Приключения : Путешествия и география : Полометь - как не нужно на нее ходить (путевые заметки) : Татьяна Платонова

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Татьяна Платонова.

ПОЛОМЕТЬ: КАК НЕ НУЖНО НА НЕЕ ХОДИТЬ

Попытка воссоздания картины происходящего с 29 апреля по 2 мая 1999

Состав

"Таймень" - не самая неподходящая байда для того, чтобы ходить по Поломети:

Мика - капитан, он же - ответственный за создание чрезвычайных ситуаций (берег поджечь, чтобы все потом тушили, или что-нибудь столь же веселое), он же - в мирное время костровой, он же украшает места стоянок крестами (зачем? Не знаю...).

Жэка - матрос (на которого обзавидовался мой капитан, вечно ставя его в пример), он же - ответственный за социальное обеспечение, короче, Завхоз, он же - руки команды, терпеливо зашивавшие следующего героя

"RZ-85", старше каждого из нас лет на пять, ветеран - самая неподходящая байда, чтобы ходить по Поломети:

Ру - Адмирал и этим все сказано, он же мой капитан

Лесь, то есть я и есть, я же - Татьяна Львовна, я же - народ, группа поддержки и добрый доктор, от которого Мика почему-то бегал с криком "Не подходи!", если мне приходило в голову кого-нибудь помазать йодом и зеленкой - на выбор. Ру и Жэка мужественно руки подставляли. Я же обеспечиваю уют в палатке. Я же все это пишу, хотя изначально собирался Мика

29 апреля

Пересилив себя и не пытаясь изобрести что-нибудь весьма самобытное, свойственное только нам, заранее (!) купили билеты на 16-й поезд Москва-Мурманск до Бологого. (Для тех, кто не читал предыдущих отчетов: отправление в 0.28, в Бологое прибывает в половину пятого, до станции Дворец (говорят, ударение на "О") идет в 5.52 кукушонок Бологое-Дно.) Ехали с виртуальным товарищем - в последний момент пятый член команды решил, что он заболел. На этой полке поселились рюкзаки. Обалдевшие от нашей самоотверженности проводники не пытались возражать. Провожаемые прогнозом погоды вышли в еще теплом Бологом. Как раз успели разжиться в буфете кипяточком и ежегодными булочками. Завтракали в свежеподанном поезде, не дожидаясь отправления. Обнаружили, что забыли карту. Обнаружили, что не забыли карты. Еще раньше, ночью в мурманском нашли отсутствие соли, которую теперь успешно отсыпали у ребят, ехавших на Шлину. Впоследствии обнаружится, что забыли мы гораздо больше...

Станция Дворец - место колоритное. Местные жители необременительно общительны, слегка выбриты и соответственно пьяны (в 8 утра). По речке, протекающей прямо за крошечным зданием вокзала, несет острова пены. Радостно пугая друг друга, зафрахтовали "Москвич" до деревни Ельники, вняв советам предыдущих описаний. Дяденька - судя по всему, из местных интеллигентов поддерживая разговор, расхваливал речку и вспоминал о тех, кто проходил ее до нас. Пару раз упомянул бобров (ой!):

- Однажды бобры плотину выстроили практически на виду, как им это в голову пришло - не понимаю.

Еще не проснувшийся Адмирал решил прокомментировать то, что услышал:

- Если по литре выжрать - и не такое сделаешь!

Дяденька переваривал новые сведения об образе жизни бобров полминуты, пока общими усилиями его и Адмирала не привели в чувство.

У моста в Ельниках нам навстречу выбежали два аборигена (просто-таки довлатовские герои) с криками: "Ребята, ребята, тут есть отличная полянка, на ней все встают, мы вам покажем." И на тон ниже, с надеждой - "А по сто грамм не нальете?" Надо сказать, что этим они и удовлетворились. С полянки только что сошла вода, но трава и даже цветы прорасти успели, поэтому грязно было не так чтобы очень.

В этот день с утра было еще жарко... Команда "Тайменя" открыла купальный сезон. Мика поставил свой первый крест.

Отчалили после полудня. Расстроено плыли по спокойной речке, напоминавшей Подмосковье, но иногда лениво переливавшейся на перекатах. Судя по берегам, паводок был мощный - вода спала уже на метр. С облегчением выяснили, что деревья потрепаны только ледоходом (однако, основательно). Следы деятельности бобров отсутствуют - ура! Я их с Щегринки ненавижу.

В приступе интуиции мы выбрали девиз для нашего похода. Например, на той же Щегринке в 1997 на второй день нам стало ясно, какие слова наиболее точно отражают суть похода: "Назвался клизмой, полезай соответственно". Так вот, забыв чему нас учили родители (лично моя мама всегда говорила, что слово материально), не дожидаясь начала, мы выбрали лозунг: "Чтобы мало не показалось!.." И действительно, мало не показалось просто ни разу. Если нас наматывало на камень, то лодку разносило в клочья, и весь следующий день мы ее штопали и чинили. Если мы застревали в камнях, то прямо над метровым сливом, в который приходилось прыгать. Если мы пропарывались, то лодка стремительно шла ко дну, предварительно порвавшись там, где ее еще не шили накануне. На вынужденную дневку вставали в центре закрытого военного городка Валдай-3. Кстати, говоря "мы", прежде всего я имею в виду Адмирала и лично себя. Экипаж "Тайменя" специализировался на нахождении самых грязных участков берега, чалясь к ним, чтобы бежать вытаскивать нас из очередной ... гм! ... ситуации.

После лирического отступления продолжаю.

Не напрягаясь доплыли до Дворца, вспомнили как грести, попрыгали в игрушечных шиверках. За железнодорожным мостом, облокотившись на колючую проволоку, перекусили, зачем-то выпили (под селедочку). Покапал дождь. Меня это, впрочем, обрадовало, поскольку я мариновалась в мокрой гидре. И это был последний раз, когда я об этом жалела.

Практически за поворотом начался первый каньон. Высоченные глиняно-песчаные стены (этажей пять-шесть), рев, бурление и кипение, камни, камни, камни, бочки, обливняки, стоячие волны до 70 см. При этом река мелкая - когда мы нашли свой первый камень, в самом, пожалуй, жутком месте каньона, Мика и Жэка, проскочившие вперед, поднялись вместе с "Тайменем" пешком, по камушкам, как все. Хотела я это запечатлеть, стоя на подвернувшемся островке (из-за которого мы и влипли), но не успела. Правда, идти трудно - течение сносит немилосердно. Берегом нельзя - отвесная стена слева, справа не лучше.

Картина навсегда: Ру, яростно стаскивающий с камня разодранный "RZ", перекрикивая рев воды, с чувством: "ТАТЬЯНА ЛЬВОВНА, НУ ЕЕ НА ФИГ, ЭТУ КАРЕЛИЮ!!!!!!!!" (После того как в августе 1998 (звучит, как в июне 41) мы вернулись из Крыма, он весь год твердил, что "следующим летом мы отдыхаем в Карелии на байдарках".) Теперь говорит, что все было не так... Якобы он подошел ко мне и тихо сказал: "Знаешь, Лесь, наверное, в Карелию летом не пойдем." Ну-ну...

Пока Мика разводил костер, а остальные таскали вещи наверх (этаж на второй, раз уж начали так считать), начался такой град, которого нам видеть еще не приходилось. Градины размером с добрую горошину зло лупили по всему, что попадалось. А мы по случаю теплой погоды были в футболочках... У меня, правда, под футболкой был толстый-толстый слой резины. Вот когда я это оценила...

Ночевали в каньоне - ремонт требует на глаз часов шесть-семь. (Так и вышло.) Еле расчистили место для костра и одной палатки. Ужинать не стали, несмотря на робкие протесты Завхоза. Выпили чаю со сгущенкой, спрятавшись в палатке, - пошел дождь - и заснули.

30 апреля

Спали мы долго и со вкусом. Сказалась почти бессонная ночь в поезде и напряжение первого дня. Встали полдесятого. Ру и Жэка принялись за "RZ". Я и Мика - за завтрак (в смысле - готовить). Потом был и обед. Мика поставил парочку крестов. Запечатлели наш камень и общую картину. От рева воды начинаются слуховые глюки - кажется, что кто-то зовет. Куда?

Мика притащил мне ежика. Мы его сфотографировали и отпустили, как честные юннаты. Потом обнаружили, что исчез Жэка. В мозгу, истерзанном непрекращающимся шумом, стали рождаться сюрреалистические картины. Вот ежик в шортах и солнечных очках сдвигает бейсболку на затылок, достает фотоаппарат... а-а-а-а!!!!! Жэка вернулся. Он пытался просмотреть реку. Прогноз неутешительный. Мало ни разу не покажется.

Длина рваных ран шкуры "RZ" метра полтора. Часть - по шву, часть причудливо. Жэка навсегда поразил мое близорукое воображение, найдя иголку в траве у костра (чем не стог сена), которую сам, впрочем, потерял. Потом он ее сломал. И еще одну. Осталась последняя. Кильсон и шпангоуты раздроблены на несколько неравных половин, что называется.

Для тех, кто уже не знает: "RZ" - лодка деревянная. Наша частично металлизирована, учитывая ее почтенный возраст.

Проложили по дну несколько елочных стволов. Такая вот новогодняя лодка. Жэка обещает, что они прорастут, и мы будем сидеть на иголках.

Починка продолжалась до 6 вечера. Решили проплыть "часа два". Погода приятно теплая, дождь порывался моросить, но солнце все же победило. "RZ" максимально облегчили, переложив все в "Таймень", фартук надевать не стали, чтобы оперативно выскакивать. Мы с Адмиралом надели спасы (кстати весьма), а Мика и Жэка заявили, что они "не маленькие". Тем более, что спас остался один.

Адмирал получил веслом по голове. От меня. Случайно.

Снова нас закрутило в каньоне. Действующие лица - те же. Мы без фартука, поэтому в лодку захлестывает ведрами. На повороте под глиняным обрывом (опять!) единственное проходимое место - струя под самым берегом. Справа что-то невообразимое из камней, воды и пены. В струю обрушивается метровый слив. "RZ" вынесло на камень, и он повис прямо над сливом. Полна решимости прыгать в воду, выскакиваю из лодки. Ру проводит ее по струе вручную, ныряет следом, и вот так вот втроем мы плывем кильватерным строем до груды деревьев под берегом. Там кое-как переваливаемся через борт в лодку. Пошли дальше.

Почти сразу же садимся на мель. Решили, что раз уж встали, надо отчерпаться. Лодка уже тяжела - набралась в сливе. Черпаемся по очереди. По берегу бегают Мика и Жэка и машут нам руками. Голосов, естественно, не слышно. Наверняка ругаются... Отчерпались. За поворотом нас ждет "Таймень", Мика и Жэка стоят по колено в смеси глины и песка и выясняют, кто виноват. Слив они миновали успешно. Фартук их не лечит, они с нетерпением ожидают нас, с грузом кружек, заботливо запрятанных подальше.

Честное слово, мой капитан опытнее всех нас. Просто в этом походе ему не везло.

Пока не замерзли, решили плыть дальше. Река обнадеживающе успокаивается. Течение такое же сильное, но камней заметно меньше. Зато появляются техногенные подлянки. На одну из них мы со всего маху садимся. Труба. Железная. (По крайней мере мы ее так себе представляем ...- курсив Адмирала ) Под водой. "RZ" наполняется водой так быстро, как будто только этого и ждал. Успеваем подойти к берегу, точнее к коряге, на которую потом минут пятнадцать затаскиваем лодку с десятками литров воды (Примерно по фальшборта...).

Не ожидала от себя такого... Я, вообще-то, ростом 162 и вешу соответственно.

Как повелось с первого каньона, дело происходит на острове. За узкой протокой огромная поляна, с явными следами деятельности военных. Громадные эстакады, железные трубы. Все запущено. Последние годы это место очевидно используется для пикников. Завтра первое мая. Логика не вдохновляет, но делать нечего. "RZ" опять порван, еще круче. Плюс две дыры в боку. Даже "Тайменю" чуть досталось.

Встаем в чистом поле, за кустиками. Вокруг кипит жизнь. Проходят дети, проезжают машины, лают собаки. На другом берегу солдаты желают кому-то здравия. Все это кажется нам тишиной.

Снова ставим одну палатку. Места много, но у нас уплыла пенка. Осталось всего три. Меланхолично ужинаем. Ру, укрывшись моим спальником, делает вид, что его сушит. Только улеглись и начали засыпать, приехали военные, попытались проверить документы, но потом отстали, вникнув в наше положение. Оказывается, мы на территории закрытого военного городка. Ранее нам было известно, что здесь стоят части РВСН (Ракетные войска стратегического назначения). Ну ладно. Спим.

1 мая

С утра моросит дождь. Героически умывшись, возвращаюсь в палатку и принимаюсь от нечего делать будить ребят. На удивление мирно восприняв мои наглые действия, через час они созревают вылезти под дождь, который уже закончился.

Утро оказывается хмурым. Масштабы бедствия впечатляют. После долгих раздумий решаем шить и плыть. Жэка берет иглу и почти не выпускает ее из рук целый день. Воистину, терпение этого человека безгранично.

Я сушу нашу одежду. У каждого образовался мокрый комплект. Костровой халявит, Адмирал хандрит. Ему стало ясно, что на эту речку ходят на катах и каяках, упаковавшись в каски, гидры, спасы. В худшем случае - КНБ. То, что делаем мы, нельзя назвать и разгильдяйством. Это самоубийство. Это его мысли. Возможно, он прав. Огорченный неудачами, он отказывает нашей компании в умении. Это он зря. Мы все же не чайники. Посыпая свежие раны Адмирала солью, мимо проплывают вышеназванные плавсредства. Постепенно выясняется, что у нас дневка. С погодой повезло. Потому что на пикник никто не приехал, кроме одинокой "Волги" с парочкой. Они привезли с собой дрова, сожгли их и уехали.

Мне приходит в голову мысль. Я начинаю ее думать, потом результат мыслительного процесса выношу на суд команды. По-моему, все наши неудачи от того, что пошли мы в поход на два дня раньше. С 1 мая байдарочников начинает охранять специальный бог, и все проходит хорошо. А мы же плыли без покровительства. Меня поддерживает Мика. Жэка молча возвращается к иголке с ниткой, Ру винит только себя.

Мика продолжает украшать нас путь крестами. За полдня он поставил их штук пять. Потом его переклинило. Он притащил два бревна и соорудил крест метра два в высоту. Устав смеяться, мы лежали и смотрели, как он устанавливает его на песчаной куче. Прибив в нему обломок нашего весла (и такое случилось), он успокоился. Но ненадолго...

Адмирал продолжает находиться в отчаянии. Я нечаянно подливаю масла в огонь, и он твердо решает, что мы снимаемся с маршрута. Теперь в отчаянии я и Мика. Идем домой...

Ру и Жэка отправляются на разведку, чтобы выяснить, реально ли нанять тачку до ближайшего серьезного транспортного средства.

Прилично ли мы выглядим, волновались они перед выходом в свет. Я их причесала. Штирлица выдавал только парашют за спиной.

Пока они отсутствовали, я надеялась, что их миссия провалится, а Мика был в трауре. Вернулись. Не идем домой! Они дошли до КПП с солдатами и собаками, прочитали надпись "Валдай-3" и решили не искушать судьбу и не выходить за колючку.

В нашем лагере снова жизнь. Мика на радостях с удвоенной силой возобновил попытки довести Жэку до белого каления. Надо сказать, что это его любимое занятие. А доводить Жэку приятно вдвойне, поскольку он не обращает на это внимания. Я уже писала о его терпении. Опять-таки на радостях, по-моему, Жэка решил отреагировать на какою-то фразу Мики, и они восхитительно пофехтовали на палках, ранее служивших сушилкой. Жалко, что фотоаппарат мы уже утопили...

Жэка дошил лодку, я досушила вещи, перетряхнула спальники. Ближе к чаю начался дождь. Мы забрались в палатку поедать бутерброды и играть в карты.

Ура! Меня учили играть в преферанс. Даже не ругали.

Дождь шел всю ночь.

2 мая

К полудню отчаливаем, радостно наблюдая, как на нашей трубе киляется навороченная КНБ, теряя весла и все остальное. Этим они занимаются всю дорогу. Идем параллельно.

И после этого Ру говорит, что у нас умения не хватает! Уж мы-то весел из рук не выпускаем. Даже я. Две вещи вдолбили мне: за весло нужно держаться, как за родное, и от препятствий не шарахаться. Теперь я обнимаю каждый камень, на который нас ласково кладет Полометь, чуть ли не в зубах сжимая весло. Ей богу, точно не помню, некогда было.

Говорят, что за серебристой трубой, протянутой над рекой, начинается второй каньон. Так и есть, но с первым он рядом не стоял. Ловко проходим его и снова вплываем в подмосковную халяву. Маршрут пройден. Шли мы его не больше пяти часов. Но сколько же мы чинились!...

Первое впечатление от села Яжелбицы - оно состоит из бань. Второе понятно, почему. Вокруг глинистые берега, чалиться пока негде. Кое-как находим кое-какое место. Ру и Жэка уходят в люди. Холодает...

Выясняется, что через пять часов идет автобус до Валдая. Встаем на антистапель. Пока мы собираемся, небо ведет себя следующим образом - пара лучей солнца, черная туча, град, солнце... и т.д и т.п. Мимо по трассе проезжают ребята в поисках речки с водой. Мы их радуем, они с уважением показывают друг другу пальцем на "RZ" и отбывают к Дворцу.

С мокрыми рюкзаками и байдарками направляемся к остановке. До нее километра три. Через пару сотен метров валимся в траву под черемухой. И тут из-за поворота выезжает трактор с добрым трактористом. Он сообщает, что до автобуса осталось минут пять и от чистого сердца предлагает подбросить нас. Причины такого великодушия мы поняли, уже уместившись в прицепе. Надо сказать, что до этого трактор, по-видимому, ездил исключительно по навозу. Можно представить что и на кого полетело у него из под колес. Однако, мы успели на автобус.

Тракторист ради нас сделал хороший крюк. Добрая я, отчищая воротник куртки от налипшего на него коровьего дерьма, робко:

- Может, надо было ему что-нибудь дать?

Жэка, мрачно отчищая рукав:

- Надо было...

Ру, у которого вся спина в грязи, прямолинейно:

- Люлей вломить..

Мика радостно слонялся вокруг, потому что он, как самый хитрый, сел подальше от стороны, наиболее опасной при артобстреле.

Мы еще не поняли, а нам уже везло. Через три минуты (в 19 часов) пришел автобус, довезший нас до Валдая, откуда в 20.47 уходил до Бологого тот же кукушонок. До вокзала еле дошли, забрались в поезд. Потом спохватились - Ру побежал за пивом. "Балтика" там стоит докризисно. В поезде дописывали пулю, но всем уже было хорошо.

В Бологом были в половине одиннадцатого. Выбрали себе самый удобный поезд, приходящий в Москву в 6 утра. До двух поедали булочки, пили чай, играли в карты по убывающей: дурак, девятка, верю не верю.

Погода испортилась окончательно и надолго. В поезд садились по снегу. Все-таки хорошо, что вышли на два дня раньше...

...


Содержание:
 0  вы читаете: Полометь - как не нужно на нее ходить (путевые заметки) : Татьяна Платонова    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap