворошившийся от промеру ялик, и выверт в якорь, вступили под паруса… Быстро удаляясь от неприятного нам места, курс имели WtS 1/2 W. В половине 5 часа Майгол-шар закрылся в туман. В 8 часов увидели в пасмурности берег острова Машарска, окруженный весь льдом, и пеленговали северо-западную его оконечность. С полуночи ветер стал свежеть; в 4 часу видно было много на поверхности воды отдыхающих китов; ветер усиливался; теплота в полдень 1 1/2, высота барометра 29 дюймов 8 линий. По усмотренной высоте солнца найдена широта северная 70°51′, счислимая долгота восточная 51°35′.

Во время стояния на якоре в сем заливе посылаемые для промеру гребные суда нашли отмель, простирающуюся грядою от северо-западной оконечности Майгол-шара к острову Машарску на NW, на коей в самую малую воду глубина бывает в 10 и 8 футов, а в большую увеличивается до 4 1/2 сажень; далее от оной к востоку и к северо-востоку глубина более и равнее, вымерена в малую воду от 5 до 6 сажень при грунте большею частью мелкого камня, к западу же глубина хотя и увеличивается, но грунт везде почти состоит из больших плит. Смело и близко играющие серки (род тюленей) и стадами летающие разных родов гуси и утки и другие птицы безбоязненностью своею свидетельствуют о дикости сего места, которое, ежели и было когда посещаемо, то конечно протекло уже тому несколько полудесятков лет. Поспешный мой уход из сего довольно знаемого места ускорен неверною надеждою в доставлении свежей воды, ибо хотя по приближении нашем к юго-восточным заливам сей бухты, из коей выносило во множестве крупный лед, приметная перемена пресности воды явно доказывала течение в оную рек, но дальность и трудность в доставании оной от находящегося там льда, опасность в повреждении судна носящимися льдинами при течениях, и безъизвестность скорого отвращения сих наскучивших нам препятствий, вынудили нас искать другого удобного места.

Мы находились в исходе Июля месяца, лучшего времени для посещения здешних широт и после 48 дневного плавания, сопряженного с ежедневными опасностями, около южных берегов сей необитаемой, холодной и вечною туманною мрачностью покрытой земли. При всех стараниях не успели добраться до какого либо места, для выполнения цели сей экспедиции, и необходимо нужного отдохновения служителям, кои от зловредного здешнего воздуха вообще все столь приметно ослабели, что производство всякой работы сделалось гораздо медлительнее и требовало больше рук. Многие из них от сей слабости получили бездействие в членах. Наконец, 27 го, в торжество твердости нашей посчастливилось пройти несколько миль в Вайгатский пролив; но сладкая сия надежда не долго услаждала мысли, на пользу отечества устремленные, ибо мы должны были за стоящим там крупным льдом воротиться, решительное же покушение пройти в Майгол-шар стоило бы зимовья, вовсе не соответствующая цели сего назначения, почему я и решился, не теряя времени, следовать и добиваться по предписаниям в Маточный шар, особенное потому, что должен там пробыть довольное время, а возможного плавания осталось очень мало: самые большие полуденные жары, по показанию термометра 5 и 6°, кончились, оставя льды покойно плавающими, кои хотя теперь и начали местами открывать подошву берега, но сею надеждою обязаны мы по замечаниям моим, действию крепких ветров, кои взламывают лед и относя его постепенно в море, где он едва истаивает, ибо и поныне еще встречаемся мы со льдинами, носимыми течением и непрестающими препятствовать нам в предприятиях. Продолжая путь по близости берега, 31 числа находились на северо-востоке от мыса Кармисульского в расстоянии 15 1/4 Итальянских миль от оного и определили оный мыс западнее 88 и южнее 7 милями то есть: в широте N 71°41′, долготе O 50°49′, что весьма сходствует с найденною разницею в положении на карте южного берега Майгол-шара по обсервациям, сделанным 21 числа и крюйс-пеленгу; 22 в полдень теплота была 1 1/2°, высота барометра 29 д. 9 л., счислимая широта 71°52′, долгота 49°36′.

Всегдашняя пасмурность не позволяла определить вернейшего направления берега, его заливов, островов и прочих приметных мест пеленгами и измерением посредством секстана углов, а потому и не мог я поверить в точности сделанной описи на карте, но соображая глазомером, должен отдать справедливость, что оная достаточно сходственна с истиною, выключая каких либо отмелей, как случившаяся у Мойгол-шара, кои по всему берегу на оной вовсе не назначены; — недостаток Астрономических инструментов во время описи Новой Земли конечно был причиною сей большой разности долготы, ибо в то время не употреблялись хронометры, которыми там единственно можно определять долготу за невозможности лунных обсерваций по той причине, что светило сие в сих местах почти всегда скрыто.

При вступлении в Август месяц, стада диких уток и гусей пролетали мимо нас к юго-западу в те страны, где наслаждаются приятностями лета, которого мы здесь вовсе не видали. Термометр не поднимался выше 1° теплоты; будучи в 75°14′ широты и 50°15′ долготы, беспрестанно пробирались сквозь лед, желая достигнуть берега. Часто показывались около нас киты длиною около 20 сажень; касатки вертелись перед форштевнем нашего брига, как бы показывая нам путь, дерзостно предпринятый к преодолению препятствий, самою Натурою поставленных, и белые медведи, как ласковые, будущие, может быть, сотоварищи наши, не преминули изъявить свою радость при нашем приближении, переплывая с берега к нам навстречу, но угрюмый вид их, проворство в быстром удалении от лающих собак и двухсаженная их сановитость, не обещали приятного провождения времени в беседе с ними в продолжение трехмесячной суровой ночи.

Август, окончательный месяц плавания в здешних морях, подарив нас попутными ветрами, наградил вместе с тем густыми туманами и мрачностью, и противопоставил желанию достигнуть Маточного шара, гряды неожиданного опасного льда, кои с упорством удерживают стремительные шаги наши, попутным ветром ускоряемые. 4 числа за дерзость пробраться к берегу едва не заплатили очень дорого: в половина 4 часа очутились во ледяной губе, и препятствовавший к выходу из оной юго-западный ветер с густым туманом подвергал плавание наше опасности; но Провидение, являвшее уже неоднократно благость свою к сохранению нас от погибели, и сего числа простерло к нам луч своего милосердия, повелев в 8 часов дуть ветру от запада, при котором держа на SSW, вышли из сей хладной и бедственной ущелины.

Стремясь при попутном ветре к северу, 8 числа, будучи в 73°21′ широты и 50°8′ долготы, увидели берег, покрытый снегом, но нашедший вскоре туман опять скрыл его от нас. Скоро уже думал я достигнуть Маточного шара, скоро надеялся выполнить ожидание Начальства, но чем ближе подвигался к северу, тем более увеличивались труды и опасности: путь усеян был цепью твердого льда, простиравшегося от севера до запада, где с каждою милею толщина и плотность оного увеличивались, и наконец сего числа нашелся я принужденным совершенно оставить сии покушения, так, что при благоприятствующем мне ветре, вместо того чтоб держать курс к NNO, должен был направлять плавание к W, ибо оконечности окружившего и теснившего меня льда видимы были к оному, северное же течение отрывало огромными массами гряды видимого, плотно стоящего льда, кои, неслись вперед, окружали меня и огромностью своих утесов сближали бриг с берегом, где неминуемо должно быть затертым. Долго обольщавшая нас надежда наконец исчезла! Дерзкая предприимчивость завела меня в такое место, где, теряя бриг, не достигнув еще на 20 миль берега, принужденным находился бы перебираться по носящемуся льду на землю и уже располагаться к зимовке. Сия необходимость не устрашила бы меня одного— но в первый раз начальству моему вверенная экспедиция и команда, уже изнемогшая и расслабленная от суровости зловредного здешнего климата, из коей десять человек лежали на койках, сделались бы жертвою моей дерзости, моего честолюбия! Мысль сия, давно меня угнетавшая, теперь с новым усилием начертала в душе моей картину погибели, коей я один был виновником. Нужно прибавить, что Гг. Офицеры с примерною твердостью, перенося труды и видя опасность, без малейшего ропота совершенно вверялись моей стремительности, будучи в готовности разделить всякую участь обще со мною.

Наступающие обыкновенно в сие время северные ветры, должны были или отбросить нас к югу или (вернее) затереть у сей, вечным хладом дышащей земли, а служители по слабости своей, в толь позднее здесь время, были почти недостаточны к управлению, не токмо к освобождению брига от затирающего оный льда. По сим причинам, с прискорбием нашелся я вынужденным составить совет из Гг. вахтенных Офицеров, от коих требовал письменного, по сему предмету, мнения — и с сожалением в показаниях их нашел ту истину, которую желал бы от себя сокрыть! Но все решено: 9 числа положил спуститься, если найду хотя малую ущелину к своему освобождению. — Здесь в первый раз твердость, непоколебимая в опасностях, должна была уступить неудачности покушения.

Стараясь найти выход между густым льдом, имели мы разные курсы и находились в полдень в 73°26′ N широты и 48°51′ долготы; термометр в сии сутки от 1/2° теплоты понижался до 2 1/2 ° морозу.

Неудачное мое пребывание у берегов Новой Земли, не позволившее даже и ступить на оную, к сожалению не может удовлетворить желанию познать качества сей земли, её растений и ископаемых тел, как на поверхности. находящихся, так и в недрах её заключенных. Здесь могу поместить одни только заключения по видимым мною берегам.

По наружности своей берег Новой Земли от Вайгатского пролива до мыса Бритвина совсем не утесист и даже местами низмен, а от Бритвина далее к северу представляет картины гористой и утесистой Норвегии, от которых отличается белою одеждою, во все продолжение года его покрывающею.

Богатство сей страны, по мнению моему, состоит в населяющих оную и виденных нами во множестве белых медведях, оленях, диких утках и гусях, полезных своим пухом, ибо застреленные нами, по черноте мяса и рыбному запаху в пищу употребляемы не были; также плавающие в множестве киты и окружающая нас стадами смелые серки, при счастливом годе, могли бы доставить хороший и богатый промысел; но трудное и опасное достигаете берега и неверность возврата промышляющих судов отклоняют самое даже корыстолюбие купцов, что и видно из оставленного ныне вовсе на оный промысла, перенесенного в дальнейшие места Шпицбергена, куда плавая на ладьях, не могущих даже слабо спорить с стихиями, управляющими оными по своей воле, вывозят однако оттуда довольный выгоды, что ясно подтверждается умножением сей промышленности в Архангельск; а если бы присоединить еще к ней искусство китовой ловли, столь желаемой Петром I, для коей Англичане посылают ежегодно многие корабли, то несомненно приносила бы оная гораздо большие выгоды нежели и самые счастливый прежние поездки на Новую Землю. Трудность же, опасность в плаваниях и малая выгода наших промышленников на давно знаемой стране в сравнении с Шпицбергеном, почти вовсе неизвестным (они называют его Грумантом) ясно доказываются тем, что не сыскалось ни одного промышленника, который желал бы идти со мною за самую значительную цену при несравненно лучшем содержании, а все толпились на ладьи, отправляемый Архангелогородскими староверами на Грумант, где, за самую малую плату я содержание, в одной почти муке состоящее, выискивали себе места, полагая иметь обильную провизию в настрелянных там зверях. — Предполагаемая же богатства ископаемого царства по преданиям бывших там и по названиям, данным издревле некоторым местам, как то: губа Серебрянка, остров Серебряный, едва ли не столь же вероятны, как и уничтоженный заселения Новогородцев, в землю сию перешедших, как повествуется К. Молчановым в изданном им 1813 года Описании Архангельской Губернии. Причиною искоренения оных был, сказывают, страшный и смертоносный вид некоторых людей, именуемых Шаршитами, имеющих железные ноги и зубы и пр. В бытность мою в Архангельске старался я познакомиться с людьми, знающими страну сию. По невежеству своему и в ослеплении старинными сказками, они утверждали истинное существование предполагаемых богатств, но образцы оных, вывезенные оттуда, суть не что иное, как каменный уголь тяжелее Голландского, употребляемый иногда промышленниками для топления за недостатком дров, и другой род того же угля, гораздо легче первого с лоснящеюся наружностью, который употребляется промышленниками в желудочных болезнях.

10 Августа, стараясь выйти из обложившего нас льда, должны мы были уклоняться разными курсами, и наконец приведя на SSW, в 8 часов миновали оный. 12 увидели берег на юг и пеленговали башню на мысе Канденоесе, от коей находились по крюйс-пеленгу в 13 1/2 Итальянских милях. По взятой в полдень высоте солнца найдена северная широта места 68°40′.

Переменяя быстрым полетом широту места, ощущали мы притом и перемену атмосферы. Спустясь 9 числа при 2 1/2 ° морозу; чувствительно приблизились к летнему для нас времени, ибо сего числа, по 4 дневном плавании, при угрюмом облачном небе, термометр показывал уже 4 3/4° теплоты. Служители спешили переодеваться из всегдашней Новоземельной одежды в обыкновенные рабочие парусинные платья, и осматриваясь, любовались и поздравляли друг друга с наступлением Мая месяца. Целительны я силы теплого воздуха также весьма приметно оказывались на радостных лицах наших больных, которые чувствительно укреплялись сладким сном, получая вместе с тем и потерянный аппетит; разные игры служителей и неумолкающие радостные песни вселяли бодрость, и изгоняли уныние, обременявшее их дотоле посреди льдов и туманов.

13 штиль. В 1 час, по замеченному приближению к берегу, положили якорь на глубине 50 сажень; грунт ил, и по пеленгам башня мыса Канденоеса находилась от нас на SO в 4 Итальянских милях, по коим определили свое место в широте N 68°58′ и долготе О 41°27′; в 2 часа, по обсервациям высот солнца и по хронометру NO 352, найдена долгота места восточная 41°55′ разнствующая с определенной пеленгами мыса Канденоеса 2°51′. Сим доказывается, что хронометр во время 64 дневного плавания ускорял свое отставание против прежней погрешности, найденной в Архангельске 9 Июня, почему и положение долгот, определенных по оному мест, должно быть исправлено сысканием суточного его ускорения. В 4 часа маловетрие от SSW, почему снялись с якоря; в 6 часов ветер стал свежеть. В полдень теплота 5 1/2 °, высота барометра 39 д. 6 л., счислимая широта N 68°53′, долгота восточная 43°.

Три следующие дня дули прошивные южные и югозападные ветры; наконец, 17 числа в исходе 4 часа, ветер сделался свежее от NNW и мы взяли курс SSW. В и час пополуночи, при сиянии звезд, увидели впереди курса берег, почему и привели на О; в половине 2 часа увидев продолжение оного к NO, поворотили на правый галс, и прибавляли паруса, дабы выиграв несколько, удобнее обойти видимый к NO берег, но вскоре увидев землю и к NW, заключили, что от течения счисление наше было восточнее настоящего. Посему поворошили на левый галс, стараясь выйти из сей бухты; но видя невозможность, в 2 часа положили якорь на глубине а 5 сажень, при мелкопесчаном грунт; потом положили другой якорь и при рассвете пеленговали башню на Святом Носе на NO 39° и мыс ручья Юланского на SW 6°. В 5 часов ветер со шквалами и дождем; в полдень оный стал стихать, теплота 7°, высота барометра 39 д. 8 л. В следующий день, при утихшем ветре и южном течении, снялись с якорей, а в 8 часов пеленговали оконечность мыса Святого Носа на SO 80°, от которого находились в 3 1/2 Итальянских милях; в полдень, по взятой высоте солнца, вычислена широта места 68°2′, счислимая долгота 41°7′, теплота 9°, высота барометра 2 д. 7 л.

При снятии с якоря из Святоносной губы были обрадованы в первый еще раз после 70 дневного плавания в угрюмых и необитаемых местах, приездом наших единоземцев, рыбаков, кои также от крепкого ветра зашли в оную губу. Получив от них за малую цену большое количество свежей рыбы, продолжали свой путь.

Погрешность счисления в 5 суточное плавание от мыса Канденоеса, сходствующего всегда с обсервациями, коих не удалось взять, ясно доказывает несуществование, общеполагаемых от NW и N приливов, по коим плавание у мыса Канденоеса почитается опасным, а чрез то ранний выход из Белого моря подвергается всегда препятствиям от льда, встречающего обыкновенно суда у берегов Святого Носа.

Вступив в Белое, море за противными ветрами после 13 дневного плавания, 31 числа едва увидели мыс Каменный Ручей в 65°35′ северной широты.

Мрачный Сентябрь усугубил жестокость ветра; в темные ночи, по причине встречающихся судов, жгли Фальшфейеры весьма подобные погребальным факелам. Трое несчастных: боцман, матрос и конопатчик, не достигнув немногими днями до порта, окончили страдальческую жизнь — и дно морское сделалось их гробом.

2 числа, во время шторма, нашедший шквал положил бриг на правую сторону и висевшая лодка Решимость, наполнясь водою, препятствовала к приведению его в надлежащее положение, почему, обрубив её найтовы, сдали на бакштов, где в скорости будучи совсем залита волнением, отрублена и пущена в море. 5 Сентября ветер начал отходить к северу; мы прибавляли парусов, спеша к достижению порта столь нужному для поправления здоровья служителей, коих оставалось в силах токмо 6 человек, и Гг. вахтенные Лейтенанты отправляли должность матросов.

Наконец, 4 Сентября, увидели лоцманскую башню, и взяв лоцмана, вступили в Фарватер Двины, а в полдень другого дня положили уже якорь в Архангельском порт в. Но приказанию Г. Главного Командира 19 человек тяжело страждущих были свезены в госпиталь, и бриг начал разружаться.

Вот плоды похода моего на Новую Землю! В то время, когда товарищи мои, пролетев роскошные берега Европы, наслаждались богатствами Натуры в благословенных климатах Бразилии и Перу, знакомились с миролюбивыми жителями Южного моря, видели разнообразность нравов, обычаев, одежд и даже самых лиц человеческих, — одни лишь косматые медведи представлялись глазам нашим, и ежеминутно грозившие нам ледяные исполины в вечных туманах отнимали силы в людях, и наносили им болезни; но всего прискорбнее для меня то, что ничем непреоборимая в ужасах своих Природа, постановила преграду рвению моему вполне оправдать лестную для меня доверенность Начальства, которую во все продолжение службы моей ценил дороже всех почестей.


Содержание:
 0  вы читаете: Плавание брига Новая земля под начальством Флота Лейтенанта А. Лазарева в 1819 году : Андрей Лазарев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap