Приключения : Путешествия и география : Глава IX Я посещаю несколько деревень ассинибойнов, чтобы вернуть украденных лошадей. – Странные обычаи. – Я добываю лошадь у индейца ассинибойна. – Военный поход к Черепашьей горе. – Бой в деревне манданов. – Наставления пророка из племени шауни. – Последствия пьянки. : Джон Теннер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу

Глава IX

Я посещаю несколько деревень ассинибойнов, чтобы вернуть украденных лошадей. – Странные обычаи. – Я добываю лошадь у индейца ассинибойна. – Военный поход к Черепашьей горе. – Бой в деревне манданов. – Наставления пророка из племени шауни. – Последствия пьянки.

Вскоре после возвращения я узнал, что ассинибойны похваляются тем, что украли у меня лошадь. Я было уже совсем собрался идти к ним, когда один оджибвей, несколько раз пытавшийся отговорить меня от намерения вернуть эту лошадь или получить взамен ее другую, предложил мне свою собственную, однако с условием, чтобы я отказался от своих замыслов. Соблюдая это условие, я не поднимал разговоров о лошади.

Пробыв зиму близ устья Ассинибойна, мы перебрались к Большой Лесной реке, чтобы заняться сахароварением. Но и там мне сказали, что ассинибойны все еще похвалялись кражей моей лошади. Мне удалось уговорить Ва-ме-гон-э-бью сопровождать меня к ассинибойнам и помочь отобрать свою лошадь. Через четыре дня мы дошли до первой деревни ассинибойнов, находившейся примерно в 10 милях от фактории на Мауе-Ривер. Эта деревня состояла приблизительно их 10 кожаных палаток. Нас обнаружили еще до того, как мы туда пришли. Ведь ассинибойны – отколовшаяся группа сиу, сдружившаяся с оджибвеями, – постоянно боятся нападения своих прежних соплеменников и выставляют сторожевые посты для наблюдения за незнакомыми пришельцами. Спор, из-за которого эта группа бвои-нугов, или «поджаривающих» (так оджибвеи называют племя сиу), отделилось от своего племени, произошел несколько лет назад; разгорелся он из-за женщины. Теперь среди ассинибойнов живет так много оджибвеев и кри, что почти все они понимают язык оджибвеев, хотя сами говорят на совсем другом диалекте, совершенно таком же, как сиу[82].

Среди мужчин, вышедших нам навстречу, был и Ма-ме-но-гуау-синк – тот самый индеец, у которого произошла ссора с Пе-шау-бой, заступившимся за меня. Он спросил, зачем мы явились. Я ответил: «Мы пришли по поводу лошадей, которых ассинибойны у нас украли». «Лучше будет, если вы вернётесь туда, откуда пришли, – последовал ответ, – ибо, если вы войдете в деревню, вам не уйти живыми». Не обращая внимания на эти угрозы, я стал расспрашивать о Ба-гис-кун-нунге, чьи родичи украли наших лошадей. Но никто не знал, где находится этот человек, так как тотчас после возвращения из похода он отправился вместе с сыновьями к манданам и еще не возвратился. Когда они были у манданов, прежний владелец моей лошади узнал ее и отобрал у сына Ба-гис-кун-нунга. Тогда тот украл хорошую вороную лошадь, чтобы возместить утрату, и скрылся. С тех пор о нем ничего не слышно.

Ва-ме-гон-э-бью, которого такой прием несколько охладил, а возможно, даже испугал, начал меня уговаривать не продолжать поиски лошади. Убедившись, что его советы на меня не подействовали, брат возвратился домой, предоставив мне самому улаживать свои дела. Но это меня не обескуражило: я предпочитал розыски по всем деревням и стоянкам манданов возвращению домой без лошади. Отправившись в торговую факторию на Маус-Ривер и объяснив там цель своего путешествия, я получил два фунта пороха, 30 пуль, несколько ножей и ряд других мелких вещей. Кроме того, мне точно объяснили, как найти ближайшую деревню манданов. Как-то, пересекая очень широкую прерию, я увидел вдали какой-то предмет, лежавший на земле и напоминавший древесный ствол. Прекрасно зная, что здесь не могло быть дерева, если только его не принес сюда человек, я подумал, что это брошенная одежда или труп мужчины, погибшего на охоте.

Осторожно подкравшись поближе, я наконец разглядел, что это был индеец, лежавший на животе с ружьем в руках и поджидавший диких гусей. Все его внимание было обращено в сторону, противоположную той, с которой я подходил, и мне удалось приблизиться к нему почти вплотную, когда вдруг он вскочил и выстрелил в стаю гусей. Я тотчас бросился на него, но звон моего ожерелья из ястребиных клювов и серебряных украшений позволили ему раньше меня обнаружить. Ружье незнакомца не было заряжено, и я обхватил его руками, прежде чем он смог оказать сопротивление. Индеец, увидев, что он попался, закричал «ассинибойн!», на что я ответил «оджибвей!». Мы оба вздохнули с облегчением, узнав, что можем считаться друзьями. Однако различие языков мешало нам вести беседу, и я жестами пригласил его сесть рядом, что он немедленно и сделал. Затем, подарив ему недавно убитого гуся, я дал понять, что хочу пойти к нему в палатку. Через два часа мы добрались до его деревни, где я немедленно последовал за ним в палатку. Когда я туда вошел, находившиеся внутри старик и старуха покрыли свои головы одеялами, а мой спутник удалился в совсем маленькую соседнюю палатку, едва вмещавшую одного человека. Туда жена и отнесла ему еду. Оставаясь невидимым, он продолжал с нами разговаривать. Если муж намеревался выйти из палатки, жена давала знак своим родителям, чтобы они прятали головы под одеяло, то же повторялось, когда он возвращался.

У ассинибойнов этот обычай соблюдается очень строго всеми женатыми мужчинами, распространен он, кажется, и среди бвои-нугов, или дакотов, как они себя называют, а также среди омахов, живущих на берегах Миссури. Такой обычай не только определяет правила поведения мужчины в отношении к родителям своей жены; он распространяется также на ее дядей и теток. Родичи жены и мужа в одинаковой мере обязаны избегать друг друга. Если индеец войдет в палатку, где сидит его зять, последний обязан закрыть лицо, пока тот не уйдет. Когда молодой человек живет в одной палатке с родителями жены, ему устраивается внутри маленькая палатка либо циновками и шкурами отделяется небольшое помещение, куда ночью удаляется и жена. Днем она служит посредницей между мужем и другими членами семьи. Мужчина ни в коем случае не должен произносить имени отца своей жены; если он это сделает, то совершит величайший проступок, расценивающийся как неуважение к родителям. Оджибвеи не придерживаются этого обычая и считают его нелепым и обременительным.

Обитатели этой палатки отнеслись ко мне весьма дружелюбно. Хотя кукурузы там очень мало, у них был небольшой запас зерна, из которого они приготовили мне пищу. Когда молодой человек рассказал, как сильно напугал я его в прерии, все долго смеялись над этим происшествием. В деревне было 25 палаток, и я расспрашивал всех жителей, где мне найти Ба-гис-кун-нунга, но никто этого не знал. Соседняя деревня была в двух днях пути отсюда, и возможно, что Ба-гис-кун-нунг отправился туда. Погостив немного в палатке молодого человека, я тронулся в путь к следующей деревне. Когда я к ней подходил, мимо пролетала стая гусей, и мне удалось пристрелить одну птицу, упавшую прямо в толпу ассинибойнов. Увидев среди них старого, показавшегося мне очень бедным индейца, я жестами дал ему понять, что он может взять гуся себе. Но прежде, чем принять подарок, старик подошел ко мне и выразил свою благодарность совсем неожиданным способом. Он положил обе руки мне на голову и несколько раз провел ими по длинным волосам, спадавшим на мои плечи, говоря что-то на своем непонятном языке. Затем старик поднял гуся и знаками, которые я легко понял, пригласил жить под его кровлей и разделять с ним пищу, пока я буду находиться в этой деревне. Пока старик готовил гуся, я обошел все палатки, разглядывая лошадей, в надежде отыскать среди них свою, но так и не нашел ее. Меня сопровождало несколько молодых людей, но они были безоружными и вели себя по-дружески. Впрочем, когда я направился к ближайшей деревне, то заметил, что один из этих юношей поскакал туда на быстрой лошади, как бы собираясь предупредить о моем приходе.

В новой деревне мой приход не привлек к себе никакого внимания. Казалось, меня совсем не замечали. Живших там индейцев я совсем не знал, но они, видимо, были кем-то настроены против меня. Их вождь, Ках-одже-мау-уит Ассинибойн (Верховный Ассинибойн), был выдающимся охотником, но вскоре после моего посещения погиб. Заметив непривычно долгое отсутствие своего вождя, воины пошли по его следам и нашли беднягу мертвым в прерии. Оказалось, что медведь-гризли напал на охотника и задавил его.

Так как эти индейцы относились ко мне с явным недружелюбием, я не заходил в их палатки, а бродил вокруг, рассматривая лошадей, среди которых все еще надеялся найти свою. Я много слышал о резвости и красоте молодой лошади, принадлежавшей вождю, и тотчас узнал ее по описанию. [У меня под одеялом спрятан был аркан. Я искусно набросил его на шею лошади – и не поскакал, а полетел. Когда лошадь начала задыхаться, я остановился, чтоб оглянуться: хижины негостеприимной деревни были едва видны и казались маленькими точками на далекой долине…

Тут я подумал, что нехорошо поступаю, похищая любимую лошадь человека, не сделавшего мне никакого зла, хотя и отказавшего мне в должном гостеприимстве. Я соскочил с лошади и пустил ее на волю. Но в ту же минуту увидел толпу индийцев, скачущих из-за возвышения. Я едва успел убежать в ближний орешник. Они искали меня несколько времени по разным направлениям, а я между тем спрятался с большой осторожностию. Они рассеялись. Многие прошли близехонько от меня; но я был так хорошо спрятан, что мог безопасно наблюдать за всеми их движениями. Один молодой человек разделся донага как для сражения, запел свою боевую песнь, бросил ружье и с простою дубиною в руках пошел прямо к месту, где я был спрятан. Он уже был от меня шагах в двадцати. Курок у ружья моего был взведен, и я целил в сердце… Но он воротился. Он, конечно, не видал меня; но мысль находиться под надзором невидимого врага, вооруженного ружьем, вероятно поколебала его. Меня искали до ночи, и тогда лошадь уведена была обратно.

Я тотчас пустился в обратный путь, радуясь, что избавился от такой опасности; шел день и ночь, и на третьи сутки прибыл к реке Мауз. Купцы тамошней конторы пеняли, что я упустил из рук похищенную мною лошадь, и сказали, что дали бы за нее хорошую цену.

В двадцати милях от этой конторы жил один из моих друзей, по имени Бе-на. Я просил его осведомиться, о моей лошади и об ее похитителе. Бе-на впустил меня в шалаш, где жили две старухи, и сквозь щелку указал на ту хижину, где жил Ба-гис-кун-нунг с четырьмя своими сыновьями. Лошади их паслись около хижины. Бе-на указал на прекрасного черного коня, вымененного ими на мою лошадь…].

Ва-ме-гон-э-бью тоже побывал в фактории и ждал меня в этой деревне, где жил в палатке сыновей одного из братьев Тау-га-ве-нинне, приходившихся ему, следовательно, двоюродными братьями и относившихся к нему очень хорошо. Брат послал к Ба-гис-кун-нунгу людей с предложением дать ему хорошее ружье, одежду вождя и все имевшиеся при нем вещи в обмен на лошадь для возвращения домой. Узнав об этом, я обругал Ва-ме-гон-э-бью; ведь если бы Ба-гис-кун-нунг принял подарки, мне пришлось бы затратить еще больше усилий, чтобы отнять не только лошадь, но и подаренное имущество. Прибыв в деревню [Я тотчас отправился к Ба-гис-кун-нунгу и сказал ему: «Мне нужна лошадь». – У меня нет лишней лошади. – «Так я ж одну уведу». – А я тебя убью. – Мы расстались. Я приготовился к утру отправиться в путь. Бе-на дал мне буйволовую кожу вместо седла, а старуха продала мне ремень в замену аркана, мною оставленного на шее лошади индийского старшины]. Ночевал я не в палатке Бе-ны, а у наших родичей. [Рано утром вошел я в хижину Бе-на, еще спавшего, и покрыл его тихонько совершенно новым одеялом, мне принадлежавшим] и ушел вместе с Ва-ме-гон-э-бью.

[Приближаясь к хижине Ба-гис-кун-нунга, увидел я старшего его сына, сидящего на пороге…] и караулившего лошадей. Ва-ме-гон-э-бью начал уговаривать меня отказаться от моей затеи похитить одну из них, так как нас тотчас увидели бы. К тому же не было никаких сомнений в том, что против нас готовы применить насилие, чтобы предотвратить похищение. Я не принял его совета, но согласился отойти ярдов на 200 по дороге и сложить там наше имущество, а затем вернуться за лошадью. Отойдя достаточно далеко, чтобы нас не было видно, я сложил свою поклажу на землю. Но Ва-ме-гон-э-бью, убедившись, что я не откажусь от своего намерения, вдруг побежал вперед, а я с такой же поспешностью устремился к деревне. [Заметив меня], сын Ба-гис-кун-нунга [закричал изо всей мочи…] что-то на своем языке. Я понял только слова: «вах-ках-то вах» и «шунк-тон-гах» («оджибвей» и «лошадь») и ответил «как-уин-гвауч оджибвей» («не совсем оджибвей»). [Вся деревня пришла в смятение… Народ собрался около меня… Никто, казалось, не хотел мешаться в это дело.] Напротив, мой друг Бе-на и окружавшие его индейцы кри своим поведением подбадривали меня. [Одно семейство моего обидчика изъявляло явную неприязнь…

Я так был взволнован, что не чувствовал под собою земли; кажется, однако, я не был испуган. Набросив петлю на черную лошадь, я всё еще не садился верхом, потому что это движение лишило бы меня на минуту возможности защищаться, – и можно было бы напасть на меня с тыла. Подумав, однако, что вид малейшей нерешительности был бы для меня чрезвычайно невыгодным, я хотел вскочить на лошадь , но сделал слишком большое усилие, перепрыгнул через лошадь и растянулся на той стороне, с ружьем в одной руке, с луком и стрелами в другой. Я встал поспешно, оглядываясь кругом, дабы надзирать над движениями моих неприятелей. Все хохотали во всё горло, кроме семьи Ба-гис-кун-нунга. Это ободрило меня, и я сел верхом с бóльшей решимостию. Я видел, что ежели бы в самом деле хотели на меня напасть, то воспользовались бы, минутою моего падения. К тому же веселый хохот индийцев доказывал, что предприятие мое вовсе их не оскорбляло.] Свернув на дорогу, я увидел впереди Ва-ме-гон-э-бью, продолжавшего бежать, словно спугнутая индейка. Он уже почти скрылся из виду. Догнав беглеца, я сказал ему: «Брат, ты, наверно, устал. Хочешь, я одолжу тебе свою лошадь», и мы вместе двинулись дальше. Наконец мы увидели двух всадников из деревни, пустившихся в погоню за нами. Ва-ме-гон-э-бью испугался и хотел было ускакать, оставив меня одного выпутываться из этой истории. Но, разгадав его намерения, я предложил ему сойти с лошади, что он и сделал, бросившись бежать со всех ног. Когда оба индейца приблизились ко мне примерно на полмили, я сошел с лошади, взял повод в руку и повернулся к ним лицом. Они тоже остановились на тропе недалеко от меня. Оглядевшись вокруг, я заметил Ва-ме-гон-э-бью, спрятавшегося в кустах. Мы простояли так на дороге, мои противники и я, до полудня. Многие жители деревни собрались на небольшом холмике недалеко от палаток и ждали, что же произойдет дальше. Наконец сыновьям Ба-гис-кун-нунга наскучило стоять на одном месте. Они разделись и стали приближаться ко мне с разных сторон, видимо, намереваясь окружить меня и пристрелить. Два раза индейцы приближались ко мне, затем, чтобы отрезать отступление, они встали на тропе между мною и Ва-ме-гон-э-бью. Мне наконец наскучило их позорное поведение, и, пустив лошадь галопом, я поскакал прямо на них. Тотчас они побежали обратно в деревню. В этом случае Ва-ме-гон-э-бью проявил себя еще большим трусом, чем обычно. К счастью, предводители и почитаемые мужчины из группы, к которой принадлежали Ба-гис-кун-нунг с сыновьями, были даже рады моей удаче. Эти люди были у них на плохом счету, так как постоянно сеяли раздоры. Вот почему моя затея удалась, хотя Ва-ме-гон-э-бью не оказал мне ни малейшей помощи.

Когда оба индейца повернули назад в деревню, я поехал дальше, и тут Ва-ме-гон-э-бью вышел наконец из кустарника, в котором прятался, чтобы присоединиться ко мне. К вечеру мы добрались до палатки нашего старого друга Ваус-со, жившего раньше вместе с Пе-шау-бой. Я спрятал похищенную лошадь в лесу и просил брата ничего не рассказывать Ваус-соонаших приключениях. Но ночью, когда я уже заснул, брат поведал ему о всех событиях прошедшего дня. Услышав, как я перескочил через лошадь, Ваус-со так громко и весело расхохотался, что я проснулся.

На следующее утро мы отправились в путь к Ко-те-квау-ви-ах-ве-се-бе, где жила тогда моя семья. Теперь у меня было две лошади, и встретив своего друга, у которого не было ни одной, я обещал с ним поделиться. Но друг сказал, что возьмет лошадь, когда будет возвращаться домой. Между тем предназначавшаяся ему лошадь пала, разорвав себе вену, и у меня остался только черный конь, которого я очень полюбил и назвал «Манданом». Но когда мой друг вернулся, пришлось сдержать обещание и отдать ему коня. Моя жена горько плакала, да и мне было очень жалко расставаться с таким дорогим конем.

Спустя три месяца после этих событий кри прислали оджибвеям табак[83], приглашая их отправиться вместе к манданам и участвовать в военном походе против бвои-нугов (сиу), живших у реки Миссури. Пока шли переговоры, мне передали, что Ба-гис-кун-нунг грозился убить меня, если я приму участие в походе. Но я не придал никакого значения его угрозам.

От моей стоянки до Черепашьей горы (горы Тёртл), где собрался большой отряд кри, было шесть дней пути. Я уже был наготове более месяца, когда наконец появился Ва-ге-то-та, который с группой из 60 воинов направлялся к месту сборища. Тут мы присоединились к нем у группой из восьми человек, отдав все продовольствие, какое могли, этому индейцу и его отряду, так как они уже сильно голодали. Вскоре и мы разделили их мучения. Поход продолжался уже два или три дня, когда пришлось выделить 20 юношей для охоты на бизонов. Ва-ге-то-та настаивал, чтобы я пошел вместе с ними, но я отказался. Он несколько раз принимался меня уговаривать и наконец, взвалив мои вещи себе на спину, заявил: «Ну, племянник, теперь тебе, придется идти. Я понесу твои вещи, пока ты не вернешься». Мне посчастливилось, отойдя на небольшое расстояние, подстрелить лося. Индейцы набросились на добычу, как голодные собаки, и вскоре от мяса ничего не осталось, хотя его удалось отведать менее чем половине всех голодавших людей. Те 20 юношей, которых послали охотиться на бизонов, вернулись домой без добычи.

Они так ослабели от голода, что не держались на ногах, и многим пришлось отстать. В течение многих дней единственной пищей служила нам ме-туш-ку-ши-мин, или травяная ягода, съедобный корнеплод, который французы называют «помм бланш» («белое яблоко»[84]). Сам я уже был на грани полного истощения, когда один старик, родня моей жены, как-то ночью разбудил меня и сунул в руку немного пеммикана, который он все время тщательно прятал. Эта пища позволила мне добраться до Черепашьей горы, куда вместе со мной прибыла только половина отряда Ва-ге-то-ты. Из тех, кто не мог за нами следовать, одни пришли сюда позже, другие вернулись на родину, а третьи так и пропали без вести.

Ассинибойны и кри, с которыми мы договорились встретиться у Черепашьей горы, вышли в поход за несколько дней до нашего прибытия. Мы было направились по их следам, но вскоре встретились с ними, так как они повернули обратно. Индейцы рассказали нам, что они достигли деревни манданов как раз в то время, когда группа сиу собиралась на нас напасть. Вождь манданов сказал им: «Друзья, эти сиу пришли сюда, чтобы погасить мой огонь. Они не знают, что вы здесь. Так как они выступили не против вас, вам незачем проливать свою кровь в нашей ссоре. Оставайтесь у нас в деревне, и вы увидите, что мы – мужчины и не нуждаемся в помощи, когда на нас нападают у наших дверей». Деревня манданов была окружена изгородью из кольев, которую сиу безуспешно осаждали в течение целого дня. Когда наконец было заключено временное перемирие, вождь манданов обратился из-за укрепления к воинам сиу: «Уходите от нашей деревни, или наши друзья оджибвеи нападут на вас. Они провели здесь целый день и теперь чувствуют себя бодрыми и отдохнувшими». Сиу отвечали: «Пустое бахвальство, за которым вы пытаетесь скрыть свою слабость! Никаких оджибвеев у вас нет, но если бы даже их и собралось здесь несколько сотен, нас это нисколько не пугает. Оджибвеи – бабы, и если бы вся деревня была полна ими, то мы только скорее в нее проникли бы». Когда кри и ассинибойны услышали эти издевки, они рассвирепели и бросились на сиу, которые разбежались во все стороны. Хотя оджибвеи почти не принимали участия в бою, им досталось несколько добытых в этот день скальпов. Нашему предводителю Ва-ге-то-те, который находился в нескольких днях пути от поля боя, тоже дали один скальп, и с этим трофеем он вернулся на родину.

Добравшись на обратном пути до Черепашьей горы, мы испытывали жесточайшие муки голода; некоторые участники похода едва стояли на ногах. Это вынудило нас остановиться на отдых. Но во всей группе осталось только четверо мужчин, сохранивших достаточно силы и решимости, чтобы отправиться на охоту: старик по имени Гич-е-уиш (Большая Бобровая Плотина), двое юношей да я.

Старик был в бодром настроении и не сомневался в том, что непременно добудет какую-нибудь дичь. «Когда я был еще маленьким мальчиком, – рассказывал он, – однажды после трехдневного голодания ко мне явился Великий дух и сказал: „Я услыхал, как ты плакал, но не хочу, чтобы ты так часто стенал и жаловался. Однако, если когда-нибудь тебе будет грозить голодная смерть, позови меня, и я услышу и дам тебе что-нибудь!“ До сих пор я ни разу не воспользовался его обещанием. Но всю прошлую ночь я провел в молитвах и песнопениях и теперь уверен, что Великий дух накормит меня из избытков своей пищи. Он наверняка не откажет мне в первой просьбе!»

Утром мы вышли на охоту одновременно, но разошлись в разных направлениях. Целый день я пытался найти какого-нибудь зверя, но так ослабел, что обошел лишь небольшой участок. Вернулся я поздно вечером; два молодых человека были уже в лагере, но тоже без добычи; мы впали в отчаяние. Однако старый Гич-е-уиш еще не возвратился. Он явился очень поздно, сгибаясь под тяжелой ношей мяса. Мне поручили приготовить мясо и разделить его на равные доли. На следующее утро мы отправились к тому месту, где старик подстрелил болотного лося, и вскоре съели все, что от него осталось.

Здесь Ва-ме-гон-э-бью обнаружил много вещей, принесенных в жертву духам группой ассинибойнов. Такие жертвоприношения называют миде-сас-сах-ге-уич-е-гун или пук-кеч-е-гун-нун. Любое племя, дружественное племени жертвователей, может взять эти вещи себе. Нельзя прикасаться только к жертвам, приносимым для освящения военных походов и называемым сах-сах-ге-уич-е-гун. Ва-ме-гон-э-бью сделал свое открытие, забравшись на дерево, и сразу же сообщил о нем остальным. Но он так медленно спускался, что, когда подошел к нам, все одеяла, куски материи и другие ценные вещи были уже разобраны. Брат ничего не сказал о своем недовольстве, о котором, впрочем, легко было догадаться, и сел в сторонке на поваленное дерево. Здесь, разбросав ногой кучу листьев, он обнаружил перевернутый медный котел, а под ним много очень ценных вещей, принесенных в дар земле. На этот раз он уже никого не позвал, а взял все себе, и ему достались более ценные вещи, чем всем остальным. Одеяла, одежды и прочие вещи были развешаны на деревьях в количестве, значительно превосходящем обычные жертвоприношения. Ассинибойны молились здесь духам, собираясь в поход в страну сиу.

Добираясь домой от этого места, я не смог добыть дичи и вернулся полумертвым от голода. Семья моя была не в лучшем состоянии. Но на следующий день мне посчастливилось подстрелить лося; моя охотничья добыча позволила нам некоторое время жить, не нуждаясь в пище.

Когда мы еще находились у Большой Лесной реки, до нас дошел слух о прославленном человеке из племени шауни, на которого милостью Великого духа снизошло откровение. Охотясь как-то в прерии на далеком расстоянии от своей палатки, я заметил приближающегося ко мне незнакомца. Вначале мне почудилось, что это враг; но когда он подошел ближе, то оказался оджибвеем. Незнакомец вел себя, однако, очень странно. Он жестом приказал мне идти домой, ничего не объяснив, не посмотрев даже в мою сторону и не удостоив ни одним словом. Я подумал, что имею дело с безумным, но все же проводил его до своей палатки. После того как мы покурили[85], этот человек еще долго молчал, пока наконец не сообщил, что прибыл с посланием от пророка шауни. «Отныне, – сказал он, – да не угаснет огонь в твоей палатке. Летом и зимой, днем и ночью, в грозу и в тихую погоду ты должен всегда помнить, что жизнь в твоем теле и огонь в твоей палатке – одно и то же. В тот момент, когда потухнет твой огонь, угаснет и твоя жизнь. Уничтожь собак и никогда никого не бей, ни мужчину, ни женщину, ни ребенка, ни собаку. Пророк сам придет к тебе и пожмет руку. Я предупредил его приход, дабы возвестить тебе открывшуюся ему волю Великого духа и сказать, что сохранение твоей жизни всецело зависит от полного послушания. Отныне и впредь мы никогда не должны пьянствовать, красть, лгать или идти войной на врага. До тех пор пока мы ни в чем не будем нарушат ь этих заветов, сами сиу, если они нападут на нашу страну, не смогут увидеть нас. Мы станем жить под покровительством Великого духа и будем всегда счастливы».

Я внимательно выслушал его, но сказал, что не верю, будто мы все умрем, если погаснет наш огонь. Кроме того, нельзя в определенных случаях не подвергать детей наказанию. Что же касается собак, незаменимых на охоте, то трудно поверить, чтобы Великий дух захотел лишить нас этих животных. Пришелец продолжал увещевать нас до поздней ночи, а затем улегся спать в моей палатке. Утром, проснувшись первым, я заметил, что огонь погас, и позвал его, чтобы подсчитать, сколько же из нас осталось в живых и сколько умерло. Но он был подготовлен к попыткам высмеять его учение и с достоинством возразил мне, что ведь пророк еще не пожал моей руки. Цель его прихода и состояла-де в том, чтобы подготовить меня к этому важному событию и разъяснить, какие обязательства накладывает на меня рукопожатие пророка. Должен признаться, что, несмотря на свое неверие, я был не совсем спокоен.

В целом индейцы воспринимали учение этого человека с большим благоговением и страхом. На всех лицах были написаны подавленность и тревога. Многие убили своих собак и старались во всем следовать учению нового пророка, который все еще жил среди нас.

Как всегда в затруднительных случаях, я пошел к торговцам, твердо убежденный в том, что уж если провидение сочтет необходимым что-то открыть людям, то начнет, несомненно, с белых. Торговцы стали с презрением высмеивать мысль о том, что божественная воля могла открыться бедному индейцу шауни, и усилили мои сомнения. Тем не менее я не высказывал открыто своего неверия индейцам, хотя отказался убить своих собак и не проявлял особенного рвения в соблюдении всех остальных заповедей. Живя среди индейцев, я взял себе за правило следовать их обычаям, пока они не шли вразрез с моим благополучием и условиями жизни.

Оджибвей, посланный пророком, остался на некоторое время среди окружавших меня индейцев и сумел так завоевать доверие самых влиятельных людей, что было решено соорудить палатку и определить время для торжественного и открытого восприятия учения пророка.

Когда мы вошли в приготовленную для церемонии длинную палатку, то увидели какой-то предмет, лежавший на полу и тщательно завернутый в одеяла; он напоминал тело человека. Рядом с ним стояли на страже двое юношей. Они якобы никогда не удалялись от этого предмета, готовили ему на ночь постель, как для человека, и спали поблизости. Но пока мы оставались в палатке, никто не приблизился к этому предмету и даже не рискнул приподнять одеяло. Открытыми для обозрения оставались только четыре связки заплесневелых, грязных бобов, имевших символическое значение[86]. После длинной речи, в которой излагались и внушались собравшимся самые главные особенности нового откровения, каждому мужчине, находившемуся в палатке, подносили с большой торжественностью четыре связки нанизанных на нитку бобов, якобы состоящих из плоти самого пророка. Нужно было осторожно взять связку за верхний конец и медленно пропустить бобы через сжатую руку. Это означало, что ты «пожал руку пророка», и символизировало торжественное обещание полностью подчиняться его предписаниям и признать, что его откровение ниспослано Великим духом. Все индейцы, прикасавшиеся к бобам, заранее убили своих собак, выбросили свои «священные связки» и выразили полную готовность выполнять все, что от них требовалось.

С некоторого времени возле нас собралась довольно большая группа. Мы находились в возбужденном состоянии и натерпелись страху; в довершение всего начался голод. Индейцы выглядели необычайно мрачными; самые активные стали ленивыми, а в самых отважных угас боевой дух. Я отправился на охоту вместе со своими собаками, отказавшись убить их и не позволив никому другому сделать это. С помощью собак я выследил и застрелил медведя. Вернувшись назад, я сказал некоторым индейцам: «Разве Великий дух не дал нам собак для того, чтобы они помогали добывать все необходимое для жизни? Можно ли поверить, что теперь он решил лишить нас их помощи? Нам сказали, что пророк не разрешает гасить огонь в палатках; а когда мы путешествуем или охотимся, нам запрещают пользоваться огнивом и кресалом; нам говорят еще, что по завету Великого духа мы не должны давать огонь друг другу. Значит, по его воле мы вынуждены обходиться в охотничьем лагере без огня; значит, по его воле мы должны добывать огонь не огнивом и кресалом, а трением двух трутов?» Но они не хотели меня слушать. Непритворное воодушевление, охватившее большинство индейцев, так подействовало на меня, что я выбросил огниво, кресало и «священную связку». Во многом воспринял я и новое учение, но собак своих не убил. Вскоре я научился и добывать огонь трением друг о друга двух сухих кедровых палочек, которые всегда носил при себе. Но из-за отказа от привычных способов добывания огня многие индейцы терпели значительные неудобства и лишения.

Влияние пророка шауни сильно и болезненно сказалось на всех самых отдаленных оджибвеях, которых я знал, но не все прониклись сознанием, что его учение может способствовать их объединению для достижения более высокой цели. Правда, в течение двух-трех лет индейцы меньше пьянствовали, реже думали о военных походах, да и весь их жизненный уклад под влиянием одного-единственного человека несколько изменился. Но постепенно первые впечатления стерлись; пошли в ход кресала и огнива, появились «священные связки»; началось разведение собак, а женщин и детей били, как и прежде. В конце концов к пророку шауни стали относиться с презрением. Теперь индейцы считают его обманщиком и дурным человеком.

После того как волнение, вызванное этим событием, несколько улеглось и посланцы пророка покинули нас, чтобы посетить более отдаленные стоянки, я отправился с большой группой индейцев к одному из верхних притоков Ред-Ривер для охоты на бобров. Не знаю, вселило ли в нас храбрость обещание пророка сделать нас невидимыми для сиу, но только никогда раньше мы не отваживались проникать так близко к территории этого племени, как в этот раз. Тут в пограничном районе, где раньше не осмеливались охотиться ни мы, ни сиу, водилось огромное количество бобров. За один месяц мне удалось, не прибегая к ружью, только при помощи капканов добыть сотню великолепных бобров. Моя семья состояла теперь из 10 человек, среди которых было шесть осиротевших детей, и, хотя только я один мог охотиться и ставить капканы, мне удавалось в течение некоторого времени обеспечивать их пищей. Но вот бобры стали попадаться реже, и мне пришлось подстрелить лося. Мое семейство так долго не слышало выстрела, что, когда он раздался, все покинули палатку и в страхе кинулись в лес, считая, что на меня напали сиу.

Мне приходилось теперь ставить капканы вдалеке от лагеря и осматривать их только раз в сутки после полудня. Ружье всегда было у меня наготове, если же приходилось что-нибудь делать руками, то в одной я держал ружье, а другой работал. Спал я обычно днем, а ночью охранял палатку.

Как-то, оказавшись без мяса, я пошел в лес, выследил болотных лосей и убил четырех. Пришлось вспороть и разделить их на части, не откладывая ружья в сторону. Потроша последнего лося, я вдруг услышал выстрел на расстоянии около 200 метров.

Прекрасно зная, что подошел к границе страны сиу ближе, чем кто-либо из оджибвеев, я не мог предполагать, что вблизи охотятся другие оджибвеи. Поэтому я решил, что мои выстрелы услышал кто-нибудь из сиу, и бросил клич, но ответа не последовало. Пришлось действовать еще осторожнее и с наступлением темноты прокрасться домой как можно тише и незаметнее. На следующий день я рискнул отправиться к тому месту, откуда раздался выстрел, и обнаружил следы оджибвея, который стрелял в медведя и был так захвачен его преследованием, что не слышал моего окрика.

Вскоре я увидел множество следов и обнаружил, что нахожусь недалеко от укрепленного лагеря оджибвеев. Предводители этой группы уже трижды посылали ко мне своих людей, чтобы предупредить о слишком опасном соседстве, и предлагали переселиться к ним. Но я не мог на это решиться, не вынося жизни в укрепленном лагере. Только заметив следы сиу, видимо обнаруживших мою стоянку, я задумал искать убежища в лагере оджибвеев.

В ночь перед переселением все в моей палатке были особенно возбуждены и перепуганы. Я рассказал о найденных следах и не сомневался, что поблизости находится группа сиу, которая не замедлит напасть на нас еще до рассвета.

Больше половины ночи мы провели без сна, как вдруг услышали снаружи подозрительный шорох, и возбужденные собаки вбежали к нам в палатку. Сказав детям, что пришел час нашей смерти, я сел у входа в палатку, отодвинул немного полог, выставил ружье и стал ожидать приближения врага. Отчетливо раздался шум чьих-то шагов, но было слишком темно, чтобы кого-нибудь разглядеть. Наконец я заметил какое-то маленькое черное существо, не больше человеческой головы, которое медленно приближалось прямо к палатке. Тут мне снова пришлось испытать, как страх влияет на зрение человека: приближавшееся существо то вдруг увеличивалось, походя на взрослого человека, то снова уменьшалось до своих подлинных размеров. Убедившись, наконец, что это мог быть только маленький зверек, я вышел из палатки и увидел дикобраза, которого убил томагавком. Тем не менее остаток ночи мы провели в волнении, а с наступлением утра отправились в укрепленный лагерь оджибвеев просить убежища. По моем прибытии вожди созвали совет и решили послать двух молодых людей, чтобы принести оставшиеся в палатке вещи. Но, зная, что сиу находятся где-то поблизости и если с молодыми людьми приключится какая-нибудь беда, то их друзья будут винить в этом меня, я окольными путями пробрался к своей палатке, чтобы помочь им в случае нападения. Но моя палатка оказалась нетронутой, и мы спокойно перенесли вещи в укрепление.

Время от времени сиу приближались к нашему укрепленному лагерю, но ни разу не отважились на нападение. В начале весны все оджибвеи тронулись в путь в один и тот же день. Но мне пришлось остаться, так как у меня были на сохранении тюки для торговца, который еще не прибыл, а унести их с собой я не мог. Вожди считали, что мой поступок равносилен самоубийству, так как сиу тотчас узнают об уходе других воинов и нападут на меня, как только я останусь один. Эти мрачные и тревожные предупреждения вселяли в меня тем больший страх, что они приводили многочисленные примеры убийства воинами сиу мужчин, женщин и детей как раз на этом самом месте. Но иного выхода у меня не было, и я остался.

Вечером, укрепив как можно лучше все входы в лагерь, я велел семье соблюдать полную тишину, а сам встал на страже около изгороди.

Едва спустилась ночь, как при ярком свете луны я обнаружил двух мужчин, подкрадывавшихся прямо к обычному входу в лагерь. Найдя его запертым, они обошли укрепление, пытаясь заглянуть через изгородь. Страх побуждал меня выстрелить в них без предупреждения. Но тут я подумал, что, может быть, эти люди вовсе не сиу. Воспользовавшись случаем, я занял удобное положение, позволявшее выстрелить в врага, оставаясь скрытым, и окликнул приближавшихся. Оказалось, что это пришел торговец, которого я ждал, и какой-то сопровождавший его француз. Вздохнув с облегчением, я открыл им вход. Подошедшее подкрепление позволило нам спокойно провести остаток ночи. На следующее утро мы все вместе покинули лагерь, захватив с собой тюки торговца, и направились по следам оджибвеев.

Но я не собирался догонять такую большую группу и решил со своей семьей некоторое время пожить в лесу. Позднее мы присоединились к нескольким оджибвеям с Ред-Ривер, возглавлявшимся вождем по имени Бе-гва-ис (Разрушитель Бобровых Плотин). Все охотники этой группы уже несколько дней безуспешно пытались подстрелить старого болотного лося, который славился у них своей хитростью и осторожностью. В первый же раз выйдя на охоту, я обнаружил этого лося, но пристрелить его не сумел. Однако я убил другого и на следующий день принялся за преследование старого самца, решив во что бы то ни стало подстрелить его. На мое счастье, погода и ветер благоприятствовали охоте, и мне удалось убить хитрого лося. Успех мой объяснялся в основном случайностью или не зависевшими от меня обстоятельствами. Но индейцы приписали удачу моим исключительным способностям и с тех пор считали меня лучшим охотником своей группы.

Вскоре мы во главе с Бе-гва-исом отправились в страну сиу охотиться на бобров, оставив женщин в лесу. Нас было 12 человек, но во время похода все индейцы ослепли от яркого снега, и так как я остался единственным, кто еще мог охотиться, то мне в течение нескольких дней пришлось обеспечивать пищей весь отряд. Когда с наступлением весны снег стал сходить, зрение моих товарищей начало быстро улучшаться, и мы разделились на три группы. Одна из них, состоявшая из четьгрех человек, направлялась к Буффало-Ривер. Там на нее напали сиу, убили одного индейца, а другого, раненого, захватили в плен.

Я случайно повредил себе щиколотку томагавком и не мог быстро ходить. Именно в это время моих товарищей охватил панический страх. Полагая, что сиу преследуют нас по пятам, они оставили меня на произвол судьбы и бросились в бегство. Стояла ранняя весна, целый день шел дождь или снег, а к вечеру поднялся холодный северо-западный ветер и подморозило. Я медленно шел по следам своих товарищей и догнал их поздно ночью, застав полумертвыми от холода. Ведь как последователи пророка, о котором я уже говорил, они не рискнули разжечь костер. Среди них был и Ва-ме-гон-э-бью, который, как обычно в случае опасности, покинул меня по примеру остальных. На следующее утро лед достаточно окреп, и мы перебрались через реку пешком. Но этой волне холода предшествовала теплая погода, и нам пришлось очень тяжко от такой перемены. Передохнув четыре дня в лагере, где наши женщины занимались изготовлением сахара, мы снова отправились в страну сиу и встретили по дороге двух индейцев, отставших от той группы, которая подверглась нападению. Они находились в плачевном состоянии и чуть не умирали от голода.

Во время похода мы встретили также одного американского купца, имени которого не помню, хотя он отнесся ко мне с большим участием, настаивая на том, чтобы я расстался с индейцами и вернулся вместе с ним в Штаты. Но я был тогда беден; все мое имущество состояло из нескольких сколько-нибудь ценных мехов; кроме того, меня обременяла жена и ребенок. Купец сказал, что правительство и народ Соединенных Штатов позаботятся обо мне, и обещал со своей стороны всяческую помощь. Однако я отклонил его предложение, предпочитая пока жить среди индейцев, хотя и не отказался от своего намерения когда-нибудь покинуть их. От этого купца я узнал, что родственники, разыскивая меня, дошли до Маккинака, и продиктовал ему письмо своим родным, которое он обещал непременно доставить. На прощанье купец подарил нам с Ва-ме-гон-э-бью по каноэ из древесной коры и другие ценные вещи.

С приближением к реке Ред-Ривер Ви-онг-дже-чьюин, которому мы поручили вести нашу группу, начал проявлять признаки беспокойства. Мы шли тогда вдоль длинной реки, впадающей в Ред-Ривер, и я заметил, что он бросает беспокойные взгляды то на один, то на другой берег, внимательно изучая все, что указывает на близость человека, – направление звериных следов, особенности полета птиц и другие признаки, в которых так хорошо разбираются индейцы. О своих опасениях он не проронил ни слова, ибо индеец при подобных обстоятельствах говорит очень редко, вернее, почти никогда этого не делает. Но когда однажды ночью я зажег в лагере костер, он встал, закутался в одеяло и безмолв но удалился. Наблюдая за предводителем, я заметил, что он выбрал такое место, откуда его совсем не было видно, но где он мог наблюдать за большой территорией. Хорошо понимая причины такого поведения, все мы последовали его примеру. На следующее утро мы снова собрались вместе и рискнули развести костер, чтобы приготовить еду. Но только мы наполнили котел и повесили его над огнем, как в полумиле от нас увидели на небольшой возвышенности нескольких сиу. Мы тотчас вылили содержимое котла в огонь и пустились наутек. На некотором расстоянии мы соорудили укрепленный лагерь на равнине, и я отправился расставлять капканы.

Среди подарков, полученных мною от американского купца, был небольшой 4-галонный бочонок с очень крепким ромом, который я всю дорогу нес на себе. Ва-ме-гон-э-бью и другие индейцы часто просили дать им отведать рома, но я считал, что лучше выпить его вместе со стариками, нашими предводителями, и другими индейцами после возвращения. Однажды, когда я ушел проверять капканы, индейцы воспользовались моей отлучкой и открыли бочонок. Возвратившись, я застал их пьяными в разгаре ссоры. Прекрасно сознавая всю опасность нашего положения, я не на шутку испугался, обнаружив, что многие напились до бесчувствия и потеряли способность защищаться. Я попытался по крайней мере восстановить мир между ними, но чуть сам не попал в беду. Пока я разнимал двух драчунов, пытаясь развести их в разные стороны, старый индеец подошел сзади и замахнулся на меня ножом. Я едва успел отскочить. Тут они все на меня ополчились из-за того, что я обвинил их в трусости, и укорял, что они, словно кролики, заползли в свою нору, вместо того чтобы напасть на врага или охотой добывать себе пищу. Их глупость возмущала меня тем сильнее, что с некоторых пор я один снабжал всех едой. Однако ничего страшного не случилось, и индейцы отважились выходить на охоту, которая оказалась столь успешной, что мы вскоре наполнили мехами целое каноэ.

Мне удалось запрятать бочонок с остатками рома. Но индейцы опять его нашли и устроили еще одну попойку.

Закончив охоту, мы сообща двинулись в поход. Когда мы приблизились к Ред-Ривер, раздался сильный ружейный залп. Мои товарищи решили, что это стреляют сиу, и бросились бежать напрямик по суше, так как по этой дороге можно было добраться до главного лагеря меньше чем за сутки. Не желая бросать каноэ с мехами, я остался один и через четыре дня целым и невредимым добрался до своей палатки.

Наступило время сборища индейцев в Пембине для продажи мехов и устройства обычных попоек. Не успел я возвратиться в лагерь, как многие из нашей группы отправились в путь, причем мужчины шли пешком, а женщины везли груз на каноэ. Я пытался уговорить Ва-ме-гон-э-бью и своих самых близких друзей не принимать участия в этих разорительных попойках, но они меня не послушались. Я отстал от них, так как шел медленно, по дороге охотился и вялил мясо. Когда наконец добрался до Пембины, большинство индейцев из нашей группы уже пропьянствовали несколько дней подряд. Мне тотчас сообщили, что Ва-ме-гон-э-бью лишился носа, а другому индейцу откусили часть щеки; все остальные тоже так или иначе пострадали.

Я узнал, что [брат мой Уа-ме-гон-е-бью вошел в шалаш, где молодой человек], сын Та-буш-шиша [бил одну старуху.] Брат не брался за оружие, но [удержал его за руку. В это самое время пьяный старик, по имени Та-бу-шиш, вошел туда же, и, вероятно не разобрав порядочно в чем дело, схватил брата за волосы и откусил ему нос. Народ сбежался; произошло смятение. Многих изранили. Бег-уа-из, один из старых начальников, бывший всегда к нам благосклонен, прибежал на шум и почел своею обязанностию вмешаться в дело. Между тем брат мой, заметя свою потерю, поднял руки, не подымая глаз, вцепился в волоса первой попавшейся ему головы, и разом откусил ей нос. Это был нос нашего друга, старого Бег-уа-иза/ Утолив немного свое бешенство, Уа-ме-гон-е-бью узнал его и закричал: «Дядя! это ты!» – Бег-уа-из был человек добрый и смирный; он знал, что брат откусил ему нос совсем неумышленно. Он нимало не осердился и сказал: «Я стар: не долго будут смеяться над потерею моего носа».

С своей стороны, я был в сильном негодовании на старика, обезобразившего брата моего], так как считал, что он выместил на нем свою старую обиду. [Я вошел в хижину к Уа-ме-гон-е-бью и сел подле него. Он весь был окровавлен; несколько времени молчал и когда заговорил, я увидел, что он был в полном своем рассудке. «Завтра, – сказал он, – я буду плакать с моими детьми; послезавтра пойду к Та-бу-шишу (врагу своему), и мы оба умрем: я не хочу жить, чтоб быть вечно посмешищем». Я обещался ему помочь в его предприятии и приготовился к делу. Но проспавшись и проплакав целый день с своими детьми, он оставил свои злобные намерения и решился как-нибудь обойтися без носу, так же как и Бег-уа-из.]


Содержание:
 0  Тридцать лет среди индейцев: Рассказ о похищении и приключениях Джона Теннера : Джон Теннер  1  Введение д-ра Эдвина Джемса к жизнеописанию Теннера : Джон Теннер
 2  j2.html  3  j3.html
 4  j4.html  5  j5.html
 6  j6.html  7  j7.html
 8  j8.html  9  j9.html
 10  вы читаете: j10.html  11  j11.html
 12  j12.html  13  j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  j16.html  17  Приложение д-ра Эдвина Джемса к американскому изданию 1830 г. : Джон Теннер
 18  О постах и снах : Джон Теннер  19  О тотемах : Джон Теннер
 20  Индейская музыка и поэзия : Джон Теннер  21  j21.html
 22  Песня, исполняемая исключительно на празднике общества Мидевивин : Джон Теннер  23  Песня, исполняемая перед охотой на бобров и при отправлении обрядов общества Мидевивин : Джон Теннер
 24  j24.html  25  Об индейских праздниках[106] : Джон Теннер
 26  О постах и снах : Джон Теннер  27  О тотемах : Джон Теннер
 28  Индейская музыка и поэзия : Джон Теннер  29  j29.html
 30  Песня, исполняемая исключительно на празднике общества Мидевивин : Джон Теннер  31  Песня, исполняемая перед охотой на бобров и при отправлении обрядов общества Мидевивин : Джон Теннер
 32  j32.html  33  notes.html
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap