Приключения : Путешествия и география : Глава XII Суеверия индейцев. – Несправедливые и жестокие предубеждения. – Несчастье в семье. – Любопытные особенности выдры и других мелких зверей. – Трения между Компанией Гудзонова залива и Северо-Западной пушной компанией. : Джон Теннер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу

Глава XII

Суеверия индейцев. – Несправедливые и жестокие предубеждения. – Несчастье в семье. – Любопытные особенности выдры и других мелких зверей. – Трения между «Компанией Гудзонова залива» и «Северо-Западной пушной компанией».

Вечером после этого происшествия вожди стали обходить лагерь, чтобы поговорить со всеми воинами. Смысл их речей сводился к тому, не лучше ли будет на следующее утро отправиться в страну сиу, вместо того чтобы ссориться и увечить друг друга. Мы снялись с места, но наш отряд уменьшился наполовину. Оставшиеся отправились по домам.

Стояла поздняя осень, и через два дня после того, как мы покинули Черепашью гору, внезапно наступил холод, начались ливни и снегопады. В непогоду пали две лошади, и многих воинов ожидала гибель. Но у большинства оджибвеев были пуккви из бересты такой величины, что под ними могли укрыться чуть ли не трое мужчин. Они поспешили на помощь беззащитным, и так удалось защитить от непогоды почти весь отряд.

Как только буря утихла, мне передали, что Ба-гис-кун-нунг разыскивает меня, чтобы призвать к ответу за уведенную лошадь. «Хорошо, – сказал я, – у Ба-гис-куи-нунга осталось по меньшей мере две лошади. Если он будет поносить меня за одну украденную лошадь, то я заберу другую». К полудню явился сам Ба-гис-кун-нунг, но Ва-ге-то-та, Ке-ме-вун-нис-кунг и другие друзья были наготове, чтобы предотвратить насилие. Он подошел ко мне, когда я поджаривал себе кусок мяса, и простоял примерно два часа, смотря сурово в мою сторону. Затем он ушел, так и не проронив ни слова.

Через два дня еще 200 ассинибойнов пустились в обратный путь. Остававшиеся индейцы осыпали их оскорблениями, но, видимо, это не произвело никакого впечатления. Дезертирство мелкими группами стало теперь обычным явлением. Надеясь положить этому конец, вожди приказали 50 самым решительным юношам идти в хвосте отряда, но это не помогло.

Когда до деревни, на которую мы собирались напасть, было уже не больше двух дней пути, нас осталось всего 400 человек; но еще через день и среди них немногие соглашались следовать за Мач-а-то-ге-вубом. Он поднялся в обычное время и пошел вперед один. Но, пройдя одну милю и увидев, что никто за ним не идет, вождь остановился посреди прерии и сел на землю. Время от времени к нему присоединялся то один, то другой индеец, но на каждого из них приходилось примерно 20 сбежавших. Вместе со своим молодым шурином я решил ждать, чем все это кончится. Увидев, что в отряде, первоначально состоявшем из 400 человек, нашлось только 20 воинов, готовых идти за вождем, мы к ним присоединились. Не успели мы пройти несколько шагов, как один из возвращавшихся домой ассинибойнов умышленно поджег траву в прерии. Это заставило всех нас, за исключением вождя и еще одного-двух человек, повернуть назад. Вождь подошел к самой деревне сиу, день-два тайком бродил вокруг нее, но был замечен и бежал, так ничего и не предприняв. Сиу некоторое время преследовали нас и даже приблизились на такое расстояние, что мы их видели. Но нападать они не стали и мы все благополучно вернулись домой. Так закончился этот большой военный поход, к которому мы так тщательно готовились и на который возлагали большие надежды. На обратном пути Ке-ме-вун-нис-кунг отобрал лошадь у ассинибойна, устроившего пожар в прерии, и избил его, а тот не посмел сопротивляться.

По прибытии в Пембину мы устроили попойку, как полагается отряду, вернувшемуся из похода. Я принял в ней участие, но пил в меру. Когда я был уже навеселе, кто-то презрительно отозвался о моем ружье, поломанном Ва-ме-гон-э-бью. Свой нож я одолжил индейцу, собиравшемуся нарезать табак, но у костра лежала заостренная палка, на которой поджаривают мясо. Я схватил ее и, увидев лошадь Ва-ме-гон-э-бью, стоявшую у его палатки, воткнул палку в бок животного. При этом я громко выкрикивал те же слова, что и Ва-ме-гон-э-бью, когда ломал мое ружье. Лошадь рухнула на землю, но подохла лишь на следующее утро.

Я собирался вернуться к Лесному озеру с пятью другими воинами. Но наш предводитель Ша-гвау-ку-синк после этого случая испугался и еще ночью скрылся на маленьком каноэ. Я не хотел уезжать ни ночью, ни на рассвете, чтобы Ва-ме-гон-э-бью не подумал, что внушает мне страх. Я не отходил далеко от его палатки, пока не увидел его самого и Нет-но-кву. Затем я обменялся рукопожатием со всеми своими друзьями и только после полудня отправился за Ша-гвау-ку-синком, который поджидал меня в лесу. Ва-ме-гон-э-бью не сетовал на потерю лошади. Вероятно, он был даже этим доволен, ведь каждый индеец всегда ждет возмездия за совершенное им правонарушение. Таков обычай индейцев, и человека, не сумевшего отомстить, все презирают.

У Болотного волока (Маскег) нас неожиданно настиг сильный снегопад и жестокий мороз. Деревья трещали на морозе, но вода в болоте еще недостаточно промерзла, чтобы выдержать тяжесть наших тел. В довершение всех бед мы не могли и плыть дальше в своих каноэ. Даже напрягая все силы, не удавалось стронуть лодки с места. Голодные и совсем изнемогшие, мы уселись, чтобы подумать о том, как выйти из положения, как вдруг увидели женщин, которые брели от Лесного озера, волоча свои легкие каноэ по воде, льду и снегу, доходившему им до колена. Это были моя жена, жены Ша-гвау-ку-синка и Ба-по-ваша, которых сопровождала моя теща.

Три других наших спутника направились к Лесному сзеру, где остались их жены. Женщины высмеяли нас, оказав, что мы похожи не на воинов, а скорее на старых баб, которые, испугавшись мелкой воды и льда, залезли в примерзшее каноэ и дрожат от холода. Они захватили с собой кукурузу, осетров и другие продукты. С ними мы возвратились к последнему месту нашей стоянки, где отдыхали несколько дней, а затем пошли к реке Ред-Ривер, чтобы провести там зиму.

Снега на Ред-Ривер не было, но стояли такие холода и земля так промерзла, что добыть хоть какую-нибудь дичь казалось невозможным. Несколько дней я охотился без успеха, и мы уже сильно страдали от голода, когда мне с большим трудом удалось подкрасться к болотному лосю. Но только я собрался прицелиться, как прибежала моя любимая собака, которую я оставил в палатке, и спугнула лося. Вернувшись домой, я подозвал собаку к палатке и сказал, что по ее вине вернулся к детям без пищи. После этого я убил собаку и накормил ее мясом семью.

Другие семьи тоже испытывали крайнюю нужду, и меня попросили прибегнуть к охотничьей магии. Тогда я послал Ме-цхик-ко-наума за своим барабаном и, до того как приступить к молитвам и песнопению, велел своей семье лечь в таком положении, чтобы не шевелиться по меньшей мере до полуночи, пока я не кончу. Я всегда ощущал свою полную зависимость от власти какой-то невидимой высшей силы. В минуты отчаяния и опасности это чувство особенно обострялось. Молился я очень ревностно, глубоко убежденный в том, что мои неотступные просьбы дойдут до некоего высшего существа, которое благосклонно им внимает и готово снизойти к мольбам. Я умолял его проникнуться состраданием к горю моей семьи. Назавтра мне удалось убить болотного лося, а вскоре начался сильный снегопад, спасший нас от голодной смерти.

Но изобилие еще не пришло в наши палатки. Как-то, охотясь, я набрел на след медведя. Собаки три дня бежали по следу зверя, и я шел за ними, не отставая, но задержать медведя не удавалось. Мои мокасины и ноговицы разорвались в клочья, и я почти умирал от голода. Пришлось возвратиться домой только с восемью фазанами. Тогда Ме-цхик-ко-наум, Бе-по-ваш и другие индейцы покинули нас. Как только мы остались одни, я смог добывать достаточно дичи, чтобы прокормить свою семью. В начале весны друзья возвратились к нам, и мы вместе перекочевали в деревню у Лесного озера.

Но в Ме-нау-цхе-тау-науне меня поджидали различные напасти. Я забыл упомянуть об одном важном событии, происшедшем задолго до того времени, о котором идет рассказ. Случилось оно вскоре после смерти моего друга Пе-шау-бы. Я находился тогда на наших кукурузных полях у Дед-Ривер, и в мое отсутствие в нашу палатку зашел оджибвей с озера Ред-Лейк, по имени Ги-ах-ге-ва-го-мо, и похитил одного из моих сыновей, шестилетнего мальчика.

Как только я возвратился, жена рассказала мне о случившемся, и я тотчас бросился в погоню. Через день я догнал Ги-ах-ге-ва-го-мо и не спросясь взял у него лошадь, чтобы отвезти сына домой. Я пригрозил индейцу жестокой расправой, если он осмелится повторить свою попытку.

Через четыре месяца, когда земля уже была покрыта снегом, я вернулся домой, проохотившись целый день, и мне снова сообщили о похищении сына тем же Ги-ах-ге-ва-го-мо. Я пришел в ярость и, расспросив у мужчин, на какой лошади тот уехал, сел на своего лучшего верхового коня и погнался за похитителем. Оджибвей уже снялись с той стоянки, где я настиг индейца в первый раз, но, идя по их следу, я перехватил их еще в походе.

Приблизившись к группе, я заметил, что Ги-ах-ге-ва-го-мо и его спутник На-на-буш наблюдают за мной из-за кустов, отстав от остальных. Приблизившись к засаде на расстояние выстрела, я громко окрикнул их, чтобы дать им понять, что они обнаружены. Держа свое заряженное ружье наготове, я проехал мимо, догнал остальную группу и, увидев своего сынишку, схватил его и посадил впереди себя. Затем, повернув назад, я поехал навстречу Ги-ах-ге-ва-го-мо и На-на-бушу. Они вышли из зарослей и преградили мне путь. Ги-ах-ге-ва-го-мо держал свою любимую лошадь в поводу.

Подъехав к индейцам, я оставил сына верхом на коне и передал ему поводья. Сам же, соскочив на землю, дважды ударил лошадь Ги-ах-ге-ва-го-мо захваченным для этого ножом. Тот схватил свое ружье за ствол, как дубину, и собрался нанести мне удар. Но я вырвал оружие из рук противника. Индеец грозился пристрелить мою лошадь, как только достанет новое ружье. Тогда я протянул ему его собственное и предложил тотчас привести свое намерение в исполнение. Но он не осмелился. «Ты, как видно, забыл, – сказал я, – что было тебе сказано четыре месяца назад, когда ты первый раз попытался похитить моего сына. Но я, как видишь, не забыл. Я готов прикончить тебя, но ты так напуган, что я оставлю тебе жизнь и посмотрю, захочется ли тебе впредь красть моих детей».

С этими словами я уехал. Мои друзья не хотели поверить, что я убил лошадь этого индейца, но не осуждали меня за это. Сам Ги-ах-ге-ва-го-мо не нашел в этом ничего предосудительного. Во всяком случае, я ни разу не слышал, что он на меня жалуется. После этого случая он больше никогда не досаждал мне[96].

Вернувшись в Ме-нау-цхе-тау-наун, я сразу же начал расчищать себе землю под кукурузу. Но индейцы, видимо настроенные Аис-кау-ба-висом, относились ко мне так враждебно, что я решил расстаться с ними. Однако тут со мной стряслась беда, от которой я несколько месяцев не мог оправиться. Вот как это случилось. Я забрался на высокое дерево и обрубал его ветви. Сбросив почти все ветви на землю, я решил полезть выше, чтобы срубить верхушку. Но несколько верхних ветвей, упав на вершину соседнего дерева, отскочили назад и сильно ударили меня в грудь. Я рухнул на землю с большой высоты и много времени пролежал без сознания. Придя, наконец, в себя, я лишился голоса и долго пытался объяснить индейцам жестами, чтобы они принесли мне воды. Пытаясь добраться до своей палатки, я три раза падал в обморок.

У меня было переломлено несколько ребер, и прошло много времени, прежде чем я смог ходить без посторонней помощи. Но д-р Мак-Лофлин, занимавшийся торговлей у Рейни-Лейк, узнав о моем состоянии, послал за мной некоего м-ра Тейса, чтобы доставить в свой дом у озера Уайтфиш. После этого меня долго рвало кровью и при каждом движении я испытывал такое ощущение, как будто по моему телу разливается горячая жидкость, М-р Тейс и другие служащие «Северо-Западной комнании» ухаживали за мной очень заботливо и ласково. К концу следующей зимы мое состояние несколько улучшилось, но, когда с весной наступила жара, я снова заболел и не мог охотиться.

Весной нам пришлось подниматься по длинным быстринам реки Рейни-Лейк-Ривер. Здесь наши каноэ перевернулись и затонули, но мне удалось добраться до берега вплавь, держа детей на спине. Каноэ м-ра Тейса тоже пошло ко дну, но все, что в нем находилось, удалось спасти. Несколькими днями позже мы добрались до фактории д-ра Мак-Лофлина у Рейни-Лейк. Доктор любезно отвел мне комнату в своем доме, где уходом за мной некоторое время занимались мои дети. Меня снабжали всем необходимым, а доктор хотел даже, чтобы я провел у него весь год. Но я тосковал в одиночестве и стремился к Лесному озеру, где находилась моя жена. Я надеялся, что Аис-кау-ба-вис наконец прекратит причинять мне неприятности.

Хотя встретили меня там совсем не так, как я рассчитывал, я все же прожил в деревне, пока не закончился сев кукурузы. После сева мы занялись заготовкой и сушкой черники, в изобилии растущей в этой местности. Потом наступило время сбора болотного риса и кукурузы, на что ушло все лето.

Поздней осенью я опять заболел, так как еще не совсем поправился после переломов. В довершение всего среди индейцев опять начала распространяться какая-то новая болезнь. Как-то я лежал в палатке, не будучи в состоянии ни сидеть, ни ходить. Все женщины работали тогда в поле. Вдруг вбежала моя теща с мотыгой в руках и начала наносить мне удары по голове. Я не мог как следует защищаться, да и не пытался этого сделать, примирившись с мыслью о неизбежной смерти. Оказалось, что, работая в поле, теща вспомнила о погибших детях и расплакалась. Затем, сообразив, вероятно, что человек, которого она считала виновным в их смерти, теперь в ее руках, она бросилась к дому, чтобы убить меня. Не знаю, почему после нескольких ударов она вдруг прекратила избиение. А так как я после первого мгновения растерянности прикрыл голову одеялом и отражал руками удары, то раны оказались менее опасными, чем можно было ждать. Теща так верила Аис-кау-ба-вису, что ничуть не сомневалась в гибели своих детей из-за моих злых козней. Я это хорошо знал и поэтому отнесся к ее поведению более снисходительно, чем сделал бы при других обстоятельствах. Хотя теща и отказалась от мысли лишить меня жизни, она относилась ко мне с каждым днем все суровей и неприязненней, в чем ей подражала и моя жена. Это объяснялось отчасти и тем, что из-за болезни я не мог уже так хорошо снабжать свою семью, как делал раньше. Но, несмотря на все эти неприятности и разочарования, мое здоровье и силы медленно восстанавливались, и когда индейцы поздней осенью отправились в путь, чтобы встретиться с торговцем, я уже мог их сопровождать.

Я сел вместе с детьми в маленькую лодку, а жена и теща следовали за нами в большом каноэ, нагруженном продовольствием и вещами. В первый же день я обогнал женщин, чтобы вместе с другими индейцами поскорее добраться до того места, где предполагалось разбить лагерь. Я нарубил шестов для палатки, но женщины не появились, а у меня не было ни пуккви, ни пищи. На следующий день я постеснялся сказать индейцам, что у меня нет еды, хотя дети начали плакать от голода. Самолюбие помешало мне остаться с индейцами.

Я понял, что жена решила меня бросить и не следует рассчитывать на ее скорое возвращение. Поэтому я поехал вперед и миновал то место, где было решено устроить следующую стоянку. Здесь мне удалось подстрелить жирного лебедя и накормить детей. Наступили сильные холода, а мне предстоял еще длинный водный путь, но я больше всего боялся, как бы индейцы меня не догнали, и не обращал внимания на начавшуюся бурю. Я велел детям лечь на дно каноэ и покрыл их большой бизоньей кожей. Ветер дул все сильнее и сильнее, и волны уже перекатывались через мое маленькое каноэ. Борта его покрылись льдом, дети промокли и промерзли. Холод так сковал мои движения, что я не мог как следует править, и совсем недалеко от того места, где мы рассчитывали пристать, моя лодка ударилась о скалистый выступ на косе и разбилась.

К счастью, у этой скалы и дальше к берегу было неглубоко, и, проломив тонкий слой льда, мне удалось перенести детей на сушу. Но на берегу мы едва не погибли: мои палочки для добывания огня промокли и я не мог развести костер. Тогда мне пришла в голову мысль сломать свой пороховой рог, внутри которого нашлось немного сухого, еще не отсыревшего пороха. Так мне наконец удалось разжечь костер и тем спасти нам жизнь. На следующий день прибыли люди с расположенной неподалеку фактории м-р Сейра. Он услышал о моем положении: индейцы, видимо, сообщили о том, что я заблудился. Торговец велел разыскать меня и доставить в свой дом. Здесь я взял аванс из расчета потребностей всей семьи, так как думал, что раньше или позже жена последует за мной.

Вождь этой области, от которого я заранее получил разрешение охотиться на небольшой выбранной мною территории и обещание, что никто не будет там промышлять, пытался уговорить меня не оставаться на зиму одному. Мне нужно, говорил он, либо жить вместе с индейцами, либо взять другую жену. Дети были еще слишком малы, чтобы стать мне помощниками, а здоровье мое еще не окрепло, и вождь считал, что с моей стороны будет неосторожно проводить зиму в одиночестве. Но я не послушался его добрых советов.

Мне не хотелось тогда ни жить вместе с индейцами, ни брать другую жену, и я начал прокладывать тропу к своим охотничьим угодьям. Сначала я перенес туда свое имущество, а затем забрал детей. Моей дочке Марте исполнилось тогда три года, а другие дети были еще меньше. За три дня я обосновался в своих угодьях, но вскоре впал в жесточайшую нужду, из которой меня выручила только охотничья магия.

У меня не было циновок, чтобы покрыть палатку, поэтому пришлось соорудить шалаш из кольев и тростника. Я сам изготовил лыжи-ракетки, обработал лосиные шкуры и шил из них мокасины и ноговицы для себя и детей. Кроме того, я добывал топливо и готовил пищу для всей семьи. Но все эти заботы о домашнем хозяйстве не раз мешали мне уходить на охоту, и временами нам не хватало пищи. Ночью я делал все необходимое для поддержания порядка в хижине, а как только рассветало, приносил топливо и занимался работой на открытом воздухе. В свободное время приходилось штопать одежду и чинить лыжи. В течение всей зимы я спал всего по нескольку часов в сутки.

Так я дотянул до весны, когда ко мне пришел молодой индеец, по имени Се-бис-кук-гу-ун-на (Мощная Нога), сын недавно скончавшегося Вау-це-гау-маиш-кума. Как и все его товарищи, обосновавшиеся неподалеку от меня, юноша был близок к голодной смерти. Мои собаки были так хорошо обучены, что могли свободно везти полтуши болотного лося. Я доверил их юноше, нагрузив сани мясом, и сказал ему, чтобы он передал своим товарищам мое приглашение перебраться ко мне. Через три дня эти индейцы прибыли. Хотя они несколько утолили свой голод заготовленным мною мясом, но выглядели крайне истощенными и наверняка погибли бы, если бы не нашли меня.

С приближением весны вся наша группа направилась к Лесному озеру. Когда мы туда прибыли, оно еще было покрыто льдом. Стоя на плоском песчаном берегу, я издалека увидел шедшую по льду выдру. Мне часто доводилось слышать от индейцев, что даже самый крепкий мужчина, если он без оружия, не может убить выдру. В этом меня заверяли как Пе-шау-ба, так и другие индейцы, сильные мужчины и хорошие охотники. Но я все же сомневался и поэтому решил теперь проверить правильность их утверждении на собственном опыте. Поймав выдру, я изо всех сил пытался ее прикончить. В течение часа я бил выдру руками, топтал ногами, прыгал по ней – но все это ни к чему не привело. Попробовал задушить ее руками, но, когда я на минуту ослабил давление, она втянула шею и так вывернула голову, зажатую в моих руках, что могла дышать. Пришлось признать, что без оружия убить выдру нельзя.

Существуют и другие мелкие и с виду слабые звери, которые оказываются очень живучими. Как-то, участвуя в военном походе, я захотел похвастать своей смелостью и попробовал задушить хорька голыми руками – но едва не лишился зрения. Он обрызгал мне лицо едкой жидкостью, вызвавшей болезненное воспаление кожи, сходившей потом большими кусками.

Белый журавль, если подойти к нему слишком близко, тоже может стать опасным, так как, защищаясь от нападения, наносит своим тонким клювом смертельные раны.

Убив выдру, я занялся преследованием медведя. У меня было теперь три собаки, одна из них еще не совсем взрослая. Эту собаку, очень хорошей породы, подарил мне м-р Тейс после того, как она порвала ошейник, чтобы уйти со мной. Я оставил ее в хижине, но ей удалось сбежать, и вскоре она опередила других собак и первая вцепилась медведю в голову; рассвирепевший зверь почти мгновенно задушил ее, схватил зубами и пронес в своей пасти почти целую милю, пока я наконец не догнал и не пристрелил его.

Лесное озеро освобождается от льда лишь поздней весной. Когда мы с сыном Вау-це-гау-маиш-кума прибыли в деревню, жившие там индейцы уже долго находились под угрозой голодной смерти. Мое каноэ было наполнено продуктами, и я поспешил распределить их между голодающими. Через день после моего прибытия явились моя жена со своей матерью. Она рассмеялась, увидев меня, и мы зажили с ней вместе, как прежде. Ша-гвау-ку-синк и Аис-кау-ба-вис тоже находились в деревне и относились ко мне крайне недружелюбно. Но я взял за правило делать вид, будто совсем не замечаю их постоянных козней.

Когда подошло время сева, торговцы из «Северо-Западной компании» послали ко всем индейцам гонцов с подарками, приглашая их принять участие в нападении на торговую факторию «Компании Гудзонова залива» у реки Ред-Ривер. Мне эти ссоры между родичами[97] казались противоестественными, и я не хотел принимать в них участия, хотя уже давно вел торговлю с «Северо-Западной компанией» и считал себя как бы ее приверженцем. Но многие индейцы откликнулись на этот призыв, за чем последовало немало убийств и злодеяний. На стороне «Северо-Западной компании» оказалось много метисов, среди которых особо выделялся своей жестокостью некий Грант. Много людей «Компании Гудзонова залива» погибло во время боев, а другие были убиты после пленения.

На м-ра Мак-Доннальда, или Мак-Долланда, которого считали здешним управляющим «Компании Гудзонова залива», устроили засаду, и он попал в руки некоего м-ра Хершела, или Харшилда, одного из служащих «Северо-Западной компании». Этот человек заставил своего пленника сесть в каноэ вместе с несколькими французами и одним метисом. Последние получили задание убить управляющего и бросить его труп в воду. Когда они удалились на некоторое расстояние от берега, метис (по имени Мевин) хотел убить управляющего, но французы не допустили этого. В конце концов они оставили его на скалистом островке, откуда он не мог бежать и где должен был погибнуть. Но маскеги нашли там пленника и освободили его. М-р Харшилд выругал и избил французов, отказавшихся убить управляющего, когда тот находился у них в руках. Он послал за Мак-Долландом несколько человек в погоню, и того снова поймали. Мак-Долланда опять отдали на расправу метису Мевину и еще одному белому, бывшему солдату, славившемуся своей жестокостью, что, видимо, и определило выбор. Эти два человека убили управляющего, подвергнув его таким зверским и чудовищным пыткам, что о них не хочется даже говорить. Затем они возвратились к м-ру Харшилду с подробным отчетом о своем преступлении.

После того как фактория на реке Ред-Ривер превратилась в пепел, а люди «Компании Гудзонова залива» были изгнаны, индейцы и метисы, работавшие на «Северо-Западную компанию», обосновались в одном местечке, под названием Сах-ги-ук, расположенном у реки, вытекающей из озера Виннипег; им было поручено выслеживать и убивать всех агентов «Компании Гудзонова залива», которые попытаются проникнуть этим путем. Моему шурину Ба-по-вашу наконец надоело жить там впроголодь, и он возвратился в нашу деревню, где я оставался, не желая вмешиваться в эту ссору. На пути к нам он встретил некоего м-ра Мак-Доннальда[98] из «Компании Гудзонова залива», направлявшегося со своим переводчиком, м-ром Брусом, в глубь страны. Переводчик, лучше разбиравшийся в обстановке, выражал опасения, но не мог убедить своего спутника в их обоснованности. Брус, знавший Ба-по-ваша, выдал себя за служащего «Северо-Западной компании» и выведал у него все подробно о том, что произошло. Это наконец убедило м-ра Мак-Доннальда в правдивости сообщений и заставило возвратиться назад. Эта встреча, вероятно, спасла жизнь двум белым.

Позднее Мак-Доннальд посетил меня в Ме-нау-цхе-тау-науне, и, так как я подтвердил ему рассказ Ба-по-ваша, он поспешил назад к Со-Сент-Мари, где встретился с лордом Селкирком. Последний только что прибыл в страну, чтобы уладить конфликт между двумя конкурирующими компаниями.

Лето я, как обычно, провел в мирном уединении, то занимаясь охотой, то работая на кукурузном поле. Мы собирали также дикий рис и ловили рыбу. Возвращаясь с рисовых болот, я остановился по дороге к Рейни-Лейк на небольшом островке, чтобы поохотиться на медведя, берлогу которого уже давно обнаружил. Поздно ночью, после того как я убил медведя и отдыхал в своей палатке, вдруг у ее входа раздался голос уже упоминавшегося м-ра Харшилда. Вскоре я понял, что он кого-то разыскивает. Заметив издали свет, Харшилд подумал, что он горит в лагере лорда Селкирка, и подкрался ко мне с хитростью и осторожностью настоящего индейского воина, так как иначе я бы услышал его приближение. Он не сразу открыл мне свое намерение убить лорда Селкирка, но я слишком хорошо знал и его самого и его спутников, чтобы без труда разгадать их намерение. Я великолепно понял, в каких целях он так уговаривает меня сопровождать его до озера Рейни-Лейк. Наконец, видя, что его намеки и полупризнания до меня не доходят, Харшилд открыто заявил, что намерен убить лорда Селкирка, как только тот окажется у него в руках. Затем он крикнул, чтобы его каноэ подошли к нам, и показал их мне. В каждом сидело по 10 сильных, готовых на все и хорошо вооруженных мужчин. К каким только уговорам он не прибегал, чтобы склонить меня присоединиться к ним, но я ему не поддался.

Покинув меня, Харшилд отправился к озеру Рейни-Лейк в факторию м-ра Тейса. Но последний был менее склонен к насилию и посоветовал Харшилду поскорее вернуться восвояси. Не знаю, какие доводы привел м-р Тейс, но только через два дня Харшилд вернулся к реке Ред-Ривер, правда оставив в лесу недалеко от фактории того солдата, который в прошедшем году вместе с Мевином убил управляющего. Мы не знали, какие указания получил этот человек, но ему, как видно, не очень нравилось скитаться по лесу, и через четыре дня он вернулся в форт.

Тем временем лорд Селкирк захватил Форт-Вильям, которым управлял тогда м-р Мак-Джилливрей от имени «Северо-Западной компании». Оттуда он послал в факторию Тейса офицера с небольшим отрядом, который нашел солдата, убившего управляющего Мак-Долланда. Этот солдат вместе с другими, пытавшимися поднять восстание после занятия Форт-Вильяма, был отправлен в Монреаль; позднее я услышал, что убийцу там повесили.

К этому времени я принял решение покинуть страну индейцев и возвратиться в Соединенные Штаты. Недоброжелательное отношение ко мне индейцев, и особенно семьи моего тестя, которую настраивал против меня Аис-кау-ба-вис, причиняло мне бесконечные неприятности. М-р Брус, с которым я тогда часто встречался, дал мне немало полезных разъяснений и советов. Он много путешествовал и видел гораздо больше белых людей, чем я. Его рассказы придали мне храбрости.

Война 1812 года уже закончилась, и я не видел больше никаких непреодолимых препятствий к возвращению на родину.

Я собрал хороший урожай кукурузы и много дикого риса. Зиму было решено провести у Рейни-Лейк, а так как м-р Брус направлялся туда же, он захватил с собой 20 мешков моей кукурузы. Я последовал за ним со всей своей семьей. На небольшом расстоянии от фактории у озера Рейни-Лейк, где я рассчитывал повидаться с м-ром Тейсом, еще ничего не зная о происшедших изменениях, мы встретились с упоминавшимся выше капитаном. Он отнесся ко мне чрезвычайно предупредительно и выразил сожаление, что не может снабдить необходимыми товарами, так как все, что оставалось на складах «Северо-Западной компании», было уже распределено среди индейцев.

После неоднократных бесед капитану удалось меня убедить, что в споре двух торговых компаний права была «Компания Гудзонова залива», вернее, что именно она действовала от имени британского правительства. Он пообещал мне облегчить возвращение в Соединенные Штаты и богатыми подарками, хорошим отношением и щедрыми посулами склонил меня провести его отряд к фактории «Северо-Западной компании» у устья Ассинибойна. Уже чувствовалось приближение зимы, но капитан Тассенон (так, помнится, его звали) уверял, что его люди не могут оставаться у Рейни-Лейк и что необходимо тотчас отправиться к реке Ред-Ривер.

Взяв с собой 20 человек, я пошел впереди отряда и привел его сначала к Бегвионуско Сах-гие-гуну, или озеру Раш, откуда мы послали лошадей обратно. Здесь капитан с остальными 50 солдатами догнал нас. На озере Рейни-Лейк мы сделали себе лыжи-ракетки; Ша-гвау-ку-синк, Ме-цхук-ко-наум и другие индейцы были наняты капитаном в качестве охотников. У нас было много дикого риса, и поэтому мы были довольно хорошо обеспечены продовольствием. Но нам пришлось преодолевать значительные расстояния в открытой прерии по глубокому снегу, и, когда мясо кончилось, среди солдат начался ропот; впрочем, никаких серьезных происшествий не случилось. Через 40 дней после выхода с Рейни-Лейк мы прибыли к Ред-Ривер и, не встретив сопротивления, заняли форт у устья Пембины, в котором находились только женщины, дети да несколько престарелых французов.

От Пембины, где я оставил своих детей, мы за четыре дня дошли до Ассинибойна, на 10 миль выше его устья, после того как пересекли Ред-Ривер. Там нас встретили вождь оджибвеев, по имени Бе-гва-ис, и 12 юношей. Наш капитан, даже после того как узнал, что в форте «Северо-Западной компании» на Ассинибойне находятся только 12 человек, казалось, был весьма озабочен тем, как им овладеть.

Он посовещался с Бе-гва-исом, и тот предложил ему проследовать со своим отрядом прямо к форту. По мнению вождя, такой парад должен был привести к немедленной сдаче форта. Когда капитан Тассенон нанимал меня на работу у Рейни-Лейк, я сказал, что могу провести его оттуда прямо к дверям спальни м-ра Харшилда. Убежденный в том, что смогу выполнить свое обещание, я был очень обижен тем, что меня не пригласили на совещание. Ночью, когда мы уже находились почти у самого форта, я поделился своей обидой с переводчиком Луэсоном Ноуленом, хорошо знакомым с местностью; его брат метис находился в форте, где служил у м-ра Харшилда. Лежа у костра, мы пришли к выводу, что только нам одним удастся неожиданно подойти к форту и напасть на него. Было решено сделать такую попытку, но мы поделились своими планами с несколькими солдатами, которые присоединились к нам. Здесь не было ни холмов, ни кустарника, которые могли бы скрыть наше приближение, но темная и холодная ночь позволяла надеяться, что наши противники не очень усердно охраняют форт. Пришлось сделать лестницу, какой обычно пользуются индейцы: у срубленного дерева мы укоротили сучки, которые служили ступеньками. Эту лестницу мы приставили к стене форта и по ней перебрались за ограду, причем очутились на крыше кузницы, откуда тихонько спустились один за другим, соблюдая полное молчание. Когда нас собралось достаточно, мы отправились на поиски людей, живших в укреплении. У двери каждой занятой комнаты мы поставили одного-двух вооруженных людей, чтобы помешать соединению сил противника.

Спальню Харшилда мы нашли только на рассвете. Увидев нас, он бросился к оружию и пытался оказать сопротивление, но мы легко с ним справились. Харшилда связали; но так как он громко изрыгал проклятия, управляющий, подоспевший тем временем вместе с капитаном, велел выбросить его на снег, чтобы успокоить. Однако было так холодно, что долго оставлять Харшилда снаружи значило бы просто его заморозить. Поэтому вскоре ему разрешили вернуться в помещение и стать у огня.

Увидев меня среди своих врагов, Харшилд тотчас понял, кто был проводником. Он стал обвинять меня в том, что я забыл те милости, которыми он якобы осыпал меня. Я в свою очередь упрекал его за то, что он убивал своих друзей и людей одного с ним цвета кожи, сказав, что эти и другие его многочисленные преступления побудили меня пойти против него. «Когда прошлой осенью ты пришел в мою палатку, я оказал тебе гостеприимство, так как не знал, что твои руки обагрены кровью твоих сородичей. Я еще не видел пепла домов твоих братьев, сожженных по твоему приказу на реке Ред-Ривер». Но Харшилд продолжал ругать и оскорблять не только меня и солдат, но и каждого, кто проходил мимо него.

Из всех жителей фактории только с тремя обращались как с пленными: с м-ром Харшилдом, с метисом Мевином, замешанным в убийстве управляющего «Компании Гудзонова залива», и одним торговым служащим. Всем остальным позволили уйти. Джозеф Кадот, сводный брат Ноулена, смиренно попросил простить его и обещал, если его отпустят, тотчас уйти в свои охотничьи угодья и больше не связываться с торговцами. Метиса отпустили, однако он не только не выполнил своего обещания, но немедленно отправился в факторию на Маус-Ривер, поднял на ноги 40—50 метисов и возвратился с ними, чтобы захватить форт. Впрочем, они не рискнули подойти к крепости ближе чем на одну милю и разбили там лагерь.

Через 20 дней я вернулся в Пембину к своей семье и вместе с Ва-ге-то-той отправился в прерию охотиться на бизонов. Там я узнал, что многие метисы из этой местности очень злы на меня за то, что я действовал против «Северо-Западной компании»; некоторые уважаемые индейцы сказали мне, что моя жизнь в опасности. В ответ на это я заявил, что в таком случае метисам нужно напасть на меня, когда я сплю (как поступил я сам с людьми «Северо-Западной компании»), ибо иначе им не удастся причинить мне вред. И действительно, вскоре кто-то начал бродить вокруг моей палатки, явно намереваясь меня прикончить, но мне удалось избежать смерти.

Остаток зимы я провел с индейцами, а весной возвратился к Ассинибойну. К тому же времени из Форт-Вильяма прибыл лорд Селкирк, а через несколько дней мимо проплыло каноэ, в котором сидели м-р Камберленд и другой служащий «Северо-Западной компании». Так как они не остановились у форта, лорд Селкирк велел догнать их на лодке, вернуть и взять в плен.

Люди из фактории на Маус-Ривер, принадлежавшей «Северо-Западной компании», тоже в это время спустились вниз по реке. Но, опасаясь плыть мимо форта, они остановились и разбили лагерь на некотором расстоянии от него. Начали собираться и индейцы из отдаленных местностей; они ничего не знали о происшедших переменах и беспорядках и были крайне удивлены, узнав, что торговцы уже не хозяева форта.

К началу лета пришло письмо судьи Кодмена, предлагавшего вознаграждение в 200 долларов за поимку и выдачу трех метисов, особенно запятнавших себя участием в беспорядках; речь шла о главаре метисов из «Северо-Западной компании» Гранте, Джозефе Кадоте и каком-то человеке, по имени Ассинибойн. Все она были задержаны солдатами нашего форта, причем Ноулен служил переводчиком. Их, однако, отпустили на свободу с условием, что по прибытии судьи Кодмена они явятся к нему сами. Не успел наш отряд вернуться, как пришел Ассинибойн и сдался нам в плен. Он сообщил, что Грант и Кадот сбежали, как только Ноулен и его отряд повернули обратно. Они скрылись на территории ассинибойнов, где их задержали и предали суду. Добровольно сдавшегося Ассинибойна помиловали.

Лорд Селкирк долго дожидался прибытия судьи, который должен был вынести решение о судьбе главных преступников и одновременно уладить спор между двумя враждовавшими компаниями. Наконец его терпение лопнуло и он послал гонца в Сах-ги-ук с продуктами и подарками, наказав ему не возвращаться до тех пор, пока тот не встретится с судьей. Служащий «Северо-Западной компании», по фамилии Блэк, захватил гонца в одной из факторий недалеко от Сах-ги-ука и сильно его избил. Но тут как раз подоспел судья, и Блэк сбежал вместе с неким Мак-Клудом. Они спрятались у индейцев, и поиски, предпринятые с реки Ред-Ривер по заданию судьи Кодмена, оказались безрезультатными.

Расследование сильно затянулось; многих заключенных постепенно освобождали. Но Харшилда и метиса Мевина заковали в кандалы и охраняли особенно строго. Чтобы не вызвать подозрений в пристрастии, судья разбил свою палатку посередине, между нашим фортом и лагерем «Северо-Западной компании».

Как-то утром, стоя у ворот форта, я увидел приближавшегося судью, высокого полного мужчину. Его сопровождали м-р Мак-Кензи, метис Кемпбелл и старый индеец надоуэй. Они вошли в форт, осмотрели все комнаты и наконец оказались в той, где находился Селкирк. Кемпбелл следовал за судьей. В одной руке он держал лист бумаги, а другую положил на плечо Селкирка и что-то ему сказал, но что именно, я не понял. Последовал длительный спор, из которого я не разобрал ни единого слова, но обратил внимание, что как м-р Мак-Кензи, так и Кемпбелл почти целый день провели у нас. Уже почти стемнело, когда Ноулен сказал мне, что судья приговорил «Северо-Западную компанию» к уплате крупного денежного штрафа (не то в 300, не то в 3000 долларов), а лорда Селкирка освободил от предварительного заключения. Вслед за этим Мак-Кензи и Кемпбелл покинули форт, но на пути к своему лагерю подверглись всяческим оскорблениям со стороны людей «Компании Гудзонова залива». Судья, однако, остался и отобедал с лордом Селкирком.

Полковник Диксон, расположившийся тогда у реки Ред-Ривер, послал гонца к сиу, так как было решено созвать их и сообщить о новом положении дел. Предыдущей зимой, как раз когда я возвратился в Пембину, туда пришли из страны сиу две женщины из племени оджибвеев с калуметами[99], чтобы уговорить своих соплеменников заключить мир с врагами. Эти женщины были пленницами сиу, и их освобождение, как и переданное с ними послание, свидетельствовало о миролюбивом настроении сиу.

Одна из этих женщин была замужем за сиу, который был к ней очень привязан. Когда племя потребовало, чтобы индианку направили обратно к оджибвеям, новый супруг-сиу обратился к ее прежнему мужу-оджибвею с предложением взять в обмен любую другую из его жен, какую тот выберет. Но супруг-оджибвей отказался от предложения сиу. Никто не решался передать сиу отрицательный ответ, пока м-р Брус (упоминавшийся выше переводчик) не предложил своего посредничества. Хотя эти переговоры и не привели к определенным результатам, все же они в какой-то мере подготовили сиу к благосклонному восприятию послания полковника Диксона. Они послали 22 депутатов и двух пленных оджибвеев, которым возвратили свободу. Одним из пленников была молодая женщина, дочь Гитче-оп-цхе-ке (Большого Бизона), которая тоже вышла замуж за индейца сиу. Ее молодой муж, один из 22 посланцев, горячо любил свою жену. Когда вожаки группы собрались в обратный путь, они всячески уговаривали его расстаться с женой. Но молодой сиу упорно отказывался следовать за своими, и тем не оставалось ничего другого, как покинуть юношу, хотя, находясь один в стране оджибеев, он подвергал свою жизнь опасности. Когда его товарищи удалились, юноша стал бродить вокруг наших палаток, плача, как дитя. Тронутый отчаянием сиу, я пригласил его к себе в палатку; различие в языках не позволяло мне высказать все свои соображения, но все же я пытался утешить юношу и убедить в том, что можно найти друзей даже среди оджибвеев. На следующее утро он решил присоединиться к своим товарищам, чтобы вместе с ними возвратиться на родину. Итак, он покинул нас, но, пройдя по следам сиу 200—300 метров, вдруг бросился на землю и начал кататься по ней, рыдая, как сумасшедший. И все же любовь к жене оказалась сильнее тоски по родине и страха за свою жизнь. Он возвратился, решив остаться с нами. Но мы тем временем узнали, что кое-кто из оджибвеев грозится убить юношу, и хорошо понимали, что ему нельзя оставаться среди нас, не подвергая свою жизнь опасности. Тогда наши вожди Ва-ге-то-та и Бе-гва-ис решили отправить молодого сиу к своим. Они выбрали восемь мужчин, на которых можно было положиться (в том числе и меня), и распорядились, чтобы мы проводили молодого человека на расстояние одного дня пути до страны сиу. Заставить идти юношу за нами добровольно не удалось, и пришлось вести его силой. В том месте, где нам предстояло переправиться через Ассинибойн, мы встретили 200 индейцев из племени, названного по этой реке. К счастью, молодой сиу оказался достаточно осторожным и оделся, как оджибвей. Когда предводитель ассинибойнов спросил нас, куда мы идем, мы ответили, что вожди послали нас охотиться на бизонов. Предводитель ассинибойнов, по имени Не-цхо-та-ве-нау-ба, был добрым и благоразумным человеком, и, хотя испуг молодого сиу не мог не выдать нашего обмана, он не обратил на это никакого внимания. Больше того, вождь даже отвлек внимание своих людей от нашей группы. Затем он сказал молодому сиу: «Спасайся, юноша, и помни, что если тебя поймают прежде, чем ты доберешься до своей страны, то лишь немногие ассинибойны или оджибвеи не польстятся на твою жизнь».

Молодой человек не заставил себя уговаривать и бросился бежать изо всех сил. Но едва он пробежал сотню метров, как до нас донеслись его рыдания и стоны. Позже мы узнали, что молодой сиу догнал в Пембине своих товарищей и вместе с ними благополучно возвратился на родину.

Мнимый мир между сиу и оджибвеями вызвал много разговоров. Полковник Диксон часто хвастался, что сиу никогда первыми не нарушат мирного договора, так как не осмелятся что-либо предпринять без его согласия. Как-то раз, когда он только начал одну из таких речей, появился вождь оджибвеев во главе отряда из 40 человек. В руках у индейцев были окровавленные стрелы, которые они извлекли из тел своих товарищей, убитых воинами сиу возле фактории, принадлежавшей самому м-ру Диксону. Это происшествие на некоторое время поколебало его самоуверенность.

Лорд Селкирк в свою очередь собрал индейцев и, одарив их табаком и спиртом, обратился к ним с длинной отеческой речью, обычной на индейских сборищах: «Дети мои, – сказал он, – небо над вашими головами, долго остававшееся темным и облачным, теперь прояснилось. Ваш великий отец, живущий там, за водой, как вам известно, больше всего печется о благе своих краснокожих детей. Он послал меня к вам, чтобы удалить шипы с ваших троп и уберечь ваши ноги от ран. Мы убрали тех нехороших белых людей, которые ради своей выгоды хотели заставить вас забыть о долге по отношению к вашему великому отцу; они больше никогда не будут смущать вас. Мы позвали к себе и сиу, которые так долго были вашими врагами, хотя у них такая же кожа, как и у вас. Отныне они всегда будут жить в своей стране. Мир принесет вам безопасность. Эта война началась задолго до того, как родились ваши отцы, и вместо того, чтобы мирно охотиться, добывая пищу своим женам и детям, вы убивали друг друга. Но это время прошло, и теперь вы можете охотиться всюду где захотите. Ваши юноши должны уважать мир, а всякого, кто снова поднимет томагавк, ваш великий отец будет считать своим врагом».

Индейцы, как полагается, ответили на его речь обещаниями и самооправданиями, но, покидая вечером форт, украли всех лошадей, принадлежавших лорду Селкирку и его людям. Наутро не было ни одной лошади; исчезло и большинство индейцев.

Между тем наступил конец осени, и я в этом году уже не смог бы добраться до Соединенных Штатов. Но теперь мною заинтересовался лорд Селкирк, видимо что-то слышавший о моей истории. Он стал расспрашивать меня о событиях прошлой жизни, и я многое рассказал ему, особенно о той роли, которую играл при захвате форта. Судья Кодмен, оставшийся в укреплении, тоже часто беседовал обо мне с лордом Селкирком.

«Этот человек, – говорил он, – с большими трудностями зимой привел сюда ваших людей с Лесного озера; он сыграл важную роль при захвате форта, рискуя жизнью, и все это за вознаграждение в 40 долларов. Самое меньшее, что вы должны были бы для него сделать, это превратить его 40 долларов в 80 и установить ему пожизненную пенсию в размере 20 долларов в год». Лорд Селкирк согласился с судьей, и мне выплатили пенсию за первые пять лет, так как второй пятилетний срок еще не истек.

Лорд Селкирк не смог так скоро покинуть устье Ассинибойна, как рассчитывал первоначально. «Северо-Западная компания» расставила на пути, по которому он должен был следовать, нескольких индейцев и своих людей, переодетых в индейцев (среди них был некий Сексейр); им было приказано выследить лорда и постараться его убить. Узнав об этом, лорд Селкирк направил полковника Диксона в страну сиу с поручением набрать 100 человек для охраны. И лишь когда эти люди прибыли, он решился двинуться в путь. Покинув форт ночью, лорд догнал Диксона в Пембине.

Лорд Селкирк захватил с собой письмо, составленное им самим от моего имени и адресованное моим друзьям в Соединенных Штатах. В этом письме я напоминал о некоторых важнейших событиях из времен раннего детства. Лорд прилагал все усилия, чтобы уговорить меня уехать вместе с ним, и до некоторой степени я сам был к этому предрасположен. Но я тогда был уверен, что все мои родственники убиты индейцами, а если кто-нибудь и остался в живых, то столь длительная разлука сделала нас чужими. Он предложил мне даже уехать с ним в Англию. Однако у меня были друзья среди индейцев и мой дом находился на их земле. Здесь я провел большую часть своей жизни и понимал, что слишком поздно устанавливать новые связи. Все же лорд послал за мной шесть человек, чтобы разыскать меня у Лесного озера, куда я прибыл поздней осенью после уборки кукурузы. В начале зимы я перекочевал к озеру Бегвионуско, а когда выпал первый снег, ушел в прерию охотиться на бизонов.

Один за другим стекались в прерию индейцы; под конец наша группа так возросла, что мы вскоре начали ощущать голод. Зима стояла суровая, и наши страдания становились все невыносимее. Первой погибла от голода молодая женщина. Вскоре ее совсем еще юный брат впал в безумие, которое обычно предшествует голодной смерти. Находясь в таком состоянии, он вышел из палатки своих обессилевших и отчаявшихся родителей. Когда я поздно вечером вернулся с охоты, они не могли сказать, куда он исчез. Около полуночи я вышел из лагеря и направился по следу юноши; пройдя небольшое расстояние, я нашел его в снегу мертвым.


Содержание:
 0  Тридцать лет среди индейцев: Рассказ о похищении и приключениях Джона Теннера : Джон Теннер  1  Введение д-ра Эдвина Джемса к жизнеописанию Теннера : Джон Теннер
 2  j2.html  3  j3.html
 4  j4.html  5  j5.html
 6  j6.html  7  j7.html
 8  j8.html  9  j9.html
 10  j10.html  11  j11.html
 12  j12.html  13  вы читаете: j13.html
 14  j14.html  15  j15.html
 16  j16.html  17  Приложение д-ра Эдвина Джемса к американскому изданию 1830 г. : Джон Теннер
 18  О постах и снах : Джон Теннер  19  О тотемах : Джон Теннер
 20  Индейская музыка и поэзия : Джон Теннер  21  j21.html
 22  Песня, исполняемая исключительно на празднике общества Мидевивин : Джон Теннер  23  Песня, исполняемая перед охотой на бобров и при отправлении обрядов общества Мидевивин : Джон Теннер
 24  j24.html  25  Об индейских праздниках[106] : Джон Теннер
 26  О постах и снах : Джон Теннер  27  О тотемах : Джон Теннер
 28  Индейская музыка и поэзия : Джон Теннер  29  j29.html
 30  Песня, исполняемая исключительно на празднике общества Мидевивин : Джон Теннер  31  Песня, исполняемая перед охотой на бобров и при отправлении обрядов общества Мидевивин : Джон Теннер
 32  j32.html  33  notes.html
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap