Приключения : Путешествия и география : Утро в Атлантике : Владимир Санин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  7  8  9  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  136  140  142  143

вы читаете книгу




Утро в Атлантике

Вздох облегчения – вышли из Бискайского залива.

Боже, как нас пугали!

– Завтра входим в Бискайский, – закрывая глаза и содрогаясь от воспоминаний, говорил знаток. – Гарантирую штормягу в десять баллов. Там по-другому не бывает.

– Никогда? – замирая, спрашивали новички.

– Почему никогда? – вроде бы оскорблялся знаток. – В прошлом году были все двенадцать баллов. Желчью травили. Помню, один чудак до того дошел, что за борт хотел выброситься. Пришлось связать. – И с наслаждением косился на зеленеющих от страха новичков.

И, представьте себе, ужасный Бискайский залив, где и в самом деле злостно хулиганят безнаказанные штормы, залив, дно которого усеяно обломками разбитых бурями кораблей, – был тих, как Чистые пруды в Москве в безоблачную летнюю погоду, Новички приходили в себя. Но едва их бледные лица успевали покрыться легким румянцем, как знаток, эта зловещая Кассандра, вновь пророчествовал:

– Сороковые широты – пробовали? Готовься, братва, звать маму. Десять раз их проходил – десять раз выворачивался наизнанку. Помню одного чудака, косая сажень в плечах, мастер по штанге. Как вышли из штормяги – скелетом мог работать в анатомическом музее.

– И там никогда не бывает штиля? – стонали новички.

– В сороковых широтах?! – Знаток начинал имитировать умирающего от смеха человека. – Тогда рубите меня на филе и бросайте акулам!

Неистовые, бушующие, опаснейшие для мореплавателей сороковые широты встретили нас так, словно решили искупить свою вековую вину перед человечеством. В жизни еще я не видел столь абсолютно спокойной водной глади. Взяв на камбузе ножи для обработки мяса, мы пошли разыскивать знатока, но тот наглухо заперся в каюте. Не хотелось ломать дверь – вот единственная причина, которая лишила местных акул вполне заслуженного ими лакомства.

– Сороковые – пустяки, – вещал знаток, когда ножи были отнесены обратно на камбуз. – Вот пролив Дрейка – это да! Помню одного чудака…

– …такого же отпетого брехуна, – подсказывали уже обстрелянные новички.

– Как желаете, мое дело – предупредить, – сухо говорил знаток. – Так вот. Прошлый раз, помню, мы входили…

– …в пивную…

– …в залив Дрейка, волны были высотой…

– …с Эльбрус!

– Тьфу! Пропадайте пропадом!

Над знатоком хохотали, и зря: в проливе Дрейка нас действительно тряхнуло, только на обратном пути.

Мы оставили за собой Бискайский залив и вошли в Атлантику. С каждым часом становилось все теплее. Минуло десять дней – и мы из осени забрались в лето, которое через две недели сменит зима, то есть не зима, а лето, поскольку в Антарктиде все наоборот. Привычный с детства календарь полетел вверх тормашками – какая-то лихая пляска времен года.

Все повеселели. Вчера днем на палубе стучали топоры – под руководством боцмана Алексеева из досок и брезента сооружались два бассейна. Двадцатые числа ноября, в Москве на зимние пальто переходят, а мы гладим шорты.

Утром Игорь Петрович Семенов уволок меня на верхнюю палубу наслаждаться восходом солнца. Сначала на горизонте виднелась преломляющаяся багрово-желтая полоса, и вдруг без всяких предупреждений из моря вынырнул и начал быстро увеличиваться в размерах золотой диск. Зрелище для богов.

– Красотища? – спросил Игорь Петрович.

– Здорово, – согласился я.

– Ну тогда будет не так обидно, – сказал Игорь Петрович.

– Что не будет обидно? – спросил я.

– Стирать рубашку, – пояснил Игорь Петрович.

Я отскочил от троса, на который изящно опирался – так и есть, рубашка в мазуте, масле и еще какой-то дряни! Терпеливо подождав, пока я не кончил оскорблять трос, Игорь Петрович произнес.

– «Стал на ноги человек. Подпоясывался не лыком по кострецу, а московским кушаком под груди, чтобы выпирал сытый живот». Откуда? О ком?

– Том первый, Ивашка Бровкин начал делать карьеру, – без раздумий ответил я. – Ваша очередь: «Хотя Имярек уже по смеху угадал, что приехал не на беду, но продолжал прикидываться дурнем… Мужик был великого ума…»

– «Мужик был великого ума…» – Игорь Петрович даже языком поцокал от удовольствия. – Музыка!

– Нет, не выкручивайтесь, говорите откуда, – допытывался я.

– Каждый ребенок знает, – отмахнулся Игорь Петрович. – Петр с Алексашкой и собутыльниками приехал к тому же Ивашке Бровкину сватать Саньку. Посложнее вопросы задавайте, вольноопределяющийся!

Как-то в одном разговоре случайно выяснилось, что мы оба – Игорь Петрович и я – любим одни и те же книги: «Петра Первого» и «Похождения бравого солдата Швейка». Отныне, встречаясь, мы изо всех сил старались уличить друг друга в невежестве, но без особого успеха, так как книги эти были читаны раз по двадцать и местами запомнились чуть ли не наизусть. Меня Игорь Петрович прозвал «вольноопределяющимся» – в честь незабвенного батальонного историографа Марека, и постоянно подшучивал над моими блокнотами. Стоило ему увидеть, что я делаю какую-либо запись, как он начинал декламировать:

– Пишите так: «Визе» летел по волнам навстречу опасности и судьбе. Под натиском бури трещали борта и прочие снасти. Владимир Санин орлиным взором окидывал бушующее море. «Вперед! – восклицал он. – К полюсу! Я не боюсь тебя, айсберг!»

– «Вы знаете меня только с хорошей стороны!» – цитатой огрызался я

– «Осмелюсь доложить, что я не хотел бы узнать вас с плохой стороны!» – парировал Игорь Петрович.

Между тем верхняя палуба оживала. Послышался плеск воды: старпом поливал себя из шланга. Борода и бакенбарды, окаймлявшие лицо старпома, обильно татуированная грудь, делали его похожим на стивенсоновского пирата.

А вот и два закадычных друга, инженеры-механики Лев Черепов и Геннадий Васев, мои соседи по столу в кают-компании и будущие приятели. С первых же дней морского путешествия они начали быстро и уверенно полнеть, да так, что спортивные костюмы уже обтягивают их, как перчатки. Вот друзья и бегают, и приседают, и гири толкают, что, на мой взгляд, помогает им не столько сбрасывать вес, сколько нагуливать аппетит: через подчаса за завтраком они будут творить чудеса.

Тут же боксирует с тенью Борис Елисеев, инженер по электронике, великодушно разделивший со мной свою каюту. Борис превосходно сложен, мужествен и красив. Тщательно выбритый, подтянутый, спокойный и сдержанный, с неизменной трубочкой во рту, Борис являет собой образец уживчивого соседа. Вставая на ночную вахту, он никогда не хлопнет дверью – качество, которое я считаю неоценимым. На «Визе» он ведает электронным оборудованием и «успокоителями качки», и как только море начинает волноваться, к Борису обращаются умоляющие взоры страдальцев, которые следят за каждым его движением и радостно сообщают друг другу:

– Елисеев пошел врубать успокоители!

Гремят гири и гантели, над столом носится избитый ракетками шарик, со свистом рассекают воздух скакалки.

– Завтра же начинаю делать зарядку! – пылко заверяю я Игоря Петровича. – Вот увидите!

– Зарядка – это замечательно, – не скрывая иронии, констатирует Игорь Петрович и достает сигареты. – Угощайтесь, пока еще не стали святым.

– Натощак курить очень вредно, – голосом отпетого ханжи говорю я, вытаскивая зажигалку.

– Что вы говорите? – удивляется Игорь Петрович. – Вот бы никогда не подумал! Увы, жизнь так устроена, что лишь вредное доставляет удовольствие. Поэтому я всегда шарахаюсь от полезного, как черт от ладана.

Утро на «Визе» заканчивалось диспетчерским совещанием. В конференц-зал приходили капитан и его помощники, начальники антарктических станций и отрядов. Синоптики развешивали на стенде карты погоды и полученные со спутников Земли снимки, на которых наша земная атмосфера выглядела разорванной в клочья – поле боя циклонов, антициклонов и прочих стихий. Синоптики докладывали о перспективах на ближайшие сутки, а потом начальник экспедиции зачитывал антарктическую сводку. Начиналось деловое обсуждение, постепенно переходившее в беседу на вольные темы. Здесь можно было узнать все свежие новости, выловленные радистами из эфира, – а в открытом море новости ценятся чрезвычайно высоко.

– Мирный, – глядя в сводку, сообщал Владислав Иосифович Гербович, – температура минус пятнадцать, ветер двадцать пять метров в секунду, санно-гусеничный поезд Зимина готовится к походу на Восток, все в порядке… Молодежная… Новолазаревская… Все в порядке… Станция Восток… потеплело, минус пятьдесят шесть градусов.

– Пора переходить на плавки с меховым гульфиком!

– Станция Беллинсгаузена, – продолжал начальник. – Как обычно, полный джентльменский набор: метель, мокрый снег с дождем, туман, гололед, плюс семь градусов.

Иронические взгляды в сторону Игоря Михайловича Симонова. Тот привык к нападкам на свою станцию, которая, будучи антарктической по форме, является один бог знает какой по содержанию. Уникальный микроклимат! Тепло и сыро. «Как говорят – „антарктические субтропики“.

– Мы заседаем, а первые ласточки уже загорают,– поглядывая в окно, сказал Гербович. – Юлий Львович, нужно рассчитать время для загара с учетом высоты солнца и прочих факторов, дайте рекомендации по судовой трансляции.

Юлий Львович Дымшиц, главный врач экспедиции, кивнул, но при этом на лице его изобразилась некоторая безнадежность: кто станет слушать рекомендации, когда предстоит долгая полярная ночь? Все равно будут загорать на «полную катушку» – от восхода до заката.

Всех развеселил главный механик судна Олег Яковлевич Кермас. На вопрос, готовы ли его ребята к работе в тропических условиях, он ответил:

– Готовы. В тропиках машинная команда будет в основном… на палубе.

– А главный механик где будет?

– Конечно, среди коллектива!

Вскоре начальник экспедиции понял, что любое деловое обсуждение неизбежно упирается в тему загара.

– Ладно, пошли впитывать солнце. Скоро оно будет только сниться!


Содержание:
 0  Новичок в Антарктиде : Владимир Санин  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ : Владимир Санин
 4  День первый : Владимир Санин  7  Василий Сидоров жертвует мешком картошки : Владимир Санин
 8  вы читаете: Утро в Атлантике : Владимир Санин  9  Товарищи, назначенные чертями! : Владимир Санин
 12  День с восточниками : Владимир Санин  16  МЫ БЫЛИ АБСОЛЮТНО УВЕРЕНЫ… : Владимир Санин
 20  Дорога на Восток : Владимир Санин  24  За чашкой чаю : Владимир Санин
 28  Калейдоскоп одного дня : Владимир Санин  32  Впечатления последних дней : Владимир Санин
 36  Несколько страниц прощания : Владимир Санин  40  Василий Сидоров жертвует мешком картошки : Владимир Санин
 44  Монтевидео : Владимир Санин  48  Законы, по которым живут полярники : Владимир Санин
 52  ПОСЛЕДНЕЕ ИСКУШЕНИЕ : Владимир Санин  56  Возьмем мы швабры новые… : Владимир Санин
 60  Мой вклад в строительство домика : Владимир Санин  64  Папа Зимин и его ребята : Владимир Санин
 68  Остров пингвинов : Владимир Санин  72  Не доверяй первому впечатлению, читатель! : Владимир Санин
 76  Кают-компания : Владимир Санин  80  Бывалые полярники : Владимир Санин
 84  Остров пингвинов : Владимир Санин  88  Не доверяй первому впечатлению, читатель! : Владимир Санин
 92  Кают-компания : Владимир Санин  96  Бывалые полярники : Владимир Санин
 100  0бь – наша родненькая… : Владимир Санин  104  Молодежная: люди к сюрпризы : Владимир Санин
 108  Капитан Купри и незваный айсберг : Владимир Санин  112  Новые знакомые на берегу пролива Дрейка : Владимир Санин
 116  Этот волшебный, волшебный Рио : Владимир Санин  120  Возвращение новичка : Владимир Санин
 124  Подточенный айсберг, киты и ушедший припай : Владимир Санин  128  Три новеллы : Владимир Санин
 132  Валерий Фисенко в центре внимания : Владимир Санин  136  Антарктида осталась за кормой : Владимир Санин
 140  Галопом по Рио-де-Жанейро : Владимир Санин  142  Возвращение новичка : Владимир Санин
 143  Использовалась литература : Новичок в Антарктиде    



 




sitemap