Приключения : Путешествия и география : 5. БЕГСТВО НА СЕВЕР : Фарли Моуэт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу

5. БЕГСТВО НА СЕВЕР

К счастью, собак не успели распрячь, трое перепуганных мальчишек мигом вскочили в сани и понеслись к густому тёмному ельнику, до которого от замёрзшей реки было рукой подать. Костёр уже погас, предательский дымок не поднимался над стоянкой, но все равно Эуэсин кинулся из лесу обратно и забросал чёрное кострище снегом. Едва он успел вновь укрыться под деревьями, как глухое завывание, что насторожило его, перешло в грозный рёв.

Мальчики скорчились подле собак, со страхом глядя сквозь ветви на оснащённый лыжами одномоторный самолёт, с громовым гулом промчавшийся над ними на высоте каких-нибудь трехсот футов. Самолёт был так близко, что Джейми казалось, будто взгляды летящих людей устремлены прямо на него. Он низко опустил голову, теснее вжался в снег. Вдруг вспомнил — и его даже замутило от страха: сани-то они спрятали, а следы ведь остались!

Рокот мотора быстро удалялся, но все-таки с перепуга Джейми заговорил шёпотом:

— Они увидят наши следы. Увидят и вернутся! Мы пропали… нам не удрать…

Питъюк сидел на корточках и рассеянно стирал со щеки кровь. Казалось, он вовсе не слышал Джейми. Широко распахнутые, удивлённые глаза его были прикованы к бледно-голубому небу, где за беспокойными лохматыми верхушками елей скрылся самолёт. Питъюк впервые в жизни увидел самолёт и от изумления не мог вымолвить ни слова. Зато Эуэсин, который тоже никогда прежде не видел самолёта, все равно оставался начеку и мигом сообразил:

— Да нет, Джейми. Откуда им знать, в какую сторону ведут следы? И откуда им знать, что эти следы — наши? Но на всякий случай надо уходить от реки, ведь самолёт только на реке и может сесть.

Голос друга прозвучал так спокойно, что страх Джейми как рукой сняло.

— Тогда поехали. Быстро!..

Эуэсин вскочил, стал распутывать постромки, которые совсем запутались, когда упряжки неслись к лесу.

— Первым делом, наверно, самолёт полетит к озеру Макнейр, — задумчиво оказал он. — Потом на стойбище моего племени. Мои не окажут, где мы. Край наш большой, Джейми. Если никто нас не выдаст, они станут тыкаться во все стороны как слепые. А на Танаутское озеро нам сейчас нельзя. Вдруг самолёт опять сядет там на обратном пути. Я так думаю, надо возвращаться в дом Кэсмира. Если самолёт поджидает нас там, мы загодя увидим: небо ясное и луна будет.

Питъюк наконец опомнился от изумления.

— Кто обидит Анджелина, всех убью! — сказал он, да так сказал, что ясно было: и вправду готов убить.

Джейми бросил на него проницательный взгляд:

— Хватит тебе о ней беспокоиться, Питъюк. Никто её не обидит. А вот мы попали в переделку. Слушай, зря мы с тобой дрались. Я виноват. Просто так сболтнул, сгоряча… был сам не свой. Давай про это забудем, Пит. Ладно?

Питъюк просиял:

— Я быстро забыл. Мы опять друзья. Друзья — хорошо.

Полоса ельника вдоль берега реки была не очень широкая. Уже через полчаса они выехали на открытую равнину, на которой там и сям торчали корявые сосны; снег тут был глубокий, по крепкому, надёжному насту можно было ехать очень быстро. Ребята свернули к северу, параллельно реке и восточному берегу Кэсмирского озера. К концу дня они были уже всего в двух-трех милях от дома Кэсмира.

Эуэсин оставил Джейми и Питъюка с собаками, а сам осторожно пошёл к берегу озера, стараясь, чтобы его лыжня не пересекала открытые пространства. Через час он вернулся.

— Самолёта нигде не видать, на озеро он не садился — его следов нет. Да только дым из трубы не идёт, и Анджелины тоже нигде не видать.

Питъюк вскочил, но Джейми ухватил его за руку:

— Ну, что ты, Пит. Она, верно, заметила самолёт или, может, услыхала и загасила печку, чтоб полиция не увидала дым. А теперь вот что. Мы отведём собак на южный склон холма, там их привяжем. И если нам придётся удирать, они будут наготове. А потом потихоньку проберёмся к дому и посмотрим, что случилось.

В считанные минуты они объехали холм, привязали собак. И стали осторожно подниматься к дому. Подобравшись совсем близко, Эуэсин тихонько свистнул, но в ответ — ни звука, ни признака жизни. Джейми подошёл к дому с торца, заглянул в окно.

— Никого! — удивлённо сказал от. — Ни души. Анджелины нет.

Забыв об осторожности, они кинулись к двери. Она оказалась запертой на засов и заколоченной. В полном недоумении, порядком напуганные, они сбили засов и ворвались в дом.

Здесь было чисто прибрано, но пусто. Больше того, несмотря на сильный едкий запах дыма, все выглядело так, будто здесь давно никто не жил. Совершенно сбитые с толку, ребята обошли комнату за комнатой и обнаружили, что все их припасы и снаряжение, приготовленные для поездки в тундру, исчезли. Всюду было почти так же пусто и голо, как несколько недель назад, когда они впервые переступили этот порог. Они стояли в пустом, тихом доме; всем поневоле стало жутко.

— Не пойму, — едва слышно сказал Джейми, — куда подевалась Анджелина и все наши припасы? И не видно, чтоб спешила. Будто тут сто лет никто не жил…

Питъюк схватил ружьё, шагнул к двери, на лице его легла тень тревоги и гнева.

— Что-то случился, не знаю. Буду узнавать! — крикнул он.

Эуэсин преградил было ему путь, но Питъюк оттолкнул его. И тут нежданный звук приковал всех троих к месту — чуть слышный, приглушённый смех.

Джейми круто повернулся, словно в него выстрелили. Вплотную прижавшись к окну, так что кончик носа расплющился о стекло, на них лукаво глядела Анджелина.

Рассказ её — когда ей наконец, дали возможность рассказать — был несложен. Она колола подле дома дрова и вдруг услыхала незнакомый шум. Чуть погодя вдалеке, над устьем реки Кэсмир, показался красно-серебристый самолёт. Она кинулась в дом, распахнула дверцу печи, вытащила и побросала на пол горящие поленья, залила их водой; весь дом наполнился дымом и паром, и она чуть не задохнулась. Кашляя, ловя ртом воздух, она подхватила лыжи и выбежала из дома; она хотела юркнуть в кусты и кружить там, пока не углядит на льду реки след мальчиков, — тогда она пошла бы за ними вдогонку. Но тут она увидела, что самолёт повернул, удаляясь на северо-запад, к стойбищу чипеуэев. Тогда она передумала. Около дома стояли маленькие санки. С яростью отчаяния она принялась собирать вещи, лихорадочно кидала все подряд на санки и отвозила в лес на северном склоне холма. Покончив с этим, она подмела, прибрала в доме, чтобы казалось, будто здесь давным-давно никто не живёт. Потом берёзовым веником подмела вокруг дома, чтобы на снегу не видно было её следов. Потом спустилась с холма, стала усердно перевозить снаряжение и припасы глубже в кустарник, что тянется к северу. Она трудилась без роздыха, пока не перетащила весь груз почти за две мили. Там она устроила тайник, прикрыла его еловыми ветками, вернулась к холму и спряталась так, чтобы видеть дверь дома. Она совсем выбилась из сил, угрелась в своей оленьей парке и незаметно для себя задремала.

Разбудил её скрип отворяемой двери. Кто приехал, она не знала. Осторожно подкралась к опушке леса, а уж там увидела и узнала собак. Она разом успокоилась — значит, мальчики целы и невредимы, — но не устояла перед искушением незаметно подобраться к дому и ошеломить их.

Когда она все им рассказала, Эуэсин поглядел на неё с нежностью.

— Отец верно говорил, — сказал он, — хорошая ты девчонка, очень смекалистая.

Питъюк так и сиял, не в силах скрыть своё восхищение. Он схватил Анджелину за руку, круто повернул, и оба они оказались лицом к лицу с Джейми.

— Очень прекрасный друг! — крикнул он. — Мы теперь все очень прекрасный друзья — правда, Джейми?

Джейми не мог не улыбнуться:

— Ну конечно, Пит. И Эуэсин верно говорит: смекалистая ты девчонка, Анджелина. Если сюда прилетит самолёт, они нипочём не узнают, куда мы делись, да и что мы здесь были, тоже не узнают. — Улыбка вдруг сбежала с его лица. — Анджелина, а они не могли увидеть дым до того, как повернули?

— Не знаю, Джейми. Я развела большой огонь — грела воду для стирки, а дом стоит высоко. Но это было очень недолго, скоро весь дым пошёл в дом и мне в горло.

— А все-таки они могли его увидеть, — задумчиво сказал Эуэсин. — Лучине нам отсюда убраться.

— Ничего страшного, — возразил Джейми. — Такие самолёты ночью не летают, а сейчас уже сумерки. Давайте возьмём с саней одеяла и кое-какую еду. Поедим и обсудим, что делать дальше.

Сияя от непривычной похвалы Джейми, гордая своей сообразительностью, счастливая оттого, что все так хорошо удалось, Анджелина поспешно разожгла огонь, совсем маленький, из сухих поленьев. А мальчики тем временем принесли все необходимое. Вечер настал холодный, тепло, распространившееся по дому, было приятно. Но даже после еды, в темноте (а они решили, что зажигать свет опасно) никого не клонило в сон. Слишком они были взбудоражены, и слишком о многом надо было поговорить. Но хотя своё положение они обсуждали не один час, они так и не надумали, как же действовать дальше. Ясно было одно: как только рассветёт, из дома Кэсмира надо уходить. И ещё: нельзя ехать к Танаутскому озеру, по крайней мере до тех пор, пока они не узнают наверняка, что самолёт покинул эти края. Питъюк предлагал сразу же двинуться на Север, в тундру.

— Зачем ждём? Все есть. Собаки хороший, побегут скоро. Лёд не успеет таять, мы будем у эскимосы. Тогда полиция сто самолёт пошлёт — нас не найдёт.

Эуэсин не согласился.

— Нет, — упрямо сказал он, — у нас ещё есть дела на озере Танаут, а самое главное — каноэ нет. Как летом без каноэ по тундре двигаться? Как без каноэ возвращаться осенью? На санях из тундры на юг пройдёшь только зимой. А с Анджелиной как быть? Нельзя её тут бросить, нельзя ей одной возвращаться на Танаутское озеро. И отцу с матерью надо сказать, без этого не уеду. Я им столько забот и тревог принёс — больше не хочу.

Джейми не знал, на чью сторону стать. Ему не терпелось отправиться на Север — он отчаянно боялся попасть в лапы полиции, — однако же понимал, что Эуэсин прав. Меж тем Анджелина тихонько вышла за порог и почти тотчас вернулась.

— Эуэсин! Кто-то едет по озеру! — объявила она.

Мальчики вскочили, кинулись за порог. Небо подёрнулось дымкой, слабого света луны едва хватало, чтобы различить: по озеру к холму бесшумно движется что-то очень чудное. Впереди словно бы собачья упряжка, за ней маячит что-то непонятное, огромное, а рядом бежит человек.

— Да что ж это такое? — в тревоге спросил Джейми.

— Что бы ни было, а из дома надо уходить, — веско сказал Эуэсин. — Анджелина, печка прогорела? Хорошо. Быстро собирайтесь. Спрячемся у подножия холма!

Уже через пять минут все укрылись в лесу. Скорчившись подле упряжек, сдавленным шёпотом грозили собакам, чтоб не смели подать голос. Все напряжённо ждали — и скоро услышали скрип полозьев, тяжёлое дыхание собак, шлёпанье лыж. Потом все смолкло.

Ребятам казалось, тишине не будет конца. Питъюк уже хотел было привстать, оглядеться, и вдруг так внезапно, что у всех захватило дух, над ними вырос какой-то человек. В ночи раздался свистящий шёпот.

Со вздохом облегчения Эуэсин вскочил на ноги.

— Порядок. Это чипеуэй. Он привёз нам вести.

Немного смущённые, все четверо вышли из укрытия (чипеуэй с лёгкостью отыскал их по следам) и подошли к вестнику. То был молодой охотник Зэбэдис. Скоро все поняли, почему такой чудной вид у его упряжки. Он привёз два четырнадцатифутовых каноэ из бересты, увязав их одно на другом на длинных нартах.

Все пошли в дом. На сей раз Эуэсин засветил свечу.

— Сейчас не опасно, — уверил он друзей. — Он говорит, самолёт остался на ночь в стойбище элдели, белые поставили рядом с ним палатку и спят.

— Разузнай про все! — нетерпеливо воскликнул Джейми.

Несколько минут Эуэсин и Зэбэдис перебрасывались словами. Потом Эуэсин перевёл:

— Белых трое. Один полицейский. Один управляет самолётом. И один доктор. Они привезли и Мэдиса — это чипеуэй, который поехал на юг за помощью и чуть не умер на Оленьем озере. Белые велели ему показать дорогу на Север. Он не знал, что у нас тут беда. А когда они сели на Танаутском озере, мой отец улучил минуту и все ему растолковал. И ещё отец вот что передал мне через Мэдиса. Велел, чтоб мы спрятали наши меха и уходили на Север, если сумеем. Говорит, полицейский разозлился, что тебя нет ни на Макнейрском озере, ни на Танаутском. Отец говорит, они теперь вовсю примутся тебя искать. Велел нам отослать Анджелину в стойбище Деникази: через несколько дней он сам за ней приедет.

Деникази тоже кое-что передал. Тоже велит нам поскорей уходить на Север. Он послал нам два каноэ и Зэбэдиса. Зэбэдис проведёт нас к тундре тайными тропами. Сказал, белые видели дым над домом: глядишь, утром сюда прилетят. Надо скорей уходить.

Джейми и Питъюк забросали Эуэсина вопросами, а он переводил их Зэбэдису, но тот прибавил только, что Деникази сдержал слово и постарался сбить белых со следа. Когда белые ушли в свою палатку, со стойбища вместе с Зэбэдисом тихонько выехала ещё одна упряжка. Они ехали кружным путём почти до самого Кэсмирского холма, а потом вторая упряжка свернула в сторону. Она пошла серединой северо-западного рукава озера и тем же путём ещё до рассвета вернётся, так что можно будет подумать, будто след её начинается от дома Кэсмира. Скорей всего, самолёт полетит по этому ложному следу. А тем временем Зэбэдис поведёт мальчиков по малым водоёмам к реке Пьютхау. По этой реке они пойдут на Север, причём первых два перехода будут делать только по ночам.

— Деникази здорово все продумал! — восхищённо сказал Джейми. — План вроде лучше не надо. Как по-вашему, ребята?

— Все хорошо, — ответил Эуэсин, — только вот одно: как быть с Анджелиной? Не оставлять же её здесь. И к чипеуэям ей одной тоже идти нельзя…

— А я все равно туда не пойду! — решительно перебила Анджелина. — Может, они и хорошие люди, да только я их не знаю и не останусь у них. Пойду с вами…

— Нет, не пойдёшь, — сердито оборвал Джейми.

— Почему «не пойдёшь», Джейми? — вмешался Питъюк, который до того почти все время молчал. — Она обед варит, упряжкой правит, гребёт тоже. Чем хуже нас? У нас два каноэ, два парень в каждый. Нет, — он слегка покраснел, — два парень в один каноэ, один парень и девушка — в другой.

— К черту! — крикнул Джейми. — Никаких девчонок!

— Не кричи, Джейми, — сказал Эуэсин. — Я знаю, что делать. Пускай она едет с нами первую часть пути, пока Зэбэдис не повернёт назад. А тогда он возьмёт её с собой и довезёт прямо до Танаутского озера. Я думаю, он не откажется. Сейчас спрошу.

Услыхав вопрос Эуэсина, Зэбэдис впервые толком посмотрел на Анджелину. И, как показалось Питъюку, пронзительный взгляд его чёрных глаз задержался на милом её лице и стройной фигурке дольше, чем следовало. Наконец чипеуэй обернулся к Эуэсину и кивнул.

— Ладно, свезу её домой, — сказал он.

Другого выхода у них не было; Джейми волей-неволей согласился. Часом позже путники собрались у тайника, который с таким трудом устроила Анджелина. Все необходимое для путешествия она ещё тогда увязала в тюки, которые теперь в два счета погрузили на тобогганы и нарты. И вот четыре упряжки во главе с санями Зэбэдиса, на которых горой высились обе лодки, двинулись по освещённому луной сосновому лесу к поджидавшей их на Севере тундре.


Содержание:
 0  Проклятие могилы викинга : Фарли Моуэт  1  2. ХОЛОД, КОТОРЫЙ УБИВАЕТ : Фарли Моуэт
 2  3. АНДЖЕЛИНА : Фарли Моуэт  3  4. В БЕГАХ : Фарли Моуэт
 4  вы читаете: 5. БЕГСТВО НА СЕВЕР : Фарли Моуэт  5  6. ЗЭБЭДИС : Фарли Моуэт
 6  7. НЮЭЛТИН-ТУА — ОЗЕРО СПЯЩИХ ОСТРОВОВ : Фарли Моуэт  7  8. НАПЕРЕГОНКИ СО ВРЕМЕНЕМ : Фарли Моуэт
 8  9. СТОЙБИЩА ИХАЛМИУТОВ : Фарли Моуэт  9  10. ИННУИТ КУ — РЕКА ЛЮДЕЙ : Фарли Моуэт
 10  11. ИЛАЙТУТНА : Фарли Моуэт  11  12. ЛУК ВИКИНГА : Фарли Моуэт
 12  13. ПЛАНЫ МЕНЯЮТСЯ : Фарли Моуэт  13  14. МОГИЛА КУНАРА : Фарли Моуэт
 14  15. НЕЖДАННАЯ ПОМЕХА : Фарли Моуэт  15  16. ОЗЕРО-В-ОЗЕРЕ : Фарли Моуэт
 16  17. ЭНОИУК — УРАГАН : Фарли Моуэт  17  18. ОЛЕНЬЯ ДОРОГА : Фарли Моуэт
 18  19. МОШКАРА — ПРОКЛЯТИЕ ТУНДРЫ : Фарли Моуэт  19  20. О ВОЛКАХ И ПЛАВАНИЯХ : Фарли Моуэт
 20  21. МОРСКОЕ ПЛЕМЯ : Фарли Моуэт  21  22. ДЖОШУА ФАДЖ : Фарли Моуэт
 22  23. КОНЕЦ ПУТЕШЕСТВИЮ : Фарли Моуэт  23  Использовалась литература : Проклятие могилы викинга
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap