Приключения : Путешествия и география : Глава 17. Постройка жилища : Фарли Моуэт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу

Глава 17. Постройка жилища

Ни один из мальчиков не испытывал желания поесть — пропал аппетит. Потрясение от минувшей бойни было настолько сильным, что они даже не могли говорить о разделке туш убитых ими животных. В этот день они видели слишком много крови и слишком много смертей.

Тявканье лисиц вывело их наконец из состояния апатии.

— Они там, у прохода, — сказал Джейми, прислушиваясь, — жрут, наверное, оленину. Может быть, нам следует вернуться и навести порядок?

Эуэсин медленно кивнул головой в знак согласия.

— Всё правильно, — сказал он наконец. — Мы должны закончить начатое нами дело. Если мы теперь дадим той оленине пропасть, то будем просто безмозглыми убийцами.

Начался долгий труд, и труд не из приятных. В течение следующих четырёх дней они постоянно были заняты либо возле туш сорока семи убитых оленей, либо в Лагере Каменного Иглу, где они обрабатывали мясо и шкуры.

Бледное солнце сохраняло ещё достаточно тепла, чтобы подсушить великолепные шкуры, снятые с оленей-самцов, а ночные морозы стояли довольно крепкие, и мясо не портилось. Его просто спрятали около лагеря под грудами камней.

Самым кропотливым делом оказалось вытапливание жира.

Друзья поддерживали огонь в костре весь день и часть ночи. И всё это время над костром висел котелок-чайник, наполненный жиром.

Туша оленя давала три вида жира. Их следовало приготовлять каждый отдельно и каждый особым способом. Околопочечный жир можно было просто резать на куски и кипятить, пока он не растопится. Время от времени Джейми сливал горячий жир в сковородку; она стояла во мху на куске льда. Когда сковородка остывала, то был готов ещё один пятифунтовый круг топлёного околопочечного жира и его добавляли к непрерывно растущей куче круглых плиток.

Самый ценный жир вытапливали из костного мозга. Собрали все кости ног, и Эуэсин топором ловко расколол их вдоль, до сердцевины. Затем Джейми принялся вываривать их, снимая ярко-жёлтый жир, когда он всплывал на поверхность. Дело продвигалось медленно — ведь чайное ведёрко было такое маленькое, — но к концу четвёртого дня у них оказалось десять плиток мягкого костного жира кремового цвета; по вкусу он напоминал масло. Кроме того, было заготовлено тридцать плиток твёрдого, похожего на воск лярда, вытопленного из подкожного сала.

В эти дни они не забывали ежедневно ставить сеть. Так как теперь погода была достаточно холодной, чтобы хранить рыбу, они не пытались её вялить, а только чистили и прятали под камни. Но однажды утром к концу сентября маленький заливчик реки оказался покрытым дюймовым слоем льда и друзья вытащили сеть в последний раз. Большое озеро тоже замёрзло, и свободными ото льда оставались только пороги.

Пришло время перебираться в Укромную Долину. Одним холодным ясным днём в сопровождении Отанака мальчики направились туда, прихватив часть лагерного снаряжения, свои орудия труда и недельный запас продовольствия. Остальная провизия лежала в хранилищах под камнями или же была аккуратно убрана в каменное иглу. Позднее, когда снега станут глубокими, они собирались построить сани и переправить оставленные припасы в Укромную Долину.

Перед выходом Джейми тщательно учёл имеющиеся запасы продовольствия. Итог оказался внушительным.

Более сотни сигов и форелей частью провялены, а частью прокопчены, и примерно столько же свежих форелей — в замороженном виде подо мхом. В каменном иглу хранились двести фунтов лярда и костного жира, шестьдесят фунтов вяленой оленины, немного пеммикана, сорок фунтов сушёных ягод, пятнадцать фунтов лабрадорского чая и целая куча оленьих языков.

Оленьи шкуры и мотки сухожилий также припрятали в каменном иглу.

Рядом с лагерем находилось полдюжины каменных тайников с остальным оленьим мясом. Образовалась хорошая большая кладовая: мяса было предостаточно и мальчикам не угрожал голод.

В Укромной Долине друзья немедленно занялись поисками места для хижины. Долина делилась на три части, подобные бусинкам, нанизанным, словно на нить, на вал эскера. В каждой из этих частей рос свой лесок и лежало одно или несколько озерков. Центральный участок мальчики сразу же признали лучшим. Позади леска площадью примерно в десять акров[6] был отвесный утёс, прикрывающий этот уголок с севера. Точно в центре леса находилось маленькое озеро, достаточно, впрочем, большое, чтобы снабжать мальчиков питьевой водой. Оно оказалось хорошо укрытым, и можно было рассчитывать, что даже в разгар зимы не промёрзнет до дна. Эскер — это естественное шоссе — проходил у самого берега озерка, и живущий тут мог дойти до любого конца долины менее чем за час.

В сумерках под деревьями они разбили временный лагерь и той ночью лежали у весело горевшего костра из еловых дров, строя планы на будущее.

Мальчики поднялись с рассветом, горя желанием приступить к работе.

Они выбрали небольшую поляну в середине леска, вблизи озера. Там земля была достаточно ровной. Затем они разошлись по лесу, чтобы выбрать и пометить зарубками деревья, годные для стен хижины.

Именно тогда друзья начали понимать, что построить хижину будет намного труднее, чем им представлялось сначала. Леса для постройки было много, но стволы имели необычную форму. У самых корней стволы деревьев были очень толстые, но к макушке резко сужались и напоминали опрокинутые вверх дном гигантские конусообразные трубочки мороженого.

Уродливыми их сделали борьба со стихией и медленный рост. Ровных стволов нужной длины для сооружения сруба просто не оказалось. К тому же небольшой топор мало годился для валки деревьев диаметром в фут. Чтобы срубить первое дерево, мальчикам пришлось целый час работать в поте лица. Ещё один час ушёл на обрубку шишковатых и твёрдых как камень веток. К сумеркам, наступившим очень рано, у них оказалось одно поваленное дерево — одно бревно. Дотащить его до выбранного под хижину места не хватило сил.

Упавшие духом, несчастные, сидели они в тот вечер у костра. Расслабленные мышцы ныли, и наши унылые герои дрожали от ночного мороза. Они надеялись построить хижину за неделю, ну самое большее дней за десять, а теперь стало ясно, что новоселью не быть раньше весны.

После долгого угрюмого молчания Джейми заговорил первым.

— Так вот, — сказал он, — мы должны смириться с тем, что эта работа нам не по плечу. Во всяком случае, тот способ, которым мы задумали строить.

Эуэсин не мог не согласиться с Джейми. Первоначально они собирались построить хижину площадью в двенадцать квадратных футов, укладывая брёвна одно на другое горизонтально и соединяя их по углам рублеными пазами, в замок. С припуском на перехлёст по углам требовались брёвна длиной в четырнадцать футов. Теперь мальчики обнаружили, что вряд ли смогут свалить дерево, из которого вышло бы четырнадцатифутовое бревно, а если бы это и удалось, то бревно оказалось бы не только слишком тяжёлым для переноски в лагерь, но его концы были бы настолько разного диаметра, что уже по одному этому оно бы не годилось.

Джейми сидел уставившись на огонь. Время от времени он бросал взгляд на тёмную стену леса.

— Посмотри-ка на эти деревья, — сказал он. — Растут так густо, как шерсть на спине у собаки.

Потом в его мозгу медленно зашевелилось и стало обретать форму следующее соображение: «Если бы эти деревья находились друг от друга на расстоянии всего нескольких дюймов, а не в пяти или шести футах, они бы образовали надёжную вертикальную стену!» Джейми раздумывал ещё мгновение, потом вскочил и закричал:

— Нашёл! Будем ставить брёвна вертикально, тогда они могут быть не длиннее шести-семи футов!

Продумывая всё на ходу, Джейми подробно изложил свою идею Эуэсину. Тот пришёл в восторг и начал добавлять свои соображения. Проговорили целый час, и когда наконец заползли под оленьи шкуры — легли спать, — то оба были в весёлом и радостном настроении. Похоже, что намеченный план был действительно выходом из положения.

Теперь им годились брёвна длиной от пяти до восьми футов, а для таких брёвен можно рубить деревья потоньше. Три дня они непрерывно валили деревья, обрубали сучья и вырубали куски нужной длины. Когда на выбранной для постройки площадке накопился штабель из двадцати-тридцати брёвен, друзья приступили к строительству.

Работа велась в основном на ощупь. Делались более или менее удачные попытки и просто ошибки, и не раз возникали горячие споры о наилучших способах и средствах постройки хижины. Джейми хотел использовать в качестве угловых столбов для задней стенки хижины два живых дерева, росших на нужном расстоянии одно от другого. Эуэсин же хотел, чтобы постройка стояла в центре поляны, и его мнение победило.

Прежде всего следовало выкопать по четырём углам ямы, как можно более глубокие. Роль лопаты предстояло сыграть сковородке. Это было нетрудно, так как в этом месте лежал толстый слой песка, намытого с эскера, и в нём не было почвенного льда. Когда ямы достигли глубины трёх футов и обнажилась скала, мальчики аккуратно вкопали угловые столбы. Два передних столба возвышались над землёй на семь футов, а задняя пара была в высоту только пять.

Теперь следовало скрепить каждые два угловых столба вверху и внизу двумя парами тонких брёвен из молодых деревцев. Одно брёвнышко укладывалось снаружи, другое — изнутри угловых столбов. На каждую стенку шло по две пары деревцев: нижняя пара в одном футе от земли, верхняя — в футе от верхушек угловых столбов.

Джейми собрался было использовать для привязывания продольных брёвнышек драгоценный канат, но Эуэсин остановил его.

— Бабиче подойдёт для этого дела лучше, — сказал он и принялся за изготовление бабиче, то есть индейской верёвки.

Прежде всего он выбрал оленью шкуру, соскоблил и срезал с неё весь волосяной покров. Он смачивал эту шкуру, пока она не стала мягкой, затем растянул её на земле и с одного угла сделал надрез. Отсюда Эуэсин начал резать шкуру вкруговую по сужающейся спирали, чтобы получилась лента шириной около дюйма. К тому времени когда мальчик-индеец дошёл до середины шкуры, в его распоряжении оказался кожаный ремень шириной в дюйм и длиной без малого в сто футов.

После часа вымачивания в тёплой воде мальчик прокатал ремень между ладонями с одного конца до другого, причём несколько раз — туда и обратно. По мере подсыхания ремень начал превращаться в круглого сечения верёвку из сыромятной кожи, толщиной в четверть дюйма и прочную, как лучший пеньковый трос.

Мальчики размягчали в воде кусок верёвки нужной длины и привязывали им брёвнышки к столбам. Когда сыромятная кожа высыхала, она сжималась: такое скрепление не уступало по прочности соединению гвоздями.

Работа продвигалась очень медленно. За два дня сделали только каркас хижины. Он был десять футов в длину и в ширину, семь футов в высоту по фасаду и пять футов у задней стены.

Приступили к заготовке брёвен для стен. Для того чтобы их легче было вставлять между горизонтальными парами, вертикальные брёвна делали немножко короче угловых столбов. Собрать заднюю стену из брёвен одинаковой длины было достаточно легко, а вот с боковыми стенами пришлось повозиться: ведь к задней стене длина брёвен уменьшалась и каждое следующее должно было отличаться от предыдущего.

На сборку боковых стен ушло по три дня, и по два дня — на заднюю и переднюю.

С дверью поступили просто: в центре передней стены оставили дверной проём шириной в четыре бревна. Оконцем должно было служить узкое отверстие (шириной в одно бревно), затянутое куском тонко выскобленной оленьей кожи, чтобы пропускать хоть немножко света.

Через десять дней после начала строительства стены были готовы — как раз вовремя. На десятый день мальчикам пришлось отправиться в Лагерь Каменного Иглу за провизией, и когда они вышли из Укромной Долины, то поразились изменению в окружающем мире, раскинувшемся у их ног.

Равнина скрылась под глубокими снегами. Озёра и реки тоже исчезли, и о том, что они существуют, напоминали только неглубокие лощины.

Конечно, в то время как мальчики занимались постройкой, в Укромной Долине тоже выпадал снег. Но, падая на защищенные склоны замкнутой котловины, лучи солнца концентрировали достаточно тепла, чтобы растапливать выпавший снег, а снаружи, на равнине, образовался толстый снежный покров и зима наконец вступила в свои права. По дороге к Лагерю Каменного Иглу и на обратном пути в Укромную Долину мальчики жестоко мучились от пронизывающего холода. Они облегчённо вздохнули, когда снова оказались на эскере и зашагали по свободному от снега песку.

— Как хорошо, что мы нашли эту долину, — сказал Джейми. — Не хотел бы я провести зиму там, на замёрзшей равнине.

— Нам очень повезло, — ответил Эуэсин, — но лучше не надеяться на везение. Зима скоро нагрянет и сюда. Надо торопиться и достраивать хижину.

С новым приливом энергии друзья взялись за крышу.

Чтобы не замёрзнуть, они работали как одержимые. Даже в хорошо защищенной долине искатели приключений начинали страдать от холода. Их плащи из одеял были не слишком удобны и не очень-то грели.

После ряда поисков по всей долине им удалось найти дюжину тонких жердей длиной футов по двенадцать. Эти жерди они использовали как стропила и уложили так, что их концы выступали за пределы стен с каждой стороны на целый фут, защищая тем самым от непогоды сыромятные верёвки, связывающие брёвна. Друзья собирались сделать плоскую крышу со скатом в сторону задней стены хижины, но, прежде чем приступить к укладке кровли, они сделали перерыв, чтобы поесть горячего и хорошенько согреться у костра. Когда Эуэсин бросал на сковородку куски оленьего языка, его внезапно осенила очень важная мысль. Он так стремительно повернулся туда, где Джейми маленькими глотками пил из кружки лабрадорский чай, что выронил сковороду с недожаренными языками.

— Джейми! — крикнул он. — Как насчёт печки или дымохода?

Джейми разинул рот от неожиданности.

— Мне не приходило на ум! — признался он в своей глупости. — Я просто как-то считал, что, когда мы подумаем о ней, она тут же и появится. Мы смогли бы сложить очаг из камней, скрепляя их илом?

Эуэсин подобрал оленьи языки и начал их снова жарить.

— Нет, — ответил он не задумываясь, — очаг развалился бы от жара. Единственное, что я могу себе представить, — это открытый очаг посредине хижины и чтобы дым выходил наружу сквозь крышу.

Лицо Джейми выразило сомнение.

— Для дыма-то в хижине хватит места, но вот найдётся ли место и для нас? — спросил он. — Даже при большом дымовом отверстии плоская крыша будет мешать дыму вырваться наружу и большая часть останется в помещении. Мы очень быстро задохнёмся насмерть.

Несколько секунд Эуэсин молчал. Потом сказал:

— Наша крыша поднимается к передней стене. Вот если бы мы сделали её остроконечной, то она повышалась бы к середине. Получилась бы большая воронка, направляющая дым к высшей точке крыши у передней стены, где мы оставили бы специальное отверстие, чтобы дым выходил наружу.

Джейми был весь внимание. Эуэсин продолжал:

— Имеется ещё одна возможность. Нам придётся оставить под стеной отверстие для притока свежего воздуха. Когда я был маленьким, вся наша семья жила одну зиму в чуме и мама всегда держала край полога отогнутым, чтобы сквозняком уносило дым.

— Спорю, что сквозняк был чертовски холодным, — заметил Джейми. — Почему бы нам не прокопать вентиляционный туннель, который бы начинался снаружи, а кончался у самого очага? Тогда по полу не будут гулять ураганные ветры.

За едой мальчики обсудили этот вопрос. Опытность Эуэсина и изобретательность Джейми оказались очень удачным сочетанием и помогли им в конце концов найти решение, которое представлялось приемлемым. Во второй половине дня друзья развязали стропила крыши, добавили коньковый брус и изменили форму стен, заполнив треугольные пространства, образовавшиеся над передней и задней стенками, короткими кусками брёвен.

На следующее утро друзья заготовили несколько охапок ивовых прутьев и закрепили их, положив поперёк стропил. Сверху прутья прикрыли футовым слоем мха. Кровлю образовали шкуры карибу, уложенные внахлёст, подобно крупной черепице. Чтобы шкуры удерживались на месте, юные строители придавили их дополнительными жердями, которые привалили камнями. В переднем конце крыши оставили отверстие, в нём уместилось бы ведро. Отверстие предназначалось для выхода дыма.

Так как хижина была почти готова, мальчики перебрались внутрь. Но предстояло заткнуть мхом многочисленные щели в стенах, сделать дверь, сложить очаг. В то время как Эуэсин занимался другими делами, Джейми трудился над очагом.

Прежде всего он выложил посередине пола круг из камней диаметром в три фута и высотою в один фут и заполнил этот круг песком. На получившемся основании установил полукруг из плоских камней, поставленных вертикально. После долгих поисков по склонам холмов мальчик притащил два плоских камня длиной около двух футов при ширине в шесть дюймов и накрыл ими намеченный полукруг. Теперь можно было поставить сковороду да и вообще готовить на очаге, как на кухонной плите. В заключение Джейми вооружился топориком и вырубил в земле канавку, которая пересекала помещение, ныряла под брёвна и кончалась снаружи в нескольких футах от стены хижины. Эту канавку он перекрыл камнями и присыпал песком, оставив оба её конца открытыми. Наконец дело было сделано. Он принёс охапку хвороста, высунулся из хижины и крикнул Эуэсину:

— Готово! Начнём испытание!

Эуэсин поспешил в помещение, и оба затаив дыхание стали смотреть, как от горящей головни из костра загорелась растопка. Пошёл дым. Но вместо того чтобы устремиться к дымовому отверстию, он на уровне плеч повалил в помещение. Скоро мальчики уже кашляли, а из глаз у них текли слёзы. Друзья терпели сколько было сил, но в конце концов пулей вылетели на свежий воздух.

Продолжая кашлять, Эуэсин проговорил:

— Дай срок, Джейми. Дело, может быть, пойдёт на лад, когда помещение нагреется.

Джейми был подавлен своей неудачей. Он взглянул на крышу, где через отверстие выходила жалкая струйка дыма, отвернулся и пошёл к биваку у костра.

Его остановил возглас Эуэсина:

— Джейми! Глянь-ка, быстро!

Джейми медленно оглянулся, потом круто повернул и уставился на неожиданную картину. Из отверстия в крыше валил дым — густыми клубами; они поднимались выше деревьев и, подхваченные воздушным течением, плыли над долиной.

Эуэсин откинул полог из оленьей шкуры, временно заменяющий дверь.

— Иди сюда! — позвал он.

В несколько прыжков Джейми оказался внутри хижины.

От дыма не осталось и следа. Вместо этого в очаге весело трещал огонь, а в помещении было уже приятно тепло. Дым поднимался вертикально вверх, потом медленно плыл под коньком и исчезал сквозь дыру в крыше. Свежий воздух из трубы в полу выходил у очага, и огонь нагревал его.

— Выходит, что я был слишком нетерпелив, — сказал Джейми, присев на корточки у очага. — Это устройство работает получше многих очагов в становищах.

Эуэсин широко улыбнулся.

— Давай-ка приготовим чайку, отпразднуем нашу удачу, — предложил он.

Как догадался Эуэсин, причина неудачи с дымом заключалась в том, что тёплый воздух поднимается, в то время как холодный обычно стелется. Когда огонь развели в первый раз, было много дыма, но мало тепла, а отсюда не было и восходящего потока тёплого воздуха, чтобы подхватить и направить дым вверх, в «трубу». Как только помещение начало нагреваться, ток воздуха стал непрерывным и потянул дым за собой вверх.

В ту ночь они уютно спали на постелях из мха в своём новом жилище. Когда ими стала овладевать дремота, они чувствовали себя такими счастливыми и гордыми, как будто построили замок.

Им было чем гордиться. Здравый смысл и упорный труд решили последнюю из самых трудных задач. Теперь мальчики не сомневались, что выдержат эту зиму в суровой тундре, а от непредвиденного никто не застрахован!

В течение первой недели после переселения в хижину следовало выполнить уйму плотницкой работы: у северной стены из тонких брёвнышек соорудить нары, покрыть их тюфяками из мха и шкурами карибу. Необходимо было также изготовить спальные мешки. Они делались из оленьих шкур мехом внутрь и сшивались по трём краям.

Из плоских плит, уложенных на камни, Джейми соорудил стол высотой около двух футов. Поскольку стульев не было, такая высота вполне устраивала. Мальчики садились на два валуна, прикрытых подушками из шкуры карибу, и обедали, как в цивилизованном обществе.

Конструкции из жёстко скреплённых тонких брёвнышек, привязанных к боковым стенам, служили полками. Старый канат от каноэ, протянутый под потолком крест-накрест, мог служить для сушки мокрых мокасин и одежды.

По заведённому в их лагере порядку обязанности повара выполняли по очереди в течение целой недели. Повар (первое дежурство досталось Эуэсину) вставал утром первым, чтобы развести огонь и начать готовить завтрак. Завтрак обычно состоял из лабрадорского чая, жареной форели (которую размораживали накануне ночью), а иногда из тушёного мяса, оставшегося от ужина. Тем временем Джейми отправлялся на озерко по воду. Прорубив молодой ледок, он наполнял кожаный мешок, сшитый из очищенной от волоса оленьей шкуры, и держал его в воде, до тех пор пока жильные нитки не разбухали и швы не становились водонепроницаемыми. Если в мешке была вода, он оставался герметичным, но, как только мешок высыхал, по швам появлялись широкие трещины.

После завтрака следовало позаботиться о запасе дров. Мальчики предполагали, что к середине зимы в долине наметёт высокие сугробы, станет трудно добывать дрова и ещё труднее — тащить их домой. Поэтому они тратили всё свободное от прочих работ время на поиски сухостоя, валку и доставку его в лагерь. Даже несмотря на то что погода ещё не была по-настоящему морозной, на поддержание тепла в хижине уходило очень много топлива — особенно ночью, когда огонь поддерживали короткими и толстыми поленьями сырой ели: они горели медленно.

В первую неделю жизни в хижине ребята дважды ходили в Лагерь Каменного Иглу за продовольствием и каждый раз чувствовали холод всё сильнее и сильнее. Было ясно, что надо как-то позаботиться об одежде.

В тот день, когда Джейми заступил на дежурство поваром, зарубки на свинцовой пластинке показали первое ноября. Огонь в очаге загудел раньше, чем Эуэсин выполз из своего спального мешка, но в хижине всё ещё было промозгло холодно.

Одеваясь, Эуэсин дрожал. Когда он вышел из хижины, чтобы принести воды, Джейми услышал, как под мокасинами заскрипел снег. Сильный мороз! Спустя полчаса Эуэсин возвратился отчаянно замёрзший.

— На улице настоящая зима! — доложил он, щёлкая зубами от холода. — Нужна зимняя одежда, иначе мы скоро вообще не сможем выходить из хижины.

Покончив с завтраком, мальчики сосредоточили всё своё внимание на изготовлении одежды. В хижине лежало несколько шкур высокого качества. Эуэсин уже выскреб их изнутри и частично обработал дымом.

Джейми предложил использовать в качестве выкройки его старые брюки, превратившиеся к этому времени в лохмотья. Он снял их и аккуратно распорол все швы. Затем наложил потрёпанные куски материи на шкуру карибу и складным ножом раскроил по ним шкуру.

Этот способ оказался вполне пригодным для брюк, но с куртками дело обстояло иначе.

— Может быть, лучше сошьём надеваемые через голову парки, как у эскимосов? — предложил Джейми.

— Правильно, — ответил Эуэсин. — Но нам придётся сделать их с капюшонами. Как жалко, что нет волчьего меха для оторочки.

— Чем же мех волка такой особенный? — поинтересовался Джейми.

— Только у волка да у росомахи на мехе от дыхания не образуется лёд, — терпеливо разъяснил Эуэсин. — Любой другой мех покрывается инеем, может примёрзнуть к лицу и обморозить кожу.

— Тогда подстрелю первого же волка, которого увижу, — пообещал Джейми и вернулся к вопросу о выкройке для парки.

Джейми кроил и примерял, Эуэсин шил. Они проработали целый день не разгибаясь и к наступлению ночи были вознаграждены прекрасными брюками и грудой обрезков шкур вперемежку с испорченными или забракованными кусками.

Брюки были сшиты мехом внутрь и надевались на голое тело. Плотно пригнанные друг к другу и перевязанные у лодыжек, голенища мокасин и края штанин становились непроницаемыми. Хотя эти брюки выглядели неуклюжими и нескладными, в них было тепло и удобно. Но их надо было беречь от воды: намокнув, они деревенели и превращались как бы в жестяные.

Весь следующий день Джейми упрямо трудился над выкройкой парки. Раз шесть он выкраивал куски, как ему казалось, нужной формы, затем прихватывал их несколькими стежками и тут же обнаруживал, что наряд сидит безнадёжно плохо.

В тот день на улице морозило ещё сильнее, и Джейми понимал, что не имеет права отчаиваться. Он вырезал, сшивал, распарывал и начинал всё сначала. Уже смеркалось, когда в его руках наконец оказалась модель — на вид достаточно сносная.

Джейми отложил работу до завтрашнего утра. Эуэсину в тот день повезло больше, и теперь на бельевой верёвке под потолком висели трое меховых штанов. Работа, доставшаяся Эуэсину, была не из лёгких. Шитьё гнувшимися костяными иглами требовало многих часов кропотливого труда. Как швы, так и сухожилия должны были всё время быть мокрыми, а отверстия для пропускания иглы приходилось протыкать заранее рыболовным крючком.

Прошло ещё два дня, и парки тоже были готовы. Они свисали до колен и выглядели как безразмерные свитеры с воротниками «хомутиком». Сзади к паркам были пришиты капюшоны, их можно было надвинуть до самых глаз. Друзья облачились в новую одежду, поддев под парки свои старые рубашки из бумажной ткани, глянули друг на друга и расхохотались.

— А, неважно, как они выглядят, — сказал Эуэсин. — Думаю, что в них будет тепло. Вскоре испытаем эту одежду в походе и посмотрим…

Случилось так, что отправиться в поход им пришлось даже раньше, чем предполагал Эуэсин, так как в ту ночь к ним заявился очень неприятный гость.


Содержание:
 0  В стране снежных бурь : Фарли Моуэт  1  Глава 2. Селение индейцев кри : Фарли Моуэт
 2  Глава 3. К стойбищам едоков оленины : Фарли Моуэт  3  Глава 4. На север, в тундру : Фарли Моуэт
 4  Глава 5. Эскимосы и индейцы : Фарли Моуэт  5  Глава 6. Ничейная земля : Фарли Моуэт
 6  Глава 7. Роковая стремнина : Фарли Моуэт  7  Глава 8. Одни в диком краю : Фарли Моуэт
 8  Глава 9. Каяки на озере : Фарли Моуэт  9  Глава 10. Большой каменный дом : Фарли Моуэт
 10  Глава 11. Бегство на запад : Фарли Моуэт  11  Глава 12. Река замёрзшего озера : Фарли Моуэт
 12  Глава 13. Планы и приготовления : Фарли Моуэт  13  Глава 14. Лагерь у оленьей ограды : Фарли Моуэт
 14  Глава 15. Укромная долина : Фарли Моуэт  15  Глава 16. Приход самцов карибу : Фарли Моуэт
 16  вы читаете: Глава 17. Постройка жилища : Фарли Моуэт  17  Глава 18. Росомахи и сани : Фарли Моуэт
 18  Глава 19. Дары мёртвых : Фарли Моуэт  19  Глава 20. Пленники пурги : Фарли Моуэт
 20  Глава 21. Желанная находка : Фарли Моуэт  21  Глава 22. Хозяин тундры : Фарли Моуэт
 22  Глава 23. Побег : Фарли Моуэт  23  Глава 24. Белый огонь : Фарли Моуэт
 24  Глава 25. Питъюк : Фарли Моуэт  25  Глава 26. Едоки сырого мяса : Фарли Моуэт
 26  Глава 27. Возвращение : Фарли Моуэт  27  Использовалась литература : В стране снежных бурь
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap