Приключения : Путешествия и география : Глава XXVIII : Чарльз Ливингстон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  59  60  61  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  125

вы читаете книгу




Глава XXVIII

Прекрасная долина. – Буйвол. – Молодые люди убивают двух слонов. – Охота. – Изысканный вкус слона. – Прическа здешних туземцев. – Способ приветствия. – Переправа через Кафуе. – Гиппопотамы. – Возвышенности и деревни. – Геологическое строение. – Огромное количество диких животных. – Дожди. – Обилие животных на реке Замбези. – Цвет воды в реке. – Остров с буйволами и людьми на нем. – Как туземцы убивают слонов. – Женщины, которые делают свои губы «похожими на клюв уток»


Страна становится все более и более красивой. Она изборождена глубокими долинами; подстилающие вулканические породы произвели плодородную почву. Здесь много диких животных. Буйволы выбирают для своих дневных стоянок открытые места, часто даже возвышенности.

Мы перешли через р. Мбаи и нашли в ее русле розовый мрамор. Несколько небольших возвышенностей, находящихся поблизости к этой реке, покрыты красивым белоснежным мрамором; под ним лежат изверженные породы. Во время сильных ливней в ручьях и реках создаются такие бурные потоки, что когда пятеро из наших людей ушли однажды на другую сторону за топливом, то обратно они должны были возвращаться вплавь.

Благодаря ежедневным дождям значительно снизилась температура воздуха. Несколько раз при восходе солнца термометр показывал 68° [25,7 °C], а при заходе – 74° [27,9 °C]. Обычно же он показывал от 72 до 74° [27,1—27,9 °C] при восходе солнца, от 90 до 96° [34–36 °C] в полдень и от 80 до 84° [30,2—31,7 °C] при заходе солнца. Эта температура, как я уже заметил раньше, не была здесь неприятной.

14-е. Мы вошли в прекрасную долину, в которой было много крупных диких животных. Увидев лежащего на лугу буйвола, я отправился туда с целью убить его на мясо. Три пули не могли прикончить его, и так как он повернулся, как будто намереваясь броситься на нас, то мы побежали, чтобы укрыться за камнями. Прежде чем мы добежали до них, мы увидели, что нам отрезали путь три слона, привлеченные, вероятно, необычайным шумом; но они быстро повернули назад и дали нам добраться до камней. Буйвол убежал. Для того чтобы не упустить случая, я попытался выстрелить издали в последнего из уходивших слонов. К великой радости моих людей, пуля перебила ему переднюю ногу. Они скоро поставили его в безвыходное положение, и выстрел в голову свалил его с ног. Я был необычайно рад видеть удовольствие, с каким был встречен моими спутниками такой обильный запас мяса.

На следующий день, когда мои люди резали слона, из деревень пришло много жителей, чтобы принять участие в готовившемся пиршестве. Мы стояли лагерем на одной стороне зеленой долины, в которой то здесь, то там росли деревья и которая была прорезана многочисленными ручьями.

Я ушел от шума, чтобы произвести наблюдения среди скал, состоявших из тонко напластованного грубого песчаника, как вдруг увидел в конце долины в двух милях от себя самку слона с детенышем. Слоненок катался в грязи, а матка стояла, обвевая себя своими большими ушами. Пока я смотрел на них в свою подзорную трубу, сзади них появилась длинная цепь моих людей. Ко мне подошел Секвебу и сказал мне, что наши люди ушли со словами: «Наш отец сегодня увидит, какого сорта людей он взял с собой». Для того чтобы отчетливо видеть, как они будут охотиться, я вышел из долины на более высокое место.

Пока слоненок сосал матку, это благородное животное, не зная о приближении опасности, некоторое время стояло спокойно. Слоненку было, по-видимому, около двух лет. Затем оба они сошли во впадину, в которой была грязь, и вымазали себя ею; слоненок все время весело резвился около матки, хлопал ушами, беспрерывно качаясь всем корпусом, как делают все слоны. Она продолжала хлопать ушами и махать хвостом, находясь как будто на вершине блаженства. Вдруг раздался оглушительный свист: это свистели ее враги. Одни дули в трубки, другие – в сложенные руки; третьи кричали: «О вождь, вождь! Мы пришли убить тебя. О вождь, вождь! Много еще погибнет, кроме тебя» и т. д.

Оба животных вытянули уши и прислушались, а затем оставили свою ванну, так как толпа бросилась к ним. Слоненок побежал вперед по направлению к концу долины, но, увидев там людей, вернулся к матери. Она загородила его собой и все время проводила своим хоботом по его спине, словно успокаивая его. При этом она часто оглядывалась на людей, которые непрерывно поддерживали крик, пение и свист; затем она взглянула на детеныша и побежала за ним, иногда поворачиваясь боком, как будто она боролась между чувством тревоги за своего отпрыска и желанием отомстить своим преследователям. Люди держались в 100 ярдах [90 м] позади нее, а некоторые на таком же расстоянии с боков и гнали ее до ручья, через который она должна была перебраться. Пока она спускалась вниз и поднималась на противоположный берег, люди подбежали к краю берега и бросили в нее свои копья с дистанции приблизительно в 20 ярдов [18 м]. Она появилась на другом берегу с залитыми кровью боками и начала бежать, спасая свою жизнь и уже не думая, по-видимому, о слоненке. Еще раньше я послал к охотникам Секвебу с приказом пощадить слоненка. И слоненок, и его мать бежали очень быстро, но ни молодые, ни старые слоны никогда не переходят при беге в галоп; самый быстрый их бег есть не что иное, как скорый шаг. Но прежде чем Секвебу догнал охотников, слоненок был убит.

Шаг матки делался все медленнее и медленнее. Она повернулась и с криком ярости бросилась на людей. Они разбежались под прямым углом к взятому ею направлению, и так как она бежала прямо, то прошла мимо всех и напала только на одного человека, у которого на плечах был кусок яркой ткани. Яркие материи подвергают человека в таких случаях большой опасности. Она нападала на людей три или четыре раза и ни разу не пробегала больше 100 ярдов [90 м]. После того как она перешла через ручей и повернулась лицом к врагам, она часто останавливалась, несмотря на то что в нее летели все новые копья. Она была убита благодаря сыпавшемуся на нее граду копий и вызванной ими огромной потере крови. Сделав еще одну попытку напасть на врагов, она зашаталась и тяжело рухнула на колени. Меня отвлекло от них то обстоятельство, что облака разошлись, и на ясном, безоблачном небе одновременно были и солнце и луна, поэтому я не видел охоты до конца.

Самка слона, преследуемая охотниками, защищает детеныша

Рисунок Д. Ливингстона


Я отвернулся от зрелища гибели благородного животного с тяжелым чувством, и мне было не легче от мысли, что его бивни теперь принадлежат мне, но факт совершился. Я очень жалел, что они были убиты, особенно жаль мне было слоненка, тем более что мы в это время совсем не нуждались в мясе.

При вычислении количества пищи, необходимого для этого и для других крупных животных, не обращалось достаточного внимания на предпочтение, оказываемое животными различным родам пищи. У слона, например, самый изысканный вкус, он особенно любит некоторые сладкие на вкус деревья и плоды. Он отдает предпочтение могононо, мимозе и другим деревьям, которые содержат много сахаристых веществ, слизи и клейковины. Мы часто видели, как слон, упершись головой в высокую пальмиру, раскачивал ее, чтобы стряхнуть с нее плоды, а затем подбирал их и ел. Видели также, как он стоял около других фруктовых деревьев и срывал с них один за другим их сладкие плоды. Он раскапывает также луковицы и корнеплоды. Предпочтение, отдаваемое слонами тем родам пищи, которые содержат большое количество клейковины, хорошо объясняет тот факт, что стада слонов мало портят растительность страны. Они предпочитают качество количеству. Жители Африки высоко ценят слоновое мясо вследствие большого количества жира в его внутренностях; они употребляют этот жир и в пищу, и для смазывания своего тела.

Оставив долину, мы шли дальше по очень красивой, но малонаселенной местности. Породами, непосредственно лежащими под почвой, являются здесь траппы и тальковый гнейс. Траппы часто бывают выворочены и стоят ребром или имеют слегка наклонное положение в сторону севера или юга. Простирание пластов большей частью направлено на северо-восток, куда мы идем. Около Лосито траппы уступили место сланцам из роговой обманки и разным шерловым породам. Мы вступили теперь в область, в которой сам вид пород создает впечатление огромных сил, действовавших когда-то вдоль русла Замбези. Увидев, каким образом были сдвинуты породы на обеих сторонах ее русла, я пришел к мысли, что силы, образовавшие трещину водопада, дали направление реке и ниже этого места и проложили для нее русло на всем пути ее от водопада до ущелья Лупаты.

Пройдя ручей Лосито и ряд возвышенностей, мы дошли 18-го до резиденции вождя Семалембуе. Его деревня расположена у основания возвышенностей, через которые находит себе путь р. Кафуе, недалеко от ее берегов. Река Кафуе, называемая иногда Башукуломпо, имеет здесь почти 200 ярдов [180 м] в ширину. В ней много гиппопотамов. В реке можно часто видеть детенышей, сидящих на шее у матки. В этом месте мы находились почти на том же уровне, на каком находится Линьянти. Вскоре после нашего прибытия Семалембуе в сопровождении сорока очень дородных людей посетил наш лагерь. У всех этих людей пышная курчавая шевелюра, которая вся подбирается вверх и завязывается в большой конусообразный пучок. На лбу и около ушей волосы сбриваются вплоть до самого пучка. Иногда они стягиваются на одну сторону и заплетаются в небольшие косички.

Приветствовать друг друга здесь принято хлопаньем в ладоши. Из окружающих деревень приходили группами женщины, чтобы посмотреть на белого человека, но все были очень боязливыми. Страх, который мне редко удавалось успокоить, заставлял их хлопать в ладоши с удвоенной силой.

Река Кафуе у деревни Семалембуе входит в узкое ущелье (15°48 19» ю. ш., 28°22 в. д.). Место переправы через Кафуе находилось среди возвышенностей, в одной миле к югу от деревни. Ширина реки в этом месте равнялась 250 футам [почти 230 м], но она была каменистая и мелкая. Переправившись через нее в челноке, мы пошли по левому берегу и были совершенно заперты среди высоких возвышенностей.

Туземцы обрабатывают каждый свободный клочок земли между рекой и возвышенностями. Чтобы защитить свои насаждения от гиппопотамов, они вынуждены устраивать здесь западни. Так как эти животные не были еще напуганы ружейными выстрелами, то они были замечательно спокойными и не обращали на нас никакого внимания, когда мы проходили мимо них. Мы снова увидели много их детенышей, величиной не более терьеров. Они сидели на шее у маток, высовывая из воды веселые и любопытные головы между ушами матери. Когда они немного подрастают, то сидят на загривке. Испытывая нужду в мясе, мы застрелили одну взрослую самку. Ее мясо очень похоже на свинину. Высота ее равнялась 10 футам [более 3 м]. Гиппопотамы очень драчливы, поэтому как самцы, так и самки их всегда бывают покрыты рубцами. Старые самцы часто убивают молодых. Мы видели такой случай около водопада.

Пока люди занимались свежеванием туши гиппопотама, я взошел на возвышенность, называемую Мабуе асула («Камни скверно пахнут»). По своему виду она была не самой высокой. Точка кипения воды показывала, что она была на 900 футов [около 275 м] выше реки, т. е. как раз на уровне Линьянти. Моим людям, привыкшим видеть только термитники, эти возвышенности казались необычайно высокими. Упоминание о горах, которые поднимаются выше облаков, заставляло их затаивать дыхание и прижимать руки к губам. Эти возвышенности выглядят очень высокими оттого, что у них очень крутые склоны. Но по точке кипения воды я узнал, что их высота значительно ниже той гряды, которую мы оставили. На деле они представляют собой нечто вроде низкого окаймления наружной стороны восточного края, совершенно так же, как высокие горы Анголы (Голунго Альто) образуют наружное низкое окаймление западного края плато. Меня поразило одинаковое устройство и одинаковый состав пород на обеих сторонах континента. Но существует разница в структуре расчлененных уступов.

С этой возвышенности мы можем отчетливо видеть пять горных цепей: самая западная из них – Боленго, самая восточная – Команга. Вторая называется Секонкамена, а третья – Фунзе. Среди них видно много возвышенностей, имеющих форму конуса; они, по большей части, покрыты деревьями. На вершине их находится прекрасная белая кварцевая порода, а некоторые покрыты доломитом. На склонах второй и третьей цепей имеется магнитная руда и круглые куски железной руды, тоже магнитной, содержащей очень высокий процент металла. Склоны эти обрывисты, и между цепями находится много ручьев, в которых вода бывает не всегда. Многие из этих возвышенностей подняты гранитом, как возвышенности Каломо. Можно видеть, как гранитные дайки сдвинули огромные массы кварца, слюдистых и песчаниковых сланцев, заставив пласты перегнуться над собой, как белье на веревке. На самом верху всегда находится слой доломита или блестящего белого кварца.

Мы хотели снова выйти на Замбези и с этой целью решили пройти через возвышенности к месту слияния Замбези с р. Кафуе. Расстояние это, очень небольшое по прямой линии, заняло три дня. Между возвышенностями мы увидели очень много слонов. Мои люди побежали в ту сторону и убили трех из них.

Когда мы поднялись на самый верх наружной цепи возвышенностей, то перед нами открылся великолепный вид. На недалеком расстоянии от нас мы увидели внизу Кафуе, убегающую по заросшей лесом равнине к месту слияния с Замбези, а на другой стороне Замбези чернела длинная цепь возвышенностей. По левую сторону р. Кафуе, на равнине, находившейся под ними, было гораздо больше крупных диких животных, чем в любом другом месте Африки. Сотни буйволов и зебр паслись на открытом пространстве, и там же гордо стояли слоны, шевеля только хоботом. Я хотел бы заснять эту редкую сцену, которая с увеличением количества огнестрельного оружия исчезнет с лица земли. Когда мы спустились, то увидели, что все животные здесь замечательно смирные. Слоны так спокойно стояли под деревьями, обвевая себя своими длинными ушами, как будто бы они совсем не видели нас, хотя мы находились на расстоянии 200 или 300 ярдов [180–275 м] от них. Здесь можно точно представить себе картину того времени, когда мегатерии спокойно паслись в первобытных лесах. Мы видели множество свиней красноватого цвета (Potamochoerus), которые стояли, с удивлением рассматривая нас. На возвышенностях живут люди, но, не имея ружей, они редко тревожат животных.

Продолжительный дождь задержал нас на некоторое время на берегах р. Чипонги. Эти дожди приносились восточным ветром, и на возвышенностях можно было видеть слои облаков совершенно такие же, как «скатерть» на Тэйбл Маунтин. Теперь, когда мы видели приближающуюся бурю с ливнем, мы всегда останавливались и пережидали. Люди быстро набирали достаточно травы, чтобы, покрыв какой-нибудь куст, чувствовать себя под ним, как в шалаше, а я, имея походный стул и зонт, с охапкой травы под ногами, оставался совершенно сухим. Мы раскладывали также большие костры, и люди совсем не зябли от воды, лившейся ручьями по их телу. Когда дождь проходил, они обогревались около огня, и мы продолжали путешествие.

Оставив берег Чипонги 30-го числа, мы пошли вдоль цепи возвышенностей, находившихся слева от нас и состоявших из слюдистых и глинистых сланцев. Количество животных здесь было изумительно. Я не видел таких смирных слонов, как на Чипонге. Они стояли у самой нашей дороги, не проявляя ни малейшего страха. Это совершенно не похоже на их поведение в тех местах, где они знакомы с ружьями, потому что там они начинают проявлять беспокойство, завидев человека за целую милю. Мы ночевали около баобаба, пустого внутри, в котором могло помещаться до двадцати человек. Дупло его служило жилищем людям из племени бабиса.

Когда мы подошли ближе к Замбези, появилось много густо разросшегося кустарника с широкими листьями. Мы должны были несколько раз кричать слонам, чтобы они дали нам дорогу. На одном открытом месте к нам подошло вплотную стадо буйволов, привлеченных видом наших быков; выстрел, сделанный мною, заставил их отойти. Их мясо очень напоминает говядину, пожалуй, даже еще вкуснее. Единственной опасностью, создавшей действительную угрозу для нас, была встреча с самкой слона, у которой было три детеныша. Напав на наших людей в самой середине растянувшейся линии пешеходов, она заставила их побросать свою поклажу и бежать, но получила смертельный удар копьем за свою безрассудную отвагу. До этого я никогда не видел у матки больше одного детеныша.

По большому количеству попадавшихся нам водяных птиц мы узнали, что снова находимся близко от Замбези. Я никогда не видел реки, около которой и в которой было бы так много животных. Бароце говорят: «Ее рыбы и птицы всегда жирные». Когда ее широкая гладь предстала наконец перед нашими радостными взорами, то мы нашли, что здесь она была гораздо шире, чем выше водопада. Напрасно было бы пытаться кричать так, чтобы быть услышанным на другом берегу. Течение реки было здесь быстрее, чем у Сешеке. Скорость течения равняется часто 4,5 мили в час. Вода коричневато-красного цвета.

Прилегающая к Замбези с севера местность очень ровная, и ее почва, заросшая густой травой, не размывается, но на восточном краю плато положение иное: трава там низкая, и поднятие значительное, поэтому почва смывается и уносится потоками вниз. То же самое наблюдается на западном краю плато. Там в р. Кванго сносится много земли с западного склона плато, совершенно так же, как эта часть Замбези получает свой ил с восточного края плато. Вниз по течению уносилось значительное количество погибшего тростника, веток и даже целых деревьев.

На Замбези много островов. Мы находились против о. Менье макаба, который был около полутора-двух миль длиной и почти в четверть мили шириной. Кроме людей, на нем живут буйволы, которые там никогда не переводятся. Я насчитал издали около шестидесяти животных. Люди и звери на острове понимают друг друга; когда люди считают, что следует отомстить зверям за бесцеремонность, с которой те опустошают их огороды, то вожаки зверей смело выходят к ним навстречу, чтобы дать бой. Островитяне сказали нам, что они могут уменьшить число буйволов только во время половодья, когда часть острова затопляется. Тогда люди нападают на зверей на своих челноках. Сравнительно небольшое пространство, в котором буйволы заключили себя, показывает, как этот остров богат растительностью, потому что если бы буйволам не хватало пастбищ, то они легко могли бы уйти отсюда; они могут хорошо плавать, а расстояние от острова до берега не превышает 200 ярдов.

Мне кажется, что цепи возвышенностей идут параллельно Замбези. Жителями того берега являются батонга, а на южном берегу живут баньяи. Среди возвышенностей водится много буйволов и порядочно слонов. Последних жители обоих берегов убивают много. Они сооружают на деревьях над тропинками, по которым ходят слоны, специальные помосты и, для того чтобы убить животное, пользуются большими копьями, рукоятка которых имеет толщину запястья руки, а длина равна 4 или 5 футам [1,3–1,5 м]. Когда проходит внизу слон, они бросают сверху копье, и если оно попадает между ребер, то, так как лезвие имеет в длину по меньшей мере 20 дюймов [0,5 м] и 2 дюйма [5 см] в ширину, оно наносит страшно глубокую рану и причиняет быструю смерть.

Благодаря непрерывным дождям мы оставались на этом острове несколько дней. Тучи, идущие с востока, задерживались на вершинах возвышенностей, а затем проливались сильным дождем на долины, находившиеся под ними. Перебравшись на берег, мы увидели, что он был окаймлен роскошной растительностью. Кусты так переплетались между собой, что было очень трудно двигаться вперед. Единственными дорогами были тропинки, протоптанные дикими животными, потому что главным путем людей был путь по воде на челноках. Мы следовали все время по этим тропам, в которых недостатка не было. Здесь водятся в изобилии буйволы, зебры, пеллаги и водяные козлы, а также много диких свиней, куду и черных антилоп. Мы застрелили одного буйвола, когда он купался в грязном болоте.

Нас поразило то обстоятельство, что, как только мы пошли между рядами возвышенностей, которые окаймляют Замбези, дожди стали теплыми. При восходе солнца температура была от 82 до 86° (30,9—32,4 °C); в полдень в самой прохладной тени, т. е. в моей маленькой палатке, – от 90 до 98° (36,2—37,0 °C), а на закате солнца – 86° (32,4 °C). Эта температура значительно отличается от той, которая бывает внутри страны, потому что дождь заставляет ее понижаться до 72 и даже до 68° (27,1—25,7 °C).

6 января 1856 г. Каждая деревня, через которую мы проходили, давала нам двух людей, чтобы проводить нас до следующей. Проводники были полезны тем, что они вели нас по более удобной дороге, где заросли были не так густы. Когда мы подходили близко к деревне, то видели, что все мужчины, женщины и дети заняты работой на огородах. Здешние жители любят земледелие. У большинства мужчин прекрасная мускулатура. Кожа у них имеет различные оттенки от очень темного до светло-оливкового, как у жителей Лунды. Хотя у всех у них толстые губы и сплющенные носы, но лишь очень немногие среди них обладают некрасивой негритянской физиономией.

Здешние женщины имеют обыкновение прокалывать верхнюю губу и постепенно расширяют отверстие до тех пор, пока в него войдет раковина. Губа выдается тогда под острым углом к носу и придает их лицу самый непривлекательный вид. Секвебу заметил: «Эти женщины хотят, чтобы их рот был похож на клюв утки». Такой обычай господствует среди женщин племени марави. Всякий, кто их видел, говорил, что мода никогда не доходила у женщин до более безумного каприза.

Дожди теперь шли каждый день, и небо было покрыто тучами, но сквозь них часто прорывалось солнце и сильно жгло. Все мои люди тогда кричали: «Солнце! Значит, опять будет дождь». Следует заметить, что когда мои спутники были на плато, то они никогда не жаловались на жару, но когда мы спустились в свое время в низменную местность Анголы, то они начали страдать от жары. Я сам болезненно ощущал удушливую влажность атмосферы, чего я не испытывал, находясь на плато.

В почве, которая была очень плодородной, повсюду виднелись здесь блестки слюды. Во всех долинах земля обрабатывалась. Кукуруза уже созревала, ее можно было есть. Цепи возвышенностей, которые тянутся выше обоих берегов, теперь подходят близко к берегам и образуют узкое ущелье, которое называется Мпата. Около реки остается узкая тропинка, но мы предпочли идти по более широкому проходу между возвышенностями, ведущему на восток. Они поднимаются до высоты в 800—1000 футов [240–300 м], и все покрыты деревьями. Породами, из которых они состоят, являются различно окрашенные слюдистые сланцы. Параллельно р. Замбези лежит широкая полоса гнейса с гранитами в нем. Гнейс стоял ребром, и его прорезали в некоторых местах базальтовые дайки с доломитом.

Слонов было все еще необычайно много, но они были более дикими, и, как только мы появились невдалеке, они быстро убежали. Местность становилась более холмистой, и идти по ней было трудно. Мы не могли делать больше десяти миль в день.


Содержание:
 0  Путешествия и исследования в Африке : Чарльз Ливингстон  1  Давид Ливингстон Путешествия и исследования в Южной Африке с 1840 по 1855 г : Чарльз Ливингстон
 4  Глава IV : Чарльз Ливингстон  8  Глава VIII : Чарльз Ливингстон
 12  Глава XII : Чарльз Ливингстон  16  Глава XVI : Чарльз Ливингстон
 20  Глава XX : Чарльз Ливингстон  24  Глава XXIV : Чарльз Ливингстон
 28  Глава XXVIII : Чарльз Ливингстон  32  Глава XXXII : Чарльз Ливингстон
 36  Глава IV : Чарльз Ливингстон  40  Глава VIII : Чарльз Ливингстон
 44  Глава XII : Чарльз Ливингстон  48  Глава XVI : Чарльз Ливингстон
 52  Глава XX : Чарльз Ливингстон  56  Глава XXIV : Чарльз Ливингстон
 59  Глава XXVII : Чарльз Ливингстон  60  вы читаете: Глава XXVIII : Чарльз Ливингстон
 61  Глава XXIX : Чарльз Ливингстон  64  Глава XXXII : Чарльз Ливингстон
 68  Глава IV Река Шире : Чарльз Ливингстон  72  Глава VIII Равнина Чикоа : Чарльз Ливингстон
 76  Глава XII Водопад Виктория : Чарльз Ливингстон  80  Глава XVI Прибытие в Тете : Чарльз Ливингстон
 84  Глава XX Шупанга : Чарльз Ливингстон  88  Глава XXIV Земледельцы манганджа : Чарльз Ливингстон
 92  Глава XXVIII Заключение : Чарльз Ливингстон  96  Глава IV Река Шире : Чарльз Ливингстон
 100  Глава VIII Равнина Чикоа : Чарльз Ливингстон  104  Глава XII Водопад Виктория : Чарльз Ливингстон
 108  Глава XVI Прибытие в Тете : Чарльз Ливингстон  112  Глава XX Шупанга : Чарльз Ливингстон
 116  Глава XXIV Земледельцы манганджа : Чарльз Ливингстон  120  Глава XXVIII Заключение : Чарльз Ливингстон
 124  Комментарии : Чарльз Ливингстон  125  Использовалась литература : Путешествия и исследования в Африке



 




sitemap