Приключения : Путешествия и география : Глава 14 : Дмитрий Скирюк

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  41  42  43  48  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  185  186

вы читаете книгу

Глава 14

Остров Пасхи. Первые приключения. Аку-Аку. Дезинформация. Мы становимся местной достопримечательностью. Как обманули Предводителя.

Утром к нашему пробуждению на палубе был накрыт праздничный стол. Мы с Пашкой рассказали о своих похождениях, после чего приступили к еде.

— Игорь, — спросил Паша, — можно я еще одну сосиску возьму?

— Бери, бери, — радушно отозвался тот, — и вторую бери, и третью, я ведь не считаю… А у меня для вас сюрприз.

— Какой?

— Видите во-он то пятнышко на горизонте? Это остров Пасхи, хлопцы! Так что — готовьтесь к высадке.

Соскучившиеся по твердой земле, мы столпились на носу корабля и жадно всматривались в очертания незнакомого острова, которые по мере приближения становились все более отчетливыми. Солнце уже давно миновало полдень, и нам следовало поспешить.

— Это и есть остров Пасхи? — удивился Паша. — Такой мелкий?

— Он самый, можешь не сомневаться! — ухмыльнулся Игорь. — Выше голову, друзья, скоро отдохнем.

Игорь притащил подзорную трубу, и мы, передавая прибор друг другу, рассмотрели остров во всех подробностях, в то время как Олег рассказывал нам его историю.

— Остров Пасхи, или, как его еще называют туземцы, Рапа-Нуи или Вай-Гу, был открыт для остального мира голландцем Роггвеном в 1722 году. Произошло это пятого апреля, как раз на Пасху, поэтому в честь праздника остров и получил свое название. С 1888 года им владеет Чили.

Как видите, — с видом старожила продолжал он, указывая на три выступающие горные вершины, — остров имеет треугольную форму, а по углам высятся вулканы, правда потухшие. Вот этот, высокий, — Рано-Арои, тот, что справа, — Катики, а самый дальний — Рано-Као. Общая площадь острова — сто шестьдесят пять с половиной квадратных километров.

— Не нравится мне это место, — хмуро заметил Капитан, опуская трубу. — Сплошные скалы, высадиться негде… Там есть вода?

— В смысле — пресная, что ли? — спросил Олег и кивнул. — Конечно! Иначе как бы там жили островитяне?

— Там и люди есть? — поразился Игорь. — Дикари, наверное?

Олег рассмеялся.

— Конечно нет! Вполне цивилизованные люди. Население его — около двух тысяч человек, из них лишь процентов сорок — коренные жители. Я думаю, ничего не помешает нам запастись там продуктами и пресной водой.

Фарватера на подступах к острову мы, разумеется, не знали, и неподалеку от берега с грохотом посадили корабль на мель. Бочки, мешки и пустые бутылки лавиной покатились к левому борту, срывая такелаж и сбивая нас с ног. Откуда-то сверху шлепнулся Капитан Флинт и запетлял, уворачиваясь от катящихся бутылок. Корабль замер, слегка накренившись, паруса безжизненно повисли. Сквозь прозрачную толщу воды пестрым ковром проглядывали тропические водоросли. «Гончая» застряла, как кит на мелководье.

— Славно треснулись, — буркнул Игорь, выбираясь из-под груды мешков. — Надеюсь, днище не пробито. Кто стоял у руля?

— Я! — отозвался из трюма многострадальный Паша.

— Два наряда вне очереди! Стоп машина! Полный назад!

За кормой взлетел фонтан брызг, палуба судорожно затряслась, но судно не сдвинулось ни на сантиметр. Игорь разжег трубку и некоторое время молчал, задумчиво грызя мундштук.

— Н-да, — наконец сказал он. — Ничего не поделаешь. Будем ждать прилива, а пока предлагаю высадиться на остров. Опускайте шлюпку, а я пока деньги захвачу.

В кассе пиратского корабля мы обнаружили довольно большую сумму денег как в долларах, так и золотыми монетами. Последних было мало, но золото ценится везде, так что должно было хватить.

Идею Командора встретили шумным одобрением. Все привели в порядок свою одежду, а Игорь вновь сменил костюм, запас которых у него был, по-видимому, неиссякаем.

— Смотри в оба! — посоветовал Витя Коле. — Остаешься за хозяина.

— Да, за меня остаешься, — вмешался Игорь. — На судно никого не пускать и самому тоже не отлучаться. Мы вернемся завтра днем. Если что — стреляй из пушки, мы сразу приплывем.

— Понятно, — кивнул тот. — Только вот что: вы горючего привезите. Баки у нас совсем сухие.

— Ладно. Какого тебе?

— Ну… — Коля задумчиво поскреб бороду. — Дизельного топлива. Литров этак четыреста. Масла тоже неплохо бы…

Захватив с собой средних размеров бочонок для воды, мы впятером погрузились в шлюпку и налегли на весла. В последний момент с «Гончей» спикировал Флинт и примостился на носу шлюпки. Игорь нахмурился, но ничего не сказал, наверное, втайне надеясь, что провокатор-галчонок потеряется на острове.

Погода была солнечной, волнение — несильным, а вскоре нашлось и подходящее место для швартовки. Мы вытащили шлюпку на берег, поднялись по крутой каменной осыпи и сразу наткнулись на грунтовую дорогу, идущую вдоль возделанного поля. С непривычки всех немного пошатывало. Игорь нагнулся и стал разглядывать следы колес на песке.

— Куда пойдем? — спросил Витя.

— Направо, — сказал Олег. — Там поселок будет.

— Направо, так направо, — согласился Игорь. — А какой тут у них язык? Чилийский?

— Рапануйский! — предположил Паша.

Все расхохотались, и лишь Олег остался серьезным. Выяснилось, что Пашка прав! Узнав об этом, тот надулся от гордости и поглядывал на остальных свысока. Помахав оставшемуся на корабле Коле, мы навьючили бочонок на Пашу и двинулись вправо по дороге. Минут через десять — пятнадцать нас нагнал старенький «Форд»-пикап, некогда зеленый, а теперь совершенно потерявший всякий цвет. Игорь поспешил воспользоваться этим, и после недолгих переговоров, подкрепленных мятой кредиткой, мы забрались в кузов и затряслись по разбитой дороге. Зеленеющие поля, редкие рощицы эвкалиптов и банановые плантации вперемешку с лугами — таким мне запомнился пейзаж острова Пасхи. Старый грузовичок неторопливо пылил по дороге, а мы глазели по сторонам.

— О, глядите! — Игорь указал на несколько странной формы скал, торчащих посреди ровного луга. — Совсем как статуи!

— А это и есть статуи, — подтвердил Олег. — Это моаи — главная достопримечательность острова Пасхи. Их еще называют Аку-Аку. Некоторым из них несколько тысяч лет…

— А кого они изображают? — осведомился Командор.

— Путешественников! — сказал Паша, прежде чем Олег успел ответить. Повернувшись к нам, боцман лукаво подмигнул и невозмутимо продолжил: — Всех знаменитых мореплавателей, которые сюда приплывают, аборигены эта… как его… вырубают из камня. Вот.

— Зачем?! — изумился Игорь, на сей раз с нескрываемым удивлением рассматривая приближающуюся статую — остроносую, с вытянутой головой и длинными мочками ушей.

— На память, — с простодушной миной на лице пояснил Паша. — Это вот Роггвен. Это — Магеллан. А это — Тур Хейердал.

— Да-а? — Игорь критически прищурился. — Похож… Только нос великоват, а так — вылитый старина Тур!

Мы еле сдерживали смех. Пашка врал беззастенчиво, легко и вдохновенно, а удивление Игоря ясно давало понять, что о статуях острова Рапа-Нуи он слышит впервые. Морская скука постепенно покидала нас.

Наконец машина остановилась на окраине большого поселка, и мы вылезли из кузова. Как выяснилось вскоре, городишко назывался Хангароа и оказался, к немалому нашему изумлению, столицей Рапа-Нуи. Застроенный одноэтажными домами, городок производил весьма приятное впечатление. Кругом произрастали в изобилии акации, мимозы, олеандры. Зеленый, тихий, девственно-провинциальный, городок был удивительно красивый, но очень пыльный. Асфальта не было, только возле церкви оказалась серая нашлепка, так и не застывшая под местным солнцем и уже почти совсем сползшая к океану. Люди здесь все больше ездили на лошадях, из машин попадались одни джипы. Правда, вскоре мы увидели на углу нашу отечественную «Ниву» и таращились на нее минут примерно десять, как на редкую диковину. Ладья на радиаторе была для нас как привет с далекой Родины. Редкие прохожие с любопытством косились на нас.

Отыскав первым делом водоразборную колонку, мы вволю напились, а затем с превеликим трудом задвинули под кран бочонок, наполнили его и заткнули пробкой. Тут же возникла проблема — куда его девать. В конце концов мы оставили его под какой-то пальмой, а сами двинулись вниз по улице. Капитан Флинт ехал на Витькином плече и время от времени принимался чистить перышки.

Улочка оказалась проспектом имени Поликарпо Тодо. Как объяснил Олег, именно этот тип присоединил остров к Чили сто лет тому назад. Слух о нашем прибытии распространялся со скоростью пожара, и, пройдя десятка два шагов, мы с удивлением обнаружили, что нас сопровождает человек двадцать местных жителей и дюжина туристов с континента; а когда мы прошли мимо школы, к ним присоединилась еще стайка босоногой ребятни.

— Чего это они? — выпучил глаза Пашка.

— На тебя пришли посмотреть, — усмехнулся я. — Ради такого зрелища сейчас весь город сбежится.

— Сам ты… зрелище, — обиделся тот. — Папуас несчастный!

— Считай, что я — местный житель, — примирительно сказал я.

Пашка фыркнул и умолк: на местных я не походил.

В окнах домов то и дело мелькали любопытные лица жильцов. Мы шли мимо каких-то лавчонок, сувенирных магазинчиков, салонов — нам попался даже банк! — и всю дорогу нас сопровождала восторженно перешептывающаяся толпа. Наконец из дверей подвальчика, мимо которого мы проходили, неожиданно послышался какой-то подозрительный звон. Пашка мгновенно насторожился, словно борзая, услышавшая охотничий рог, и завертел головой.

— Интересно, что там, а? — как бы между прочим пробормотал он, останавливаясь. — Давайте заглянем?

— Некогда, — проворчал Игорь. — Нам еще горючее достать надо и продуктами запастись.

Посредине этой тирады дверь подвала распахнулась, и мы увидели, что именно там находится.

— Спортзал!!! — дико вскричал Пашка и галопом устремился к заветной двери.

Нет сомнения, что, попади он в это царство гирь и тренажеров, он остался бы там навсегда. Изловчившись, Хозяин ухватил беглеца за шиворот и, подождав, пока тот не перестанет трепыхаться, продемонстрировал ему свой кулачище.

— Нашел время! — рявкнул он. — Нас Коля на «Гончей» ждет не дождется, а ты… Марш в строй! Р-распустились!

Пашка уныло пристроился в хвосте процессии, и мы двинулись дальше.

— Кит пузатый! — втихомолку ругался он. — Ну, погоди! Уж я тебе устрою… отпуск за свой счет!

Народ восторженно загудел, обсуждая происшедшее. Наконец мы не выдержали и спросили у прохожего, где тут можно пообедать. Вскоре, сопровождаемые толпой человек в сто, мы уже ввалились в небольшой кабачок и направились к стойке бара. Игорь тотчас принялся стучать кулаком, а когда показался заспанный бармен, потребовал пять порций рома, пять бифштексов с двойным картофелем сразу и один на вынос, и пива.

— И каши, каши рисовой! — взволнованно пролез было Паша, но Игорь локтем оттолкнул его назад и небрежно бросил бармену монетку — золотой испанский дублон.

— Пиастрры! — лихо каркнул Капитан Флинт и уставился на меня одним глазом. — Р-рому! Кру-кружку!

Бармен спросил, какой ром мы предпочитаем, нацедил нам три стакана белого и два — черного, после чего куснул монетку и сделал круглые глаза:

— Настоящая!

— А то ж! — ухмыльнулся Игорь и одним глотком осушил свой бокал.

Разговоры в зале постепенно смолкли — все смотрели в нашу сторону. Никто не решался первым заговорить. Наконец какой-то турист, видимо, немец, приблизился и на ломаном английском изъявил желание сфотографироваться с нами.

— А вам зачем? — полюбопытствовал Игорь.

— О! — заулыбался тот. — Это ше так интересно! Ви есть пираты?

— Самые настоящие! — важно кивнул Игорь.

Все-рассмеялись, захлопали в ладоши. Игорь расплылся в улыбке, стал раскланиваться, как вдруг неожиданно понял, что над нами просто смеются, принимая за актеров. Он покраснел, влез на стол, вытащил из-за пояса пистолет и бабахнул в воздух. Шум смолк.

— Молча-ать! — крикнул он. — Я капитан Гурей, гроза и ужас Тихого океана, и я не позволю издеваться надо мной, иначе пушки моего корвета сметут с лица земли ваш городишко!

Из-за ножки стола опасливо выглянул Капитан Флинт.

— Нет бога, кроме Кру-Кру, — сказал он, — и капитан Гурей про… Ай!

Игорь взмахнул саблей, одним махом перерубил злосчастную ножку и вместе со столом рухнул на пол. Галчонок в ужасе вскарабкался Вите на плечо и умолк. Игорь поднялся и с обнаженной саблей подскочил к ошеломленному туристу.

— Дуэль! — крикнул он. — Мы будем биться любым оружием! Сегодня! Сейчас! Олег, готовься, будешь этим, как его… секундомером!

— Игорь, а может, не надо? — пробормотал тот.

Спас положение немец, который, похоже, ничего не понял из нашей беседы, к тому же был навеселе.

— Хо-хо! — вскричал он. — Желаю знакомиться! Это ошень карашо! Бармен! Пять ромов к моим друзьям унд шнапс для меня!

Игорь быстро остывал. После второй порции черного «Баккарди» он признал, что в сущности все мы — славные ребята, и он рад, что у него столько друзей. Вокруг все шумели и переговаривались. Монеты и банкноты сыпались на прилавок, стаканы наполнялись, и вскоре мы пришли в веселое настроение. Паша имел бешеный успех у женской половины и, взобравшись на стол, демонстрировал мускулатуру. Игорь фотографировался со всеми подряд, произносил тосты и окончательно забыл все обиды. Смущенный Флинт покорил всех своим лексиконом, всякий раз испуганно прячась за Витьку, когда зрители аплодировали…

Лишь под утро мы пришли в себя. Ресторан был пуст, только в углу сидели Игорь и какой-то незнакомец. Между ними была початая бутылка, крабовый салат и пачка долларовых банкнот, обандероленная банковской бумажкой.

— Очнулись? — добродушно спросил Командор. — Вот и хорошо. Выходите наружу — я тут насчет топлива договорился.

На улице было прохладно. Проветрившись, мы добрались до бензоколонки на окраине городка, где зафрахтовали большой бензовоз, после чего Игорь выделил Паше энную сумму денег и длинный список продуктов, которые предстояло закупить.

— Ничего! — подмигнул Пашка, уходя. — Я тут тоже кое с кем договорился. Только Игорю ни слова!

— О чем это он? — спросил я.

— Не знаю, — пожал плечами Витя.

Пашки не было довольно долго. Мы отдыхали, лежа в тени, когда к нам подошли несколько туземцев в национальных костюмах и что-то спросили у Хозяина. Игорь растерялся.

— Чего они хотят?

— Разрешения просят, — пояснил Олег. — Говорят, надо высечь статую великого капитана Гурея.

— Но мне некогда! — запротестовал Игорь. — Мне на корабль надо!

Туземцы что-то залопотали.

— Они говорят, что это ненадолго, а отказом ты их обидишь.

— Да? — Игорь заколебался. — Ну, раз ненадолго… Тогда пошли.

Было видно, что он польщен и раздосадован одновременно. На берегу высилась небольшая скала, по которой уже ползали каменотесы с молотками и долотами. Игоря с почестями препроводили к скале, раздели до трусов, попросили сложить руки на животе и деловито затюкали по камню.

Кусты у нас за спиной громко затрещали, и на поляну выбрался взъерошенный Пашка.

— Ну, как вам моя идея? — спросил он.

— Какая идея?

— Что значит: «какая»? Эта! — Паша указал на Командора. — Это я их подговорил Игоря разыграть.

— Ты?! — у Витьки отвисла челюсть.

Только теперь до меня дошел весь смысл происходящего, и я затрясся от смеха.

— Ну ты даешь!

— А я что? Я ничего! Будет знать теперь, как меня принародно позорить!

— Но так нельзя! — запротестовал Олег. — Надо сказать ему об этом!.

— Ты что? — замахал руками Паша. — Ты думай, что говоришь! Знаешь, сколько денег я на это ухлопал? Ты же себе харакири сделаешь, если я сумму назову! Ну, я пошел.

— Куда?

— В спортзал!

Наблюдая за Командором, мы не могли удержаться от смеха — Игорь стоял на самом солнцепеке и обливался потом — «скульпторы» не позволили ему даже шляпу надеть. Все они вели себя страшно озабоченно, то и дело измеряли талию Предводителя рулеткой и, незаметно сменяя друг друга, делали вид, что долбят скалу. Солнце палило нещадно. Нос у Игоря уже облупился, но он стойко терпел.

— Ну, Пашка, ну, голова! — восхищался Витя. — Надо же, чего придумал! И где он только деньги достал, сукин сын?

Пока Игорь позировал, мы отвезли горючее на берег, с помощью лебедки стащили «Гончую» с мели, подвели ее поближе и закачали топливо в баки. Вскоре прибыла машина с продовольствием, а вслед за этим пожаловали толпы любопытствующих туристов.

Пашка выскочил на палубу, как чертик из коробочки.

— Соблюдайте очередь! — кричал он, сдерживая напиравшую толпу. — Старинная бригантина пирата Гурея! Кто хочет посетить старинный парусник? Эта, как ее… романтика! Десять долларов, господа, всего десять долларов!

Мы залезли в шлюпку и занялись перевозкой пассажиров. Колю посадили на кассу; и теперь с кормы то и дело слышались его крики: «Куды лезете, басурманы, без билетов?!» Пашка тоже не терял времени даром и установил твердую таксу: спуститься в трюм — три доллара, влезть на мачту — шесть долларов, выстрелить из пушки холостым — двадцать пять долларов. Дороже всего стоило сфотографироваться с Пашей — тридцать долларов. Нас же можно было свободно запечатлеть за пятнадцать. От желающих не было отбоя. Часть выручки пошла на уплату труда каменотесов, остальное мы беззастенчиво клали себе в карман. Шли дни. Игорь с утра до позднего вечера торчал на берегу, ничего не зная о нашей афере, а мы считали деньги и бездельничали. Пашка целыми днями пропадал в спортзале, появляясь на бригантине лишь к обеду и к ужину. Каким образом он собирался выкручиваться из сложившейся ситуации, оставалось загадкой.

Ничего не подозревающий Хозяин был доволен.

— Какие люди! — восхищался он, натирая бока кремом для загара. — Нет, какие люди! Памятник! Мне! И все бесплатно. Однако они меня совсем уморили…

Прошла неделя, и скульпторы, науськиваемые Пашей, закрыли «статую» полотном и заявили, что работа окончена, осталась только отделка.

В эту ночь, пока Командор крепко спал, из города тихо выехали грузовик и автокран, и с потушенными фарами направились в старинные каменоломни. Выбрав из торчащих там статуй которую поменьше, мы опутали ее веревками и привезли на берег, где установили рядом со скалой. Пашка расплатился с водителями, обошел статую кругом, попинал носком башмака и отряхнул ладони.

— Пошли спать, — сказал он. — Надо еще палубу отмыть после туристов.

Утром, при большом скоплении народа состоялось торжественное открытие «памятника». Покрывало поползло вниз, и нашим глазам предстал каменный истукан, задумчиво глядящий вдаль. Из всех островных изваяний это имело самый кошмарный облик. Пашка потом признался, что специально заранее разыскал именно такое.

Игорь был немного шокирован, но быстро пришел в себя.

— Я тронут… — бормотал он, пожимая руки присутствующим и не спуская глаз с монумента. — Я тронут… Очень рад…

Толпа рассосалась, и мы остались одни.

Игорь несколько раз обошел вокруг статуи и повернулся к нам.

— Похоже, конечно… — задумчиво сказал он. — Однако кто бы мог подумать, что эти туземцы — такие абстракционисты!


Содержание:
 0  Прививка против приключений : Дмитрий Скирюк  1  Часть первая ОКЕАНСКИЙ ТАЙФУН : Дмитрий Скирюк
 6  Глава 6 : Дмитрий Скирюк  12  Глава 12 : Дмитрий Скирюк
 18  Глава 4 : Дмитрий Скирюк  24  Глава 10 : Дмитрий Скирюк
 30  Глава 2 : Дмитрий Скирюк  36  Глава 8 : Дмитрий Скирюк
 41  Глава 13 : Дмитрий Скирюк  42  вы читаете: Глава 14 : Дмитрий Скирюк
 43  Глава 15 : Дмитрий Скирюк  48  Глава 20 : Дмитрий Скирюк
 54  Глава 5 : Дмитрий Скирюк  60  Глава 11 : Дмитрий Скирюк
 66  Глава 17 : Дмитрий Скирюк  72  Глава 2 : Дмитрий Скирюк
 78  Глава 8 : Дмитрий Скирюк  84  Глава 15 : Дмитрий Скирюк
 90  Глава 21 : Дмитрий Скирюк  96  Глава 5 : Дмитрий Скирюк
 102  Глава 12 : Дмитрий Скирюк  108  Глава 18 : Дмитрий Скирюк
 114  Глава 2 : Дмитрий Скирюк  120  Глава 8 : Дмитрий Скирюк
 126  Глава 3 : Дмитрий Скирюк  132  Глава 9 : Дмитрий Скирюк
 138  Глава 4 : Дмитрий Скирюк  144  Глава 10 : Дмитрий Скирюк
 150  Глава 16 : Дмитрий Скирюк  156  Глава 22 : Дмитрий Скирюк
 162  Глава 3 : Дмитрий Скирюк  168  Глава 9 : Дмитрий Скирюк
 174  Глава 15 : Дмитрий Скирюк  180  Глава 21 : Дмитрий Скирюк
 185  Необходимое преди-послесловие : Дмитрий Скирюк  186  Использовалась литература : Прививка против приключений
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap