Приключения : Путешествия и география : "Утро" нового "цикла" : Мишель Сифр

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  86  87  88  90  93  96  99  102  103

вы читаете книгу




"Утро" нового "цикла"

Когда я спускался в пещеру Миднайт, мне казалось, что самое трудное — быть привязанным с помощью кабеля к записывающим приборам. На деле, вынужденный все время быть "на привязи", я довольно быстро привык к "поводку". Зато все более и более неприятными становились психологические и психофизиологические тесты, которые мне приходилось выполнять по нескольку раз в день.

С них начиналось "утро" или, точнее, то, что я считал утром нового "цикла". Лишь только вспыхивает лампочка накаливания, подвешенная на скользящем крючке, я снимаю с себя датчики, расстегиваю молнию спального мешка, вылезаю из него и зажигаю лампы дневного света снаружи палатки.

Снимаю телефонную трубку и говорю:

— Я проснулся!

— О'кей!

Мои беседы с находящимися наверху очень кратки. Это предусмотрено: ничто не должно даже косвенным образом указывать мне час и дату.

Выполнение тестов четыре или пять раз в день занимает у меня около четырех часов (по крайней мере я так считаю).

Недели за две до моего спуска в пещеру Джон Руммель, руководитель одного из отделов Центра пилотируемых космических кораблей в Хьюстоне, придумал физиологический тест, еще не применявшийся при экспериментах "вне времени": он снабдил меня велоэргометром и дал указания, как им пользоваться. Мелькает мысль: хорошо бы сломать ногу! В самом деле, ко всем классическим тестам добавлен еще один, продолжительностью около 20 минут. Перспектива езды на велосипеде, закрепленном на одном месте, с каждым утром отталкивает меня все больше и больше, а порой просто невыносима… Тем не менее я регулярно, каждое утро, кручу педали и со скоростью 30 километров в час "проезжаю" от двух до пяти нескончаемых километров. От усталости у меня вырывается несколько крепких слов.

Тесты, которые я выполнял, должны были помочь определить работоспособность человека, живущего не по обычному суточному ритму, без ориентиров во времени. Не ухудшаются ли его умственные и физические способности от долгого бодрствования, как, например, после "белой ночи"? Не отражается ли это на его внимании, самоконтроле и других качествах, столь важных для тех, кто работает?

Я должен также измерять свое артериальное давление, вес, записывать температуру внутри палатки (постоянно, с точностью до десятой доли градуса), барометрическое давление. С помощью динамометра измеряю также мышечную силу правой и левой руки, записываю полученные данные. Это весьма объективный регистратор, он не ошибается; когда я в форме, стрелка динамометра доходит до 105-го или 110-го деления, а когда утомлен — только до 60-го или 70-го.

Потом стреляю в цель из пневматического ружья. В пяти метрах от палатки установлена вертикальная доска, на которую вешаю мишень. Этот тест не предусматривался экспериментом, но ведь интересно узнать, не влияют ли на меткость стрелка продолжительность и характер его сна.

Выполнив все это, звоню на поверхность и передаю все записанные цифры. Но это еще не все: нужно дважды сосчитать от единицы до двадцати пяти по пальцам правой руки, последовательно дотрагиваясь большим пальцем до остальных; затем сложить 51 цифру, взятые наугад, и вспомнить, один за другим, десять телефонных номеров.

Это, на мой взгляд, очень важный тест. В самом деле, мы установили, что при отсутствии ориентиров во времени нарушается память. Всем моим товарищам, а также советским космонавтам это явление знакомо [26]. И сейчас я отчетливо чувствую то же самое. Не могу вспомнить, что делал вчера и тем более — позавчера. Позавчера или месяц назад? Какая разница? И то и другое превратилось в небытие. Все, что не записано сразу, безвозвратно канет в подземном мире вечной ночи.

Затем нанизываю разноцветные бусинки на вязальную спицу, чередуя определенным образом цвета. Этот тест на координацию зрения и движений рук. Теперь мне понятно, почему так злился Филипп Энглендер в 1968–1969 годах! В конце концов все это надоедает. Часто испытываю не усталость, а просто желание ничего не делать, которое иногда трудно преодолеть. Мне ничего не хотелось, даже есть. Полное отсутствие всякого интереса и к умственной, и к физической деятельности. Думаю, что это — следствие жизни в монотонном, молчаливом мире, где ничто не возбуждает никаких желаний.

Температура в пещере Миднайт как нельзя более благоприятна, но постоянно одна и та же. Как бы мне хотелось ощутить дыхание свежего ветра или живительную влагу дождя на своем лице! По-моему, при длительном путешествии в космосе необходимо по возможности изменять температуру в кабине, чтобы вызывать полезные реакции организма. Человек нуждается в разнообразии.

Бритье и гормоны

Утро, как две капли похожее на другое. Просыпаюсь… Странное пробуждение в кромешном мраке и абсолютной тишине. Невозможно представить себе полное безмолвие. Слышны лишь те звуки, которые производишь сам: урчание в животе, шуршание волос, скрип шарнира зонда, шум дыхания…

Открывая глаза, спрашиваю себя: да проснулся ли я? Слух не может подтвердить это. В любой европейской пещере — одному богу известно, сколько я их посетил! — в тишине раздается либо непрерывный, либо периодический звук падающих капель воды. А здесь — ни звука!

Проголодался и готовлю себе обильное пиршество: бифштекс из филейной части, тушеную морковь в масле, салат из тунца, а на десерт — лимонный пудинг. Пью оранжад.

Провожу рукой по лицу — колется. Вечером надо побриться. Американский ученый профессор Гольберг недавно обнаружил зависимость между ростом бороды и функциями половых желез. Образование половых гормонов должно следовать определенному ритму. Поэтому, побрившись, я собираю снятые волосы и ежедневно их взвешиваю. Это интересный опыт; его данные сопоставят с содержанием гормонов в моей моче, анализ которой проводится ежедневно.


Содержание:
 0  В безднах Земли : Мишель Сифр  1  Мое призвание и Фонд призваний : Мишель Сифр
 3  Горькое разочарование : Мишель Сифр  6  Самоцветы в гротах : Мишель Сифр
 9  Мое призвание и Фонд призваний : Мишель Сифр  12  В подземной реке Вольпан : Мишель Сифр
 15  Летучие мыши : Мишель Сифр  18  Подземный ледник на дне пропасти : Мишель Сифр
 21  Один во мраке : Мишель Сифр  24  Вне времени : Мишель Сифр
 27  Большое научное открытие : Мишель Сифр  30  Убеждаю товарищей : Мишель Сифр
 33  Разведка ледника : Мишель Сифр  36  Единственный товарищ в одиночестве — паук : Мишель Сифр
 39  Далеко идущие цели : Мишель Сифр  42  Подземный каротаж : Мишель Сифр
 45  Разбушевавшиеся воды : Мишель Сифр  48  Спуск, связанный с воспоминаниями : Мишель Сифр
 51  Несчастный случай : Мишель Сифр  54  "Внутренние часы" человека : Мишель Сифр
 57  Человек-лаборатория : Мишель Сифр  60  Сорокавосьмичасовой ритм : Мишель Сифр
 63  Смелые эксперименты : Мишель Сифр  66  Жози Лорес, первая в мире спелеонавтка : Мишель Сифр
 69  Жизнь под землей : Мишель Сифр  72  Два добровольца пропасти Оливье : Мишель Сифр
 75  Первые дни "вне времени" : Мишель Сифр  78  Отличная терапия : Мишель Сифр
 81  Памятный день : Мишель Сифр  84  В тридцать три года начинаю всё сызнова : Мишель Сифр
 86  Первые дни "вне времени" : Мишель Сифр  87  вы читаете: "Утро" нового "цикла" : Мишель Сифр
 88  Кризис : Мишель Сифр  90  Заботы : Мишель Сифр
 93  Конец эксперимента : Мишель Сифр  96  Приложение II. Карстовый массив Маргуареис (Приморские Франко-Итальянские Альпы) : Мишель Сифр
 99  Приложение I. Французский Институт Спелеологии и его достижения : Мишель Сифр  102  Приложение III. Пропасти массива Маргуареис : Мишель Сифр
 103  Использовалась литература : В безднах Земли    



 




sitemap