Приключения : Путешествия и география : Глава XIV РАЗРАБОТКА УЧАСТКА : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу

Глава XIV

РАЗРАБОТКА УЧАСТКА

Итак, то, чего Самми Ским опасался всегда, случилось. В ожидании возможности продать участок номер сто двадцать девять Бен Реддл постановил начать на нем работы. И кто знает, захочет ли он вообще от него избавиться? Действительно, если разработка прииска окажется результативной, то надо ли будет об этом сожалеть?

«Так и должно было случиться, — повторял в сердцах Самми Ским. — Так и хочется отругать дядю Джосайаса… Это он виноват в том, что мы сделались рудокопами, старателями… или кто они там, эти искатели золота, которые для меня всего лишь искатели несчастий! Да! Я должен был с самого начала пресечь эту авантюру и, если бы отказался ехать с Беном в эту жуткую страну, он, конечно, остался бы в Монреале и мы бы не были втянуты в эту злополучную затею! И даже если в этом дерьме имеется золота на миллионы франков, все равно лучшего прозвания, чем золотари, мы не заслуживаем!.. Коготку увязнуть — всей птичке пропасть!.. Не успеем собраться домой, как нагрянет зима!.. Чертова канадская зима… с ее пятидесятиградусными морозами!.. Веселенькая перспектива!.. Ах, дядя, дядя! Какие несчастья ты уготовил племянникам!»

Так размышлял Самми Ским. Однако, будучи прежде всего философом, он умел смиряться. Касательно сожалений о том, что не удалось предотвратить поездку в Клондайк, в глубине души господин Ским знал: он не смог бы помешать брату поехать, даже отказавшись его сопровождать… и в конце концов все равно составил бы ему компанию.

Было начало июня, и старательская страда на Юконе только начиналась. Доступ к участкам открылся всего две недели назад, после того как оттаяла земля и сошел с рек лед. Хотя промерзшая за зиму почва плохо поддавалась мотыгам и киркам, но все же поддавалась. Заледенелые стенки колодцев держались крепко, и, пробиваясь к рудной жиле, можно было не опасаться внезапного обвала.

Из-за отсутствия более совершенных орудий труда, не говоря уже о механизмах, которые Бен Реддл сумел бы использовать с большим успехом, очевидно, ему предстояло работать с лотком. Увы, с помощью этого примитивного сооружения можно было промывать землю только на берегу реки. Но здесь находились прииски не речные, а горные, и на Клондайке уже начали применяться механические толчеи для дробления кварца, точно такие же, как на других месторождениях Канады и Британской Колумбии.

Более ценного сподручника, нежели десятник Лорик, Бен Реддл навряд ли мог найти, и он понимал, что достаточно не мешать этому опытному мастеру, уже руководившему разработками залежей в Колумбии и явно способному применить усовершенствования, будь они ему предложены.

Надобно заметить, что чрезмерно затянувшаяся пауза в разработке участка № 129 рисковала вызвать недовольство властей. Ревностно следившие за уплатой налогов владельцами приисков, они, ничтоже сумняшеся, реквизировали даже те участки, где работы не велись в течение весьма короткого времени.

Десятник начал подыскивать рабочих и неожиданно столкнулся со сложностями большими, чем предполагал. Дело в том, что стало известно об открытии приисков в районе, примыкающем к Куполам, и рудокопы хлынули туда, надеясь продать свой труд за хорошие деньги. Конечно, поток иммигрантов, стремившихся попасть в Доусон, не иссякал по-прежнему, тем более что плавать по озерам и Юкону в теплое время года было легче. Однако там, где машинный труд еще не вытеснил ручной, рабочие требовались в больших количествах.

Все же Лорику удалось набрать три десятка переселенцев, которых, правда, оказалось на двадцать человек меньше артели, трудившейся у Джосайаса Лакоста, да к тому же и платить им надо было много: по пяти-шести франков в час.

Однако таковы были в ту пору ставки и на Бонанзе. Многие за день выгоняли по семидесяти пяти — восьмидесяти франков и вполне могли сколотить немалое состояние, когда бы так легко не проматывали добытые деньги. И заработки постоянно росли! Тому имелась причина: так, например, на сукумских приисках за один час рабочие намывали золота на сотню долларов! Хотя, оговоримся истины ради, в их карманы попадала лишь сотая часть выручки.

Как было сказано выше, оборудование, использовавшееся на сто двадцать девятом участке, было примитивным, таким, какое применялось еще в эпоху открытия первых месторождений, — мелкие и глубокие лотки. Разумеется, Джосайас Лакост намеревался пополнить сии незатейливые инструменты другими, но не успел; теперь за дело взялся племянник.

Так, благодаря старшему мастеру и кошельку хозяев, на сто двадцать девятом прииске появились два промывочных лотка-«рокера».

Лоток-«рокер» — это ящик длиною в три фута и шириною в два, этакий гробик-качалка. Внутри него находится решето, покрытое куском шерстяной ткани, которая, пропуская воду, удерживает песок. На нижнем конце лотка, равномерно колеблемого с помощью качалки, собирается немного ртути, она и улавливает то золото, какое не удается ухватить руками.

Бен Реддл отдавал преимущество не «рокеру», а ступенчатому желобу, но раздобыть его не смог и оттого подумывал соорудить такой же собственноручно. Упомянутый деревянный желоб имеет поперечные канавки; когда по нему сливают жидкую грязь, земля и гравий уносятся водой, но золото, будучи более тяжелым, оседает в канавках. В принципе дают неплохие результаты оба названных способа промывки, но без насоса поднять воду к верхнему концу желоба или «рокера» нельзя. Необходимость в помпе делает и то и другое устройство существенно более дорогостоящими. В горах можно использовать созданные природой водопады, но на речных приисках нужны механизмы, а они дороги.

Итак, работы на сто двадцать девятом участке благополучно возобновились. Философствуя по своему обыкновению, Самми Ским не уставал удивляться азарту и страсти, с которыми кузен включился в дело.

«Решительно, — говорил он самому себе, — Бен не избежал охватившей всех повальной болезни. Молю Бога, чтобы она не поразила меня. До чего ужасна золотая лихорадка! Нет, это вовсе не перемежающаяся малярия! Какой-нибудь хиной ее не остановишь! От нее не излечишься и разбогатев! Золота всегда мало!.. Даже тогда, когда его слишком много!»

Впрочем, владельцам сто двадцать девятого прииска до этого еще было весьма далеко. Даже если участок имел огромные богатства, так просто он их не отдал бы. Добраться до золотой жилы, проходящей по нему в западном направлении параллельно с Фортимайлз, довольно трудно. К тому же, как заметил Бен Реддл, глубина шурфов была недостаточной, и это предстояло исправить. Дело сложное, поскольку морозы, укреплявшие стенки шурфов зимой, ушли вместе с нею.

Но не разумнее ли было оставить дорогостоящие работы синдикатам или частным лицам, которые пожелали бы выкупить участок? Может, Бену Реддлу стоило ограничиться лоточной промывкой? И целесообразно ли пускаться в расходы, которые непременно увеличат стоимость прииска?..

Одним лотком можно намыть золота на четверть доллара. Доход невелик, особенно если учесть ставки рабочих. Да и обещания десятника имеют ли под собой серьезные основания?.. Обо всем этом надо было еще думать.

В июне установилась довольно хорошая погода. Прогремело несколько гроз, порою страшных; но пролетели они быстро, так что работы на Фортимайлз почти не прекращались.

Пришел июль, и теплого времени осталось всего на пару месяцев. Солнце, заходившее за горизонт в половине одиннадцатого, показывалось вновь около часу ночи. Между двух зорь над землей стояли сумерки столь светлые, что полярные созвездия едва-едва различались. Работая двумя сменами, можно было не останавливаться вовсе. Именно так поступали на участках по ту сторону границы, где американцы развили невероятную активность.

Неудивительно, что Бен Реддл — с его темпераментом! — пожелал принять в разработке сто двадцать девятого личное участие. Ему не казалось оскорбительным присоединиться к рабочим и, присматриваясь к их действиям, поработать с лотком. Затем он отправился к лоткам один. Лорик взялся ему помогать, как если бы работал на себя.

— Ну что, Ским, — не раз задавал вопрос Бен Реддл кузену, — не хочешь попробовать?

— Нет, — неизменно отвечал тот, — у меня нет к этому призвания.

— Это совсем нетрудно. Берешь лоток, промываешь землю, а на дне остается песок.

— Нет, дорогой Бен… Даже если бы мне платили по два доллара в час.

— Я уверен: у тебя счастливая рука!

Однажды, подав брату лоток, Бен Реддл сказал:

— Прошу тебя! Попробуй!

— Только чтобы доставить тебе удовольствие, Бен.

Взяв лоток, Самми Ским бросил в него лопату только что поднятой из колодца земли и, плеснув на нее воды, стал эту жижу понемногу сливать. Находись в ней золотой песок, он остался бы в лотке. Но…

Но в посудине не обнаружилось даже следа драгоценного металла — факт, который Самми Ским прокомментировал парой крепких слов.

— Видел? — обратился он затем к Бену Реддлу. — Здесь нет даже на одну трубку табака!

— Повезет в другой раз, — заявил Бен, не желая сдаваться.

— Охота мне удается лучше, — ответил Самми Ским. — Придется отводить душу куропатками и бекасами.

Кликнув Нелуто, он взял ружье и вернулся только к вечеру. Самми Ским редко возвращался с охоты без дичи не только потому, что у него имелся ловецкий дар, но еще и по той причине, что зверья и птицы в окрестных полях и ущельях имелось вдоволь. В лесу часто встречались канадские олени, карибу; особенно много их было на излучине, которую образует Юкон, свернув на запад. Попасть туда можно было, пройдя некоторое расстояние в северном направлении. Что до бекасов, куропаток и уток, то ими кишмя кишели болота на обоих берегах Фортимайлз. Так что Самми Скиму действительно было чем вознаградить себя за слишком затянувшееся пребывание в Клондайке, хотя он все еще не переставал с грустью вспоминать об охотничьих угодьях Зеленой долины.

Надобно отметить, что в первой половине июля на сто двадцать девятом участке намыли лотками неожиданно много золота. Старшему мастеру удалось напасть на хорошую кварцевую жилу, которая давала все больше и больше, по мере приближения к границе. Невзирая на то, что не попалось ни одного крупного самородка, добытое за тот период оценивалось не менее чем в семнадцать тысяч франков. Это не только послужило подтверждением прогнозов десятника, но и, конечно, сильно раззадорило Бена Реддла.

И на сто двадцать седьмом прииске дела шли тем лучше, чем далее рабочие продвигались в восточном направлении. Оба участка, без сомнения, разрабатывали одну общую жилу, которая проходила вдоль левого берега Фортимайлз, пересекая американский участок выше по течению, а канадский — ниже.

Было видно, что люди Хантера и Мэлоуна и артель Бена Реддла и Самми Скима шли навстречу друг другу, и близился день, когда они должны были столкнуться на границе, оспариваемой смежными государствами.

Рабочие техасцев — три десятка душ — все были американцами. Вряд ли было возможно сколотить более гнусную банду авантюристов, сомнительных личностей, этаких дикарей, способных на все, грубых и драчливых, — одним словом, вполне достойных своих работодателей, печально знаменитых во всем Клондайке. Почти вся эта публика успела поработать на сто двадцать седьмом участке в предыдущем году, так как Хантер и Мэлоун приобрели его, когда на Аляске нашли первое золото, то есть сразу же после того, как русские продали ее Америке.

Американцы и канадцы, трудившиеся на приисках, сильно отличались друг от друга. Последние, как правило, были более покладисты, уравновешенны, дисциплинированны. Ввиду этого синдикаты отдавали им предпочтение. В то же время канадцы составляли лишь незначительную долю тех, кого нанимали американские компании, охотнее бравшие соотечественников, несмотря на их взбалмошность, буйство и любовь к дракам, которые они затевали почти ежедневно, главным образом вследствие злоупотребления крепкими напитками, причинившими немало бед всем районам, где добывалось золото. Не было дня, когда полиции не приходилось бы наводить порядок на том или ином участке. Ножи и револьверы легко пускались в ход. Случались и убийства. Раненых отправляли в доусонский госпиталь, и без того переполненный жертвами неутихающих повальных болезней.

Разумнее было бы возить их в Ситку, столицу Аляски. Но до нее от Клондайка далеко. Дорога же, долгая и трудная, пролегала по озерам и чилкутским теснинам, а потому об этом нельзя было и думать. К тому же в поисках лекарств, равно как и удовольствий, американцы все равно ездили в Доусон.

На третьей неделе июля работы шли, как всегда в последнее время, плодотворно, хотя ни Бену Реддлу, ни Лорику, ни их людям все еще не удавалось найти ни одного из тех самородков, которые прославили Бонанзу и Эльдорадо. Тем не менее доходы теперь значительно перекрывали расходы, и можно было надеяться на прибыль в сотню тысяч франков, что позволило бы держать высокой цену на участок, если бы появились покупатели.

Вообще говоря, Самми Скиму обижаться было не на что, как не обиделся бы он на брата, когда бы тот согласился покинуть Клондайк до наступления холодов. Увы, — и это приводило его в негодование, — отъезд не зависел от их желания. Покинуть Клондайк было нельзя, не продав участка, но прежде следовало дождаться решения пограничного вопроса. Шли дни и недели, а эксперты никак не могли прийти к общему мнению.

Однажды Самми Скима посетила мысль, казалось бы, не лишенная основательности.

— Бен, — поделился он с кузеном, — я не вижу причины, по которой мы должны торчать здесь и ждать, когда они определятся с этим сто сорок первым меридианом. Да пропади он пропадом!

— Причина та, — ответил инженер, — что мы сможем вести переговоры с чикагской компанией «Трэнспортэйшн энд Трэйдинг», как и с другими фирмами, только после окончания работ по корректировке границы.

— Пусть так, Бен, но вести переговоры можно заочно, по переписке, находясь в Монреале, через посредство мэтра Снаббина, или в Доусоне, с помощью чиновников с Фронт-стрит.

— Но тогда мы рискуем оказаться в невыгодном положении.

— Почему? Ведь мы уже знаем, чего стоит прииск!

— Через месяц-полтора мы узнаем это точнее, — ответил инженер. — И тогда нам предложат не двести тысяч франков, а все четыреста — пятьсот!

— И что нам все это даст?

— Прибыль! И немалую!.. Уверяю тебя! — заявил Бен Реддл. — Разве ты не видишь, что чем дальше на запад, тем богаче становится жила?

— Это кончится, дорогой Бен, тем, что мы упремся в номер сто двадцать семь! — заметил Самми Ским. — И я не знаю, что произойдет, когда наши рабочие встретятся с людьми мерзавца Хантера…

В самом деле, опасность схватки между артелями, с каждым днем приближающимися к меже участков, существовала. Уже прозвучали первые взаимные оскорбления и угрозы, а Лорик успел поссориться с американским десятником, этаким звероподобным громилой, и как знать, не перейдут ли люди от слов к кулакам, когда Хантер и Мэлоун возвратятся на свой прииск. Тогда наверняка встанет вопрос о положении межевого столба… тем более что с участка на участок не раз перелетали камни, возможно, содержащие в себе золото.

Лорик делал все, чтобы удержать рабочих от драки, и Бен Реддл ему, как умел, содействовал. Американский же десятник, напротив, постоянно подзуживал своих и открыто искал повода сцепиться с канадцем. К тому же добыча на его прииске была не столь велика, как на сто двадцать девятом: обнаруженная Лориком жила явно сворачивала на север, удаляясь от левого берега Фортимайлз.

Так или иначе, соперники очутились в двадцати шагах друг от друга, и оставалось не более двух-трех недель до того дня, когда они должны были встретиться на разграничительной линии.

Самми Ским был безоговорочно прав, опасаясь возможного конфликта.

И вот двадцать седьмого июля произошло то, что серьезно обострило ситуацию и грозило привести к весьма нежелательному развитию событий.

Незадолго до этого на его двадцать седьмом участке вновь появились Хантер и Мэлоун.


Содержание:
 0  Золотой вулкан : Жюль Верн  1  Глава I ДЯДЮШКИНО ЗАВЕЩАНИЕ : Жюль Верн
 2  Глава II ДВОЮРОДНЫЕ БРАТЬЯ : Жюль Верн  3  Глава III ИЗ МОНРЕАЛЯ В ВАНКУВЕР : Жюль Верн
 4  Глава IV ВАНКУВЕР : Жюль Верн  5  Глава V НА БОРТУ ФУТ-БОЛА : Жюль Верн
 6  Глава VI СКАГУЭЙ : Жюль Верн  7  Глава VII ЧИЛКУТ : Жюль Верн
 8  Глава VIII НА ОЗЕРЕ ЛИНДЕМАН : Жюль Верн  9  Глава IX ОТ ОЗЕРА БЕННЕТТ ДО ДОУСОНА : Жюль Верн
 10  Глава X КЛОНДАЙК : Жюль Верн  11  Глава XI В ДОУСОНЕ : Жюль Верн
 12  Глава XII ОТ ДОУСОНА К ГРАНИЦЕ : Жюль Верн  13  Глава XIII УЧАСТОК НОМЕР СТО ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ : Жюль Верн
 14  вы читаете: Глава XIV РАЗРАБОТКА УЧАСТКА : Жюль Верн  15  Глава XV НОЧЬ С ПЯТОГО НА ШЕСТОЕ АВГУСТА : Жюль Верн
 16  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Жюль Верн  17  Глава II ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕГО : Жюль Верн
 18  Глава III ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРОВЕНИЯ : Жюль Верн  19  Глава IV СЕРКЛ : Жюль Верн
 20  Глава V НА РАЗВЕДКУ : Жюль Верн  21  Глава VI ФОРТ-МАК-ФЕРСОН : Жюль Верн
 22  Глава VII ГОЛДЕН-МАУНТ : Жюль Верн  23  Глава VIII СМЕЛАЯ МЫСЛЬ ИНЖЕНЕРА : Жюль Верн
 24  Глава IX ОХОТА НА ЛОСЯ : Жюль Верн  25  Глава X БЕСПОКОЙСТВО НА ГРАНИ ОТЧАЯНИЯ : Жюль Верн
 26  Глава XI ГОТОВНОСТЬ К ОТПОРУ : Жюль Верн  27  Глава XII НАПАДЕНИЕ И ЗАЩИТА : Жюль Верн
 28  Глава XIII ИЗВЕРЖЕНИЕ : Жюль Верн  29  Глава XIV ИЗ ДОУСОНА В МОНРЕАЛЬ : Жюль Верн
 30  Глава I ЗИМА В КЛОНДАЙКЕ : Жюль Верн  31  Глава II ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕГО : Жюль Верн
 32  Глава III ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРОВЕНИЯ : Жюль Верн  33  Глава IV СЕРКЛ : Жюль Верн
 34  Глава V НА РАЗВЕДКУ : Жюль Верн  35  Глава VI ФОРТ-МАК-ФЕРСОН : Жюль Верн
 36  Глава VII ГОЛДЕН-МАУНТ : Жюль Верн  37  Глава VIII СМЕЛАЯ МЫСЛЬ ИНЖЕНЕРА : Жюль Верн
 38  Глава IX ОХОТА НА ЛОСЯ : Жюль Верн  39  Глава X БЕСПОКОЙСТВО НА ГРАНИ ОТЧАЯНИЯ : Жюль Верн
 40  Глава XI ГОТОВНОСТЬ К ОТПОРУ : Жюль Верн  41  Глава XII НАПАДЕНИЕ И ЗАЩИТА : Жюль Верн
 42  Глава XIII ИЗВЕРЖЕНИЕ : Жюль Верн  43  Глава XIV ИЗ ДОУСОНА В МОНРЕАЛЬ : Жюль Верн
 44  Использовалась литература : Золотой вулкан    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap