Приключения : Путешествия и география : Глава 14. Лагерь у оленьей ограды : Фарли Моуэт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу

Глава 14. Лагерь у «оленьей ограды»

На следующей неделе у друзей оказалось много неотложных дел и для беспокойства не оставалось времени. Погода начала меняться, и всё ясно говорило о том, что дни лета сочтены. Почти каждую ночь сильно подмораживало, утром маленькие тундровые озерца покрывал полудюймовый слой льда, который в разгар дня солнцу всё-таки удавалось растопить.

Солнце, к счастью, светило по-прежнему ярко, и за трое суток мясо, разложенное на ивовом кустарнике, высохло. Джейми аккуратно собрал вяленую оленину и упаковал её в грубые мешки, сшитые из «зелёных», то есть необработанных, шкур карибу.

Теперь главным вопросом стало сбережение тепла.

В самодельной палатке, защищенной только кустарниковой зарослью, зияло много дыр. Одежда у мальчиков была слишком тонкой, а обувь износилась до предела.

После одной особенно тяжёлой ночи, которую они провели в своей палатке без сна, дрожа от холода, Джейми решил серьёзно взяться за проблему жилья.

— Эуэсин, мы должны построить какой ни на есть дом, — сказал он. — Может быть, нам удастся построить из камней что-то вроде эскимосского иглу — ледяной хижины куполообразной формы. Если заткнуть все щели мхом и покрыть сооружение оленьими шкурами, то помещение получится достаточно тёплым.

— Надо пораскинуть мозгами! — откликнулся Эуэсин, всё ещё дрожавший от ночного мороза. — Ты возьмись за жилище, а я посмотрю, что можно сообразить насчёт одежды.

Джейми принялся за строительство. Кругом было много плоских камней; он насобирал их целую груду и сложил недалеко от костра. Затем начертил на песке круг диаметром около пяти футов. Орудуя вместо лопаты куском широкого рога с черепа старого карибу, он убрал внутри круга весь песок — слой толщиной около фута, — обнажив каменное основание площадки.

Затем Джейми начал укладывать плоские камни друг на друга, возводя кольцеобразную стенку.

В одном месте стены он положил длинный плоский камень на два других длинных камня, установленных вертикально.

Так он сделал входную арку — низкую и узкую, но такую, под которой можно было проползти на четвереньках.

Строить было нелегко. Не скрепляемые известковым раствором камни всё время норовили обрушиться внутрь и завалить сооружение. Когда стенка выросла до трёх футов, то стала угрожающе шататься, и Джейми не рискнул дальше наращивать её высоту.

Следующей задачей была крыша.

Поразмыслив, мальчик взял сломанное весло и положил его на камни поперёк будущего жилища — вместо стропила.

Затем он наломал охапку самых длинных ивовых прутьев, какие ему удалось найти, и сделал примитивное перекрытие; оно опиралось на стенку из камней и на остатки весла.

На это хлипкое основание кровли он накинул мехом вниз несколько шкур карибу.

Шкуры были уложены так, что образовывали к наружному краю стены скаты, по которым должны были стекать и дождь, и талая вода.

Вслед за этим пришлось собирать болотный мох и затыкать им многочисленные щели в стене. Потом Джейми забросил несколько охапок мха-сфагнума через дверной проём внутрь помещения и устлал им пол — получилась мягкая подстилка, что-то вроде тюфяка… Жилище было готово.

Постройка, к сожалению, выглядела далеко не внушительно.

Действительно, снаружи она очень походила на обыкновенную груду камней в этом сплошном царстве камня. Но внутри было тепло и даже уютно, а когда Джейми укрепил над входом полог из куска оленьей шкуры, маленькое каменное иглу стало казаться им почти роскошным, хотя в нём нельзя было ни вытянуться, ни встать во весь рост.

Тем временем Эуэсин трудился над изготовлением новых мокасин.

Хотя он часто наблюдал, как его мать и другие женщины-кри шили обувь, он никогда раньше не касался этого ремесла.

Он уселся за работу, твёрдо решив сделать всё от него зависящее, чтобы получилось хорошо.

Сперва надо было обработать шкуры.

Эуэсин отобрал три лучшие шкуры и погрузил их в тундровое озерко на два дня.

К концу этого срока волосяной покров стал легко отделяться от кожи, и мальчик без особого труда соскоблил волос лезвием своего ножа.

Затем он отрезал от шкур куски, покрывавшие ноги и лоб карибу. Эти куски кожи были жёлтого цвета, в мокром виде почти прозрачные и напоминали пергамент.

Эуэсин знал, что кожу полагается дубить, но это долгий и трудный процесс, а он не чувствовал уверенности в успехе подобного предприятия и взамен решил просто прокоптить шкуры. Он повесил шкуры над костром, в который накидал много мокрого мха, и потом время от времени смачивал шкуры водой.

Через несколько часов кожи стали грязно-коричневыми и Эуэсин решил, что их можно пускать в работу.

Вырезать заготовки для мокасин было несложно. Он снял со своей ноги изношенный лосиный мокасин, распорол швы, расправил кожу и аккуратно наложил её, как шаблон, на приготовленную шкуру.

Ловко орудуя ножом, мальчик выкроил требуемую заготовку.

Мокасин индейца кри такой формы, что его почти целиком можно вырезать из одного куска кожи. Потом заготовку сшивают по швам.

Сделать это не составляет особого труда — иголкой с ниткой. У Эуэсина не было ни того, ни другого, но, подобно всем жителям Крайнего Севера, он упорно стремился изготовить недостающий инструмент.

Он пересмотрел кости оленей, разбросанные вокруг лагеря, и отыскал лопатку молодого оленя, убитого охотниками Деникази.

Плоская середина кости была не толще одной восьмой дюйма, и из этой части лопатки мальчик вырубил кусок величиной с игральную карту и почти такой же тонкий.

Используя свой нож как стамеску, а камень как молоток, он аккуратно расщепил кость на множество кусков размером не крупнее зубочистки.

Острые с одного конца, куски оказались настолько гибкими, что не ломались даже согнутые вдвое. Но в этих осколках не было отверстия для нитки.

Эуэсин задумался, потом взял рыболовный крючок и, пользуясь его остриём, процарапал в толстых концах самодельных иголок по дырочке. Во время этой тонкой работы половина запаса иголок раскололась, но в конце концов в руках мальчика оказалось пять костяных игл; несмотря на их толщину, они вполне годились для шитья.

Вопрос о нитках решался проще.

Взяв один из мотков сухожилий, Эуэсин несколько минут вымачивал твёрдую, словно кость, ленту сухожилий в тёплой воде, пока она не стала мягкой и гибкой, как шёлк. Затем ножом он разделил полосу на отдельные жилы длиной примерно по три фута.

Теперь сын индейцев был готов к шитью мокасин. Протыкая отверстия в коже рыболовным крючком, Эуэсин принялся тачать швы. Вначале стежки получались неровными и слишком редкими, но у Эуэсина были ловкие руки, и скоро работа пошла не хуже, чем у женщин его племени.

Он выбрал для мокасин кожу с ног карибу — она прочнее и надёжнее, чем кожа на теле животного. Но тем не менее подошвы оказались тонкими — ведь кожа карибу уступает как по толщине, так и по прочности лосиной коже, которую обычно используют кри. Эуэсин восполнил этот недостаток, вырезав подметки из очень прочной кожи со лба оленя и подшив их снизу к мокасинам.

Готовые мокасины не отличались красотой, но казались достаточно прочными. Джейми рассмеялся, увидев такую обувь, но с большой радостью надел на ноги новую пару вместо старой, изорванной и стоптанной, которая едва держалась на его ногах.

Носки мальчиков уже давно износились, но когда они положили на дно мокасин слой мягкой травы вместо стельки, то ногам стало тепло и удобно. С одним серьёзным недостатком обуви пришлось считаться: снятые с ног мокасины из недублёной кожи быстро высыхали и становились твёрдыми, словно картон. Поэтому каждое утро перед обуванием в них наливали воду. Сначала ногам бывало холодно и мокро, но скоро становилось тепло, и более того: мокасины были почти непромокаемыми. Успешное изготовление обуви настолько ободрило Эуэсина, что он решил попытаться сшить зимние куртки (парки). Хороших шкур под рукой не было, и они с Джейми решили использовать захваченные с собой одеяла. Но скоро Эуэсин обнаружил, что портновское ремесло намного сложнее, чем кажется. В конце концов ему пришлось удовольствоваться двумя примитивными накидками, которые прикрывали только спину и грудь. До больших морозов их было достаточно, но индеец понимал, что наступит зима и ему придётся снова вернуться к сооружению одежды.

К концу недели пребывания в лагере у «оленьей ограды» друзья совершили ещё несколько чудес помельче и обеспечили себя всеми необходимыми вещами. Но они не только приобрели всё то, в чём остро нуждались, — само строительство иглу и изготовление одежды наполнили их сердца уверенностью в своих силах. Они были вправе гордиться результатами: «дом», мокасины, плащи и сотня фунтов вяленой оленины, которую можно хранить очень долго и которая равноценна пятистам фунтам свежего мяса. Очень много мяса! Когда Эуэсин посмотрел на их запас, то вдруг понял, что зимнее питание будет слишком однообразным.

— Как насчёт того, чтобы наловить рыбы? — предложил он в один прекрасный день. — Когда сегодня утром я ходил на озеро по воду, то видел много хариусов. Вот бы нам придумать, как поставить нашу сеть, — мы могли бы поймать уйму рыбы.

Им и прежде приходилось ловить рыбу сетями, но всегда с каноэ. Поставить сеть с берега — совсем другое, нелёгкое дело.

Имевшаяся жаберная сеть длиной в тридцать футов была в ширину фута четыре. К одной кромке крепились деревянные поплавки, а к другой — маленькие свинцовые грузила. В глубокой воде сеть плавала бы в вертикальном положении, но забросить её на глубокое место без лодки было трудной задачей.

— В этом озере нам её не поставить, — сказал Эуэсин, — но мы могли бы придумать, как поставить нашу сеть ниже по реке. Давай сходим посмотрим.

Захватив сеть, леску и пятьдесят футов тонкого каната, они направились по берегу озера туда, где из него вытекала река. Друзья дошли до истока реки за полчаса. Здесь они обнаружили порожистый водопад, а непосредственно под ним — маленький залив. Его вымыли в береге бурные воды потока. В холодной прозрачной воде заливчика ребятам удалось разглядеть серебристые тела озёрной форели и мерцающие тени — жирных полярных сигов.

— Если бы нам только удалось протянуть сеть поперёк этой бухточки, мы бы сразу смогли поймать всю рыбу, — сказал Джейми мечтательно.

Вдруг его осенило.

— Эй! — крикнул он. — Вынь-ка леску. Ты стой на этом мысочке, — распорядился Джейми, — а я пойду с леской на мысок по другую сторону залива, привяжу к концу камень и переброшу его тебе. Тогда ты привяжешь к твоему концу лески канат, а я перетяну канат к себе и он протянется поперёк залива. Потом нам останется привязать один конец каната к сети, завести её в воду, и сеть перекроет вход в залив!

Такой план привёл Эуэсина в восторг. Он весь загорелся надеждой.

— Давай! — закричал он. — Посмотрим, как это получится!

Джейми помчался вокруг заливчика на дальний мысок. Там он выбрал камень размером с яблоко и привязал к нему конец лески. Последовал неторопливый бросок, и булыжник плюхнулся в воду у ног Эуэсина. Тот быстро схватил камень, отвязал его и привязал к леске канат.

— Готово! — крикнул он.

Джейми начал тянуть леску и канат на свою сторону заливчика, и, когда у Эуэсина остался только конец каната, он изготовился привязать к канату сеть. Наконец сама сеть погрузилась в воду и скоро, прочно закреплённая с обоих концов камнями, оказалась натянутой поперёк входа в заливчик.

Шагая назад, к Эуэсину, Джейми с гордостью глянул на бурлящую воду. В ней смутно угадывалась притопленная сеть.

Друзья блаженно разлеглись на мягком мху у реки и наслаждались солнечным теплом. Под ними, на порогах, сотни рыб в отчаянной борьбе прокладывали себе путь вверх по течению, взлетая и падая в упорном стремлении преодолеть водопад.

— Даже рыба идёт на юг, — сказал Джейми с лёгкой досадой в голосе.

— Но не надолго, — бодро ответил Эуэсин. — Рыбы плывут вверх по течению только метать икру. Через несколько недель они снова двинутся на Север, в Большое Замёрзшее озеро, чтобы перезимовать там глубоко подо льдом. А если рыбы могут выдерживать здешние зимы, то сможем и мы. Вставай, посмотрим-ка, что там попалось!

Джейми сбегал на другую сторону и отвязал свой конец каната, потом присоединился к Эуэсину. Общими усилиями ребята стали тянуть сеть на мелководье; их возбуждение достигло высшей точки, когда стали видны крупные серебристые тела рыб, бьющихся и мечущихся в сети. Сопротивление рыбин тянуло сеть то вправо, то влево, и, лишь собрав все силы, мальчики сумели вытянуть свой улов.

— Глянь-ка на эту! — крикнул Джейми вне себя от восторга. — Не рыба, а целый кит!

Первая рыба, очутившаяся на мелководье, хлопала по воде хвостом и подпрыгивала. Она была громадна — озёрная форель длиной около пяти футов. Её большая пасть открывалась и захлопывалась со свирепым щёлканьем, а ряды острых как иглы зубов кромсали сеть так легко, как будто это была обыкновенная паутина. Эуэсин прыгнул в воду и одним ловким ударом по голове убил гиганта.

Когда сеть вытянули наконец на берег, то в ней оказалось столько рыбы, что только на извлечение её из сети ушёл целый час. Разложенный на мху улов выглядел внушительно. Тут было пятнадцать озёрных форелей длиной от двух до пяти футов, две дюжины хариусов — разновидности полярной форели — весом от трёх до четырёх фунтов каждый. Самым важным было то, что мальчики насчитали тридцать семь жирных сигов — королей среди всех полярных рыб, самых вкусных, самых жирных.

Когда друзья разделывали выловленную рыбу, у Джейми прямо слюнки текли от предвкушения вкусной еды.

Затем, прикрыв камнями то, что не в силах были унести, ребята взвалили мешки с рыбой на плечи и зашагали к своему жилью.

Когда лагерь окутало бодрящее дыхание ночи, ветерок подхватил и унёс аппетитный запах жареного сига. Двое друзей лежали у костра в состоянии полной сытости и удовлетворённости. Джейми вздохнул и проговорил:

— Вот бы всегда чувствовать себя так, как сейчас: я бы смог прожить здесь целую вечность и мне бы не надоело! — Он снова глубоко вздохнул.

Эуэсин улыбнулся:

— Кри любят говорить: «Мужество приходит не от гордого сердца, а от полного желудка!» Поэтому мы должны быть сильными и очень храбрыми! — Он на мгновение умолк и добавил: — Нам понадобится всё наше мужество, всё без остатка. — Эуэсин не мигая смотрел на темнеющую равнину и теперь уже не улыбался.


Содержание:
 0  В стране снежных бурь : Фарли Моуэт  1  Глава 2. Селение индейцев кри : Фарли Моуэт
 2  Глава 3. К стойбищам едоков оленины : Фарли Моуэт  3  Глава 4. На север, в тундру : Фарли Моуэт
 4  Глава 5. Эскимосы и индейцы : Фарли Моуэт  5  Глава 6. Ничейная земля : Фарли Моуэт
 6  Глава 7. Роковая стремнина : Фарли Моуэт  7  Глава 8. Одни в диком краю : Фарли Моуэт
 8  Глава 9. Каяки на озере : Фарли Моуэт  9  Глава 10. Большой каменный дом : Фарли Моуэт
 10  Глава 11. Бегство на запад : Фарли Моуэт  11  Глава 12. Река замёрзшего озера : Фарли Моуэт
 12  Глава 13. Планы и приготовления : Фарли Моуэт  13  вы читаете: Глава 14. Лагерь у оленьей ограды : Фарли Моуэт
 14  Глава 15. Укромная долина : Фарли Моуэт  15  Глава 16. Приход самцов карибу : Фарли Моуэт
 16  Глава 17. Постройка жилища : Фарли Моуэт  17  Глава 18. Росомахи и сани : Фарли Моуэт
 18  Глава 19. Дары мёртвых : Фарли Моуэт  19  Глава 20. Пленники пурги : Фарли Моуэт
 20  Глава 21. Желанная находка : Фарли Моуэт  21  Глава 22. Хозяин тундры : Фарли Моуэт
 22  Глава 23. Побег : Фарли Моуэт  23  Глава 24. Белый огонь : Фарли Моуэт
 24  Глава 25. Питъюк : Фарли Моуэт  25  Глава 26. Едоки сырого мяса : Фарли Моуэт
 26  Глава 27. Возвращение : Фарли Моуэт  27  Использовалась литература : В стране снежных бурь
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap