Приключения : Путешествия и география : Байкал, река Лена : Михаил Нестеров

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Михаил Нестеров

Байкал, река Лена

Байкал, река Лена

К 1979 году клуб путешественников окончательно убедил нас в том, что пришел наш черед лично побывать в дальнем походе. Походы выходного дня со сплавом по реке Гауе на надувных лодках вселили уверенность в собственных силах, собралась компания: Василич с сыном Мишей, студентом, и коллегами Володей и Сашей. У Володи и Саши был опыт горной четверки, у нас с Мишей опыт походов выходного дня и пеших выходов на рыбалку.

Долго выбирали маршрут: Урал или Сибирь, наконец остановились на истоках Лены - маршруте третьей категории сложности с элементами пятой категории сложности.

Собрали снаряжение: две байдарки Салют, разнокалиберные рюкзаки: Ермак, Яровский, два Абалаковских. Достали дефицит тех пор - тридцать банок тушенки, сгущенки десять банок, сало соленое, крупы разные, сухофрукты и все остальное, что можно было купить в магазинах, насушили сухарей. Поход планировался на 20 ходовых дней. На четверых была одна двухместная альпинистская палатка, два поролоновых коврика и два надувных матраса, спальный мешок был у каждого. Взяли два топора и лучковую пилу с запасным полотном. У каждого была алюминиевая кружка и ложка. Котелки планировали купить в Москве.

Из рыболовного снаряжения взяли 2 спиннинга с набором блесен и одну удочку с катушкой.

Для фотосъемки взяли два фотоаппарата Зенит-ЕТ с запасом пленки.

Подробной карты маршрута или кроков не было, планировали идти по туристской схеме.

Байдарки перед выездом проклеили по кильсонам и стрингерам, как потом выяснилось, резина для проклейки была тонковата, быстро протерлась на камнях.

Взвешивание снаряжения перед выходом показало, что на каждого придется по 55 кг в двух упаковках.

Руководителем похода и завхозом выбрали Володю Кинщака, остальные обязанности распределили с учетом пожеланий участников.

План похода был составлен с учетом литературных источников: поездом до Иркутска, теплоходом Комсомолец до Онгурена, своим ходом на байдарках до метеостанции на мысе Покойники, перевал на верховья Лены и сплав по Лене до Качуга.

Из этой информации следует, что собрались в поход нахальные чайники авантюристы.

Дневник похода

1 июля . Сбор назначили на перроне у поезда Рига-Москва. Саша прибыл на вокзал за 5-10 минут до отхода поезда. Накануне у него родилась дочка, и в его обстоятельствах ему следовало бы отказаться от похода, так как весь поход он торопился домой, что сразу же превратило поход в выбегание, в гонку домой. Цели похода у всех оказались разными. Мы с Мишей хотели половить рыбу, Володя - просто погулять и поработать на свежем воздухе, Саша интересовался поделочными камнями.

2 июля. Приехали в Москву. Переехали на Ярославский вокзал. Мы с Володей подались в туристские магазины за варочной посудой, Саша и Миша присматривали за имуществом. Купили три туристских котла, что вставляются друг в друга. Это их первое достоинство. Второе в том, что они легкие, из дюраля. Все остальное - недостатки: узкое дно - плохо стоят и плохо греются. Потом Саша с Мишей съездили в город. Из Москвы выехали скорым поездом Байкал. Ехали в последнем вагоне. Познакомились с проводницами - студентками из стройотряда, подружились, рубили дрова, топили титан, всегда были с горячим чаем.

3, 4, 5 июля были в дороге. Поезд подолгу стоял на перегонах, так как производился ремонт дороги. По этой причине опоздали ровно на сутки.

5 июля. Приехали в Иркутск. Быстро перебрались на пристань на Ангаре и на Ракете, что обычно ходит на Листвянку, дошли до порта Байкал, откуда обычно отходил Комсомолец. Комсомолец - единственный пассажирский теплоход в то время на Байкале, раз в пять суток обходящий все пристани Байкала. Комсомолец ушел 4 июля. Мы опоздали, хотя вины нашей в том нет. Сходили в порт, нашли капитана сухогруза и договорились с ним о заброске на мыс Покойники за 25 руб и бутылку коньяка, но с его условием, если будет шторм, он везет нас в Северобайкальск, а так остановится напротив метеостанции, посветит нам прожектором, а мы на байдарках своим ходом пойдем на берег. На том и порешили.

На ночь устроились на берегу Ангары около ее истока. Неподалеку были набросаны старые шпалы, их использовали для костра. Володя и Саша переправились на байдарке в поселок лимнологического института, дали телеграмму домой, затем нас с Мишей определили спать, а сами всю ночь жгли костер и караулили, нас не стали будить.

6 июля. Утром по очереди позавтракали в портовой столовой, собрали вещи и к вечеру перешли в порт. Поднялись на борт сухогруза, капитан устроил нас в отсеке на носу, где можно было укрыться от ветра и поспать. Вскоре вышли. Под вечер посвежел ветер, поднялась волна , посмотрели мы на Байкал и пошли спать.

7 июля. Часа в три ночи нас поднял капитан и предложил собирать байдарки. Мы резво собрали одну байдарку, как вдруг затрещал мотор и к борту подошла большая моторка. Спустили на нее нас, наше снаряжение, собранную байдарку и доставили на берег, где мы устроились досыпать. Лодка приходила за солью. На обратном пути теплоход повезет соленого омуля.

Часов в семь нас разбудил егерь по фамилии Фунт, красивый рослый и сильный парень, и пригласил на уху из изюбра, которого Фунт накануне принес на себе из-за перевала. Уха и малосольный омуль были хороши, употребили в шестером флягу спирта, Саша подарил радисту нож, Фунт дал нам окорок от изюбра, килограмм 16-20 соленого омуля.

Затем Фунт погрузил наши вещи на тракторную тележку и на минитракторе доставил нас к подножию перевала, попутно прорубая просеку нашим топором.

Дальше пришлось идти своим ходом. После оценки груза и нашего состояния я предложил сделать несколько ходок, то есть челночить перевал. Володя и Саша наотрез отказались челночить, все-таки горные туристы, пришлось идти со всем грузом. Бессонная ночь, изменение ритма времени , уха из изюбра со спиртным подорвали наши силы. Дойдя до средины перевала, я забунтовал и сказал, что буду здесь ночевать. Володя и Саша оставили нам бивачное снаряжение, сходили вниз за водой. Я обещал сварить мясо и вскипятить чай, когда они придут за нами. Ребята все же пошли наверх. Мы с Мишей поставили палатку, вскипятили чай. В это время мимо нас на перевал налегке прошли несколько семей туристов. Они сплавлялись по Байкалу и решили сходить на верховья Лены. Спустя два-три часа они прошли обратно.

8 июля. Утром пришли Володя с Сашей. До вершины они не дошли, замерзли, ночевали у костра. Утром поднялись на перевал, оставили свой груз, пришли за нами. Позавтракали, взяли часть вещей и поднялись на перевал. Мы с Мишей остались ставить лагерь, а Володя с Сашей сходили за остальным имуществом. Остальная часть дня ушла на знакомство с местностью, фотографию. Я пережил очень сильный эмоциональный подъем, стало понятно, почему люди ходят в горы. Нашли гурий, сняли записку, оставили свою. Стали укладываться спать, выяснилось, что для четверых палатка тесновата. Первую ночь мы с Володей провели вне палатки, под полиэтиленом. Ночью было холодно, вода в котелках замерзла.

9 июля. После завтрака собрали байдарки. В это время подошла группа туристов, оказались земляки из Даугавпилса. Они выехали раньше нас и успели на Комсомолец. От Онгурена за два дня дошли до метеостанции и с утра начали челночить перевал. Мы собрались и пошли на байдарках, хотя Фунт предупреждал, что воды до ручья Золотокан мало, Лена очень маловодна, что груз нужно нести до Золотокана, что составляет примерно семь километров. Но пока поплыли. Где-то через час подошли к первому водопаду высотой 2-2,5 метра. Под водопадом стояло много хариусов. Обнесли водопад, стали ловить хариусов на мушку. Наловили на уху, сварили, остались на ночь. Для практики поставили нодью, получилось, понравилось тепло от нее. Спали четвером в палатке. Надувные матрасы и поролоновые коврики никак не прикладывались друг к другу, и вообще было тесно, спали валетом.

10 июля. Продолжили сплав и через час дошли до второго водопада-водоската. Володя сходил на разведку и сообщил, что впереди воды нет, даже проводка пустой байдарки невозможна и предложил нести вещи до Золотокана. Саша вспылил, сказал, что ничего не будет больше носить, взял свой рюкзак и ушел на Золотокан. Мы с Володей взяли часть вещей, оставили Мишу при остальных вещах для ловли рыбы, сделали ходку. За это время Миша поймал на червя двух больших ленков и нескольких хариусов. Второй ходкой Миша, Володя и я перенесли остальное. Поставили лагерь на стоянке. Все было чисто прибрано, дрова сложены в кучку и даже стояли цветочки в банке. Миша сварил уху, попробовал и сказал, как лосось в банке. Уха всем понравилась. От Золотокана появилась первая трещинка во взаимоотношениях.

11 июля. Уложились по-походному. Мы с Мишей в одной байдарке, Саша с Володей - в другой. Ремнабор я уложил в карман байдарки. Отношение к байдарке было трепетное. Старались не тереться о камни. Володя с Сашей постепенно от нас уходили. На одной из отмелей решили посмотреть состояние оболочки. Все потертости подклеили. Продолжили движение. Впереди был S-образный прижим. Вместо того, чтобы идти на отрицательной скорости, мы, неумело управляя, влетели в скалу так, что байдарка встала вертикально, я из нее вылетел и поплыл, а потом встал. Миша держался за скалу, держал байдарку и весло, когда увидел, что я стою, поплыл тоже. В это время Володя решил отыскать нас. С высокого берега он увидел всю аварию, быстро спустился к реке, вошел в воду и помог нам выловить снаряжение. В результате аварии безвозвратно замочен фотоаппарат и исчез весь ремнабор: это почти весь резиновый клей, заплатки, ножницы; пропала шапочка. Наиболее ощутимой была потеря клея, так как Володя взял всего два пузырька, я - десять, из которых восемь утопил. Выбрались на высокий правый берег, стали лагерем, я всю ночь сушил вещи у костра. Ночью все время свистели птички. Как потом выяснилось, это были пищухи, сеноставки - родственники зайцев.

12 июля. Начали движение, и вновь возникла необходимость проводить байдарки. В конечном итоге их пришлось проводить 40 километров. По совету из какой-то туристской книжки мы взяли короткие резиновые сапоги, а реке ямки и часто в них приходиться проваливаться, ноги все время мокрые, что для меня и Миши в ту пору было недопустимо. У Миши была травма позвоночника, лежал в больнице, а я недавно вышел из госпиталя после полиартрита. С длинными сапогами проблем бы не было, а с короткими - ноги были все время мокрые. Володя как руководитель похода решил, что байдарки будут проводить он и Саша, а нам с Мишей предложил идти тропами вдоль берега. Троп по берегам много, это и звериные, в том числе и медвежьи, и туристские, натоптанные плотогонами. Поначалу Саша возмутился, а после уступил. Так и пошли, изредка встречаясь на излучинах. Ноги у Саши и Володи всегда были мокрые

Прошли Малую Лену и в километрах девяти перед входом в ущелье встали лагерем на правом берегу на обжитой стоянке. Бурундуки привыкли к туристам и шмыгали по лагерю в поисках съестного. На этой стоянке был поставлен импровизированный памятник байдаркам RZ из поломанных каркасов и рваных оболочек. По вечерам сушил обувь ребятам, но это только психологическая помощь, длинные сапоги были бы лучше.

13 июля. Продолжили движение тем же порядком до поперечного порога. Там у Саши выпала чалка и байдарка и байдарка пошла на порог, прошла его благополучно и поплыла дальше. Я кинулся по камням догонять байдарку, но подвернул ногу и потом долго хромал. К счастью, байдарка приткнулась к берегу. После этого пошли сплавом. В одной байдарке Володя и Миша, в другой - Саша и я. И я и Саша довольно упрямые, ладу не получилось, из-за чего разок опрокинулись и на другой день шли прежним составом.

У памятника байдаркам RZ нас догнали и обогнали ребята из Даугавпилса. Они были достаточно опытны в управлении и оборудовании байдарок и рассказали нам о технике управления байдарками. У них я впервые узнал об отрицательной скорости, о зацепах и т.д. Эти знания пригодились в походе.

Догнали двоих охотников-браконьеров из Иркутска. Они шли на надувной лодке и потеряли все продукты, пришлось поделиться с ними. Ночевали на разных берегах, всю ночь жгли костер, дежурили Володя и Саша.

14 июля. Подклеили байдарки. Они текут, а клея мало, чинили только дыры, этим умело занимался Миша. Течение реки замедляется, встречаются завалы и бомы. Начались дожди, то до обеда, то с обеда до утра. Место для лагеря стало трудно находить, болотисто. Саша торопит домой, приходится идти до темноты. Под вечер нашли низкую отмель на правом берегу. Все промокли. Нашли сушину, спилили, распили на бревна и сплавили до отмели. распустили костер и поставили нодью, обсушились. Лена стала делиться на протоки, встречаются завалы и расчески. Володя и Саша постоянно отрываются, никакой страховки. Опять весь день гнали, когда стало темнеть, встали на глинисто-песчаной отмели. Все испачкались и испачкали снаряжение, отмывались уже в Риге. Места попадались удивительно рыболовные, но рыбачить не пришлось, была только бессмысленная гонка.

15 июля. Лена окончательно вошла в болотный участок, много проток, бомов, в некоторых завалах предшественники пропилили проходы. Потом завалы стали реже, а берега болотистыми, места для лагеря не найти сразу. Байдарки текут, а клей кончился. Встали лагерем на высокой отмели.На наше счастье проплыли пятеро туристов на трех байдарках из Электростали, дали нам клея два пузырька и лоцию реки Лена и совет клеить байдарки живицей от лиственницы. С лоцией плавание стало более осмысленным. Мы с Мишей шли медленнее, поэтому Володя предложил вновь пересесть. Пошли Володя с Мишей и я с Сашей.

16 июля. Вышли по хорошей погоде, контакта с Сашей не получилось, нетерпим и неуступчив. Шли ходко, прошли устье реки Панкуча, которую я принял за Анай. Река Панкуча тихая с вялым течением. Пока сидели в байдарке, напряженность в отношениях нарастала. Подошли к хорошей отмели, напротив которой было поваленное дерево-расческа. По смущенному виду Володи и Миши поняли, что они влетели в расческу и искупались. Решили встать и посушиться. Байдарки текут, но клей экономим. Тот, что сзади, все время сидит в воде, которую приходиться отливать кружкой.

17 июля. Вновь перестановка экипажей байдарок. Володя пошел с Сашей, а я с Мишей. Техника гребли стала лучше, река стала глубже, течение быстрее. В средине дня прошли реку Анай. О том, что это Анай, мы узнали у ребят из Электростали. В половодье горные реки натаскивают камней до устья, а в межень река сочится между камней и ее не видно. Дошли до Чанчура. Уже в ту пору деревни там не стало, живет смотритель водомерного поста с семьей. Магазина и других благ цивилизации естественно нет. Прошли за Чанчур и встали на отмели. Во ознаменование выхода к людям Володя запустил сигнальную ракету.

18 июля. Утром подклеились остатками клея и нас с Мишей отправили вперед с упреком, что мы все время отстаем. Прошли мы километров 15 и встали, так как было время перекуса, Миша хотел поесть и корил меня, что я отказался от сухаря.

Через часа полтора подошли Володя с Сашей, тихие подозрительно, но все же удалось узнать, что они чуть было не погибли из-за разногласий в тактике плавания. Они влетели в расческу, не желая уступить друг другу. Байдарка опрокинулась, утонула парашютная сумка с кошельками, пленками, топорами, кружками и ложками и перекусом. К тому же и сами они могли утонуть. Перекусили и пошли до Бирюльки. От встречной моторки узнали, что до Бирюлки 18 кривляков ( поворотов реки). В Бирюльку пришли в 19.00, а в 19.30 в Качуг уходил автобус. За 30 минут мы разобрались и упаковались Во время разборки обнаружили, что оба передних кильсона в результате наезда на скалу перебиты.

Ночевали в Качуге на берегу реки, спали в полиэтиленовых мешках.Миша сказал, что впервые за весь поход он спал в тепле и выспался.

Завтракали консервами, ели из банок подручными средствами.

19 июля. Рано встали, отметили документы, купили билеты на автобус до Иркутска и к 14.00 были у вокзала в Иркутске. Покрытые сажей котлы оставили на площади, никто не захотел брать их в рюкзак. С билетами на поезд были трудности, однако на 20 июля билеты мы достали. Устроились в комнате отдыха и решили помыться в бане. Мыло и все принадлежности утонули в Лене, пошли покупать мыло. Мыла в продаже не было. В одном ларьке нам по блату продали один кусочек, и мы вымылись в бане, после чего пошли в вокзальный ресторан. Официантка удивительно быстро принесла нам все заказанное и после колебаний спросила нас:" Вы ребята видно недавно из тайги, от вас тайгой пахнет". Переночевали хорошо и на другой день поехали домой.

20-22 июля. Дорога до Москвы.

23 июля. В 5.30 прибыли на одну станцию в черте Москвы и пять часов простояли там. Володя на метро уехал на Рижский вокзал за билетами на Ригу. Вечером выехали рижским поездом и 24 июля приехали домой.

Выводы из похода.

1.Тщательно изучать туристскую литературу, но к рекомендациям относиться критически.

2. Тщательно готовить средство сплава к условиям похода.

3. На любом плавсредстве все должно быть привязано.

4. Наиболее важные предметы( клей, топоры, карты и т.д.) дублировать и хранить в разных местах.

5. Хорошо согласовать цели и сроки похода участников, не брать тех, кто ограничен сроками или имеет отличающиеся от основной группы цели. Выпадающий участник отравит поход всем остальным.

6. Для байдарки полезно делать тележку. Там, где есть тропа, там проедет и тележка.

Литература. Водные маршруты СССР. Азиатская часть.

Некоторые фотографии из этого похода помещены на сайте

http://pohody1.narod.ru/index1.html

Справки можно получить у автора nestav@inbox.lv

Спасибо за внимание. Василич ( Нестеров Александр Васильевич).


Содержание:
 0  вы читаете: Байкал, река Лена : Михаил Нестеров    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap