Приключения : Путешествия и география : Призрак золота Ямаситы : Олег Уланов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу
«Для того, кому надо пройти сто „ри“,[1] девяносто „ри“ только половина». (Народная японская пословица).

Часть первая

1

Что-то легкое и невесомое скользнуло по щеке и переместилось сначала на шею, а затем ниже на грудь. Олег медленно разомкнул веки. Прядь красивых черных волос снова упала на его лицо.

Мария, улыбнувшись, поцеловала его в щеку:

– С добрым утром, любимый.

Растворяясь в утренней безмятежности, он снова закрыл глаза.

«Боже мой, как я люблю её», – эта мысль уже в сотый раз за сутки, приятно колыхнула его душу.

Опустив руку, он ощутил бархат кожи ее красивых ног.

– С добрым утром… Умелов, нежно провёл рукой по щеке Марии, поправляя прядь душистых волос, которыми она невольно щекотала его шею. Он полностью стряхнул с себя утреннюю дрему и уже смотрел на нее широко открытыми глазами:

– Я люблю тебя…

– Еще… Пожалуйста, еще… Мне так приятно слышать эти слова.

Олег, как бы соглашаясь с ее просьбой, тихо, почти шепотом, произнес:

– Выходи за меня замуж…

Она нежно поцеловала мочку его уха, и тоже шепотом произнесла:

– Ты делаешь мне предложение?

– Да.

– А я думала, когда девушке делают предложение, то обязательно дарят кольцо? – Мэри лукаво улыбнулась.

– Конечно. Этим мы сегодня и займёмся. Так ты согласна?

– А я могу подумать? Или я должна ответить сейчас?

Олег, порывисто перевернул Мэри навзничь.

– Отвечай сейчас же, ты согласна? – шутливо пробасил он.

– А если я не отвечу, что тогда? – в ее голосе прозвучали нотки иронии.

Олег коленкой раздвинул ее ноги и полностью перевернувшись, лег над ней, упершись локтями в подушку.

– Тогда… Я буду мучить тебя своими ласками, пока ты не согласишься.

Мэри, запрокинув голову, подставила ему свою шею.

– Я думаю, мне стоит попробовать… Может, ты меня только пугаешь…

– Ты во мне сомневаешься? – Олег, обхватив ее снизу за плечи, резко сдвинул вниз по шелковой простыне.

– М-м-м, – легкий стон, раздавшийся из уст любимой, мог означать только одно – шутливая угроза была немедленно исполнена.

Умелов приподнялся на локтях и посмотрел сверху на лицо Мэри – закрытые глаза, обрамлённые длинными густыми ресницами, полуоткрытый рот, – все выдавало в ней жажду любви. Олег крепко прижал ее к себе, осыпая поцелуями. Дойдя до мочки левого уха, он страстно прошептал:

– Сдаешься? Ну, я ведь вижу, что согласна. Ну, скажи мне, ты согласна?

Мэри еле слышно что-то ответила.

Этот неразличимый шепот ещё больше раззадорил Умелова.

– Я не слышу… Ты согласна?

Мэри вдруг распахнула ресницы. Ее голова, в ореоле шикарных волос, чуть приподнялась над подушкой.

– Да-а-а!!!

2

Саппоро. Этот японский город не похож ни на один другой. Отстроенный практически заново в начале семидесятых перед зимней Олимпиадой, он был каким-то искусственным и уж слишком хорошим. Исторические достопримечательности и знаменитый японский колорит, присущий другим крупным городам, таким как Токио или Осака, здесь напрочь отсутствовали. Чувствовалась рука американских архитекторов, проектировавших его предолимпийскую застройку.

Правое крыло «Саппоро Гранд отеля», где остановились Олег с Марией, выходило на улицу с аллеей из высоких деревьев. В пяти минутах ходьбы от отеля располагалась станция метро с аналогичным названием «Саппоро».

В это ноябрьское темное утро погода была по-осеннему привычной: мелкий мокрый снег, переходящий в дождь, и низкие облака.

Вырвавшись из плена Гименея, Олег первым покинул теплую постель и отправился в ванную на обычный утренний моцион.

Темная, почти черная керамическая плитка, пущенная по цоколю ванной комнаты, делала помещение каким-то холодным и чересчур строгим. Но идеально подобранная сантехника была безупречной и великолепно гармонировала с этой холодной красотой. Правда, был один элемент, который портил эту гармонию своей непривычной функциональностью – унитаз. Красивый, белый, но…

Неизвестно, почему азиаты так любят устанавливать унитазы именно с этим странным сливом воды. В отличие от привычного европейского варианта, это азиатское сантехническое чудо позволяло посетителям еще долго наблюдать, как после смыва, их д…мо кружится в водовороте, увлекаемое центробежной силой в небольшое отверстие внизу керамической чаши. Звук, получаемый при этом, очень напоминал тот, который всегда издает раковина, если ее заполнить водой, а потом открыть пробку слива.

Побрившись и приняв душ, Олег вышел в комнату, перемотанный по бедрам, широким белым полотенцем.

– Следующий! – шутливым тоном, он отправил в ванную Марию.

Через минуту из-за двери послышался шум и плеск воды.

Умелов насухо растерся полотенцем, кинул его на спинку стула и надел свой нательный крестик, который он всегда снимал перед посещением душа.

Достав свежую футболку из дорожной сумки, он надел ее с джинсами, в которых прилетел из Москвы. Причесав волосы, Умелов сел к длинному столу, отделанному натуральным шпоном венге.

В дорожной сумке, среди личных вещей, лежала тонкая кожаная папка. Олег вынул ее и извлек несколько копий документов. На этих листах была информация о человеке, ради которого он прилетел сюда.

Это был японский вулканолог Кудо Осима, с которым Умелов познакомился летом этого года во время международной экспедиции к Курильским островам. Именно тогда Олег понял, что японец не просто ученый, а человек, который скрывает какую-то тайну. Кроме того, Кудо Осима, при невыясненных обстоятельствах, получил тяжелую травму головы на острове Онекотан. Поэтому-то руководство Пограничной контрразведки и попросило Умелова, используя его журналистские связи, попытаться выяснить, кто такой на самом деле этот японец Кудо Осима. Перед отлетом в Японию Олег получил в Особом отделе Пограничной службы России некоторые копии документов, среди которых была копия паспорта Осимы, протокол объяснений, взятых пограничным дознавателем, о том, при каких обстоятельствах он получил травму головы, а так же его фото, адрес, рабочий и домашний телефон. Этого было достаточно, чтобы найти человека в полутора миллионном городе.

Выписав на казенный листок телефон и адрес японца, Умелов повертел в пальцах красивую темно-синюю керамическую авторучку с логотипом отеля и… отправил её в свой карман. Это была одна из его немногочисленных слабостей. Он всегда брал в отелях на память либо спички, либо ручки.

3

Позавтракав, Олег и Мария поднялись в номер, чтобы обсудить план своих сегодняшних действий.

– Давай сделаем так: ты позвонишь господину Осиме и попросишь его о встрече. Только не говори, что я тоже в Саппоро, – Олег сидел рядом с Мэри и держал её за руку.

– Ты не хочешь, чтобы он заранее знал, что ты в Японии? – переспросила она.

– Да.

– Хорошо. Давай, набирай номер. Я готова, – она подвинулась ближе к столу.

Умелов набрал семь цифр и передал трубку Мэри.

– Добрый день. Это мистер Осима? – поинтересовалась она по-английски.

Кивнув Умелову, что все нормально, Мария продолжила спокойным тоном:

– Это Мэри Корн. Вы меня помните? Отлично. Мистер Осима, я впервые в Японии. Вы не могли бы мне показать Саппоро?

Олег смотрел на нее, пытаясь угадать, что сейчас ей отвечает японец. Она же, слушая в трубку ответы невидимого собеседника, улыбалась и кивала головой.

– Да. Спасибо. А, где это находится? Да. Я сейчас запишу.

Олег лихорадочно вытащил ручку из кармана и передал ее Марии. Она что-то быстро начеркала на том же листе в блокноте, где Умелов уже записал адрес и телефон японца.

– Спасибо, мистер Осима. До встречи, – она положила трубку.

Олег вопросительно посмотрел на Мэри.

– Ну, что?

– Мы договорились на восемнадцать часов. В кафе «Каку-така». Это на улице Хигаши-ку. Он сказал, что от нашего отеля можно взять такси, а можно доехать на метро до станции «Мотомаши».

– Отлично.

Олег взял схему метрополитена Саппоро, купленную в холле отеля, и отметил на ней нужную точку.

– Это четвертая остановка от нашей, – удовлетворенно отметил он, потирая руки.

Мэри с удивлением смотрела на такую реакцию своего любимого.

– А чем мы сейчас займемся? – Мария вопросительно взглянула на Олега.

– Как чем? Мы же утром решили, что пойдем выбирать кольцо для помолвки. Ведь ты же согласилась выйти за меня замуж? Или нет?!

Мэри, улыбнувшись, уперлась лбом в плечо Олега.

– Конечно, любимый. Я готова.

Потрепав ее по щеке, Олег встал, чтобы надеть теплый свитер.

– Знаешь, я всегда думал о том, какая у меня будет жена… Но никогда не представлял ее лица. И теперь я знаю почему…

Мария тоже встала, чтобы надеть теплую кофту.

– И почему же?

– Потому, что я в своих мыслях создал идеальный собирательный образ: она была и красива, и умна, и образована, и воспитана. Но те женщины, которых я встречал на своем пути, имели только одно или максимум два из перечисленных качеств. Пока я не встретил тебя, – Олег нежно прижал к себе любимую.

– А на твоем пути было много женщин?

Умелов удивленно посмотрел на Мэри:

– Я и не предполагал, что ты можешь ревновать…

Мария улыбнулась:

– А я и не ревную. Если у тебя были до меня женщины, но ты все равно выбрал меня, значит, я лучшая. Главное, чтобы сейчас между нами все было чисто. Пожалуйста, никогда не обманывай меня. Если ты вдруг разлюбишь меня, то просто скажи мне сам об этом.

Умелов снова обнял её.

– Я слишком долго тебя искал. Слишком долго.

Так они стояли несколько минут, молча слушая сердцебиение друг друга.

4

Центральная улица Саппоро имела, как впрочем, и все остальное в Японии, трудно запоминающееся название – Танукикодзи. Это была скорее не обычная улица, а сплошь торговая линия. Бесконечная череда разнообразных магазинов, кафе и закусочных делала ее очень людной и посещаемой, особенно туристами.

Умелов был впервые в Японии, и его представление о стране складывалось из многочисленных книг и фильмов, которые он успел посмотреть. Самую большую информацию о ней, как ему казалось, он сумел почерпнуть для себя из книги Всеволода Овчинникова «Ветка сакуры». Но, за те двадцать пять лет с момента издания книги, в стране Восходящего солнца многое изменилось.

Урбанизация и «мощный ветер» глобальной интеграции сделали свое дело. Теперь подавляющее большинство японцев стало жить иначе, нежели описывал в своей книге наш уважаемый журналист Овчинников. Жители крупных японских городов уже не спят на татами, а предпочитают европейскую постель, значительная часть молодежи уже не стремится делить свой быт с родителями, а на улицах с каждым годом открывается все больше и больше заведений не с традиционным японским обслуживанием, а с сервисом, устроенным на европейский манер.

Саппоро тоже не был исключением из этих правил. Напротив, именно отсюда, после Зимней олимпиады семьдесят второго года, началось наступление западной культуры на традиционный уклад жизни японцев. А самыми яркими проявлениями этого переустройства были центральные районы и улицы крупных городов. Здесь можно было часто услышать русскую речь. И это не удивительно.

После распада СССР, Дальний Восток переместил свой вектор интересов не в сторону Москвы, а в сторону Токио. Из Японии десятками паромов легально и нелегально вывозились тысячи подержанных машин, а в порты японских островов, устремлялись сотни российских рыболовецких судов, сгружая из трюмов волосатого или камчатского краба, а так же разнообразных моллюсков, обитающих на прибрежном шельфе Курил.

Огромные денежные потоки подпитывали и взращивали дальневосточный криминалитет, который азартно коррумпировал всё и вся. Как сказал бы классик:: «Все смешалось в доме Облонских…».

Вот и сейчас, слушая русскую речь на Танукикодзи, Умелов видел в говоривших тех, кто день и ночь ковал криминальное будущее нашей страны.

Вот прошла навстречу группа молодых людей с лицами хозяев жизни. Было видно, что это не «рядовые бойцы» приморской преступности, а люди, уже имеющие определенный вес.

Умелов непроизвольно обернулся, пытаясь понять, что его так привлекло в этой группе соотечественников.

– Ты что, кого-то узнал? – Мэри удивленно посмотрела на Олега.

– Не знаю. – Он сам не мог понять, что его так задело.

Проводив взглядом компанию, они отправились дальше вниз по улице, искать ювелирный магазин.

Выбрав подходящий бутик, Олег с Марией зашли внутрь.

Девушка в белоснежной блузке с коротким черным бантом, в виде большой бабочки, и длинной темно-бордовой юбке засеменила им навстречу. На ней были туфли без каблука, отчего её кривые ноги казались еще короче, чем были на самом деле, а слишком светлый тональный крем делал лицо этой восточной красавицы неестественно ярким.

Подойдя к ним на почтительное расстояние, она поклонилась, глядя в пол.

– Сумимасэн, – начал Умелов заученной японской фразой, означающей слово «извините». – Ду ю спик инглиш? – продолжил он по-английски.

Японка, не поднимая глаз, кивнула головой. Олег повернулся к Мэри и взглядом показал ей, «мол, давай продолжай беседу, я уже все подготовил».

Мария подошла к девушке и в полголоса объяснила ей, что они хотели бы приобрести. Японка, заулыбавшись, кивала головой, как фарфоровый болванчик.

«Вот, что значит японский этикет», – подумал Умелов, глядя на это со стороны.

Выбрав украшение, с маленьким бриллиантом, которое понравилось им обоим, Олег оплатил в кассу пятьдесят девять тысяч иен.

Счастливые они вышли на улицу.

День, давно вырвавшись из утренних сумерек, радовал и обнадеживал пробивающимися солнечными бликами.

– Ну, что? Отметим нашу помолвку? – Олег прижал к себе Мэри.

– Я не против. – улыбнулась она.

Пройдя чуть дальше, они нашли кафе с европейским обслуживанием.

Выбрав свободный столик, они удобно расположились у окна. Олег раскрыл маленькую бархатную коробочку и, взяв ладонь Марии в свою руку, бережно надел колечко на её безымянный палец.

– Вот теперь, мы обручены. С сегодняшнего дня ты не просто моя любимая, ты моя невеста.

– А, ты мой жених, – выдохнула она. В глазах Мэри светилось счастье.

– Сейчас мы что-нибудь выпьем, – развернувшись в сторону бара, он крикнул заученной фразой:

– Сумимасэн.

Шустрый маленький японский официант, быстро подошел к их столику.

– Скажи ему, что мы собираемся потратить на каждого из нас, по пять тысяч иен, – Олег недвусмысленно посмотрел на японца.

Мария перевела пожелание на английский язык, отчего официант, расплылся в широкой улыбке и, отвесив причитающийся в этом случае поклон, быстро скрылся за стойкой.

5

День, так красиво начавшись, не сбавлял обороты, обнадеживая неожиданно разыгравшейся хорошей погодой. Тяжелые низкие облака, из которых ночью и ранним утром сыпал мокрый снег, немного разошлись, и солнце косыми низкими лучами стало окрашивать в розовый цвет ровные, как шахматные клетки, переулки Саппоро.

В темные тонированные стёкла кафе, где сидели Олег с Марией, тоже пробивался ослабший свет ноябрьского солнца.

– Я так счастлив, что нашел тебя, – Умелов легонько сжал узкую ладошку Мэри.

– Я тоже, – Она прижалась щекой к его руке.

– Давай никогда не расставаться.

– Давай, – прошептала она.

Мэри, наконец, решилась спросить о том, что с ним произошло с момента их расставания.

– Скажи, что случилось с тобой когда тебя увели офицеры? И почему тебя обвиняли в шпионаже?[2]

Олег попытался перевести разговор на более важную для него тему.

– Я тебе потом все расскажу. Лучше ты мне сейчас подробно опиши, что произошло на судне, когда меня увели?

Решив не спорить с Олегом, Мэри полностью переключилась на те, летние события, которые так интересовали Умелова.

Из её рассказа Олег узнал о том, что супружескую чету Гольц, после того, как Александр выкинул за борт свои вещи, долго допрашивали представители пограничных властей России. Мэри, хоть и не присутствовала на этом допросе, но, по словам Барбары Кински, (на редкость осведомленной особы) знала, что Александр ссылался на то, что в его вещах лежали предметы, которые могли скомпрометировать его перед своей женой. Поэтому, он и выбросил их за борт.

Японца тоже опрашивали пограничные дознаватели, но что конкретно он им сказал, Мэри не знала. И вообще, после этого инцидента на Онекотане, все в экспедиции стали какими-то молчаливыми и замкнутыми.

А когда судно возвращалось на Аляску, супруги Гольц почти не выходили из своей каюты, как впрочем, и японец. На Алеутских островах Александр и его жена вообще покинули экспедицию, высадившись на одной из военных баз, где судно делало пополнение запасов. С тех пор она их больше не видела. Японец же по прибытии в Ном, сразу же взял билет и отправился на родину, с пересадкой в Сан-Франциско.

Выслушав Мэри, Умелов, снова взял в руки её ладонь. Голос его звучал нежно и решительно.

– Мэри… Послушай меня внимательно. Я здесь не просто так. Я веду журналистское расследование. Кудо Осима – это единственная ниточка, которая поможет распутать клубок и привести к истине. Поэтому, прошу тебя, если со мной… Если вдруг что-нибудь случиться, сразу же обратись в свое посольство или консульство. Твоё государство сразу же встанет на твою сторону и защитит тебя.

– Олег, не пугай меня. Что-то должно произойти? – В глазах девушки отразились тревога и недоумение.

Умелов, устало посмотрел ей в глаза.

– Я не буду тебя обманывать… Даже я сам не знаю, куда может привести мое расследование. Поэтому, я прошу, не поддавайся эмоциям, что бы ни случилось. И если случится, что-то плохое, воспользуйся моим советом. Хорошо?

– Хорошо, я всё поняла, – еле слышно обронила Мэри.

А, ноябрьское солнце тщетно пыталось отыграть свое осеннее отступление, скользя косыми лучами, по широким улицам Саппоро. Помолвка состоялась.

6

Кафе со странным названием «Каку-таку», располагалась в двухстах метрах от станции метро Мотомаши.

Улицы в вечернее время, были ярко освещены неоновой подсветкой и разноцветными фонарями.

Черт бы их побрал, эти японские названия. Если бы все писалось только на английском языке, это бы было полбеды. А тут, эти иероглифы полностью дезориентировали многочисленных европейцев, впервые посетивших Японию. Причем, иногда казалось, что вывеска, которая красовалась на магазине или кафе была уже знакома. Но это только казалось. На самом деле, строгие японские иероглифы в европейском восприятии просто были очень похожими друг на друга.

Пройдя в открытые двери заведения, Олег поинтересовался у встречающего его официанта:

– Сумимасэн. Я хочу видеть господина Осиму.

Молодой человек, скорее всего не понял вопрос Умелова, и, широко улыбнувшись, провел их к свободному столику.

Удобно расположившись, Олег с Марией неторопливо огляделись. Вулканолога среди немногочисленных посетителей этого кафе, не было.

Заказав себе зеленого чая, нет не того, который пьют сами японцы, взбивая бамбуковой метелочкой в миске чайную пудру до состояния жидкой кашицы, а обычного зеленого листового чая, они стали ожидать появление японца.

Тот появился почти сразу же, как они наполнили свои чашки ароматным напитком из тяжелого металлического чайничка, который им принес на наборном бамбуковом подносе услужливый официант.

По лицу азиата было видно, что он не ожидал здесь увидеть русского журналиста.

Мэри, махнув ему рукой, не оставила тому шанса ретироваться.

– Господин Осима! Мы ждем вас…

Японцу, застигнутому врасплох этим вниманием, ничего не оставалось, как поклониться и присесть рядом за столик.

– Рад вас видеть, господин Осима, – Олег, широко улыбаясь, обратился к японцу.

– Я тоже рад. Карашо что вы в Саппоро. Я рюбрю, когда много гостей, – как и все японцы, Кудо Осима принципиально не выговаривал русскую букву «Л».

– А я и не предполагала, что вы так хорошо знаете русский язык, – обратилась к нему Мэри, уже по-английски.

– Да. Теперь на Хоккайдо много русских. И приходится иногда учить русские слова и фразы, – Осима дежурно улыбнулся барышне, ответив ей уже на английском языке.

– Господин Осима, извините меня за то, что я сразу вас не предупредила, что мистер Умелов тоже придет на встречу.

Японец вежливо поклонился, повернувшись к своему бывшему коллеге по экспедиции.

«Вот что значит этикет! У нас в Москве, уже послали бы куда-нибудь подальше», – Умелов тоже сделал легкий поклон.

– Господин Осима, Мистер Умелов спрашивает вас о травме головы, которую вы получили на острове, – Мария продолжала заученный с Олегом диалог.

– У меня все хорошо. Голова уже не болит, – японец, по-прежнему старался свести разговор к пустяку.

Умелов, кое-как переведя, английские фразы, понял, что Осима не собирается быть откровенным.

– Спроси его. Почему он скрывает, что его ударил Александр Гольц? – Олег посмотрел на японца, с абсолютно жёстким выражением лица.

Мэри тут же перевела, отчего японский вулканолог сразу же занервничал.

– Я не понимаю…

Умелов, не дожидаясь перевода, подвинулся ближе к японцу и практически на самое ухо негромко спросил:

– Господин Осима, почему вас ударил Гольц?

Японец побледнел и отодвинулся от Олега.

Мэри постаралась разрядить обстановку:

– Извините нас за настойчивость. Но, нам надо знать ответ на этот вопрос.

– Я ничего не помню, – японец ответил, как ему самому показалось, дежурной фразой.

Олег ожидал такой реакции вулканолога. Спокойно разлив в чашки еще не остывший чай, он продолжил:

– Мэри, переведи ему. Я знаю, что мистер Осима пытался на Черном озере проверить вход в затопленную пещеру. Кроме этого у мистера Осимы была карта Онекотана, которую я тоже видел, где были отмечены координаты входа в эту пещеру. И ещё, мистер Осима прекрасно знает, для чего он пошел на юг острова и почему он получил эту травму головы.

Мария перевела этот спич.

Японец, склонив голову, слушал речь в ее переводе. Ответил он не сразу.

– Мисс Корн, пожалуйста, уезжайте из Японии. И скажите мистеру Умелову, чтобы он тоже уезжал. Вы можете попасть в очень большую беду. Я не могу ответить на ваши вопросы. Пожалуйста, уезжайте. Вы просто не знаете, что может произойти, – речь Осимы, обращенная к Мэри была непривычно эмоциональной.

Мария, оторопев от услышанного, медленно перевела:

– Он говорит, что у нас могут быть большие неприятности. Он хочет, что бы мы уехали из Японии.

Умелов отпив из чашки терпкий напиток, повернулся к японцу и, глядя тому прямо в глаза,[3] произнес:

– Скажи господину Осиме, что мы уедем сразу же, как только он даст интересующую нас информацию. А именно: о том, что он искал на Черном озере, и откуда у него карта с координатами пещеры…

Мария перевела это предложение. Японец хотел что-то ответить, но, оглядевшись по сторонам, он резко изменился в лице.

Осима быстро поднялся из-за стола и, бросив на ходу:

– Уезжайте скорее, – заторопился к выходу.


Содержание:
 0  вы читаете: Призрак золота Ямаситы : Олег Уланов  1  Часть вторая : Олег Уланов
 2  Часть третья : Олег Уланов  3  Часть четвёртая : Олег Уланов
 4  Часть пятая : Олег Уланов  5  Часть шестая : Олег Уланов
 6  Часть седьмая : Олег Уланов  7  Часть восьмая : Олег Уланов
 8  Часть девятая : Олег Уланов  9  Часть десятая : Олег Уланов
 10  Часть одиннадцатая : Олег Уланов  11  Часть двенадцатая : Олег Уланов
 12  Часть тринадцатая : Олег Уланов  13  Часть четырнадцатая : Олег Уланов
 14  Часть пятнадцатая : Олег Уланов  15  Часть шестнадцатая : Олег Уланов
 16  Использовалась литература : Призрак золота Ямаситы    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap