Приключения : Путешествия и география : Глава 20 : Дмитрий Скирюк

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  6  12  18  24  30  36  42  47  48  49  54  60  66  72  78  84  90  96  102  108  114  120  126  132  138  144  150  156  162  168  174  180  185  186

вы читаете книгу

Глава 20

Жемчужные отмели. Новая потеря. Сейф капитана Гурея. Немного истории. Как Пашка ремонтировал часы. Ящик с рисом.

— Жемчуг! — потирая ладонью лоб, лихорадочно повторял Игорь. — Жемчуг, боже мой!

Оглядевшись, Хозяин остановил свой взгляд на Пашке.

— Вот ты, — сказал он, указывая на боцмана пальцем, — что ты знаешь о жемчуге?

— Э-э… Он вам нравится, Капитан! — не растерялся тот.

— И это все?! — опешил Игорь. — Да ведь у нас в руках богатство! Дело за малым — надо вытащить его из воды. Коля! Как добывают этих моллюсков? Драгой?

— Можно и драгой, — снисходительно согласился тот. — Но обычно их собирают вручную, с лодки.

— Вручную? Отлично! Становимся на стоянку. Глуши мотор. Пашка, бросай якорь!

— Что, прямо так и бросать? — неуверенно переспросил тот.

— А что?

— Жалко…

— Ну ты даешь! — усмехнулся Игорь. — В первый раз, что ли? Бросай!

Паша почесал в затылке, хотел что-то сказать, но передумал и прошел на нос корабля. Вскоре оттуда донеслось приглушенное «Бух-х!» упавшего в воду якоря.

Перегнувшись через борт, Игорь в бинокль рассматривал яркий ковер всяческой подводной живности, устилавший морское дно.

— Надо бы сдвинуться маленько… — посетовал он. — Паша! Вытрави канат.

— Канат? — из-за паруса показалась усатая Пашкина физиономия. — Какой канат?

— Что значит: «Какой канат»? Якорный, разумеется!

Паша вытаращил глаза.

— Разве он не у вас? Я же им драгу привязывал.

— А как же…

Не договорив, Игорь бросился на нос корабля. Через секунду оттуда раздались проклятия.

— Якорь! — вопил Капитан. — Наш лучший якорь! Ты утопил его!

— А я что? — оправдывался Пашка. — Я же спрашивал!

— А ты чем думал? Мозгов у тебя нет!

Послышался гнусавый говорок Капитана Флинта, не упустившего такой момент: «Нет бога, кроме Кру-Кру, и капитан Гу… а-аа!»

Из-за помещения кубрика выкатилось что-то черное, в перьях. Размахивая саблями, за ним гнались Пашка и Игорь. Флинт с разбегу нырнул в трюм, Капитан последовал за ним. Послышался грохот и звон битой посуды.

— Так, друзья, — хмуро констатировал Олег. — Кажется, мы потеряли якорь. Что теперь?

Бригантина медленно дрейфовала по ветру.

— У нас еще один есть, — вспомнил Витя. — Маленький, береговой. Может, сгодится пока?

— Тащи его сюда.

Канат вернули на место, привязали к нему запасной якорь и бросили его за борт. Трос натянулся, якорь поволокло, затем лапы вошли в грунт, и «Гончая» остановилась.

Злые и раскрасневшиеся, на палубе появились Командор со своим адъютантом. Я уже решил, что они зарубили несчастного Флинта, но тот тоже не заставил себя долго ждать. Игорь одобрил наши действия, успокоился и скомандовал построение. Провозгласив добычу жемчуга задачей первостепенной важности, Капитан поделился с нами своими планами ловли раковин с лодок на мелководье и приказал готовить снаряжение, после чего объявил Пашке два наряда вне очереди.

Лодок у нас было две — большой баркас с «Гончей» и надувная резиновая «Уфимка», оставшаяся еще от дальневосточного сейнера. Пока мы приводили их в порядок, Игорь вытащил на палубу личный капитанский сейф, шифр замка которого держал от нас в секрете.

— Всем отвернуться! — скомандовал он. Послышались щелчки набора кода и бормотание Командора: «Один… девять… Не подглядывать! Так. Шесть… ноль…» Дверца несгораемого шкафчика открылась со щелчком. Внутри лежали несколько пачек долларовых банкнот, кучка золотых монет и всякая мелочь. Присовокупив к ним найденную жемчужину, Хозяин захлопнул дверь и расстроил набранную на диске комбинацию цифр. Сейф был маленький, в форме кирпича высотой сантиметров сорок, и Игорь взял его с собою в шлюпку. На резиновой надувашке предстояло плыть Коле. Олега оставили на борту в качестве вахтенного.

Вода была прозрачная и теплая. Выбрав на глазок подходящее место, Игорь запихал сейф под скамейку и приказал начать поиски. Глубина была метров пять-шесть. Солнечные лучи просвечивали до самого дна, буквально усеянного ракушками-жемчужницами. Моллюски так крепко приросли к камням, что даже с кинжалом за один раз не удавалось набрать больше семи штук. Поднятые раковины Хозяин складировал в ящик. Витька и я ныряли со шлюпки, Коля и Пашка — с резиновой надувашки. Гора ракушек быстро росла, и вскоре Игорь объявил перерыв на обед и приказал править к берегу. Расстелив брезент, мы высыпали моллюсков томиться на солнце, а сами уселись в сторонке с намерением перекусить.

— Жемчуг, — рассказывал между тем Коля, — это один из красивейших даров моря. Образуется он в складках мантийной полости некоторых двустворчатых моллюсков, когда туда попадает инородное тело, чаще всего — песчинка. Слой за слоем моллюск обволакивает его перламутром — так рождается этот, единственный в своем роде, «живой» драгоценный камень. Насколько мне известно, японцы даже выращивают жемчужины искусственно.

Насчет «единственного в своем роде» можно было и поспорить. Декоративные кораллы тоже ценятся в ювелирном деле и тоже растут в море, да и янтарь был некогда смолой, прежде чем стать мертвым камнем. Но Колю уже, как говорится «понесло», и я не стал его перебивать.

— Есть такая практика, — меж тем подтвердил Олег.

— А какой величины они бывают? — живо поинтересовался Игорь.

— Японцы?!

— Жемчужины.

— Точно не скажу, — засомневался Коля, — но очень крупные экземпляры находят в раковинах тихоокеанской тридакны по шесть с лишним килограммов.

— Быть не может! — Пашка даже перестал жевать. — А она, тридакна эта, тут водится?

— Должна водиться.

— Ух ты! — глаза у боцмана вдохновенно заблестели. — Вот бы поймать!

Коля рассмеялся:

— Брось, Пашка. Даже если и найдешь ее, разбогатеть тебе не удастся — жемчуг у тридакны матовый и серый, как мел или цемент. Да и какое ухо выдержит сережку в полпуда весом?

Жемчуг окружен множеством легенд и суеверий, — продолжал Коля. — Например, это — единственный камень, который стареет и… поддается лечению. Помнится, рецепты советовали подсунуть жемчужины петуху…

— «Навозну кучу разрывая…» — напомнил Витя.

— Вот-вот. Верхний слой растворялся в птичьем желудке, и камень вновь становился гладким и блестящим. А то еще бытовало мнение, что если несколько жемчужин положить в ящик с рисом, то по прошествии, кажется, месяца весь рис переродится в жемчуг. Да, друзья, верили и в такое!

К вечеру ракушки раскрыли створки и начали гнить, распространяя удушливый запах. Кашляя и брезгливо морщась, Игорь торопливо вскрывал их ножом и вытряхивал на брезент содержимое. За день работы мы нашли шестьсот сорок три раковины. Далеко не во всех находился вожделенный радужный шарик, но девяносто семь жемчужин с лихвой вознаградили нас за труды. Среди них было штук пятнадцать дивного розового оттенка и безупречной формы и две очень редкие жемчужины — черная и грушевидная. Их Игорь сунул в карман, остальные запер в сейф и скомандовал к возвращению.

Ужин прошел в радостном возбуждении. Все строили планы, как распорядятся своей долей сокровищ. Особенно усердствовал Паша, мечтавший приобрести комплекс тренажеров и по возвращении домой открыть платный спортзал. Спать мы легли далеко за полночь, да и то не без приключений.

В кают-кампании я застал Пашу, который с интересом разглядывал большие — в человеческий рост — часы эбенового дерева, стоявшие в углу. Стрелки на циферблате почему-то показывали без трех минут пять и судорожно дергались, хотя вчера я собственноручно устанавливал на них точное время.

— А, это ты, Дим, — обернулся Паша, заслышав шаги. — Не спится?

— Да вот, завернул на огонек. А ты что тут делаешь?

Пашка задумчиво подкрутил ус и нахмурился.

— Понимаешь, — начал он, — решил я вчера часы отремонтировать. Полез внутрь, отломил там какую-то хреновнику, так теперь вот остановить не могу… Спешат к тому же. Может, чего присоветуешь?

— Ну-ну, — усмехнулся я. — Мало отломил, наверное.

— Ты думаешь? — заинтересованно спросил тот. — А что, очень даже может быть…

Открыв дверцу, он снова полез в часы.

Внутри лакированного деревянного ящика что-то заскрежетало, шестерни пришли в движение, и не успел Пашка опомниться, как ему защемило ус.

— Ай! Пусти! — завертелся он. — Пусти, кому говорю! На помощь!

Ущемлением усов дело не кончилось — часы начали бить. Бить в прямом смысле слова — тяжелый молоток медленно поднимался и раз за разом с силой рушился на бритый купол Пашкиной головы, волею случая оказавшейся у него на пути.

— Ай-яй-яй! О, черт! — вопил незадачливый часовщик. — Мать, мать! Спасите! Больно же!

Стряхнув оцепенение, я метнулся к письменному столу и лихорадочно зашарил в ворохе бумаг, разыскивая ножницы. Ножницы, как всегда в таких случаях, оказались в самом низу. Пока я до них добирался, пока вытащил, пока добежал до Пашки, все было уже кончено, и вернувшись в холл, я застал там следующую картину: около распахнутого настежь ящика часов, на полу, раскинув руки, лежал Паша. Один его ус был заметно короче другого, а на голове от затылка ко лбу выстроились в ряд четыре здоровенные шишки. Там, где должна была располагаться пятая, был глаз, и ее заменял огромный зелено-лиловый синяк квадратной формы. Часы злорадно тикали. Мысленно я поздравил Пашку, что он не полез чинить их в полночь — двенадцати ударов его череп, пожалуй, не выдержал бы. Сбегав за водой, я привел боцмана в чувство и отправился спать, но в коридоре почти сразу столкнулся с Командором.

— Эй, Дима! — окликнул он меня. — Не знаешь, кто на складе мешок с мукой разодрал?

— Понятия не имею, — я пожал плечами. — А что?

— Да так, ничего.

В охапке Игорь тащил здоровенный фанерный ящик. В тесноте корабельного коридора еле удалось разминуться. «White Indian Rice» — успел прочесть я на ящике, прежде чем Хозяин скрылся за поворотом.

Олег при моем появлении поднял голову с подушки.

— Не нравится мне эта жемчужная лихорадка, — заявил он в сонном недовольстве. — Какое сегодня число?

— Тринадцатое, — ответил я и, подумав, добавил. — Пятница.

— Вот как? — Олег поднял бровь. — Плохо.

— Я не суеверен.

— Я тоже, — нахмурился он, — но с Игорем ни в чем нельзя быть уверенным. Кстати, ты не находишь, что часы сегодня били как-то странно?

— Нахожу. Хотя, впрочем, ничего особенного — просто Пашка их почистил.


Содержание:
 0  Прививка против приключений : Дмитрий Скирюк  1  Часть первая ОКЕАНСКИЙ ТАЙФУН : Дмитрий Скирюк
 6  Глава 6 : Дмитрий Скирюк  12  Глава 12 : Дмитрий Скирюк
 18  Глава 4 : Дмитрий Скирюк  24  Глава 10 : Дмитрий Скирюк
 30  Глава 2 : Дмитрий Скирюк  36  Глава 8 : Дмитрий Скирюк
 42  Глава 14 : Дмитрий Скирюк  47  Глава 19 : Дмитрий Скирюк
 48  вы читаете: Глава 20 : Дмитрий Скирюк  49  Глава 21 : Дмитрий Скирюк
 54  Глава 5 : Дмитрий Скирюк  60  Глава 11 : Дмитрий Скирюк
 66  Глава 17 : Дмитрий Скирюк  72  Глава 2 : Дмитрий Скирюк
 78  Глава 8 : Дмитрий Скирюк  84  Глава 15 : Дмитрий Скирюк
 90  Глава 21 : Дмитрий Скирюк  96  Глава 5 : Дмитрий Скирюк
 102  Глава 12 : Дмитрий Скирюк  108  Глава 18 : Дмитрий Скирюк
 114  Глава 2 : Дмитрий Скирюк  120  Глава 8 : Дмитрий Скирюк
 126  Глава 3 : Дмитрий Скирюк  132  Глава 9 : Дмитрий Скирюк
 138  Глава 4 : Дмитрий Скирюк  144  Глава 10 : Дмитрий Скирюк
 150  Глава 16 : Дмитрий Скирюк  156  Глава 22 : Дмитрий Скирюк
 162  Глава 3 : Дмитрий Скирюк  168  Глава 9 : Дмитрий Скирюк
 174  Глава 15 : Дмитрий Скирюк  180  Глава 21 : Дмитрий Скирюк
 185  Необходимое преди-послесловие : Дмитрий Скирюк  186  Использовалась литература : Прививка против приключений
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap