Приключения : Путешествия и география : 10. ИННУИТ КУ — РЕКА ЛЮДЕЙ : Фарли Моуэт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу

10. ИННУИТ КУ — РЕКА ЛЮДЕЙ

Измученные долгой дорогой и вчерашним сидением допоздна, мальчики и Анджелина спали как убитые, а проснулись, когда утро было уже в разгаре. Совсем ещё сонные, они вылезли из-под шкур и увидели, что в большом чуме, кроме них, нет ни души. Они оделись, вышли.

Их ошеломила невообразимая кутерьма. Эскимосы бегали взад-вперёд, перетаскивали грузы, волокли к саням собак, кричали, смеялись и все друг другу мешали. Тут же носились дети, гонялись за убегающими собаками. Там, где вчера стояли пять чумов, теперь оставался один чум Кейкута. На месте остальных были только связки шестов да груды оленьих шкур.

— Что это здесь творится? — спросил Джейми Питъюка.

— Едем становище моей матери, — объяснил Питъюк. — Весь люди едут. Время ехать Иннуит Ку, всем собираться большой становище. Скоро лёд сойдёт, олень тогда не может бегать всюду. Будет переходить реки, где узкий места. Люди пойдут туда на каяках, большой охота будет.

К ним подошёл Кейкут и повёл к своей жене — она разожгла костёр из мха и прутьев. Над костром висел железный котёл, в нем что-то кипело и шипело. Женщина приветливо улыбнулась, выудила из котла куски вареного мяса, подала им безо всяких тарелок. Мясо было горячее. Джейми стал перебрасывать свой кусок с ладони на ладонь. Начал есть и обжёгся.

— Вот это называется походный завтрак, — пробормотал он. — А все равно здорово, — поспешно прибавил он, перехватив колючий взгляд Питъюка.

Эуэсин усмехнулся:

— Прошлой зимой в Потаённой долине ты был не такой неженка. Помню, ел мясо руками, да бывало, что и сырое.

— Может, я достану из саней наши жестяные тарелки? — предложила Анджелина.

— Нет, сестричка. Здешний народ с тарелок не ест. Не годится показывать, что им чего-то не хватает.

Позавтракали быстро, и Питъюк повёл ребят по становищу. Мальчики не могли глаз отвести от собак: великолепные рослые псы были чуть не вдвое крупней лаек лесного края, притом удивительно нарядной масти — в чёрных и белых пятнах. Эуэсин спросил, почему эскимосы не привязывают их, когда они не в упряжке. Сразу видно, что у этих собак хороший нрав, заметил он ещё.

— Потому что непривязанные, — объяснил Питъюк. — Тебя на привязи долго держать, ты тоже злой станешь. Эскимосский собака свободен, как эскимос. Потому и весёлый, как эскимос.

Мальчикам очень понравились и эскимосские сани — такие же, как у Питъюка, только гораздо больше. Нарты Кейкута были двадцати футов длиной, массивные полозья соединялись поверху десятком коротких поперечин. Увидев, как велики эти нарты, какой на них громоздится груз, Джейми даже присвистнул. Он откровенно не верил, что собаки сдвинут такую махину с места, но, когда Кейкут и Белликари запрягли всех своих восемнадцать собак, недоверие его рассеялось. Собаки впряжены были не гуськом, как в лесных краях. У каждой была своя отдельная постромка, так что упряжка могла разойтись перед санями веером.

Последним на сани Кейкута погрузили какой-то странный предмет футов пятнадцати длиной (чум сложили ещё прежде). То была частая изогнутая решётка из ивовых прутьев, прикреплённая сыромятными ремнями к длинным тонким еловым жердям. Она походила на скелет гигантской рыбины.

— Каяк, — объяснил Питъюк, заметив, как удивлённо и пытливо смотрит Эуэсин. — Приедем к Иннуит Ку, Кейкут берет олений кожи, кроет каяк, тогда очень хорошо плавает.

Над становищем разнёсся крик Кейкута, и все как один обернулись к нему. Огромные его нарты готовы были двинуться в путь. Эскимосы один за другим стали подъезжать к нему поближе. Старухи и маленькие дети уже сидели поверх поклажи; женщины помоложе и дети постарше с тючками за спиной приготовились идти пешком. Кое-кто надел вьючные седла на ещё не подросших собак, которым не приспело время ходить в упряжке. Несколько таких собак тащили за собой маленькие травой — подобие салазок: к двум длинным шестам ремнями привязан был небольшой щит с лёгкой поклажей. Пять-шесть совсем молодых собак — вчерашние щенята — вольно резвились между нарт, под ногами у людей.

Картина была весёлая, но от неё веяло чем-то древним, первобытным. Толпа людей в звериных шкурах, воющие псы, необозримый простор холмистой тундры под белесым весенним небом — все было такое, как сотни, а быть может, и многие тысячи лет назад.

Мальчики и Анджелина вместе со своими упряжками присоединились к Кейкуту. Старик щёлкнул над головами своих собак длиннейшим бичом — подал знак отправляться в путь. И тотчас караван тронулся.

Продвигались медленно, потому что во многих местах снег уже стаял. Нарты двигались не быстрее идущих рядом женщин и детей, но никого это, видно, не заботило. Все перебрасывались шутками, смеялись, а когда один из юношей, желая похвалиться своим искусством править упряжкой, неосторожно выехал на некрепкий лёд и по самую шею провалился в воду, все остановились и весело, необидно захохотали. Сам пострадавший, едва выбрался на прочный лёд и переоделся во все сухое, тоже присоединился к общему веселью.

До становища, куда они направлялись, было всего восемь миль, но к озеру Кейкут, откуда уже видны были чумы, добрались лишь в сумерки. Все жители становища вышли навстречу прибывшим. Джейми, Эуэсину и Анджелине снова пришлось претерпеть обряд знакомства и одолеть щедрое угощение, только на этот раз пировали в чуме Эпитны, матери Питъюка.

Эпитна была ещё молода и хороша собой, хотя, пожалуй, слишком полная. Жила она вместе со своим женатым братом Оухото, дядей Питъюка, — коренастым крепышом лет тридцати пяти. Когда Оухото увидел Питъюка, он обхватил его по-медвежьи, поднял над землёй и, как тот ни вопил и ни брыкался, донёс на руках до чума Эпитны, а она стала тереться носом об нос сына, радостно похлопывая его по спине.

Эскимосы, приехавшие с Кейкутом, не ставили чумы, а разошлись по жилищам своих друзей. Всюду сразу стало тесно: ведь в четырех чумах теперь размещалось чуть не сорок мужчин, женщин и детей. Но никого это не смущало, а вечером все собрались в одном чуме, и празднество снова затянулось до поздней ночи. Эуэсину, Джейми и Анджелине это уже оказалось не под силу; они не хотели никого обижать, но все же выскользнули из чума, юркнули к своим саням, и только собрались было достать меховые одеяла, как вдруг, откуда ни возьмись, появились Питъюк с Оухото.

— Вы что?! — возмутился Питъюк. — Мать думает, не нравится вам. Печальный стала. Все эскимосы печальный. Назад идите, слышите?

Эуэсин и Джейми переглянулись. Джейми пожал плечами.

— Ничего не поделаешь, дружище, — шепнул он. И сказал Питъюку: — Мы просто хотели взять одеяла, Пит. И сейчас же назад.

— «Одеяла»! — фыркнул Питъюк. — На что они? Сколько людей рядом спать лягут, тепло будет!

— Угу, вот этого я и боялся, — пробормотал Джейми, но Питъюк не услышал.

Эту ночь Джейми запомнил надолго. На длинном широком ложе спали бок о бок девять человек. Со всех сторон слышались храп, бормотание, вздохи, посвистывание, точно в котельной. Мало того, кое в ком из эскимосов силушка играла и во сне. То вдруг кто-нибудь пнёт Джейми в бок, то заедет локтем в ухо, а один раз чья-то ручища хлопнула его по губам — да, тут уж не соскучишься! Анджелине больше повезло: женщины спали спокойнее, но даже у неё наутро, когда можно было наконец встать с этой общей постели, лицо было усталое, а глаза совсем провалились.

И вот опять ребята смотрят, как эскимосы снимаются с лагеря: все, кто жил у озера Кейкут, тоже решили отправиться к реке Кейзон.

— Мы обрастаем людьми прямо как снежный ком, — сказал Джейми Эуэсину и Анджелине.

Анджелина призадумалась.

— Верно, Джейми, — сказала она. — Интересно, сколько народу будет спать сегодня на одной постели?

— Даже подумать страшно! — проговорил Джейми.

Но им повезло. Следующая стоянка была у северного конца озера Кейкут. Когда они дошли до места, оказалось, что здешние эскимосы накануне уже снялись с места и поехали дальше. Так что в эту ночь все выспались, и даже Питъюк, казалось, радовался свежему воздуху, простору, возможности завернуться в своё собственное одеяло.

На другой день ещё до полудня неровный ряд саней и людей пересёк полосу суши по ту сторону озера Кейкут и вышел к высоким, обрывистым берегам Иннуит Ку. Для Джейми и Эуэсина то была торжественная минута — они снова оказались на большой реке, которая в прошлом году унесла их на Север, к необычайному приключению.

Иннуит Ку была сейчас совсем не такая, какой они видели её в прошлый раз, — её сковало льдом. Но талые воды оторвали лёд от берегов, вздулись под ним; он трескался, раскалывался, огромные глыбы наползали на берег. И под неспокойным этим покровом грозно рычали рвущиеся на волю воды.

— Лёд, того гляди, тронется, — почтительно и со страхом сказал Эуэсин. — Не хотел бы я в этот час оказаться на реке.

Но двигаться по реке нечего было и думать. Кейкут повёл всех на Север по восточному берегу. Около полудня он объявил привал, и все разошлись собирать топливо для костра.

Джейми и Эуэсин ушли подальше от реки за ивовыми прутьями, оставив Анджелину и Питъюка у саней. И вдруг промёрзшая земля у них под ногами задрожала. Послышался глухой, раскатистый рёв; ребята испуганно поглядели друг на друга, а рёв уже перерос в оглушительный грохот.

— Река! — крикнул Эуэсин, и они помчались к стоянке.

Когда они добежали, глазам их представилось устрашающее зрелище. Талые воды, что скопились в реках и озёрах на протяжении сотен миль, наконец вырвались из оков. Река вся вздыбилась. Громадные льдины выпирали из воды, громоздились, рушились, содрогаясь, отрывались друг от друга, и течение уносило их прочь. А потом с верховий, грохоча, надвинулась стена льда и воды футов в двадцать высотой и ринулась, кажется, прямо на зрителей.

Прижав к себе Анджелину, Эуэсин во все глаза смотрел, как несётся к ним могучий ледяной таран. Джейми что-то кричал, но голос его затерялся в чудовищном треске и громе воды, льда, камней. Ледяные глыбы толщиной футов по десять взлетали высоко в воздух и падали в воду, поднимая фонтаны брызг и ледяных осколков. Ледяная пыль искрилась, мерцала над сорвавшейся с цепи могучей рекой, точно алмазный туман.

Все полчаса, пока яростный поток не унялся, эскимосы будто вросли в землю. И когда Кейкут наконец велел раскладывать костры и готовить еду, даже эскимосы и те принялись за дело молчаливые, подавленные.

— Зиме конец, — сказал Питъюк, когда ребята пили чай. — Для эскимос хороший время пришёл. Гляди! Летит!

Он показал в небо — над рекой неровным клином летела на север стая диких гусей.


Караван медленно продолжал путь. Снег сходил, обнажая камни и болота; собаки с трудом тащили нарты. Нередко эскимосам приходилось им помогать: люди с криками хватались за постромки, тянули наравне с псами. Лишь к концу дня на восточном берегу разлившейся широко, точно озеро, Иннуит Ку показались островерхие чумы.

Это было место главного летнего становища. Здесь ихалмиуты собирались, чтобы перехватить оленей-самцов, которые уходили на север несколькими днями позже самок. Теперь, когда прибыл караван Кейкута, здесь собралось двенадцать семей, шестьдесят человек, — остатки некогда многочисленного народа, населявшего бескрайние северные равнины.

Племя это жило когда-то повсюду по берегам извилистой Реки Людей, что несёт свои воды долгих четыреста с лишним миль. Последними из своего народа были эти немногие, ибо Река Людей превратилась в Реку Теней, и могучий край обезлюдел.


Содержание:
 0  Проклятие могилы викинга : Фарли Моуэт  1  2. ХОЛОД, КОТОРЫЙ УБИВАЕТ : Фарли Моуэт
 2  3. АНДЖЕЛИНА : Фарли Моуэт  3  4. В БЕГАХ : Фарли Моуэт
 4  5. БЕГСТВО НА СЕВЕР : Фарли Моуэт  5  6. ЗЭБЭДИС : Фарли Моуэт
 6  7. НЮЭЛТИН-ТУА — ОЗЕРО СПЯЩИХ ОСТРОВОВ : Фарли Моуэт  7  8. НАПЕРЕГОНКИ СО ВРЕМЕНЕМ : Фарли Моуэт
 8  9. СТОЙБИЩА ИХАЛМИУТОВ : Фарли Моуэт  9  вы читаете: 10. ИННУИТ КУ — РЕКА ЛЮДЕЙ : Фарли Моуэт
 10  11. ИЛАЙТУТНА : Фарли Моуэт  11  12. ЛУК ВИКИНГА : Фарли Моуэт
 12  13. ПЛАНЫ МЕНЯЮТСЯ : Фарли Моуэт  13  14. МОГИЛА КУНАРА : Фарли Моуэт
 14  15. НЕЖДАННАЯ ПОМЕХА : Фарли Моуэт  15  16. ОЗЕРО-В-ОЗЕРЕ : Фарли Моуэт
 16  17. ЭНОИУК — УРАГАН : Фарли Моуэт  17  18. ОЛЕНЬЯ ДОРОГА : Фарли Моуэт
 18  19. МОШКАРА — ПРОКЛЯТИЕ ТУНДРЫ : Фарли Моуэт  19  20. О ВОЛКАХ И ПЛАВАНИЯХ : Фарли Моуэт
 20  21. МОРСКОЕ ПЛЕМЯ : Фарли Моуэт  21  22. ДЖОШУА ФАДЖ : Фарли Моуэт
 22  23. КОНЕЦ ПУТЕШЕСТВИЮ : Фарли Моуэт  23  Использовалась литература : Проклятие могилы викинга
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap