Приключения : Путешествия и география : Прогулка по Гиндукушу : Эрик Ньюби

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Эрик Ньюби

Прогулка по Гиндукушу

Сокращенный перевод Л.Жданова

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

В 1956 году два англичанина -- Эрик Ньюби и Хью Кэрлесс -- решили совершить путешествие в Нуристан -- область на востоке Афганистана, в горах Гиндукуша, где очень редко бывали европейцы. Больше месяца шли они по горам и долинам, встречали разные племена и претерпели немало злоключений. Но им никогда (почти никогда!) не изменяло веселое настроение и чувство юмора.

Как это часто бывает с путешественниками, они, сидя в Лондоне, задумали множество смелых предприятий (и осуществили, разумеется, далеко не все из намеченного). В частности, Ньюби и Кэрлесс мечтали покорить в Афганистане не меньше трех шеститысячников. Хыо Кэрлесс уже побывал в Кабуле в 1952 году и пытался тогда (безуспешно) подняться на Мир Самир (6060 метров); на этот раз он не сомневался в успехе.

Правда, никто из них не обладал альпинистским опытом. Оба много читали о горах и кое-что из прочитанного запомнили. Они знали, кто такой "сэр Джон" (Хант -- руководитель экспедиции на Эверест в 1953 году), "сэр Эдмунд" (Хиллари -- участник той же экспедиции, взявший вершину вместе с шерпой Тенцингом), "Джо Браун" (участник взятия третьей вершины мира, Канченджанги, в 1956 году), знали, что значит "тигр" (почетное звание, присваиваемое шерпам, совершившим выдающиеся восхождения)... Но ведь этого еще мало, чтобы подняться на шеститысячник, пусть даже он кажется не очень трудным.

До того как поехать в Афганистан, Эрик Ньюби десять лет работал торговым агентом в большом ателье мод. На одиннадцатом году он окончательно понял, что из него не выйдет хорошего коммерсанта. О том, вышел ли из него альпинист -- или хотя бы литератор,-- можно узнать из публикуемых ниже глав его книги "Прогулка по Гиндукушу".

РОЖДЕНИЕ АЛЬПИНИСТА

знав, когда из Нью-Йорка прилетит Хью, я поехал в Лондонский аэропорт встречать его. Мы поздоровались; он спросил, что слышно от Арнольда Брауна.

-- Ничего.

-- Плохо, -- сказал Хью.

-- Подумаешь, обойдемся без него. Ты уже бывал в горах, и я быстро научусь. Главное, быть осторожным, остальное -- ерунда.

Почему Хью такой бледный? Верно, укачало в самолете... Вдруг он сказал:

-- Понимаешь, я никогда не делал настоящих восхождений. Я опешил.

-- Но ты же сам рассказывал! Сам говорил, как вы с Дрезе-ном...

-- То была, собственно, только разведка.

-- Постой, а снаряжение? Откуда ты знал, что заказывать?

-- А книги для чего?

-- Но ты говорил: у вас были носильщики?

-- Не носильщики, а погонщики. Это тебе не Гималаи. В-Афганистане нет "тигров". Тамошние горцы ничего не смыслят в альпинизме...

Последовало долгое молчание; мы ехали по Грейт Уэст Роуд.

-- Может, отложим на годик? -- заговорил, наконец, Хью.

-- Ха-ха! Я только что уволился!

Хью выпятил подбородок. Он всегда выглядел очень решительным, а теперь -- и подавно.

-- Возврата нет, -- заявил он. -- Будем учиться.

Я должен был вылететь в Истанбул первого июня. Нам оставалось ровно четыре дня на то, чтобы освоить технику альпинизма.

После усиленных телефонных переговоров мы выяснили, что лучше всего изучать альпинизм в Уэллсе, и на следующий день Хью заехал за мной на своей новой машине. Яркий кузов, окрашенный в светлые тропические тона, привлек внимание местного населения; во мгновение ока собралась толпа любопытных ребятишек обоего пола. Матери стояли поодаль.

В саду перед домом громоздилась накрытая брезентом мебель, которую мы вынесли из гостиной, чтобы освободить место для снаряжения. Гостиная походила на склад засекреченной воинской части. Хью был искренне восхищен.

-- И давно вы так живете?

-- С незапамятных времен. Это еще не все. Тут нет продуктов.

-- Каких таких продуктов?-- На лице Хью был написан ужас.

-- Шесть ящиков с походными рационами. Завтра привезут.

-- Оставим их в Англии. Не знаю, как ты, но меня еда не волнует. Проживем тем, что добудем-тш месте.

Я вспомнил австрийца фон Дюкельмана: и без того поджарый, он за четырнадцать дней потерял в Нуристане шесть килограммов.

-- Нет уж, что угодно оставим, только не продукты...

-- Как хочешь, отдадим кому-нибудь там.

Голос Хью выдавал глубокое потрясение человека, который внезапно открыл, что его друг морально неполноценен. Это было историческое мгновение.

Моя жена с нескрываемой радостью смотрела, .как мы грузим альпинистское снаряжение в машину.

-- Пожалуй, не стоит брать все, -- сказал Хью. -- Еще станут ломать голову, па что нам столько приспособлений, если мы не знаем, что с ними делать...

За последние недели я не раз говорил себе то же самое.

-- А палатку?

Палатка прибыла только что утром. Представитель фирмы объяснил мне, что она предназначена для "завершающего штурма". И действительно, достаточно было взглянуть на нее, чтобы ощутить дыхание больших высот. Кроме того, конструкция палатки красноречиво свидетельствовала о том, что на Гиндукуше нас ждет необычный климат.

-- На твоем месте я бы не стала брать эту палатку, -- зловеще произнесла жена. -- После завтрака дети попытались установить ее в саду, но это невозможно: На фабрике забыли сделать отверстия для шестов.

-- Ты уверена?

-- Уверена. Ты же знаешь: такие шесты, углом, их вставляют в специальные клапаны. Так вот, клапанов нет...

-- Хорошо, что ты вовремя это обнаружила!.. Представляешь себе, какой дурацкий вид был бы у нас на Мир Самире!

-- Этого вам все равно не избежать. Я не удивлюсь, если окажется, что в спальные мешки нельзя влезть.

-- Ты звонила на фабрику?

-- Зачем? Они попросят прислать палатку, а тогда ты ее вообще больше не увидишь. Я позвонила портнихе. Она обещала прийти завтра утром.

Мы продолжали обсуждать, что брать с собой в Уэллс.

-- Стоит захватить твою байдарку, -- сказал Хью. -- Там, наверное, есть озеро поблизости. Вот бы и испытали ее, до того как придется форсировать пороги. На Гиндукуше такие бурные реки...

Я отнюдь не собирался тонуть в афганских реках и сообщил Хью, что у меня нет: байдарки.

-- Как же? Разве я не писал тебе, чтобы ты купил? Странно. А жаль, времени осталось совсем мало...

-- Совершенно верно.

Была почти полночь, когда мы выехали из Лондона.

Мы направлялись в дебри Кернервоншира. Хью созвонился с тамошней туристской гостиницей и объяснил хозяину, в каком сложном положении мы оказались из-за своего невежества, Кривить душой было бессмысленно: Хью рассказал все. Хозяин гостиницы был не только опытным альпинистом, но и начальником спасательного отряда. Он согласился помочь, и мы до конца жизни будем благодарны ему за это. Ведь он мог просто ответить, что в гостинице нет мест.

Мы прибыли па место в шесть утра, но из трубы над домом уже вился дымок.

Войдя в гостиницу, мы первым долгом обратили внимание на дверь слева, с надписью: "Эверестская комната". За дверью

перед нашим взором предстала точная копия интерьера альпинистской хижины. Бревенчатые стены, лавки из толстых досок... Всюду -- предметы, напоминающие о великих альпинистского мира: их личные веревки, рюкзаки, штормовки, горные ботинки... Это был не музей, а святилище. Казалось, вот-вот войдут сэр Джон и сэр Эдмунд.

-- Ну, здесь-то нам учиться нечему, -- сказал Хью, когда мы благоговейно затворили дверь "Эверестской комнаты".-- Откровенно говоря, мне начинает казаться, что мы кое-что смыслим.

-- Бот именно.

В тог же миг к нам подошла дюжая девица, отличающаяся необыкновенно здоровым видом.

-- Большинство уже позавтракало, но вы еще можете успеть,-- сказала она.

Единственный человек, которого мы застали в столовой, был крепыш лет сорока пяти, уписывающий такой завтрак, какого мне не одолеть и за десять лет. Судя по куртке, он был настоящим альпинистом.

Обуреваемые истерическим весельем, какое иногда нападает на человека перед лицом смертельной опасности, мы принялись шепотом прохаживаться насчет незнакомца. Это было не так-то просто: откровенно говоря, в его внешности не было ничего смешного.

-- Погляди, какой здоровяк. (Его кожа напоминала цветом старинную мебель.)

-- Здесь у всех здоровый вид. Кроме нас...

-- И ты думаешь, это настоящий загар?

-- Он, наверное, снимается в фильме "Спасательный отряд идет на помощь".

-- Вот-вот!

-- Может, возьмет нас дублерами, изображать трупы? После завтрака хозяин гостиницы представил нас незнакомцу.

-- Это -- доктор Ричардсон, -- сказал он. -- Он любезно согласился обучать вас основам альпинизма. Мы ощутили некоторую неловкость.

-- Бы когда-либо совершали восхождения? -- спросил доктор.

-- -- Нет, -- ответил я решительно, полагая, что сейчас не самый подходящий момент козырять моими жалкими прогулками в Доломитах и афганскими похождениями Хью. -- Мы не знаем даже самых простых приемов.

В девять утра мы снова сидели в машине, направляясь к северным склонам горы Трайфэн.

-- Остановитесь здесь, -- сказал Ричардсон. Хью поставил машину у верстового столба с надписью: "Бэн-roip -- 10 миль". Чуть поодаль высилась устрашающая скала

-- Вот здесь и полезете, -- сообщил наш учитель, -- Тут вы найдете все, что вам необходимо на первых порах.

Здесь?! Борясь с легким головокружением, мы перелезли через.старую каменную ограду и зашагали по папоротнику следом за доктором. Стадо овец, глядя на нас, издавало звуки, удивительно напоминающие смех.

И вот мы у подножья горы. Вблизи она выглядела совсем не такой грозной. Склон был исчерчен ттриконями.

-- Здесь настоящая торная дорога,-- сказал доктор.-- В разгар сезона вам пришлось бы постоять в очереди. Видите, как вам повезло?

-- Да уж, зрители нам ни к чему...

-- 'Прежде всего вы должны уметь пользоваться веревкой. Идти на восхождение без веревки -- значит идти на смерть. Крис рассказал мне, что вы задумали. Если с вами там что-нибудь приключится, вряд ли об этом узнают газеты. И уж во всяком случае некому будет с опасностью для собственной жизни выручать вас. Но я надеюсь, что вы не принадлежите к числу любителей неоправданного риска, иначе я бы не пошел с вами сегодня.

Он показал нам, как связываются вдвоем, продемонстрировал главные узлы -- проводника, булинь, двойной булинь, научил держать веревку и сматывать так, чтобы ее легко было выдавать, рассказал о страховке.

-- Без надежной страховки нельзя продвигаться. Например, я поднимаюсь первым до надежного выступа. Беру карабин с петлей (он показал, как это делается) и цепляю за свою обвязку. Теперь остается только набросить петлю на выступ, а основную веревку пропустить под мышкой и перекинуть сзади через

другое плечо. Желательно получше упереться ногами: так вы можете выдержать самый сильный рывок, который возникает, если ваш това1рищ сорвется. Когда нижний в связке подойдет к уступу, верхний отцепляет от обвязки карабин и передает ему. Петля остается на выступе. Второй номер закрепляется к ней, отдает свою петлю первому, и тот продолжает подъем до следующего уступа. Вот так...

-- Одного не могу понять, -- прошептал я Хью, -- что будет, если верхний сорвется с первого выступа... Получается, что он обречен...

-- Верхний не должен срываться. s -- Когда будем в горах, напомни мне, чтобы я выпустил тебя вперед.

Закончив объяснения, доктор Ричардсон проявил к нам ничем не оправданное доверие. Он послал меня и Хью на небольшой-- метров на шесть -утес, увенчанный замученным падубом, и устроил экзамен.

-- Вы -- первый номер! -- крикнул он снизу Хью. -- Накиньте петлю на дерево и организуйте самостраховку. По пути вверх я внезапно сорвусь. Вы должны удержать меня.

С этими словами доктор полез к нам.

Вот он уже совсем близко, вот занес ногу для последнего шага -- и вдруг упал назад. Но тут случилось обещанное чудо: веревка натянулась, и Хью легко удержал его плечевой страховкой. Это было великолепно. Я впервые ощутил нечто похожее на то доверие, которое должно объединять альпинистов.

-- Ваша очередь, -- сказал инструктор.

Мне вспомнился памятный день 1933 года, когда я свалился с марсовой реи на барке. Правда, тогда меня никто не страховал, теперь же Хью приготовился спасти мне жизнь. Он успешно проделал это, и мы с увлечением занялись новой игрой. Но вот доктор взглянул на часы. Половина двенадцатого.

-- Теперь, пожалуй, пора и на скалу. Вообще-то вы еще недостаточно подготовлены, но у нас мало времени. К тому же вы, кажется, поняли значение веревки. Итак, приступим. Пойдем так называемым обычным путем. Может, он вам покажется несложным, однако лучше не торопиться. Я пойду первым. Общая протяженность подъема около шестидесяти метров. Старт в этом камине.

Он указал на расщелину в камне. Казалось, она слишком узка, чтобы вместить человека, -однако доктор сравнительно легко протиснулся в нее. Он шел, как и я, в ботинках с трико-нями, а не с модными ныне резиновыми подошвами "вибрам". Железо громко скребло по камню. Доктор Ричардсон кряхтел, пыхтел, наконец скрылся из виду.

Хью последовал за ним -- довольно быстро, благодаря своей худобе.

Затем настал мой черед. Я извивался, как удав который проглотил живого цыпленка. Бедные мои колени... Слава богу, камин кончился!

Мы стояли на крутом склоне.

-- Итак, начнем, -- оказал инструктор.

-- А разве мы еще не начали?

-- То был старт. А это -- начало.

-- Так можно и запутаться.

Самый трудный участок назывался "Через ограду". Здесь нужно было, вися над пропастью, обогнуть выступ, затем траверсировать по балкону в пещеру.

-- Хоть бы галоши надел, -- сказал я Хью, когда доктор, скрежеща триконями, исчез за "оградой". -- Я готов лазать сколько угодно, но этот скрежет действует мне на нервы.

Дальше нас ждал еще один шестиметровый камин с деревом внутри. Мы продавились сквозь него и в изнеможении повалились на вершине, наслаждаясь замечательным видом. Я очень гордился собой. Что ни говори, я совершил свое первое восхождение!

-- Как классифицируется наш подъем? -- осторожно спросил Хью. -Легкий, трудный или средней трудности?

-- Средней.

-- А "акие вообще категории есть? Я что-то забыл.

-- Легкая, средняя, трудная, очень трудная, сложная, очень сложная, чрезвычайно сложная и крайне сложная.

-- Вот как?

Пока мы поедали сандвичи, доктор рассказывал о так называемом спуске способом Дюльфера.

Прошло немало времени с тех пор, как я -- в первый и последний ipa.3-испытал этот крайне мучительный способ, но и сейчас у меня при одном воспоминании о нем волосы встают дыбом.

-- Вы -- первый, -- скомандовал доктор.

Нас очень связывало то обстоятельство, что он обучает нас даром, да еще за счет собственного отпуска.

-- Накиньте петлю на дерево. Проденьте в петлю веревку, пропустите ее под правым бедром, перекиньте через левое плечо на спину. Вот так... теперь пятьтесь к краю... Веревка должна быть натянута!.. Шагайте вниз, ноги держите горизонтально.

Я зашагал вниз. Идеальный способ, будь стенка совершенно ровной. К сожалению, она была слегка вогнутой, и мне никак не удавалось держать ноги горизонтально. Кончилось тем, что я потерял опору и закачался, как маятник. Веревка больно врезалась между ног.

-- Ну вот, теперь ты знаешь, как не надо спускаться, -- весело заметил Хью, когда я, отвязавшись от веревки, достиг земли более простым способом.

-- Если мне предложат на выбор: повторить такой спуск или быть кастрированным фанатичными горцами, -- я выберу второе.

-- Откуда такая чувствительность?-- удивился Хью.-- Сколько девушек спускается таким приемом -- и хоть бы что!

-- Я не девушка. Должен же быть еще какой-нибудь способ... В тонких штанах так не спустишься.

После чая, во время которого мы поглотили множество горячих булочек и вареных яичек, нас погнали к утесу Эккенштейна.

Оскар Эккенштейн -- известный альпинист конца прошлого века. Он прославился главным образом тем, что первый -- не только в Англии, но и во всем мире -- тщательно изучил приемы, используемые при восхождениях. Лучшие годы своей молодости он провел карабкаясь по скале, которая впоследствии получила его имя. Хотя скала очень невелика -- примерно с. фургон,-- она явно наделена всеми теми свойствами, которые доставляют /столько радостей альпинистам и которые превратили ее в подлинный кошмар для нас.

На этот раз мы занимались в кедах.

Отяжелевшие от яичек и булочек, мы ползали, словно навозные мухи, ^вверх и вниз по скале; доктор, стоя на безопасном расстоянии, громко подбадривал нас. Время от времени кто-нибудь из нас падал вниз головой. Бум-м-м...

-- Вы не должны падать. Представьте себе, что под вами трехсотметровая пропасть...

-- Я и так представляю, но все равно не могу удержаться.

Вернувшись в гостиницу, мы приняли горячую ванну, выпили энное число кружек пива и съели могучий обед. Затем крепко уснули; вот уже сорок часов мы почти не смыкали глаз.

-- Хорошая тренировка, -- буркнул Хью, засыпая.

К тому времени наш небывало ускоренный курс вызвал лю-бопытство официанток. Они были опытными альпинистками и сознательно выбрали эту гостиницу, чтобы соединять полезное с приятным. Наше дальнейшее обучение проходило под их руководством.

Четыре подруги работали посменно, так что мы с Хью с утра до вечера лазили по горам. В жизни не видел таких девушек. В последний день Юдифь, обаятельная шатенка, отец которой

еще в 1933 году ходил на Эверест, сообщила нам за завтраком:

-- Сегодня мы с Памелой свободны после обеда и хотим подняться на Дайнас Кромлеш по "Спиральной лестнице". Интересный маршрут!

Управившись с завтраком, мы первым делом открыли шестую главу нашего путеводителя.

"Дайнас Кромлеш, -- сообщал путеводитель, -- вероятно, наиболее внушительная скала на северных подходах к перевалу Лланберис. Могучие колонны делают ее похожей на угрюмый замок... Все маршруты отличаются необычайной крутизной... в общем и целом скала достаточно надежна, хотя на первый взгляд не производит такого впечатления".

О "Спиральной лестнице" было сказано, что она "очень трудна" и "начинается крутой, удачно расположенной стенкой". Описание заканчивалось устрашающей фотографией Кромлеша, на которой были показаны маршруты. За "Спиральной лестницей" предоставлялся выбор между "Надлробием", "Могилой под плющом" и "Ущельем могильщика". Да, веселенькое местечко!..

-- Хорошо бы пойти по "Дворцовому ущелью". Вот... "Приятный маршрут, красивая растительность..."

-- Они, наверное, выбрали "Могилу под плющом", -- сказал' Хью. -Слушай: "Шестьдесят метров. Чрезвычайно сложный маршрут. Подъем очень тяжелый и утомительный... Рыхлые породы... Лезть захватами, изогнувшись, местами можно использовать естественные опоры, которые, однако, могут оказаться ненадежными". Тут не сказало, как лезть там, где опор нет.

-- А как это понимать: "изогнувшись"?

-- Вспомни, как ты падал с утеса Эккенштейна... Но слушай дальше, то было только начало: "Здесь уклон становится меньше..."

-- "Становится меньше" -- чудно, -- вставил я.

-- "...и стена переходит в узкий балкон под большим навесом; страховка невозможна. Навес преодолевается с помощью захватов, изогнувшись. Эта часть маршрута - крайне трудна и утомительна, требуется предельная осторожность". И так далее, и тому подобное. "Короткий желоб приводит к неустойчивому падубу; обойдя дерево и преодолев следующую затем расщелину, можно на левой стенке найти хорошую опору".

-- И почему это всюду упираешься в неустойчивый падуб?-- спросил я.

Первую половину дня мы решили посвятить отдыху. Вдруг появились Юдифь и Памела. Они были обвешаны снаряжением.

-- Пошевеливайтесь, -- сказали девушки, -- нам надо вернуться к половине первого. Мы хотим пройти с вами "Угломер". Доктор Ричардсон говорит, вы там храбрились. Теперь поведете нас!

После обеда, шагая за Юдифью к подножью Дайнас Кром-леш, мы быстро убедились, что, как ни ярко описание в путеводителе, действительность ярче. Словно некий великан захотел выравнять бетонную стену поварешкой, да так и не довел дела до конца. Самое грозное впечатление производила блестящая от влаги отвесная стена.

-- "Надгробие", -- сообщила Юдифь. -- Сорок метров. Когда возьмете ее, значит вы стали настоящими скалолазами. "Не быть нам скалолазами", -подумал я.

-- Первыми этот маршрут прошли Джо Браун и Белшо в 1952 году. Джо живет в Манчестере, работает водопроводчиком. Помните прошлую зиму, мороз, когда лопались все трубы? В самый разгар суматохи он налепил на свою дверь бумажку. "Уехал лазать. Джо Браун". Люди чуть с ума не посходили.

-- Где он сейчас?

-- В Гималаях.

Мы с трепетом смотрели на скалу, взятую Джо Брауном.

Нас опередили: по "Спиральной лестнице" уже поднимались трое. Глядя на них, я понял, что подразумевал путеводитель под "удачным расположением": один из скалолазов как раз шел по левой, отвесной, части "Надгробия",

-- На этом участке меня всегда пробирает дрожь, -- сказала Памела. -Жаль, что мы опоздали. Ладно, пойдем "Могилой под плющом".

-- Стоит ли, Памела? Это может оказаться им не под силу. Юдифь говорила таким тоном, словно мы больные, которых выпустили в садик подышать свежим воздухом. Однако сейчас было не время демонстрировать самолюбие; я спросил Хью, тот ли это маршрут, про который читали за з-автраком. Он ответил

- Да.

-- Пожалуй, Юдифь права, -- сказал я.-- Это может оказаться нам не под силу.

Пока мы в прохладной тени "Надгробия" ждали, когда освободится "Лестница", Юдифь объяснила задачу:

-- Начало не совсем приятное из-за той вон лужи: мокрые подошвы сильно скользят. Пойдем двумя связками. Памела поведет Хью, я -- тебя. Первые двадцать метров по краю "Надгробия" довольно опасны: там сильный ветер. Жди ,пока я позову и ты почувствуешь, что веревка натянулась. Я буду тебя страховать. Если и сорвешься, далеко не упадешь.

-- А в самом деле, если кто-нибудь сорвется? Не висеть же там!

-- В таких случаях мы вызываем пожарную команду, -- ответила Юдифь.

Девушки нетерпеливо скребли камень триконями, переступая, будто боксеры-мухачи. Но вот пошла Памела, за ней последовал Хью.

Прошла целая вечность, прежде чем настала очередь Юдифь. Я страховал ее, но на этом участке от страховки было мало толку. Вспомнилось предупреждение доктора: "Верхний не должен падать". Юдифь скрылась за выступом, я продолжал выдавать веревку. Наконец Юдифь крикнула, чтобы я шел, и веревка натянулась, Я шагнул -- прямо в лужу.

Медленно-медленно я лез к углу "Могилы под плющом". Дальше передо мной открылась пустота. Ага, "удачно расположенный участок", тот самый, на котором Памелу пробирает дрожь... Под ногами -- обрыв до самого подножья. За выступом мне ударил в лицо ветер, волосы упали на глаза.

Еще стенка... еще... и вот мы наверху! Я чувствовал себя героем. Но что это? Поодаль сидел на камне, куря трубку, человек в цилиндре, с крахмальным воротничком!

-- Сегодня столовая закрывается раньше, -- напомнила Юдифь.

-- Мне кажется, что он похож на агента похоронного бюро.

-- Пошли, Памеле надо, подавать чай.

Мы спустились широкой лощиной, потом побежали по склону вперегонки с камнями. Первая связка ждала нас возле автомашины. Девушки были в восторге, мы тоже; но мне не давал покоя человек в цилиндре. Я спросил Хью, видел ли он его.

-- Кого? Нет, не заметил.

-- Что же, мне почудилось, что ли?

-- Мы видели первую группу, но среди них не было никого в цилиндре.

Когда мы собрались возвращаться в Лондон, Юдифь вручи

ла мне книжку стоимостью в шесть пенсов. Серия фотографий

иллюстрировала, как надо и как не надо лазать по горам.

-- Мы не могли вам показать, как идти по снегу и льду, -- сказала она, -- но здесь вы все найдете. Коли вам попадется что-нибудь со снегом, я бы на вашем месте поднялась.

-- Хотелось бы мне поехать вместе с вами,-- добавила Юдифь,-- чтобы уберечь вас от неприятностей.

Мы от души присоединились к ее пожеланию. Все обитатели гостиницы долго и взволнованно прощались с нами. Это было очень трогательно.

-- Помнишь того старичка, у которого ты брал альпинистские ботинки?-спросил Хью, когда мы сидели в машине.

-- Мистера Бертрама?

-- Ты знаешь, что он давным-давно был председателем . Элпайн Клаб? Он написал про нас письмо в Эверест Фаундейшн. И мне дал лрочитать.

Я спросил, что там сказано.

-- Он написал: "Мне очень понравилась настойчивость и решимость Кэрлесса и Ньюби, и я предлагаю помочь с финансированием их экспедиции на Гиндукуш"!

ПЕРВЫЙ РАУНД

Горное плато, на котором мы находились, отличалось суровой, величественной красотой. Правда, на такой высоте трава не росла, было очень мало земли и повсюду громоздились огромные каменные глыбы, зато все плато покрывал сплошной ковер примул -- чудесные фиолетовые цветы ла мощных стеблях. Рядом с лагерем на четыреста метров простиралось ярко-зеленое озеро; по его берегам и на мелких местах тоже густо стояли лримулы.

Озеро питалось ледником, который могучим валом спускался к плато с востока (точнее, с вест-норд-веста), заканчиваясь в полутора километрах от нас хаосом моренных глыб, выброшенных движением льда, подобно тому как море выбрасывает на берег гальку.

Верхняя часть ледника упиралась в.крутой скальный склон, который представлял собой нашу ближайшую цель; отсюда, с расстояния трех километров, он напоминал Великую Китайскую

стену. (За "стеной" в противоположном направлении простирался, по словам Хыо, аналогичный ледник, только подлиннее.) Стена смыкалась с северо-западным отрогом Мир Самира. Сперва шел крутой взлет до первого бастиона -- острого пика на гребне, дальше следовало понижение, потом гребень поднимался к следующему пику, двойнику первого, и, наконец, последний участок гребня выводил к главной вершине.

В самом низу к скальной стенке примыкали узкие ребра,, склоны которых были покрыты снегом и льдом (мой неискушенный глаз не видел никакой разницы). Возможно, что более опытный альпинист счел бы такое начало легким; зато скальная стенка на любого .навела бы ужас...

В полном молчании мы долго взвешивали, что нам предстоит.

-- Тут, собственно, чистое скалолазание.

-- Вижу.

-- Вопрос техники.

-- Не понимаю только, как мы поднимемся.

-- Вот это-то и надо выяснить.

Западный склон Мир Самира, который вызывал во мне такой трепет, когда я изучал его в бинокль из долины, теперь был едва виден. Мы различали только вершину устрашающего треугольника, слегка припудренную снегом; нижнюю часть склона загораживал "песар ха йе Мир Самир" ("сын Mnip Самира" -- так поэтично называл отроги наш погонщик Абдул Рахим) -- за- падный отрог, вздымающийся ,на высоту пять тысяч пятьсот метров. Склоны отрога шли параллельно леднику, соединяясь с ним через снежник. Издали гребень отрога казался нам сплошным, но тут мы обнаружили, что он сразу за озером рассечен проходом километровой ширины, после чего снова устремляется вверх, правда не на такую высоту. Судя по всему, за перевалом была глубокая долина. Мы видели через седло ее дальний склон: грозная, неприступная стена с острыми зубьями вверху -- настоящая пила.

Хью был возбужден.

-- Этот путь ведет к подножью западного склона!

Мы поставили маленькую палаточку. Колья вбить было невозможно; слишком мало земли; вместо этого мы привязали растяжки к камням. Внутри было жарко, как в печке.

Двое погонщиков собрались уходить (третий оставался с .нами). У Абдул а Рахима на глазах были слезы. Я растрогался не меньше его. Я очень считался с его суждениями в области альпинизма и узрел в столь волнующем проявлении чувств свидетельство твердой уверенности в том, что он уже не увидит нас живыми. Иначе реагировал железный человек Шир Мухаммед: молча, ни разу не оглянувшись, он устремился вниз по склону. Видно, спешил довести до конца свои переговоры с чабаном, у которого хотел купить ягненка.

Половина восьмого... Только-то? А кажется, день начался давным-давно! Хыо разбирал снаряжение...

-- Чем быстрее достигнем вершины, тем скорее уйдем отсюда,-- сказал он. -- Кому охота задерживаться в таком месте!

В виде исключения я был с ним согласен^

Перед тем, как выходить, я забежал за высокий камень (в последнее время мы проделывали эту процедуру до двенадцати раз в день), а заодно быстро пролистал в справочнике раздел "Продвижение по льду". Совсем как студент перед экзаменом -- и столь же бессмысленно.

Мы вышли без пятнадцати восемь. Все трое были одеты одинаково: штормовки, итальянские ботинки, темные очки. Только головные уборы различались. А без них нельзя: несмотря на ранний час, солнце жгло немилосердно. Лица намазали глетчерной мазью, губы -- какой-то розовой дрянью австрийского производства. Любой встречный безошибочно признал бы в нас охотников за головами.

Первый участок: массивная скала, гладко отполированная тысячами тонн льда. Я разбил камень свинцового цвета и увидел на изломе блестящий серый гранит. Слева показалось второе озеро, поменьше первого, зато несравненно красивее. Ветер чуть морщил восхитительную голубую гладь, которая неудержимо манила нас, призывая выбросить из головы все безумные затеи.

А вот и конечная морена -- могучие плиты, принесенные ледником. Словно шайка великанов играла в огромные каменные карты, да так и бросила их, оставив кучки высотой до восемнадцати метров. Мы карабкались по глыбам, словно муравьи. Где-то под ногами журчали незримые ручьи. Рядом вздымался к не

бу "сын" Мир Самира; с его склонов доносились странные рокочущие звуки.

Около половины девятого мы достигли ледника -- первого в моей жизни. Он был больше двух километров в длину. Ближнюю к нам часть покрывал тридцатисантиметровый слой снега; ночью он смерзался, становясь плотным, но сейчас его разрыхлило солнце, и вода хлестала из-под кромки, будто там были скрыты пожа[рные шланги.

Мы ступили на лед, держась ближе к крутым снежным склонам в правой стороне. Очутившись в прохладной тени "сына", мы привязали кошки. Я впервые держал их в руках, если не

считать того дня, когда покупал снаряжение в Милане. Язык не поворачивался спросить Хью, знаком ли он.с этим приспособлением, но я заметил, что его кошки тоже совсем новые...

-- Мне что-то не хочется идти дальше,-- сказал Абдул Гхияз, словно прочитав мои мысли. Достаточно было посмотреть, как он возится, чтобы понять, что наш афганский друг никогда в жизни не пользовался 'кошками.-Моя голова очень болит.

-- У меня болит живот, а у Ньюби -- ноги, и все равно мы пойдем,-возразил Хью.

У нас хватило жестокости уговорить его продолжать восхождение. Не знаю, высота ли подействовала или еще что-нибудь, но мы решительно связались веревкой,.и Абдул покорно присоединился к связке.

Пошли дальше: Абдул Гхияз с головной болью, Хью с поносом, я с больными ногами и поносом. Впрочем, в остальном мы чувствовали себя великолепно -так или иначе, ноги шли.

-- По-моему, мы отлично акклиматизировались,-- с удовлетворением заявил Хью.

Я безуспешно пытался представить себе самочувствие человека, который акклиматизировался плохо.

С непривычными кошками на ногах мы, наподобие заводных кукол, неуклюже шагали по леднику, не сводя глаз со льда и поминутно тыкая в .него ледорубами на предмет обнаружения трещин, Я никак не мог отделаться от чувства, что мы ведем себя смехотворно. Более опытные восходители, возможно, с одного" взгляда определили бы, что трещин нет, во всяком случае в нижней части. Но нам не с кем было посоветоваться, и мы предпочли: продолжать в том же духе.

Сильно мешало яркое освещение. Несмотря на темные очки,, было такое ощущение, словно водитель встречной машины забыл выключить дальний свет. Хотелось пить, кругом заманчиво^ журчали ручейки. Трудно было устоять против соблазна сделать-хотя бы один глоток; только состояние наших кишечников помогло нам преодолеть искушение.

В верхней части ледник был круче, а снег глубже. Я стал рубить ступени -- сперва излишне большие, потом, по мере того* как приноровился, все. меньше и меньше. Грозная стена надви- . нулась вплотную, однако вдоль верхней кромки ледника, отделяя нас от скалы, тянулось нечто вроде противотанкового рва.

-- Бергшрунд,-- произнес Хью.

-- Это еще что такое?

-- Такая трещина в леднике. Она неглубокая, всего полтора метра.

-- Откуда ты знаешь? -- не удержался я, хотя место было не самое подходящее для длительных разговоров.

-- В тот раз, когда мы были здесь с Дрезеном, я поскользнулся на спуске и упал в нее.

-- Ты шел на кошках?

-- Нет. Шагай дальше.

Я продолжал идти, потрясенный до глубины души. Тут и с кошками-то еле ползешь! Правда, у нас подошвы "вибрам", а с триконями проще... но ведь Хью и в 1952 году шел без триконей!

Выше, выше... к одному из ребер. На его теневом склоне ви

-сели, грозя проткнуть нас, длинные сосульки. Здесь бергшрунд сходил на нет, мы перешагнули его и начали траверсировать участок твердого блестящего фирна. Заглянуть в трещину не представлялось возможности, но сверху мне казалось, что до дна не меньше пятидесяти метров.

Траверс крутого склона был намного труднее, чем лобовой подъем до трещины. Для новичка кошки -- в одно и то же время спасение и несчастье. Я .поминутно цеплялся за собственные штанины. На одном участке нам пришлось страховать друг .друга и идти по всем правилам, как учил доктор Ричардсон.

Около половины одиннадцатого мы одолели несколько метров легкой скалы и, наконец, очутились на гребне. Восхождение .длилось всего два часа, но на такой высоте этого оказалось вполне достаточно для альпинистов нашей квалификации.

Ширина гребня достигала здесь четырех с половиной метров. На восток он обрывался отвесной шестидесятиметровой стенкой к верхней кромке ледника, который очень напоминал пройденный нами, но был намного больше. Огромное белое поле простиралось в восточном направлении. Справа над ним возвышались почти на километр крутые северные склоны восточного отрога: неприятные снежники, сильно смахивающие на те, что на фотографиях в нашем справочнике были названы "лавиноопасными", черные бараньи лбы и пониже -- бергшрунд, который выглядел отсюда довольно-таки глубоким.

-- Что если спуститься на ледник по веревкам? -- спросил Хью.

-- Но ведь потом надо подниматься обратно?

-- Да, это было бы сложно,-- признал он.

Вершина была где-то вверху, скрытая северо-западным отрогом. Стена, на которую мы взобрались, упиралась в этот отрог. Первый взлет представлял собой совершенно гладкую неодолимую стенку. Вдоль нашего гребня выстроились десятиметровые "жандармы"; мы сидели между двумя из них.

Вдалеке за восточным ледником и лабиринтом невысоких гор вздымались к небу снежные вершины. Одна напоминала правильный конус.

-- Высота "5953". Туда мы пойдем после Мир Самира, если останется время.

Кругом все было таких исполинских размеров, что я чувствовал себя пигмеем.

-- Так я и думал,-- продолжал Хью, глядя на отрог.-- В тот раз мы с Дрезеном пришли к тому же выводу: это нам не под силу.

Я с трудом подавил жгучее желание спросить Хью, стоило ли забираться так далеко, чтобы удостовериться в том, что он в без того знал. Однако место было не подходящим для иронии, к тому же вид великолепный.

-- Хотелось бы посмотреть его южные склоны,-- Хью показал на восточный гребень.-- Если отсюда не получится, можно попытаться с той стороны. Там меньше снега.

-- Зато больше скал.

-- Туда всего три дня хода. А нам все равно по-пути. Началось отступление. Я шел последним. Облегчение, которое я испытал, узнав, что мы не пойдем дальше, а также уверенность, что бергшрунд не глубже полугара метров, породили беззаботное настроение, которое физиологи называют "эйфорией", состояние, отнюдь не совместимое с ответственностью предстоящего спуска. Здесь резвиться не полагалось. Снег был твердый, как лед, а из нас никто не знал, как зарубиться ледорубом, если сорвешься.

Все шло хорошо, пока я страховал Абдула Гхияза. Он спускался чрезвычайно осмотрительно; врожденное чувство подсказывало ему, как действовать в подобной обстановке, и он сразу приноровился к непривычному снаряжению. Затем настала моя очередь, и тут-то мне ударило в голову. Я дважды цеплялся кошками за штанины и, радостно фыркая, приземлялся на "пятую точку". Мое счастье, что оба раза это было на участках с глубоким и рыхлым снегом.В конце концов Абдул окликнул Хью. Тот немедленно остановился.

-- Он говорит, что ты нас угробишь! -- крикнул мне Хью.-- Одурел, что ли?

-- Самое опасное позади.

-- Начхал я на то, что -позади. Смотри под ноги.

Я угомонился.

Мы все заметно устали. Путь через ледник был подлинным испытанием. Очки запотели, и мы еле-еле шли. Поле зрения неуклонно сужалось, и под конец я видел только веревку между

мной и Абдулом и лед под ногами. Во льду попадались странные дыры, до полутора сантиметров в поперечнике и глубиной около двадцати сантиметров. Будто их провертели коловоротом. На дне углублений лежали земля или камешки. Ледник таял полным ходом, и под нами звонко пели .незримые ручьи. А когда-мы достигли кромки, то увидели могучий поток -- хоть мельницу ставь.

В половине второго мы пришли в лагерь. К этому времени приподнятое настроение начисто улетучилось, как сон, и теперь

мы замечали только недочеты места, избранного нами для "лагеря 1". Солнце стояло высоко, и кругом не было ни клочка тени. В палатке -- сущая баня. Она не была рассчитана на подобную погоду: ее конструировали для завершающего штурма. Палатка для марша, оснащенная всеми удобствами, о которых может только мечтать путешественник -- вентиляторы, сетки от мух, высокие стойки,-- не нашла себе применения. Нет, это была отличная палатка, но когда мы на пробу установили ее в саду в Кабуле, то убедились, что брать ее с собой -- значит тратить большую часть суток на свертывание и развертывание лагеря.

Мы махнули рукой на палатку, укрепили на ледорубах спальные мешки и устроились в их скудной тени. Наших сил хватило лишь на то, чтобы лежа пить чай и грызть мятные пряники. Хью позеленел.

-- Мало мне живота, так еще голова раскалывается,-- сказал он.

-- Из твоей головы хоть кровь не идет.-- Я как раз перебинтовывал ноги; эта процедура повторялась два раза в день и с каждым разом становилась все менее приятной: хватит ли бинтов до конца путешествия?

-- А мой понос не хуже твоего,-- добавил я. Абдул Гхияз сообщил, что решил начисто отказаться от восхождений.

-- У меня тоже головная боль,-- сказал он.-- И кроме того,-- большая семья.

Я горячо сочувствовал ему. В моей голове все утро роились сходные мысли.

Полное отсутствие каких-либо намеков на уют и мрачная беседа, слушая которую можно было принять нас за трех престарелых ипохондриков, совершенно отбили у меня охоту спать. Отдохнув, я до самого вечера бродил по плато, отшагал не один километр, даже поднялся снова к верхнему озеру и прилег воз

ле него, чуть не поддавшись искушению напиться. Возле берега в воде торчали ребристые камни. За ними в льдисто-зеленой толще плавали необычные рыбы -- словно коричневые палочки с меховым воротником.

Помимо вездесущих примул, я нашел золотистые ранункулы и потенциллы, голубые непеты, а также розовый и желтый рододендрон. Жужжали пчелы, порхали маленькие бабочки цвета слоновой кости, с серыми пятнышками. В небе уныло кричали альпийские галки. Носились стаи небольших пестрых птиц, напоминающих дрозда, а возле зубчатых скал по соседству с "сыном" Мир Са-мира кружил одинокий орел.

Около семи часов солнце ушло за край плато, и Мир Самир окутался облаками. Мы хорошо пообедали: съели суп, шоколад, варенье, выпили кофе-- и втиснулись в палатку. Она была так мала, что Абдул Гхиязу пришлось спать на "улице". В арктическом спальном мешке, который делал его похожим на куколку фантастического насекомого, он устроился не хуже, а даже лучше нас. Прежде чем лезть в мешок, Абдул заставил нас вооружиться ножами и ледорубами.

-- От волков.

-- Вздор какой-то,-- сказал я Хью.-- Мы же в палатке, нам нечего бояться...

Как и все мои ночи в обществе Хью, эта была довольно беспокойной. Маленькая палатка плотно облегала нас, и трудно было не потревожить соседа, совершая очередной бросок за ближайший камень. И всякий раз Абдул выскакивал из спального мешка, держа наготове ледоруб.

Сидя на морозе на корточках и слушая завывание ветра на склонах, было легко понять страхи Абдула Гхияза.

Утром я пожаловался Хью на беспокойную ночь. Он удивился:

-- Когда я вставал, ты спал как убитый.

-- Ничего подобного! Я только делал вид, чтобы не огорчать тебя. А вот ты действительно спал, я сам слышал, как ты храпел.

-- Да я глаз не сомкнул!

То ли от недостатка, то ли от избытка сна -- во всяком случае, встали мы слишком поздно, часы показывали половину шестого, когда мы, наконец, вышли в путь. Следовало выйти минимум на час раньше: накануне мы убедились, что после одиннадцати становится слишком жарко, чтобы бродить по горам,, разведывая подходы к вершинам. Абдул Гхияз остался в лагере, однако мы не особенно завидовали нашему сторожу, которому предстояло торчать на солнцепеке среди красивого, но все же страшного плато.

На этот раз нашей целью был юго-западный отрог Мир Са-мира (если такой отрог вообще есть, в чем мы отнюдь не были

уверены). Мы надеялись пройти к нему через проход в гребне за-озером.

Долина за седлом была ужасна. Огромные "живые" глыбы угрожающе качались под ногами. Из глубины осыпи доносилось журчание воды. Слева высились отвесные склоны "сына", справа -- скальная стена со льдом. Морена вздыбилась так круто,, что за ней не было видно самой горы.

Путь преградила скала. Мы нашли турью тропку, легко поднялись по ней, связавшись веревкой, и очутились словно в огромном ящике под западным склоном Мир Самира. По-прежнему слева возвышался "сын". Здесь было мрачно и жутко, облака стремительно ползли вверх, скрывая вершину. Под ногами черный камень; лужи еще не освободились от ночного льда.

Стена справа обрывалась тесной расселиной; дальше высилось плечо Мир Самира. К нему вел 1 надежный путь, начинающийся в глубоком снегу. Но, чтобы убедиться, есть ли путь дальше, от плеча к вершине, нужно было взойти на гребень, а нас что-то не тянуло совершать такую разведку. Вдоль подножья громоздились недавно упавшие обломки. Мы стали осторожно огибать склон, как вдруг сверху посыпались камешки -- маленькие, но не менее опасные, чем осколки артиллерийского снаряда.

-- Вот бы сюда наших официанток-альпинисток!-- сказал Хью. Я думал то же самое.

Неожиданно мы обнаружили, что смотрим на новый ледник. Видимая нам часть простиралась километра на три, а в том конце мы узрели то, что искали -- юго-западный отрог, зубчатый гребень, который огибал ледник и вверху смыкался с Мир Самиром почти так же, как стена над западным ледником; только этот отрог был намного выше и длиннее, с двадцатиметровыми "жандармами".

Странный ледник... Полная тишина, даже ручейков не слышно. Лишь иногда глухо пророкочет падающая глыба.

Мы сели на ледниковые столы -- плоские камни, лежащие на ледяных столбах,-- и стали размышлять, как быть.

-- Если подняться на отрог, может, дойдем до вершины,-- сказал Хью.

-- Ну и как же мы будем подниматься?

-- От того места, где он начинается. А дальше -- вдоль гребня.

Я подумал про острые зубцы; на то, чтобы одолеть их, уйдет не один день. Без носильщиков мы ничего не сделаем. Я изложил свои сомнения вслух.

-- Ладно. Попробуем взойти на плечо с этой стороны.

Мы перешли с ледника на склон. Хью шел первым. Пористый гранит легко крошился под рукой. Дважды нам попались крутые подъемы, и дважды мне угодили в голову камни величиной с целлулоидный мячик. Когда же сверху начали сыпаться ка-менюги размером с пушечное ядро, я крикнул Хью, чтобы он остановился. Этот склон явно разваливался на части. Продолжать здесь -чистое самоубийство.

Стояла дикая жара. Солнце, будто исполинская губка, высасывало из нас все силы. Жара, поздний час и усталость вынудили нас сдаться. Я стыжусь писать об этом, но так оно было.

Вернувшись в "ящик", мы решили проверить другой склон плеча. Начали с крутого ледяного взлета. Облака рассеялись, путь был ясно виден; мы оба были убеждены, что этот путь не приведет нас ближе к цели.

-- Вниз?

-- Да, черт его дери.

Мы пошли к тому месту, куда выходила турья тропа, но забрали чересчур влево, где склон был намного круче. Обуреваемый тем же легкомыслием, что я накануне, Хью вырвался вперед и стал спускаться без веревки.

Всю дорогу до лагеря я заботливо лелеял этот повод для недовольства и перебирал в уме все гадости, которые ему скажу,

Я даже мечтал упасть и сломать ногу, чтобы потом ввернуть: "Что я говорил?"

С таким нездоровым настроением я пришел в лагерь, но Хью до того вымотался и так радовался моему появлению, что я выкинул ::з голов.ы все свои дурацкие мысли. Абдул Гхияз уже заварил ч-ай и вынес мне навстречу огромную пиалу, чуть не с детский горшочек. К сожалению, он испортил мой надувной матрац: протащил его по острым камням да еще посидел на нем.

-- Я предлагаю еще день отвести на разведку,-- угрюмо произнес Хью, когда мы лежали рядом на скале, будто две медленно поджариваемые сельди. -Что бы ты ни говорил, стоит все-таки попробовать юго-западный отрог.

-- Сумасшествие!

Некоторое время мы переругивались; на такой высоте не хочется быть покладистым. Наконец Хью сказал:

-- Единственная альтернатива -- разведать другую сторону горы, южные склоны-отрога, который мы видели вчера с гребня.

-- Далеко туда?

-- Три дневных перехода, если учесть наше состояние. Выйдем тотчас -- к вечеру будем в Кауджане, завтра пройдем половину Чамарской долины, послезавтра будем у горы.

Разбирая наше имущество я обнаружил, что не хватает одного карабина и найлонового репшнура. Ну, конечно! Забыл накануне у подножья западного ледника, когда мы кончили спуск. О том, как действуют на человека даже такие скромные высоты, достаточно ясно говорит мое решение немедленно идти за оставленным снаряжением.

-- Куда тебя черт несет? Я сидел, натягивая ботинки.

-- Надо забрать карабин и репшнур.

-- Плюнь. Не стоит возиться. У нас их и так больше, чем нужно.

И все было бы хорошо, если бы он не добавил небрежным тоном:.

-- Но в другой раз не забывай.

-- Я знал, что ты это скажешь, именно поэтому я и пойду.

-- Ты свихнулся,-- заключил Хью.

Он был прав. Я прошел мимо озера, которое последовательно искушало меня напиться, выкупаться или утопиться в нем, и ступил на морену. Достиг ледника и по какой-то невероятной случайности очутился как раз в той точке, где на плоском камне лежал карабин.

Я пошел обратно, гордясь самим собой. Но гордость длилась недолго: на сей раз искушение оказалось слишком велико. Озеро, чуть сморщенное ветерком, так красиво поблескивало на солнце... Я представил себе, сколь чудесно будет хоть на секун

ду окунуть голову. В следующий миг я сделал это и не успел>

опомниться, как уже жадно глотал воду. Тут же мной овладело

такое чувство, будто я участвовал в каком-нибудь .отвратитель

ном преступлении -- например, в людоедстве -- идем заслужил

вечный позор.

Я пришел в лагерь без четверти час, точно два'часа спустя после того, как покинул его. Впрочем, теперь это был уже не лагерь, а просто гранитная плита, на которой лежало связанное в тюк мое имущество.

Лишь гул воды да стук падающих камней нарушали тишину плато. Я сидел десять минут, наслаждаясь одиночеством-в этом могучем горном амфитеатре плюс полным бездельем. Затем взгромоздил на себя ношу и двинулся в путь. Теперь нас было только трое, поэтому на каждого пришелся больший груз, нежели тогда, когда мы шли сюда.

От усталости я стал невнимательным и, вместо того чтобы идти по лугу вдоль ручья, уклонился на север и забрел на морену. Теперь меня отделял от луга трехсотметровый спуск.

Это был кошмар. Каких-нибудь триста метров, но камни предательски качались, не позволяя идти быстро. Я видел наш базовый лагерь, коней, людей у костра, зеленую траву, но расстояние никак не хотело сокращаться. Я чуть не рыдал от исступления...

В конце концов я спустился и добрел по благословенной травке до тени. Тень... наконец-то!..

Часом позже мы шагали в Кауджан. Гора победила -- во всяком случае, пока что.

В ОБХОД

В конце третьего луга, на густой зеленой траве возле речки, ожидая нас, по-турецки сидел Абдул Рахим. Он сидел тут уже несколько часов, каким-то загадочным путем узнав, что штурм не удался. Абдул Рахим принес нам по большой лепешке.

-- Сам испек для вас,-- сказал он.

Вежливо подождав, пока мы кончим есть, он объяснил, что заставило его выйти нам навстречу.

-- Случилась беда. Утром, еще в сумерках, мой племянник Мухаммед Наин забрал ружье и пошел охотиться на сурков. Влез на гору, засел в засаду. Часов пять спустя слышу выстрел. Смотрю в ту сторону и вижу: мой Мани (так Абдул сокращенно звал племянника) падает с горы. Я взбежал по склону, как козел, нашел его. Лежит будто мертвый. Принес его в айлак. Он сильно разбился. Боюсь, что умрет. Только ваши лекарства могут спасти его.

Забыв про свои горести, мы помчались вперед, чтобы догнать погонщиков, пока они не ушли в долину Париан со всеми нашими вещами, включая медикаменты.

В глухом каменистом ущелье Аб'дул Ра-хим (до тех пор он шел босиком, неся ботинки на шее) остановился, чтобы обуться. Я поглядел под ноги: никакой разницы, тропа "i'a же. Может быть, подобно ирландским крестьян? (о них говорят, что они идут босиком до дверей церкви), он почувствовал, что приближается цивилизация? Как раз в это время мне пришлось задержаться по неотложной естественной надобности. Мои товарищи ушли вперед, а когда я продолжил путь, у меня перед глазами маячили следы Абдула Рахима. Его ботинки были подбиты резиной от американской покрышки и печатали задом наперед марку "Таун'к Каунтри". Получалось: иртнуаК н'нуаТ, ирт-нуаК н'нуаТ, иртнуаК н'нуаТ". Снова и снова, до бесконечности, пока эти мудреные слова не превратились в магическое заклинание. "Таун'н Каунтри... Таун'н Каунтри". Я шел как в трансе, словно буддист, который бредет к святым местам, бубня свое: "Ом майи падмэ хум, ом мани падмэ хум". Кончилось тем, что я, совершенно ошалев, сбился с тропы и был наказан спуском, который был ничуть не легче вчерашнего, когда мы возвращались с ледника...

Я устал, тропа казалась бесконечной. Ущелье... Палатки кочевников... Женщина, которая, отвернув лицо, жалась в сторону, будто испуганный кролик, пока я не прошел... Таджики и патаны, молча, но дружелюбно пожимающие мне руку... И, наконец, айлак, где меня дожидался Хыо.

Все наши кони были развьючены, лекарства валялись на земле, Хью был в отвратительном настроении.

-- Никак не мог найти чертов ящик, пришлось все вьюки разобрать. Я и не подозревал, что мы тащим с собой столько барахла! В самом последнем вьюке обнаружил! Может, надо было вспрыснуть ему морфий? -- продолжал он неуверенно.

Хью не очень-то разбирался в медицине, о чем ярко свидетельствовал поразительный набор лекарств, путешествовавший с нами.

-- А что ты сделал?

-- Промыл ссадины, положил холодные компрессы.

-- Ты еще не сказал, что с ним.

-- Я ходил, осматривал его,-- Хью немного успокоился.-- Абдул Рахим проводил меня. Он лежал в каменной лачуге, укрытый кучей одеял. Темно, ничего не разобрать, кругом полно людей. Ему лет шестнадцать, только-только усы пробились. Лица не видно: все мухами усеяно. Нос и губы распухли, стали как у негра. Женщины обрили ему голову и обмотали тряпками; все в крови. Он метался, стонал.

-- Хорошо, что ты не вспрыснул ему морфия. Наверное, у него сотрясение мозга. Морфий прикончил бы его.

-- Нет, я не вспрыснул. Глаза склеились от крови. Мы умыли его -- лицо, голову. Наконец он приоткрыл один глаз и рот. Сильно стонал. Тут все стали его трясти. "Мани, Мани, слышишь нас?" Он не мог отвечать. Послушай, что было дальше! Абдул Рахим отвернул одеяла, чтобы мы могли осмотреть другие раны. И что же я вижу! У парня тело как у козла! Густая черная козлиная шерсть! До самых подмышек! "В чем дело?" -- спрашиваю Абдула Рахима. "У нас,-- говорит,-- как кто заболеет, всегда натягиваем на него козлиную шкуру. Тепло гонит в нее яд из тела".

Удивительно! Не пережиток ли это культа Пана? Может быть, косматый бог, изгнанный с равнин мечом Ислама, еще сохранил влияние среди горцев-кочевников?

Мы настолько устали, что когда пришли в Кауджан, то даже не хотели есть. Между тем Абдул Гхияз и его люди зарезали купленного ягненка и полтора часа варили в большом железном котле с солью, перцем, курдючным салом. Получился сплошной перец; впрочем, и он не мог перебить запаха сала, который казался нам невыносимым после такого дня: с половины пятого на ногах, сначала подъем на высоту пять тысяч метров, потом спуск до двух тысяч семисот. Желая доставить мне удовольствие {я скромно утаил, какие эмоции вызывает во мне курдюк), Абдул Гхияз порылся в общей миске, собрал самые жирные кус-- ки и подал мне. У меня не хватило сердца отвергать угощение, и я жевал сало, изображая крайний восторг. Но едва мои товарищи отвернулись, как я мгновенно сунул куски за пазуху, чтобы при случае избавиться от них.

Весь следующий день прошел в безделье, если не считать ремонта надувных матрацев и поглощения таблеток от поноса,

Я обнаружил в наших ящиках множество пузырьков с таблетками для дезинфицирования воды и торжественно поклялся,, что отныне не выпью ни капли влаги, не обработав ее. Надо сказать, что это довольно нудное занятие, и в дальнейшем я пред ставлял собой еще более странное зрелище, чем до сих пор, так как непрерывно размахивал бутылками с водой, которая никак не хотела растворять таблетки -- твердые, как дробь, и значительно менее приятные на вкус, чем она. Правда, у нас были еще? таблетки, якобы уничтожающие скверный привкус, но они почему-то не всегда помогали, и мне приходилось пить отныне какой-то хирургический раствор.

Лишь под вечер третьего дня мы нашли в себе силы продолжать путешествие.

Чтобы добраться до южной стороны Мир Самира, надо было обогнуть несколько отрогов. Вверх по Чамарской долине с нами шел таджик, который в результате какой-то удивительной мутации был наделен светлыми усами и розовыми глазами. Оказалось, что этот альбинос -- тханадар (сторож) Навакского перевала. В его обязанности входило охранять путников от грабителей, и он добровольно покинул свой пост, чтобы сопровождать нас.

Чамарская долина -- сравнительно широкая и намного более живописная, чем Дарра Самир. Трава радовала глаз обилием оттенков зелени, всюду цвели огромные мальвы. На склонах стояли кибитки кочевников, паслись овцы.

Около семи часов мы сделали короткий привал в деревушке Дал Лиази, горстке каменных лачуг. Отсюда хорошо была видна дорога на Навакский перевал и гору Урсакао, коричневую, с тонкими языками снега.

Чем выше, тем суровее становился пейзаж, реже попадались кибитки. С окружающих скал нас дружно освистывали сурки; Кони поминутно останавливались, привлеченные горькой полынью, которую они поедали в огромном количестве.

На шестом часу ходьбы мы увидели устье большой, накрытой облаками долины, простирающейся на запад.

-- Восточный ледник,-- сказал Хью.-- Теперь нам осталось немного. Жаль, что пасмурно.

В этот миг облака стали рассеиваться, и вот уже нашим взорам предстала большая часть северного склона Мир Самира, включая Китайскую стену, а также и снежный конус вершины. К ней по гребню отрога вел как будто вполне проходимый путь. Мы повеселели.

-- Только бы подняться на гребень, а там уж дойдем! Скользящие вверх по склонам рваные облака напоминали' дым; казалось, Мир Самир горит. Подул леденящий ветер и до

нес глухой рокот падающих камней. Не долина, а поле битвы; с которого валькирии унесли всех убитых. Несмотря на жару, нас пробрала дрожь.

-- Если южный склон неприступен,-- сказал Хью,-- можем>

попытаться отсюда. Пока что мы-пошли дальше по своему маршруту. Впереди с

Крутой осыпи срывался водопад. Мы поднялись рядом с ним,

обогнули восточный отрог Мир Самира и очутились в верхней

части Чамарской долины.

До чего же мал человек! Справа открывался в;;д на южный фасад Мир Самира: восточный отрог, словно каменная стена, усыпанная сверху битым стеклом; снеговая вершина; ледник, который летняя жара заставила отступить к самой горе; морены -- каменистые пустыни; верхний луг, прорезанный широкой речкой, вбирающей в себя множество ручейков. Южный гребень -- плечо Мир Самира -- круто вздымался до высоты пяти тысяч метров, потом так же круто спускался, переходя в отрог, который тянулся на восток, замыкая верховье долины. За гребнем лежал юго-западный ледник, где мы бродили впустую несколько дней н-азад.

-- По ту сторону,-- Хью, повернувшись, указал на отвесную стену,-лежит Нуристан.

Последние кибитки остались на лугу перед водопадом, а здесь стояла лишь убогая каменная лачуга, крытая дерном. Она принадлежала вождю таджикской деревни Шахр-и-Буланд, которую мы миновали по пути. В лачуге жил пастух, сын вождя. Когда мы, еле волоча ноги, ступили на огражденную камнями площадку перед лстовкой, он вышел навстречу и подал нам миску кислого молока.

Полдень... Ослепительное солнце... Спасаясь от него, мы нырнули в расселины и будто очутились в ящиках каменного секретера.

До самого вечера мы отдыхали, перебираясь из расселины в расселину по мере того, как нас настигало солнце. Хью читал "Собаку Баскервилей", я зубрил грамматику кафирского языка, единственную серьезную книгу в экспедиции, если не считать справочника по альпинизму. (Наша библиотека редела с угрожающей быстротой, так как нашла себе, увы, совсем иное при-менение.)

"Ноутс он зе Башгали (Кафир) Лэнгвидж" -- так назывался труд, составленный в 1901 году полковником Девидсоном с помощью двух кафиров из племени башгали. Помимо теоретической части, книга содержала ряд упражнений, Я тщательно прятал ее от Хью: он весьма пренебрежительно отзывался о моих попытках научиться персидскому языку. Впрочем, это и в самом деле было не так-то просто, если учесть мой возраст -- тридцать шесть лет -- и то обстоятельство, что у таджиков, с которыми

меня свела судьба, было свое собственное представление о том, как следует произносить те или иные слова.

Приобретая грамматику, я собирался втайне заучить побольше кафирских фраз и поразить Хью, когда мы встретимся с пародом. Но у нас было столько других дел, что до сего дня книга пребывала на дне одного из бесчисленных тюков. Только сейчас я обнаружил ее в рисе, который купил на рынке в Кабула.

Прочитав одну тысячу семьсот сорок четыре сентенции и их перевод на английский язык, я получил несколько неожиданное представление о повседневной жизни кафиров-башгали.

-- Штал латта вое ба падре у претт ту наштони мрлош

Знаешь, что это такое?..

(Теперь все равно было поздно потрясать Хью своим умением вести непринужденную беседу с местным населением.)

-- Что?

-- На языке башгали это значит: "Если у тебя давно понос, ты непременно умрешь".

-- От этого изречения нам мало толку.-- Его гораздо больше занимал Конан-Дойл.

-- А вот еще, послушан. Билугх ао на ни: н'па билош. Это значит: "Не пейте много воды, иначе вы не сможете долго путешествовать".

-- Не мешай.

Но я продолжал читать вслух, пока Хью, который никак не мог сосредоточиться, не перешел в другую расселину.

Иные дебюты, которыми кафиры-башгали начинали свои беседы, буквально потрясли меня. "Ини аш птул п'мич е манчи мришт вариа'м" -- "Я увидел утром труп в поле". "Ту чи се бисс гур бити?" -- "Давно у тебя зоб?" Или вот: "Иа джук ной ба-зисна прелом" -- "Моя дочь -- невеста".

Даже самые обиходные фразы и замечания ошарашивали непривычного человека как обухом по голове. "Ту тотт багло пил-тиа" -- "Твой отец упал в реку". "И нон ангур аи; ту та дутС ангур аи" -- "У меня девять пальцев, у тебя -- десять". "Ор манчи айо; бури аиш кутт" -- "Пришел карлик, просит еды". На за : явление "Иа читт битто ту ярлом" ("Я собираюсь убить тебя")' следовало отвечать: "Ту билугх ле бидива манчи ассиш ("У тебя очень доброе сердце").

Ветер в этой стране явно отличался небывалой силой. "Дум аллангити атсити и сунди басна бра" -- "Налетел порыв ветра и сорвал с меня всю одежду". Природа была суровой и жестокой: "Зхи маре бадист та во айо каккок дамити гва" -- "С неба упал стервятник и унес моего ягненка". Видимо, подобные злоключения сделали местных жителей раздражительными: "Ту билук вари валал манчи ассиш" -- "Ты человек, который говорит; вздор". "Ту каи дуга на ушпе па вич? Ту па вилом!" -- "За что ты пинаешь ногой мою лошадь? Вот я тебя пну!" "Ту иа каи ду

га урен вич? Ту иа орен вишиба о ту ярлом" -- "Чего ты пихаешься? Если будешь пихаться, я тебя прикончу".

Похоже было, что этих людей не расположишь к себе невинной светской болтовней. "То'ст казхир круи п'пти та чук зхи протс ашт?" -- "Сколько черных пятен на спине твоей белой собаки?"-- - На сей вежливый вопрос следовал весьма сдержанный ответ: "Иа круи бробар адр ранг азза: штринг на асе" -- "Она желтая с ног до головы, и у нее нет никаких пятен".

Но, пожалуй, наибольшее удовольствие доставило мне приложение с ссылками на другие книги, в которых говорится о кафирском языке. Так, отрывок из книги Терентьева (М. А. Терентьев. Россия и Англия в Азии. 1875 год, Калькутта, Английский перевод) воспроизводил "Отче наш" на языке болор (диалекте кафиров сяхпош),

"Это не похоже ни на какие образцы диалектов ваигул или башгали, встреченные мною в других книгах,-- озабоченно комментировал полковник Девидсон.-- Диакритические знаки полностью отсутствуют".

Впрочем, несколько дальше, в приложении к приложению, лаконично сообщалось, что, после того как было написано вышеозначенное, известный ученый Гриерсон послал экземпляр перевода профессору Кюну в Мюнхене и тот ответил, что это не-'точная запись молитвы на языке южноафриканских кафров.

ВТОРОЙ РАУНД

Утром мы поднялись пораньше, чтобы к пяти'часам выйти на восточный отрог. Абдул Гхияз напоил нас зеленым чаем, крепким и невкусным.

Мы с Хью были исполнены решимости подняться на гребень отрога, а если удастся, -- и на вершину. Теперь эта решимость кажется мне довольно непонятной. Погонщики провожали нас печальными взорами; Абдул Гхияз спросил, как поступить, если мы не вернемся. (Мы чуть не предложили ему возглавить спасательный отряд, но тут же сообразили, что это было бы бестактностью.) Что ему посоветовать? Идти домой? Нас одолевали зловещие предчувствия.

После нескончаемого подъема сквозь хаотические нагромождения черных глыб мы достигли, наконец, морены у подножья ледника. Нескольких минут оказалось достаточно, чтобы убедиться, что идти по неустойчивым черным глыбам все-таки приятнее; и вот мы уже опять прыгаем по качающимся камням. Местами попадались снежные поля, но небольшие, и мы не стали привязывать кошки. Впрочем, снег оказался достаточно твердым. Упав разок-другой и испытав на себе его твердость, мы связались веревкой.

Высота больше пяти тысяч метров. Мы идем по узкому балкону. Над головой вздымается на триста метров отвесная стена-- там, наверху, гребень. Вниз на сто пятьдесят метров спа-* дает крутой склон до верхней кромки ледника. Восхитительное место! Под скальным навесом оказался клочок земли, на котором -приютились исполинские примулы. А за цветами, в тени, куда не проникало солнце, выстроились ледяные и снежные колонны.

Но вот мы снова под палящими лучами солнца, пересекаем снежник размером с футбольное поле. Ветры и смена темпера-т^ры спрессовали снег столбиками высотой чуть больше метра, зты пробивались сквозь этот частокол, обливаясь потом и проклиная все на свете.

Опять балкон. Несколько сложнее первого. Здесь, судя по кучкам помета, обитают туры. За балконом -- стенка, по которой бежали струйки талой воды. Правда, стенка казалась не особенно грозной, однако на ней почти не было опор для рук. Немногочисленные выступы были либо завалены вниз, либо заполнены каменной крошкой и слюдой, которую надо было осторожно выгребать, чтобы не порезать пальцы.

В жизни не видал подобной горы. Ничего похожего мы не встречали и в Уэллсе. Такому профану в геологической терминологии, как я, порода представлялась молотым гранитом. Таяние усиливалось, и сверху на ледник все чаще катились здоровенные глыбины.

Мы старались подбадривать друг друга шутками.

-- Уж эти афганцы... Не могли сложить горы покрепче,-- заметил Хью, когда огромный камень, просвистев над нами, ухнул на ледник с грохотом, который полностью оправдал наши ожидания.

В одиннадцать часов мы достигли устья кулуара и стали взбираться по нему, поминутно заглядывая в справочник.

Впрочем, без помощи справочника, руководствуясь одним лишь здравым смыслом, мы разработали метод подъема с веревкой, который позволял нам двигаться значительно быстрее, чем до сих пор. Раньше Хью, если он шел впереди, ждал, пока я поднимусь туда, где он закрепился; затем я страховался сам, а он повторял мучительную процедуру подъема. Теперь я не останавливался, догнав его, а продолжал идти на полную длину веревки. Движение заметно ускорилось. Тот факт, что этот прием известен каждому альпинисту, лишний раз говорит о степени нашего невежества.

Таким способом мы сравнительно быстро* одолели неприятный кулуар, загроможденный вверху глыбами, которые поминутно грозили сорваться нам на голову. В половине двенадцатого мы ступили на снег, покрывающий гребень восточного отрога.

Это был великий миг. Мы вышли на гребень слишком рано,

и дальнейшее продвижение по нему было невозможно из-за высоченного "жандарма", который казался нам крайне ненадежным. А вершина -- вот она, рукой подать! Постучав кулаком по

высотомеру, мы добились того, что он показал пять тысяч четыреста.

-- Приблизительно точно,-- сказал Хью.-- Здорово, ве^но?

-- Я рад, что пошел с тобой.

-- Нет, правда?-- В голосе Хью звучала неподдельная ра-, дость.

-- Я не променял бы этот миг ни на что на сьсте.-- Я гово

рил совершенно искренне., г

В шестистах метрах под нами простирался ледник -- испей, линская сковородка, шипящая на солнце. Вид на восток был закрыт изгибом отрога, зато на юг до самого горизонта выстроились вершины.

В голове Хью родились дерзкие планы.

-- Вообще-то жаль, что мы не пошли вон там,-- он указал на неприступную стенку над ледником.-- Но, может быть, так даже к лучшему. Теперь нам надо забросить на два дня продуктов на третий уступ и устроить там лагерь, на высоте около пяти тысяч. Оттуда поднимемся на гребень выше этого "жандарма". Если дальше нет никаких неодолимых препятствий, можно взять вершину за день.

Высота действовала и на меня, я невольно заразился энтузиазмом Хью. Конечно же, возьмем вершину!

-- Из долины мы шли до гребня шесть с половиной часов, от турьего уступа -- только полтора. Вряд ли понадобится много больше, чтобы выйти за "жандарм". Нужно только идти по другому кулуару. От "жандарма" до вершины максимум три часа, пусть даже пять с половиной -- итого семь часов от уступа. Если начнем в четыре утра, то в одиннадцать будем на вершине. Вряд ли на спуск потребуется больше времени. 1

Значит, вернемся в лагерь засветло.

-- Да, на этот раз мы дойдем,-- подтвердил я. Наш вздорный план вскружил нам головы.

Глотнув кофе и поев мятных пряников, которые казались нам вкуснее всего, что мы когда-либо едали, мы начали спуск. Но спускаться оказалось куда тяжелее, чем подниматься, и. я искренне сожалел, что наше скоротечное обучение сводилось только к подъемам, после которых мы шли вниз наиболее легким путем.

Через два часа мы достигли снежного частокола, а еше 'терез четыре часа пришли, усталые и злые,-в лагерь, где застали врасплох Абдула Гхияза: он, лежа на спине, изучал гребень в бинокль и развлекал Шира Мухаммеда и Бадара Хана жип'-'м репортажем о нашем восхождении. Все трое очень обрадовались нашему появлению.

Мы свалились в ожидании чая. Хью показал мне свои руки,

-- Гляди,-- прохрипел он через силу.

Какие-то красные, кровоточащие обрубки, будто куски мяса в витрине.

Мир Самир сложен дородами, которые подверглись очень сильному выветриванию; поверхность скалы легко крошится, рассыпаясь на острые зубчатые пластинки. Я в этот день поднимался в замшевых перчатках и начисто стер их; Хью шел без перчаток. Я принялся бинтовать его. Очень скоро он стал похож на боксера.

-- Ты подумал, черт подери, как я полезу завтра в таких бинтах? -мрачно произнес ок.

-- Завтра тебе будет лучше.

-- - Черта с два.

-- Ладно, я приготовлю обед,-- сказал я, чувствуя себя героем.

Каждый вечер мы поочередно готовили какой-нибудь несложный деликатес (если не ограничивались ирландским гуляшем). Сегодня была очередь Хью. Я вызвался сделать сырники.

Восхищенные погонщики столпились вокруг, чтобы посмотреть, как я буду готовить неведомое блюдо. Я открыл банки с творогом, достал прочие составные части и разжег примус. В тот самый миг, когда творог на сковородке начал густеть, достигая нужной консистенции, примус потух. Он и до того непрерывно фыркал, но теперь керосин иссяк окончательно. Абдул" Гхияз сорвался с места, притащил бидон и стал наполнять примус. Вдруг я обнаружил, что он наливает воду. Бадар Хан (единственный случай за всю экспедицию, когда он взялся сделать что-то, не предусмотренное контрактом!) принес другой бидон -- с денатуратом. Не спохватись я вовремя, мы все взлетели бы на воздух. Лакомое блюдо грозило погибнуть. Я встал, чтобы пойти за керосином, зацепил брюками сковороду, и содержимое размазалось по окружающим камням.

-- В этот момент пришел с речки Хью -- чистый, умытый, причесанный, в новой рубашке и красивом свитере.

-- Готово? -- любезно осведомился он.

-- -- Нет, черт дери.

-- Что так долго?

Что он в самом деле! Не видит, как мы соскребаем обед с камней?

-- Тебе придется долго ждать. На твоем месте я бы прилег.

Мы оба совершенно выдохлись. Подъем на гребень потребовал огромных усилий; более опытные восходители прошли бы тот же путь с гораздо меньшими затратами.

Солние скрылось за Мир Самиром в ярком закатном зареве, и ветер сразу завыл громче. Мы сидели, съежившись, вокруг костра, жевали испеченную Абдулом Гхиязом лепешку и

толковали о паломничествах в Мекку и подобных похождениях. Настроение поднималось. Пусть сырники не получились, зато мы заправились швейцарским гороховым супом-концентратом, консервированным яблочным пудингом и полукилограммом клубничного варенья, которое лопали ложкой прямо из банки

НОКАУТ

Чтобы удостовериться, что к вершине нет легких маршрутов, которые престарелые нуристанцы облюбовали для воскресных прогулок, утром следующего дня я пошел разведать верховье долины. Тем временем Хью вместе с Абдулом Гхиязом и Широм

Мухаммедом (последний -- очень неохотно) побрели с громоздкими ношами к турьему уступу. Бадару Хану удалось, как всегда, получить самую пассивную роль: он остался присматривать за лошадьми, кои продолжали объедаться и, видимо, по этой причине проявляли небывалую резвость. Кроме того, на его попечении была овца, купленная нашими погонщиками в складчину (мы тоже участвовали) за двести афгани у самого знатного человека в айлаке. Огромная сумма, которая делала честь коммерческой сметке хозяина!

Чем выше, тем уже становился луг. Гора теснила его с обеих сторон; по склонам, вливаясь в реку, бежали тысячи ручей-ков. Вот и конец травы, у подножья высоких скал. Здесь пасся табун одичавших коней; заметив меня, они галопом ринулись по склону.

Могучий водопад срывался в ореоле рваных радуг с шестидесятиметровой высоты по узкому каменному желобу в глубокое озерко. Над самым озерком поток, будто с трамплина, прыгал с черного уступа, и можно было стоять под струей, в леденящей тени среди блестящих сосулек, слушая оглушительный рев воды и глядя сквозь нее, как через текущее стекло, переливающееся и искрящееся на солнце.

Между камнями-и в воде росли цветы: на сыром лугу -- при^ мулы, где посуше -- маленькие цветочки с желтыми лепестками и зеленой серединкой, в расселинах -- колючие растения, косматые, как эдельвейс, напоминающие видом кроличье ухо.

Выше водопада травы не было, зато обильно цвели примулы по берегам прозрачного ярко-зеленого озерка, питающего поток. Справа высился Мир Самир. Отсюда он напоминал льва, приготовившегося к прыжку. Вершина -- голова зверя, длинные снежники -- седая грива.

Кажется, от моей разведки толку мало. Вдоль всего отрога -- отвесные стены; ребра, что разделяют три небольших ледника, круты и неприступны.

Один перед лицом величественной природы -- какое это сильное, упоительное чувство! Но сейчас мной владело еще и ощущение нереальности, точно ландшафт представлял собой декорации к пьесе, которая должна вот-вот начаться. Что ж, скоро и в самом деле начнется спектакль! Только бы не получилось комедии...

Вернувшись в лагерь, я не застал Бадара Хана. Судя по звукам, которые доносились из лачуги, он был там.

Я наелся сгущенного молока с сахаром и снегом (в других условиях меня стошнило бы от такой смеси), забрал свой рюкзак и двинулся к турьему уступу.

Я переобулся и шел быстро; потребовалось два часа, чтобы дойти до цели. Здесь меня ждал Хью. Абдула Гхияза и Шира Мухаммеда не было.

-- Наверное, вы разошлись у черного камня,-- сказал Хью. -- Мы поднимались четыре часа. Абдул Гхияз хотел возвращаться с полпути. Пришлось гнать его силой. Он явно пал духом.

-- Это, должно быть, потому, что он видел, как я кувыркался тогда на леднике. От души сочувствую ему.

Я спросил, как вел себя Шир Мухаммед.

-- Молодцом! Идет хоть бы что, только молчит. Дошел сюда, положил тюк г буркнул "до свиданья" и помчался обратно. Ему надо успеть приготовить овцу. У них сегодня Ид-и-Кур-бан -- религиозный праздник.

-- Пока эта овца разварится, пройдет не один час. Давай-ка и мы что-нибудь приготовим, пока не стемнело.

Было пять часов. На нас уже пала вечерняя тень, по небо над головой было цвета яркого кобальта. Зато на востоке, над Чама-ром и гребнем, за которым начинался Нуристан, оно становилось медовым.

С севера-запада подул холодный, пронизывающий ветер. Он перевалил через гребень, скатился вниз по склону, погасил примус и загнал нас в спальные мешки. Мы продолжали готовить, не вылезая из них.

Вдруг гора начала разваливаться. Мороз еще не превратил влагу в лед, и под ударами ветра камни так и сыпались сверху. Я лежал у самой стенки на ложе из свежей каменной крошки. Ожидая, когда примус, заслоненный нашими телами, наконец-то сделает свое дело, я наблюдал, как в полутораста метрах над нами, на самом гребне, уныло покачивается глыба величиной с автобус.

-- Это полнейший идиотизм -- выбрать для лагеря такое место,-- ворчал я.-- Погляди-ка, что над головой...

-- Небось, уже не одну сотню лет так лежит. Думай лучше об ассигнованиях, которые ты получишь от Эверест Фаун-дейшн.

-- Я отчетливо вижу, как он качается. Если сорвется, некому будет получать ассигнования,

Однако нас больше заботило не то, что могло упасть, а то, что падало. В пятнадцати метрах над нами природа соорудила выступ. Большие камни прыгали с него, как с трамплина, и летели на ледник, но навес не защищал от града осколков.

Мы обмотали головы тряпками, полагая, что это охранит нас, и заткнули уши, чтобы не слышать грохота. Затем пообедали. Обед был копией вчерашнего, и позавчерашнего, и так да

-лее: гороховый суп, консервированный яблочный пудинг...

Стемнело. Ветер ослаб. Камни смерзлись, и бомбежка прекратилась. Лишь изредка срывалась какая-нибудь особенно тяжелая глыба. Царила полная тишина, если не считать неопределенного шороха, вроде того, который слышен в морской раковине.

Однако так длилось недолго. Вскоре со стороны Нуристана донеслась тихая канонада, яркие вспышки озарили далекие вершины.

-- Это над Северной Индией,-- твердо произнес Хью. Впрочем, наученный опытом, я не очень-то полагался на его авторитет.

-- Пакистан, гроза, возможно, муссон. Километрах в ста пятидесяти отсюда. Хорошо, что далеко, не то это местечко могло бы стать неприятным.

-- Оно и так неприятное.

-- Я читал где-то,-- -продолжал Хью,-- что гроза в горах не опасна, исключая те случаи, когда слышишь звук, будто летит рой пчел. Но нам-то опасаться нечего. Муссон сюда не заходит.

-- Откуда ты взял, что это муссон?

До полуночи блистали зарницы, освещая огромные, похожие на гриб грозовые облака. (После-мы узнали, что гроза бушевала над Нуристаном, километрах в тридцати от нас.) Мы спали отвратительно: было тяжело дышать; ботинки, которые мы предусмотрительно сунули в мешки, чтобы они не задубели на морозе, упрямо карабкались вверх. Один раз я поймал себя на том, что с упоением сосу грязный шнурок.

В два часа я встал, чтобы разжечь примус. Ветер прекратился. Гора выглядела очень холодной, темной и безмолвной. Я был рад чем-то заняться, чтобы поскорее кончилась эта отвратительная ночь. Сорок пять минут понадобилось на то, чтобы закипела вода; пока я ждал, показалась утренняя звезда.

В половине пятого, как только стало светать, мы вышли в путь. Взяли две веревки, репшнур, карабины, молоток, крючья, термос с кофе, миндальное печенье, высотомер и два фотоаппа-' рата: один -- мелкоформатный, другой -побольше.

На этот раз мы направились вдоль склона над ледником к

устью глубокого кулуара, который, разветвляясь вверху, подводил к характерному выступу на гребне, напоминающему видом и размерами средневековый замок.

Медленно поднялись по осыпи. Издали она казалась чуть побольше клумбы, на деле ее площадь превышала пятнадцать гектаров. Выше осыпи начиналась скала. Еще стоял мороз, и казалось, что воздух потрескивает от нашего дыхания.

Скальную стенку покрывала ледяная глазурь. Было настолько круто, что мы тыкались носом в камень. Шаг за шагом, шаг-за шагом, время будто замерло. Только солнце, которое начало-треть нам спину -- сперва чуть-чуть, потом все сильнее,-- да быстрое таяние льда говорили о том, что время все-таки идет.

В самом начале развилки мы ступили на снег. На открытом' солнцу склоне он столько раз таял и смерзался, что был скорее похож на лед.

-- Как, по-твоему, что делать теперь?

Мы одновременно задали друг другу этот нелепый вопрос.. Ответ был известен заранее: "Идти дальше!" Дальше? Перед, нами был участок крутизной более семидесяти градусов!

-- Посмотрим в справочник.

В справочнике мы нашли рисунок: альпинист вырубает ступеньки на почти отвесной ледяной стенке. Н-да, стенка похуже нашей! Вдохновленный сравнением, я стал рубить ступени -- больше ничего не оставалось. Работа оказалась значительно более трудной, нежели я представлял. Стояла невыносимая жара,, и очки сразу запотели. Я решительно сдвинул их на лоб и чуть не ослеп от яркого света.

Одолев с десяток метров, я убедился, что дальше идти не могу. Дело было не в высоте; просто нервы не выдерживали постоянного напряжения: это было похуже, чем работа на вантах корабля. Требовалось закрепить веревку, чтобы страховать Хью,. по как? Дрожащими руками я попытался осуществить то, что справочник называл "Страховкой через древко ледоруба", на пришел к заключению, .что удерживать кого-нибудь с помощыа столь ненадежного якоря равносильно убийству плюс самоубийство. Хью беспокойно следил снизу за моими маневрами.

-- Забей крюк.

-- Молоток у тебя, а крючья лежат в рюкзаке. Я не могу их вытащить. Лучше попробую дойти вон до той скалы.

Метрах в четырех надо мной изо льда торчал камень. К сожалению, никто не мог сказать нам, что это: монолит или всего-навсего вмерзшая глыба? Я рискнул: добрался до камня и сел на него, упираясь кошками в лед. Камень выдержал.

-- Поднимайся.

Несмотря на ненадежную страховку, Хью добрался до меня и сразу пошел дальше. Здесь не стоило останавливаться.

Выше склон был еще круче, зато грунт мягче, а под самым гребнем лежал пласт рыхлого снега. Правда, тут нас подстерегал очень неприятный острый выступ. Хью свернул в обход; теперь я стоял внизу, ожидая, не сорвет ли он лавину, которая прикончит меня. Но вот Хью влез на макушку. Несколько минут -- и я рядом с ним на гребне; дышу как паровоз.

Мы находились как раз перед "Замком", часы показывали половину десятого, подъем на гребень занял пять часов, вместо намеченных двух.

-- Опаздываем,-- сказал Хью. -- Успеем.

-- Печенье или пряник?

Наш разговор был теперь предельно лаконичным.

-- Сбереги печенье до вершины.

-- На какой высоте мы?

Хью достал высотомер, изделие, которое могло изящностью поспорить с железной цистерной.

-- Что-то около пяти тысяч шестисот,- сказал он наконец, изрядно поколотив прибор.-- Ради нас надеюсь, что это правильно.

Мы перевалили через гребень и снова увидели весь восточный ледник и большую часть западного. А вот вершина и длинное ребро, подводящее к ней.

Но сперва -- "Замок". Его можно было взять только с севера, а здесь нас Ожидала совершенно открытая стенка и внушающая невольное уважение пропасть: девятьсот метров отвеса до восточного ледника. К тому же было адски холодно. Надежные точки для страховки отсутствовали, как и на всех разведанных нами подходах к этой несносной горе. До сих пор мы даже в самые отчаянные минуты ухитрялись выжимать из себя горькие шуточки, но на этой стенке чувство юмора окончательно изменило нам.

Сидя на макушке "Замка", мы изучали дальнейший путь. Выбор невелик. Либо мрачная и холодная северная стенка, либо южная сторона.-- скальный лабиринт с трещинами и ледовыми каминами, чересчур тесными, чтобы без возражений пропустить человеческое тело. В одной трещине, рассекающей глыбину шес

тиметровой ширины, мы застряли и выбрались лишь с большим трудом. Все же мы предпочитали южную сторону. Всякий раз, как нам делалось очень уж тошно, мы выходили по снегу к северной стенке и неизменно убеждались, что с ней лучше не связываться.

Чем дальше, тем уже становился гребень. Вскоре мы очутились словно па лезвии ножа. А впереди, отделенная от нас двумя устрашающими "жандармами", торчала вершина -- элементарный снежный конус, который отсюда казался не выше какого-нибудь холмика в родной нашей Англии.

Мы зарылись в снег и взвесили положение.

Вид был потрясающий. Мы смотрели на ледники и снежные вершины, которых до нас, возможно, никто не видел, разве .что с самолета. На севере и на западе -- могучий хребет Гиндукуша и его южные отроги от перевала Анджуман. На ост-норд-ост -- великан-семнтысячник Тирадж Мир на границе Читрала. На юго-запад уходили горы, отделяющие Нуристан от Паньшира.

Впрочем, наша собственная позиция производила на нас не менее грандиозное впечатление, чем вид. Если выпустить камень из левой руки, он упадет на ледник в Чамарской долине, из правой-- на восточный ледник Мир Самира. Хью проделал наглядный эксперимент: определив нашу высоту -- пять тысяч восемьсот двадцать пять метров,-- он уронил высотомер, и тот, лишь однажды задев стенку, приземлился в Чамарской долине.

-- Чертова банка, -- мрачно молвил Хью. -- А, все равно от нее мало толку.

Над нами, издавая унылые звуки, кружили альпийские галки.

-- Надо решать,-- продолжал он,-- пойдем дальше или нет. И уж если идти, то выбрать правильный путь. Не то угробимся...

Где-нибудь еще эти слова показались бы излишне драматичными. Здесь они прозвучали как голая констатация факта.

-- Сколько, по-твоему, нужно, чтобы дойти до вершины?

-- Часа четыре, если не сбавим темпа.

Была половина второго, прошло девять часов, как мы начали восхождение.

-- Значит, будем там в половине шестого. Четыре часа обратно до "Замка", еще двадцать минут до кулуара. В десять начнем спуск по льду. Думаешь, доберемся до лагеря в темноте?

-- Остается только ночевать на гребне. Но мы не взяли спальных мешков. Вряд ли выдержим. Можно, конечно, попробовать, если хочешь...

Был момент, когда мы сдуру чуть не решили идти дальше. Уж очень соблазнительно: до вершины каких-нибудь двести метров. Но потом, чуть не плача, сдались. Обескураженные, съели печенье и выпили холодный кофе.

Спуск был ужасен. Теперь, когда нас не вдохновляла надеж

да взять вершину, мы вдруг ощутили, до какой степени устали. Впрочем, хотя силы и выдержка были на исходе, мы твердо решили соблюдать предельную осторожность. Здесь нет горноспасательной службы; даже вывиха достаточно, чтобы погубить обоих. Я поймал себя на том, что бормочу: "Смерть одного -другому конец, смерть одного -- другому конец".

Несмотря на дикую усталость, нас объединяло чувство нерушимого товарищества. В эти критические минуты сознание взаимной зависимости (вызванное, по-видимому, тем фактом,

что мы были связаны одной веревкой и жизнь одного находилась буквально в руках другого) родило во мне небывалую привязанность к Хью, несносному чудаку, который затащил меня в такое место.

Около шести мы, как и предсказывал Хью, достигли развилки под "Замком". Но дальше не стало легче. Дул сильнейший ветер, склон был залит отвратительным желтым светом заходящего солнца. Потом сгустились тучи, и начался буран. Ветер, завывая, хлестал нас снегом и градом. Ниже "Замка" мы сняли кошки, но вскоре пришлось снова привязать их. Так, с кошками, мы по одному спустились через выступ в кулуар на южном склоне.

Это был не тот кулуар. Шестьдесят метров скользкого льда, и слишком широкий, чтобы можно было надежно опираться о стенки.

Дважды мы снимали и опять привязывали кошки, чуть не плача от злости и проклиная замерзшие ремни. Хуже всего бы

ло то, что ветер с гребня врывался в кулуар, ослепляя нас снегом и швыряя большие камни. Один камень больно стукнул Хью в плечо. Я боялся, что он потеряет сознание.

Желоб заканчивался ледяным камином. Я прокатился метров шесть на "пятой точке", пока Хью не остановил меня, натянув веревку. Сдуру я нес кошки привязанными на поясе, а потому ехал, сидя на них. Длинные шипы оставили мне на всю жизнь любопытные шрамы.

Стемнело. На скальной стенке, снова покрывшейся ледяным панцирем, мы провели час, которого я никогда не забуду. Но вот мы, наконец, дома. "Дом" -- это всего-навсего уступ, где нас ожидали два спальных мешка, примус и немного еды; но именно сюда в пос^ ледние часы и были устремлены все наши, помыслы.

Навстречу нам поднялась темная фигура. Чиркнула спичка и осветила знакомое лицо с бородавкой на лбу: Шир Мухаммед, самый нерадивый и нелюдимый из наших погонщиков,

-- Я беспокоился за вас,-- сказал он,-- вот и пришел.

Было девять; мы почти семнадцать часов находились на ногах и не могли произнести ни слова.

Час спустя вскипели одновременно оба котелка; мы жадно пили чай и томатный суп. За этой тошнотворной смесью последовала банка варенья и снотворные таблетки, кото-* рые, судя по величине, были рассчитаны ско* рее на лошадей, чем на людей.

-- Не люблю наркотических средств,-- пробурчал Хью, погружаясь в сон,-но в дан* ных обстоятельствах это, пожалуй, оправдано.

Мы проснулись около пяти. Моей первой мыслью было, что я лежу на операционном столе. Это заблуждение усилилось, ког^ да я увидел окровавленные руки Хью. Мои руки выглядели теперь так же страшно, как и его несколько дней назад.

Одевание оказалось неожиданно сложной процедурой. Ши-ру Мухаммеду пришлось застегивать нам брюки. Не так-то просто для человека, который в жизни не имел дела с брючными пуговицами. Это был единственный раз, когда я видел его смеющимся. Потом он зашнуровал нам ботинки.

К тому времени, как мы собрались, уступ превратился в горячую тарелку. Шир Мухаммед шел впереди. Несмотря на тяжелую ношу, он прыгал по склону, как козел. Скоро ему надоел наш похоронный темп, и он ушел от нас.

У верхней кромки ледника Хью остановился и снял рюкзак.

-- В чем дело?

-- Веревка,-- прохрипел он. -- Я забыл веревку. Пойду за ней.

Спорить было бесполезно. Он уже тащился вверх по склону. Я сам создал глупейший прецедент, когда ходил за оставленным карабином.

Сразу за ледником на морене сидел Абдул Гхияз. Он разошелся с Широм Мухаммедом в скальном лабиринте и очень тревожился за нас.

-- Где мистер Кэрлесс?

-- Наверху. !-- Погиб?

-- Нет, он придет.

-- Вы взяли вершину?

-- Нет.

-- Почему мистер Кэрлесс не с вами?

На языке знаков я с большим трудом убедил его, что Хью не пал жертвой моего честолюбия. В конце концов Абдул согласился нести мой рюкзак. Вот, наконец, и лагерь.

Прошел час, два, а Хью не показывался. Мне стало не по себе, я ругал себя за то, что не подождал его на леднике. Трое погонщиков, сидя вокруг костра, на котором готовился какой-то грандиозный и загадочный обед в честь нашего возвращения, монотонно бормотали:

-- Мистер Кэрлесс, мистер Кэрлесс, где мистер Кэрлесс?

Наконец он пришел. Борода покрыта инеем, губы потрескались; короче говоря -- человек, переживший сокрушительный разгром.

-- Где ты был? Мы с ума сошли от беспокойства!

-- Я нашел веревку, -- сказал он. -- А потом уснул под камнем.


Содержание:
 0  вы читаете: Прогулка по Гиндукушу : Эрик Ньюби    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap