Приключения : Путешествия и география : Ночные полеты : Анатолий Ляпидевский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  179  180  181  186  192  198  204  206  207

вы читаете книгу




Ночные полеты

В 1931 году организовался отряд имени „Правды" для перевозки матриц газеты в крупнейшие города Союза. В этот отряд подбирали летчиков, знакомых с ночными полетами. Меня, хоть и не имеющего ночной практики, тоже откомандировали в отряд. 12 сентября командир отряда приказал вылететь в два часа ночи в Ленинград с матрицами.

В Ленинград я никогда не летал. С ночными полетами не знаком. Бортмехаником ко мне назначили новичка, только что сдавшего экзамен и тоже не знающего трассы. Обо всем этом я сказал командиру отряда.

— Чепуха! — ответил он. — Все страшно просто. Поставь компасный курс на 320 градусов, выйдешь на железную дорогу и пойдешь по ней прямо до Ленинграда.

Вечером накануне отлета опробовал самолет в воздухе и закончил все приготовления к полету. Еще раз проверил правильность курса по карте. Бортмеханику сказал, чтобы он запасся карманным фонариком — на случай, если перегорит лампочка, освещающая приборы.

Мой молодой бортмеханик служил у нас раньше автомехаником. Для очистки совести спросил у него:

— Ты дорогу на Ленинград знаешь?

— Будь спокоен, — отвечает. Ну, думаю, повезло.

Ночь была облачная и пасмурная. Высота облаков — 400 метров. Сделав над аэродромом круг, я взял направление в 320°. Лечу в абсолютной темноте…

Ну, думаю, дело дрянь. Что будешь делать, ежели остановится мотор? Куда сядешь в такой темноте?

Настроение среднее. Лечу уже 25 минут и никакой железной дороги не вижу. Издали мелькают огоньки, но мало ли под Москвой фабрик и заводов! Вдруг замечаю сзади какой-то луч света. Что случилось? Оборачиваюсь и вижу, что бортмеханик светит за борт карманным фонариком. Я испугался, подумал, что неладно с управлением. Не заедает ли трос управления? Пошевелил ногами, ручкой машина пошаталась, управление действует хорошо. Что же его тревожит? Вскоре фонарик потух. Очевидно истощилась батарейка. Ничего не понимаю, лечу дальше.

После я узнал, что мой механик искал железную дорогу. Он хотел найти и показать ее мне, посветив карманным фонариком! Так, бедняжка, и не нашел.

С рассветом появился туман. Сначала редкий, отдельными тучками, потом он превратился в сплошную пелену. На высоте 300 метров начало качать. Самолет непрерывно меняет скорость, то доводя ее до 200 километров, то почти совершенно теряя ее. Сильно трясет. Дует в уши, то в правое, то в левое. Это значит, что самолет скользит то на одно, то на другое крыло. Снова появился туман, покрывая пеленой железную дорогу. Он сгустился настолько, что над землей стало невозможно итти. Каждую секунду я мог бы задеть самолетом верхушки деревьев.

Решил снова подняться на высоту 700 метров. Но не тут-то было! Когда стал набирать высоту, заходили приборы, задрожал самолет, и на высоте 250 метров я почувствовал, что „сыплюсь" на землю.

Такие минуты просветляют голову. Вспомнил своего инструктора, который говаривал: „Ежели попадешь в „пиковое положение", ставь ручку и ноги нейтрально — самолет выйдет сам".

Я исполнил совет моего учителя, и действительно — самолет выпрямился и пошел правильно со скоростью больше 200 километров. Я потянул ручку на себя и перед самой землей вырвал машину и заставил ее итти вверх.

Стал снова набирать высоту. И скоро опять „ссыпался" вниз. Ну, думаю, теперь погибли. Уже у самой земли, при плохой видимости, все же удалось выровнять машину. Вдруг мелькнула церковь, я резко повернул вправо. Как за нее не зацепился — сам не знаю.

Решил еще раз попытаться пробить туман и на высоте 300 метров „ссыпался" в третий раз.

Стал обалдевать. К моему счастью, в 50 метрах от земли я ясно увидел железную дорогу. На этой высоте тумана уже не было. Я быстро выправил самолет. Смотрю на компас. Мать честная! Да ведь я лечу обратно в Москву… Оказывается, попав в туман, я несколько раз терял направление и незаметно вернулся обратно к тому же месту, откуда туман начинался.

Необходимо было во что бы то ни стало сесть. К счастью, два смежных больших огорода были не перегорожены. Сел удачно. Самолет остановился в трех шагах от домика, оказавшегося баней.

До Ленинграда осталось 240 километров, я пошел на станцию и по телефону справился о состоянии облачности на пути в Ленинград. Сообщили, что туман начинает расходиться. Зарулил в самый конец площадей, стал разбегаться и, лавируя между срубленными деревьями, поднялся над лесом. Через 1 час 40 минут я прилетел в Ленинград с опозданием на четыре часа.

Отдохнув, я с механиком заправили самолет и в час дня вылетели обратно в Москву. Туман давно уже превратился в облачность. По дороге встречались дождевые тучи, и я, пользуясь случаем, до самой Москвы тренировался: то заходил в тучи, то выходил из них. В дождевых тучах самолет настолько кидает, что даже хорошему специалисту трудно с ним справляться по приборам.

В этот перелет я настолько натренировался, что в дальнейшем уже мог вести самолет в любую погоду. В осенние ночи приходилось пробивать облачность толщиной до 3100 метров.

В мой последний перелет в Ленинград я покрыл 650 километров в 2 часа 40 минут. Раньше это расстояние покрывалось в три часа. Так я стал ночным летчиком.

В феврале 1932 года я получил приказ:

„Поезжайте в Астрахань, примите машину «774» для работы по разведке тюленя на Каспии".

13 марта был самый трудный полет за все время моей работы на Каспийском море: полет из Астрахани в Махач-Калу.

Туман и птицы мешали мне. Птиц было так много, что я или забирал высоту, или делал резкий поворот, чтобы избежать столкновения с ними. Они поднимались целыми стаями и прямо лезли на самолет. Я слышал удары о крыло самолета и был вынужден пробивать туман, чтобы избавиться от них. На высоте 700 метров выше тумана я шел по компасу. Но и здесь были птицы: гуси летели на Север. Минут через сорок облака стали подниматься. Внизу на облаках появились темные пятна — признак того, что слой облаков неплотный, и я ушел под облака, все-таки приятнее видеть землю. Но недолго мне пришлось лететь при хорошей видимости. Начинается та же самая история — туман прижимает все ниже и ниже, а птицы снова не дают покоя. Тысячи птиц летят. Стая за стаей. Увидя самолет, они не сворачивают ни вправо, ни влево, а летят прямо по одному с ним направлению: дескать, я птица, меня не догонишь. Я снова услышал удары в левое крыло (впоследствии выяснилось, что крыло даже было пробито). С перепугу взял ручку на себя и ушел в туман. И только тогда я избавился от птиц.


Содержание:
 0  Как мы спасали челюскинцев : Анатолий Ляпидевский  1  Л. Мехлис. Об этой книге : Анатолий Ляпидевский
 6  История с маслом. Суффиксы и шомполики : Анатолий Ляпидевский  12  В Хабаровск! : Анатолий Ляпидевский
 18  Остров Колючин : Анатолий Ляпидевский  24  Как одному от десятка отбиться : Анатолий Ляпидевский
 30  Бухта Провидения : Анатолий Ляпидевский  36  В Москву! : Анатолий Ляпидевский
 42  Контрольный полет : Анатолий Ляпидевский  48  Пятое марта : Анатолий Ляпидевский
 54  Над двумя континентами : Анатолий Ляпидевский  60  Меня приняли в партию : Анатолий Ляпидевский
 66  Моя мечта сбылась : Анатолий Ляпидевский  72  Моя мечта сбылась : Анатолий Ляпидевский
 78  „Держись, сынок, рабочей и крестьянской власти" : Анатолий Ляпидевский  84  Траурный флаг развевался на борту : Анатолий Ляпидевский
 90  Моя система полета : Анатолий Ляпидевский  96  продолжение 96 : Анатолий Ляпидевский
 102  Лагерь — под крылом : Анатолий Ляпидевский  108  Чувство долга : Анатолий Ляпидевский
 114  Один даже пел… : Анатолий Ляпидевский  120  „Синяя двойка" в воздухе : Анатолий Ляпидевский
 126  продолжение 126  132  Мы будем летчиками : Анатолий Ляпидевский
 138  Дискуссии и дисциплина : Анатолий Ляпидевский  144  Добровольцем в Красной Армии : Анатолий Ляпидевский
 150  Хоть бы одного вывезти! : Анатолий Ляпидевский  156  Я потерял землю… : Анатолий Ляпидевский
 162  Годы гражданской войны : Анатолий Ляпидевский  168  Мой первый „великий" перелет : Анатолий Ляпидевский
 174  Прощай, друг!. : Анатолий Ляпидевский  179  Как я стал морским летчиком : Анатолий Ляпидевский
 180  вы читаете: Ночные полеты : Анатолий Ляпидевский  181  Погоня за стратостатом : Анатолий Ляпидевский
 186  Хотел, чтобы меня уважали : Анатолий Ляпидевский  192  Хотел, чтобы меня уважали : Анатолий Ляпидевский
 198  Виктор Галышев. Три ордена : Анатолий Ляпидевский  204  Юг и север : Анатолий Ляпидевский
 206  Слава Героям : Анатолий Ляпидевский  207  Посол СССР в США А. Трояновский. Челюскинцы и Америка : Анатолий Ляпидевский



 




sitemap