Приключения : Путешествия и география : Глава 25. Питъюк : Фарли Моуэт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу

Глава 25. Питъюк

Мир превратился в мятущуюся, испускающую стоны круговерть из ветра и снега. Судорожно глотая воздух, Эуэсин остановился и повернулся спиной к неистовству ветра, а собаки тесно прижались к его ногам. Через несколько секунд неверной походкой к нему подошёл Джейми, проделавший путь вдоль саней на ощупь.

— Надо сделать привал! — прокричал он другу в ухо.

— Нельзя! — крикнул Эуэсин в ответ. — Замёрзнем тут насмерть! Идём туда! — Он указал на восток. — Тогда ветер будет дуть нам больше в спину!

Теперь оба мальчика вцепились в постромки Эйюскимо и с трудом зашагали на северо-восток. Где-то впереди они надеялись найти склоны горы Идтен-сэт, которая могла защитить их, предоставив некоторое укрытие. Это была единственная надежда. Выбора не было: только идти вперёд; привал на голой равнине неминуемо означал бы смерть.

Снег колол лица так, как будто в них стреляли дробью, а ветер просто оглушал. На протяжении нескольких часов, которые показались бесконечными, мальчики пробивались сквозь пургу, падая, заставляя себя снова и снова вставать и тащиться дальше. Наконец Джейми упал в последний раз. Не было сил даже подняться на колени. Безразличный ко всему, он припал спиной к снегу, оторваться от которого ему было невозможно.

Эуэсин затряс его из последних сил.

— Вставай! — вопил он. — Ты умрёшь, если будешь лежать! Вставай!

Джейми не отвечал. На смену пронизывающему холоду пурги пришло ощущение тепла и сонливости. Он уплывал в волшебный мир сновидений. Ему чудилось, что он дома, далеко на Юге, и кто-то укладывает его в тёплую постель. Кто? Он не знал, ему было всё равно. Постель была мягкая и уютная, а ему так хотелось спать…

На какой-то миг Эуэсина охватила паника, но он не потерял голову. Собрав остаток сил, взвалил Джейми на сани и завернул его в спальные мешки. Затем он добрался до Эйюскимо и снова начал отчаянную борьбу с пургой.

Он механически передвигал ноги и вряд ли заметил, когда собаки свернули в сторону и прибавили ходу. Не сопротивляясь, мальчик следовал вместе с упряжкой. Вдруг собаки резко остановились, а Зуб поднял голову и завыл.

На неистовом ветру громкий голос Зуба был едва слышен, но всё же вывел Эуэсина из оцепенения. Вьюга на какое-то мгновение ослабла, и когда Эуэсин поднял голову, то увидел перед собой, на расстоянии длины саней, смутные очертания чего-то круглого и гладкого. В усталом мозгу медленно зашевелилась одна мысль: «Иглу! Эскимосы!» Но он уже ничего не боялся. Кому бы ни принадлежало это иглу — дьяволам или людям, — это было убежище от пурги. Эуэсин бросился вперёд.

Входной туннель находился прямо перед ним, и, упав на колени, мальчик заполз внутрь. Радость избавления от пурги была так велика, что он чуть не потерял сознание. Тут он вспомнил о Джейми.

Собрав все силы, которые ещё оставались в его крепком теле, Эуэсин вернулся к саням, стащил податливое тело Джейми на снег и потянул его ко входу в туннель. Дюйм за дюймом Эуэсин преодолевал пять футов туннеля, пока не почувствовал, что находится внутри снежного купола.

Но его работа ещё не была окончена. Оставив Джейми, он ещё раз добрался до саней, освободил собак от упряжки, забрал спальные мешки из оленьих шкур и винтовку. Путь назад, в иглу, был самым бесконечным в его жизни, и, когда он очутился возле Джейми, сил хватило только на то, чтобы раскатать мешки, заползти между ними и улечься рядом с другом. Потом и его сознание окутала тьма.

Обе собаки последовали за хозяином и свернулись калачиком на краю спальных мешков, добавив мальчикам тепло своих тел, так что скоро в иглу перестало быть смертельно холодно и наши путешественники — мальчики и собаки — заснули сном существ, доведённых до изнеможения.

Эуэсин не мог бы сказать, как долго он спал. Он проснулся с тяжёлой головой и медленно открыл глаза. Над ним был жемчужно-серый снежный купол. Несколько минут его сознание оставалось слишком затуманенным, чтобы понять, где он находится. Постепенно вспомнились события во время пурги и то, как они наткнулись на пустой снежный домик. Снова возникла мысль об эскимосах — на этот раз она встряхнула его, как удар электрическим током.

Мальчик сел и со страхом осмотрелся. Иглу было покинуто. Звуков пурги не было: снежная буря уже несколько часов как утихла. Скудный дневной свет просачивался сквозь снежные блоки кровли и давал возможность рассмотреть широкую спальную лежанку из снега, занимавшую половину иглу. На лежанке виднелись шкуры карибу и куски оленины. Никаких других признаков того, что иглу обитаемо, не было.

Одной рукой Эуэсин потянулся за винтовкой, другой — потряс Джейми за плечо. Джейми застонал и стал медленно приходить в себя. Воспалёнными и распухшими глазами он различил склонившееся над ним лицо Эуэсина, а выше — купол иглу.

— Где мы? — спросил он, с трудом шевеля потрескавшимися губами.

Эуэсин торопливо рассказал о конце их путешествия и закончил следующими словами:

— Мы в эскимосском иглу и можем немного отдохнуть, если хозяева не вернутся домой! — Он невольно вздрогнул от такой перспективы, и рука снова потянулась к лежавшей рядом винтовке.

В иглу стоял холод, но температура была терпимой, так как жилище было сложено добротно, а свежевырубленные снежные блоки хорошо удерживают тепло. С одеревенелыми мускулами мальчики выползли из-под спальных мешков и осмотрелись. Их взгляды скрестились на мясе; с голодным блеском в глазах они осмотрели его. Мясо сильно промёрзло, но в снежной нише стояла маленькая каменная лампа, очень похожая на те, которые они нашли на могилах эскимосов. Лампа была наполовину заполнена замёрзшим жиром.

Эуэсин протиснулся сквозь туннель к саням и достал огневую дрель. На улице к нему бросились обе собаки, и по их раздутым животам нетрудно было угадать, что и они нашли пищу.

Небо было чистое, слегка затянутое дымкой, и в рассеянном свете Эуэсин не смог различить ничего, что было бы хоть мало-мальски знакомым. Казалось, всё видимое пространство укутано сплошным белым покрывалом. Далеко на северо-западе виднелась тёмная линия. Может быть, это гора Идтен-сэт, наполовину скрытая снежными вихрями? Эуэсин вряд ли сказал бы, где он находится, но по крайней мере его успокаивало сознание того, что по равнине никто не движется.

Затратив массу усилий, он зажёг каменную лампу. Мальчики водили над язычком пламени куски оленины, до тех пор пока мясо чуть-чуть не оттаивало. Они ели и ели, а к тому моменту, когда весь жир выгорел и огонёк погас, внутри иглу стало совсем тепло. Сытые и разморённые, ребята откинулись на спину и заснули. Но перед тем как лечь, Эуэсин, из чувства осторожности, дослал патрон в патронник винтовки и положил оружие так, чтобы его можно было мгновенно схватить.

Они проспали всего несколько часов, когда Джейми разбудило хриплое рычание Зуба. Пёс лежал, свернувшись у самой его головы. Джейми сонно отодвинулся. Но Зуб несколько раз залаял с подвыванием, и тут оба путешественника, как подкинутые пружиной, разом сели на своих спальных мешках.

Собаки были уже у входа в туннель. Шерсть на загривках стояла дыбом. Внезапно Зуб бросился наружу, Эйюскимо метнулась следом и за стенами иглу поднялся страшный шум.

Лицо Эуэсина перекосила гримаса страха. Он встал на колени, держа винтовку нацеленной на устье туннеля. Джейми тоже почувствовал частые удары сердца, когда он нащупывал рукоять охотничьего ножа, висевшего у пояса.

За стенами иглу хор собачьих голосов достиг, казалось, наибольшей громкости, и в этот гомон ворвался человеческий голос, выкрикивавший непонятные слова. Почти мгновенно собачий лай прекратился и наступила тревожная тишина.

— Туннель! Следи за туннелем! — хрипло прошептал Эуэсин. По лицу градом катился пот; ужас мальчика-индейца был настолько велик, что винтовка в руках ходила ходуном. В его воображении ожили все древние предания о жестокости эскимосов. Страх Эуэсина оказался заразительным, и Джейми тоже стало страшно.

Теперь из туннеля донёсся шуршащий звук, и напряжение достигло высшей точки. Палец Эуэсина дрожал на спусковом крючке винтовки.

Джейми почувствовал, как сердце бешено забилось: в тёмном отверстии перед ним внезапно показалось лицо.

Джейми и Эуэсин так застыли от изумления, что не могли пошевелить ни одним мускулом. Нет, не само лицо произвело такое сильное впечатление, а волосы — да, волосы, которые выбились из-под капюшона парки незнакомца. Волосы были длинные и огненно-рыжие!

Тишину разорвал крик Эуэсина, палец которого судорожно сжался на спусковом крючке. Голос был пронзительный и неестественный.

Джейми метнулся к Эуэсину и толчком опрокинул его. Лицо в проёме туннеля исчезло, но Джейми уже метнулся вдогонку.

— Ты едва не убил мальчика! — бросил он через плечо Эуэсину, ныряя в туннель.

Когда Джейми оказался снаружи, Зуб бросился к нему, повизгивая от радости. От яркого света Джейми прикрыл глаза руками и затем не более чем в пятидесяти футах увидел длинные сани с упряжкой из дюжины собак. Незнакомец стоял одной ногой на санях, словно приготовился прыгнуть на них и бежать. На нём была меховая одежда, и под копной рыжих волос Джейми разглядел испуганное лицо мальчика вряд ли намного старше его самого.

Джейми быстро вытянул вперёд руки ладонями вверх, чтобы показать, что безоружен, и постарался улыбнуться. Незнакомец стоял в нерешительности, совсем как олень, готовый метнуться прочь.

— Друзья! — прокричал Джейми отчаянно. — Не уходи! Мы — друзья!

Чувствовалось, что у незнакомца были сомнения на этот счёт, и неудивительно: стоило вспомнить, как его встретили в иглу. Решение висело на волоске, когда Эйюскимо спасла положение.

Она обнюхивалась с крупными собаками упряжки незнакомца. Один из псов почувствовал ревность и укусил своего соседа. В следующий миг разразилась всеобщая драка.

Незнакомец бросил сани и ринулся разнимать рычащую свору. Джейми поспешил на помощь, и несколько минут обоих не было видно в массе рычавших и щёлкающих зубами ездовых лаек.

С помощью пинков, диких окриков и ловких ударов по собачьим мордам битву удалось прекратить. Тогда, тяжело дыша, незнакомец и Джейми взглянули друг на друга.

Неизвестный мальчик был смуглый, как индеец, но скуластый, с правильными чертами лица. Джейми увидел, что кроме поразительных рыжих волос у незнакомца ещё и ясные голубые глаза. Теперь незнакомец улыбался.

Вне себя от радости, Джейми указал на иглу и изобразил жестами, что он ест. Незнакомец широко улыбнулся и, к изумлению Джейми, сказал по-английски:

— Конечно, мы едим туткту — оленя. Но тот, другой, он как будто хочет съесть меня!

Незнакомец махнул в сторону иглу, и, повернувшись, Джейми увидел, что Эуэсин глядит на них открыв рот и выпучив глаза, а в руках у него всё ещё зажата винтовка. Вид у Эуэсина был растерянный и глупый.

Когда Джейми помешал ему выстрелить, Эуэсин решил, что друг окончательно сошёл с ума. Хотя Эуэсин был очень напуган, он поспешил к другу, желая предотвратить страшное несчастье, которое, казалось ему, подстерегало Джейми. Он выполз из туннеля, готовый дорого продать свою жизнь, защищая друга, — как раз вовремя, чтобы застать конец собачьей драки и увидел, что незнакомец, которого он так страшился, эскимос — едок сырого мяса, стоит рядом с Джейми, весело улыбаясь и болтая с ним по-английски!

Это было уже слишком! Эуэсин выронил винтовку, и она воткнулась дулом в снег, а Джейми не мог удержаться и разразился громким хохотом. Незнакомец тоже засмеялся, а бедняга Эуэсин стоял и дурацки качал головой, как будто не верил своим глазам. Час спустя трое мальчиков сидели в иглу, уплетая за обе щёки мясо, которое незнакомец, сказавший, что его зовут Питъюк, принёс со своих саней.

Потребовалось порядочно времени, чтобы Питъюк смог рассказать о себе, так как он плохо знал английский язык и сперва ему было трудно говорить. К утру следующего дня, когда трое ребят тронулись от маленького иглу в направлении реки Кейзон к стойбищам эскимосов, Джейми и Эуэсин уже знали многое из захватывающей истории Питъюка.

Эта история началась семнадцатью годами раньше, когда Питъюк родился в иглу эскимосов тундры недалеко от реки Кейзон. Его матерью была эскимоска, а отцом — белый человек, тот самый, который исчез с Танаутского озера, отправившись в торговую экспедицию в страну эскимосов двадцать лет тому назад, тот рыжеволосый англичанин, в память о котором старую развалившуюся хижину называли Постом Рыжеголового.

Молодой скупщик мехов достиг страны эскимосов и там чуть не погиб, когда его сани опрокинулись среди ледяных торосов. Эскимосы подобрали раненого и привезли в стойбище, где заботливый уход вернул его к жизни. Спустя некоторое время он женился на эскимоске, а годом или двумя позже родился его сын, Питъюк.

Рыжеголовый всегда мечтал вернуться с женой и сыном в свою страну, но раны его так никогда и не зажили, и, когда Питъюку было всего четыре годика, отец умер. Перед смертью больной сделал всё, что было в его силах, чтобы сын когда-нибудь вернулся в страну белого человека. Он научил мать Питъюка говорить по-английски и взял с неё слово, что она обучит сына этому языку. Она обещала также послать сына на Юг на поиски сородичей его отца, когда мальчик станет достаточно взрослым.

Выполняя эти обещания, мать Питъюка сделала всё, что могла. Но ни она, ни другие едоки сырого мяса никогда не отваживались ездить на Юг, в леса, потому что боялись индейцев гораздо больше, чем чипеуэи — эскимосов. Вот почему, когда он стал взрослым и достаточно сильным для странствий, Питъюк попытался сам наладить контакт с таинственными чужаками, живущими на Юге.

Это Питъюк, пытаясь вступить в контакт с отрядом охотников Деникази на реке Замёрзшего Озера, невольно стал причиной того, что Джейми и Эуэсин оказались покинутыми в тундре. Но вины эскимосского мальчика в этом не было, и, какие бы несчастья он им невольно ни причинил, всё сполна искупалось тем, что теперь он спас друзьям жизнь.

Приём, который ему оказали памятной ночью в лагере чипеуэев, мог бы обескуражить любого, но не Питъюка. Он, несмотря ни на что, не терял надежды выполнить желания своего отца. Однажды, когда он находился в дальней поездке в поисках двух исчезнувших собак (тех двух, которых нашли Джейми и Эуэсин), он наткнулся на Лагерь Каменного Иглу на берегу реки Замёрзшего Озера, и его надежды снова ожили.

Обутый в эскимосские снегоступы из оленьей шкуры, туго натянутой на ивовые рамы, он бродил по лагерю, который выглядел покинутым, в поисках какого-нибудь знака, который помог бы ему вернуться в страну отца. Именно следы снегоступов Питъюка — круглые и непонятные — ребята обнаружили возле своей кладовки-тайника.

Питъюк не подозревал о присутствии путешественников в Укромной Долине, но в начале зимы он изъездил весь район южнее Идтен-сэт, движимый слабой надеждой, что, может быть, ему всё же удастся встретиться с людьми, которым принадлежали кладовки у Лагеря Каменного Иглу. Именно поэтому Питъюк соорудил на равнине в центральной точке района небольшое временное иглу, откуда было удобно направляться на поиски во все стороны — и на запад, и на юг. Это-то иглу и спасло жизнь Джейми и Эуэсину, когда их настигла пурга.


Содержание:
 0  В стране снежных бурь : Фарли Моуэт  1  Глава 2. Селение индейцев кри : Фарли Моуэт
 2  Глава 3. К стойбищам едоков оленины : Фарли Моуэт  3  Глава 4. На север, в тундру : Фарли Моуэт
 4  Глава 5. Эскимосы и индейцы : Фарли Моуэт  5  Глава 6. Ничейная земля : Фарли Моуэт
 6  Глава 7. Роковая стремнина : Фарли Моуэт  7  Глава 8. Одни в диком краю : Фарли Моуэт
 8  Глава 9. Каяки на озере : Фарли Моуэт  9  Глава 10. Большой каменный дом : Фарли Моуэт
 10  Глава 11. Бегство на запад : Фарли Моуэт  11  Глава 12. Река замёрзшего озера : Фарли Моуэт
 12  Глава 13. Планы и приготовления : Фарли Моуэт  13  Глава 14. Лагерь у оленьей ограды : Фарли Моуэт
 14  Глава 15. Укромная долина : Фарли Моуэт  15  Глава 16. Приход самцов карибу : Фарли Моуэт
 16  Глава 17. Постройка жилища : Фарли Моуэт  17  Глава 18. Росомахи и сани : Фарли Моуэт
 18  Глава 19. Дары мёртвых : Фарли Моуэт  19  Глава 20. Пленники пурги : Фарли Моуэт
 20  Глава 21. Желанная находка : Фарли Моуэт  21  Глава 22. Хозяин тундры : Фарли Моуэт
 22  Глава 23. Побег : Фарли Моуэт  23  Глава 24. Белый огонь : Фарли Моуэт
 24  вы читаете: Глава 25. Питъюк : Фарли Моуэт  25  Глава 26. Едоки сырого мяса : Фарли Моуэт
 26  Глава 27. Возвращение : Фарли Моуэт  27  Использовалась литература : В стране снежных бурь
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap