Приключения : Путешествия и география : Глава IX ОХОТА НА ЛОСЯ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу

Глава IX

ОХОТА НА ЛОСЯ

Правый берег Раббер-Крик круто поворачивал примерно в пятидесяти туазах от начала подземной галереи, доходившей теперь до самого жерла. Канал надо было вести от вершины этой излучины, или почти угла. Предстояло прорыть триста футов, чтобы вода поступала в галерею. Точный путь был размечен инженером, и с утра двадцать восьмого июля все приступили к работе.

Сразу стало ясно, что рытье канала не создаст особых трудностей и не потребует чрезмерных усилий. Почва была податливой до глубины в семь футов, и лишь глубже попадались скалистые породы. Но этой глубины было достаточно при такой же ширине. Лом и кирка оказались вполне пригодными орудиями, и не было нужды прибегать к зарядам — иначе это грозило бы истощить пороховой запас. Ведь если не на лагерной стоянке, то, во всяком случае, при возвращении в Доусон необходимо было иметь боеприпасы, потому что к концу кампании по эксплуатации месторождений золота на этом пути вполне могли повстречаться индейцы и разного рода авантюристы.

Вся компания трудилась на славу, и никто из этих отважных канадцев не сомневался в успехе. Они знали, что Бен Реддл собирается спровоцировать извержение Голден-Маунт, знали, что извержение выбросит куски золота и выльет золотую лаву. Золота хватит на всех, и никакой прииск Клондайка не дал бы столько. И даже скептик Самми Ским как-то раз сказал:

— А в самом деле, почему бы и нет?

Прокладка канала шла быстро. Температура была не очень высока. Впрочем, в августе на этих широтах доминиона солнце не поднимается больше чем на <…> над горизонтом[111]. Люди сменяли друг друга и, используя долгие сумерки, работали часть ночи. При этом они не забывали прослеживать, не пересекает ли канал где-нибудь золотоносную жилу, но таковых не попадалось.

— Эта речка, — заметил мастер, — явно не Эльдорадо и не Бонанза, и воды ее не перекатывают самородков, но они доставят нам самородки Голден-Маунт, а это совсем другое дело!

Прошло тринадцать дней, и девятого августа канал был готов на две трети. Но по мере приближения к горе грунт становился каменистым и не таким податливым. Тем не менее работали ломами, кирками и к зарядам не прибегали.

Бен Реддл полагал, что работа будет завершена дней через шесть-семь. И тогда останется дорыть до берега реки пять-шесть футов, а с другого конца пробить стенку между галереей и жерлом. Потом вода сама собой хлынет в недра вулкана.

Все-таки оставалось неясным, сколько же времени потребуется для того, чтобы скопившиеся пары вызвали извержение. Инженер наблюдал за вулканом, активность которого с каждым днем понемногу возрастала. Дым густел над верхушкой, языки пламени поднимались все выше, и в течение нескольких часов плотных сумерек на довольно значительное расстояние подсвечивали окружающую местность. Следовало надеяться, что поток воды, превратившись в пар в центральном очаге, все-таки приведет к извержению и выбросам.

В этот день, после полудня, Нелуто, вернувшись в лагерь, сразу направился к Самми Скиму и, едва отдышавшись, произнес:

— Ах, господин Ским… господин Ским…

— Что случилось, Нелуто?

— Там… лоси!

— Лоси? — взволнованно переспросил Самми Ским.

— Да… полдюжины… стадо… я их только что видел.

— Далеко?

— С милю будет.

И индеец указал на равнину к западу от Голден-Маунт.

Известно, что одно из величайших желаний заядлого охотника — повстречаться с лосями и свалить парочку. Ским еще не смог удовлетворить этого желания со времени прибытия в Клондайк, и это было тем более обидно, что признаки присутствия двух или трех лосей были замечены им в окрестностях Доусона и на территории Фортимайлз. Можно себе представить, как возбудила его охотничий инстинкт новость, принесенная Нелуто, — не меньше, во всяком случае, чем самого Нелуто.

— Пошли! — бросил он индейцу.

Оба вышли из лагеря и прошагали несколько сотен шагов вдоль основания Голден-Маунт. Там они остановились, и Самми Ским собственными глазами увидел стадо лосей, которое спокойно двигалось на северо-запад через широкую равнину.

Конечно же у него возникло огромное искушение тотчас начать охоту. Но время было позднее, и он отложил свое намерение до завтра. Главное, что эти жвачные появились неподалеку, и уж как-нибудь он их отыщет.

Повстречав Бена Реддла, Самми Ским поведал ему о своем намерении. Рабочих рук на канале хватало, и инженер не усмотрел никаких неудобств в том, что Нелуто будет отсутствовать целый день. Было решено, что охотники поднимутся в пять утра и пустятся по следам лосей.

— Но, — добавил Бен Реддл, — обещай мне, Самми, не уходить слишком далеко.

— Ты попроси об этом лосей, — улыбнулся Самми Ским.

— Нет, Самми, я прошу именно тебя. Не блуждай за целые мили от лагеря. Не надо, чтобы мы прекратили работу и принялись искать тебя. Да и потом… всегда есть опасность нежелательных встреч.

— Нет, Бен, здесь края надежные: они совершенно безлюдны.

— Хорошо, Самми, но обещай вернуться еще днем.

— Давай лучше вечером, Бен.

— Вечера на этих широтах занимают половину ночи, — возразил инженер. — Нет, Самми, если ты не вернешься к шести часам, я буду беспокоиться.

— Решено, Бен, решено, — согласился Самми Ским, — к шести часам… и еще четверть часика.

— При условии, что твои четверть часика займут ровно пятнадцать минут!

Бен Реддл все-таки боялся, что кузен, гоняясь за стадом лосей, уйдет слишком далеко. До сих пор никаких индейцев или кого-нибудь еще не появлялось в устье Маккензи, и этому можно было только радоваться. Но, в конце концов, та или иная встреча может произойти в любой день. Поэтому, как только кампания будет завершена, и завершена удачно, инженер немедленно отправится с караваном в Клондайк.

Наутро, еще до пяти часов, Самми Ским и Нелуто, взяв по дальнобойному карабину и провизии на два приема пищи, покинули лагерь в сопровождении собаки Стопа, неистово прыгающей и лающей.

Всякий охотник поймет чувства Самми Скима и его страстное стремление отыскать лосей, увиденных накануне, и убить хотя бы одного из этих роскошных жвачных животных. Его вылазки в окрестности Доусона или Фортимайлз приносили ему лишь обыкновенную дичь, притом некрупную, — дроздов, рябчиков, куропаток. Нашествие золотоискателей заставило крупную дичь отступить на несколько десятков миль, и Клондайк уже не располагал такими живыми ресурсами, как леса Кассиара или берега Пелли. Самми Ским не раз наталкивался на медведей, среди которых были «седоголовый» с серой шеей гризли[112], бурый медведь, черный медведь и еще один подвид, прозванный «старым рудокопом». Но ему ни разу не доводилось всадить пулю в муфлона[113], этого дикого барана, предпочитающего обитать в Скалистых горах. Больше везло ему с лесными карибу — оленями покрупнее тех, на которых он охотился раньше в лесах доминиона, но и те уже давно не попадались. И, повторим это, со времени прибытия в Клондайк ему ни разу не удавалось преследовать лося.

Лось — зверь порывистый и быстроходный, что подчеркивается как бы устремленными вперед рогами. Он был обычным животным для территорий, где текут Юкон и его притоки, но рассеялся по разным местам, после того как в Клондайке появились участки золотодобытчиков.

Следствием такой перемены было то, что лось, довольно общительное животное по своей природе, стал более диким и осторожным. Приблизиться к нему трудно, а убить можно только при очень благоприятных обстоятельствах. Это весьма досадно, так как шкура его ценится высоко, мясо отличное, такое же, как говядина, и его можно продать на рынке Доусона по пять франков за фунт.

Самми Ским знал, что лося может вспугнуть даже малейшая неосторожность. Слух и обоняние у него развиты необычайно. При первых признаках опасности он скрывается молниеносно, и преследовать его бесполезно — это при его-то весе, который может достигать девятисот — тысячи фунтов. Так что охотники должны были соблюдать крайнюю осторожность, чтобы приблизиться к стаду на расстояние ружейного выстрела.

Лоси остановились на опушке леса в полутора милях от Голден-Маунт. Там и сям были разбросаны мелкие рощицы, и нужно было проскальзывать или, точнее, переползать от одной к другой, чтобы животные не заметили, не услышали, не почуяли. В непосредственной близости от леса, где были лоси, и такой маневр не годился: охотники не могли сделать и шагу, чтобы не выдать своего присутствия. Лоси снялись бы и исчезли, не оставив и следа.

Посоветовавшись, Самми Ским и Нелуто решили двинуться к южному изломанному углом краю леса. Оттуда, бесшумно переступая от дерева к дереву, они, быть может, приблизятся к стаду, не привлекая его внимания. Важно только было сдержать собаку, которая проявляла все признаки нетерпения.

Три четверти часа спустя, проявив буквально чудеса осторожности, Самми Ским и индеец остановились, немного не доходя до заостренного конца леса. Лоси по-прежнему отдыхали на лужайке, и, если прокрасться еще тысчонку туазов, можно будет подойти к ним на необходимую дистанцию.

— Подойдем к опушке, но ни шагу из леса, — сказал Самми Ским. — И держи Стопа, Нелуто, а то он вмиг разгонит их.

— Хорошо, господин Ским, — ответил индеец, — но и вы держите меня, я тоже в этом нуждаюсь!

Самми Ским не смог скрыть улыбки: он прекрасно понимал Нелуто, потому что и самого себя сдерживал с немалым усилием.

Продвижение началось, и не без трудностей. Осины, березы, сосны жались друг к дружке, густой подлесок тоже был серьезной преградой. Охотники могли себя обнаружить, наступив на сухие ветки, валявшиеся повсюду. Всякий шумок был бы услышан мгновенно, тем более что ни малейший ветерок не заставлял шелестеть листву. Солнце, грея все сильнее, заливало светом неподвижные деревья, ветви и лосиные рога. Не было слышно ни птиц, ни шорохов из глубин леса. Тянется ли он по всему бассейну Поркьюпайна и его притоков, например Олд-Креу в южной части, этого Самми Ским не знал. Впрочем, он и не собирался покидать опушку.

Около девяти часов оба охотника остановились у небольшой прогалины, откуда оставалось меньше трехсот футов до лежбища лосей. Животные не проявляли никакого беспокойства. Одни пощипывали траву и пили из ручья, выбегающего из леса, другие лежали и, вероятно, спали. Однако можно было не сомневаться, что малейшая тревога обратит их в бегство, скорее всего в направлении на юг, к долине Поркьюпайна.

Самми Ским и Нелуто были не из тех, кто любит отдыхать, хотя в отдыхе они нуждались. Им представлялся случай сделать удачный выстрел, прежде чем они приступят к своей первой трапезе, и упускать этого случая они никак не желали.

Взведя курки карабинов, они неслышно скользили меж кустов, продвигаясь вдоль опушки. Как позднее признался Самми Ским, никогда он еще не испытывал такого волнения, притом волнения, свободного от всякого страха: ведь перед ним были не хищники. Но ожидание, долгое ожидание удовлетворения одного из величайших чаяний охотника, заставляло чаще биться сердце, рука дрожала, и он боялся промахнуться. Нет, если он так бездарно упустит возможность убить столь желанного лося, ему останется только умереть от стыда!

Самми Ским и Нелуто все приближались и приближались, производя не больше шума, чем змея в траве. Ским шел впереди, индеец следовал за ним. Через несколько минут беззвучного передвижения они оказались меньше чем в шестидесяти шагах от места, где отдыхали животные. Стоп, которого вел Нелуто, тяжело дышал, но, разумеется, не лаял.

Лоси не почуяли приближения охотников. Те, кто лежал, не поднялись, остальные продолжали щипать траву и листву.

Тем не менее один, статный, стройный, с ногами как стволы молодых деревьев, поднял голову и повернулся к середине опушки. Уши зашевелились, морда вытянулась, как будто он хотел принюхаться к воздуху, идущему из леса.

Почуяло ли животное опасность, не сорвется ли с места, увлекая за собой остальных?

Самми Скима охватило некое предчувствие, сердце забилось бешено. Но, овладев собой, он тихо сказал:

— Стреляем, Нелуто, и оба в него, чтобы бить наверняка.

В этот миг раздался лай, и Стоп, которого Нелуто перестал держать, потому что нужно было вскинуть карабин, бросился к стаду.

Ах, это продолжалось совсем недолго! Ни Самми Ским, ни индеец не успели прицелиться и выстрелить. Стая молодых куропаток не улетела бы так быстро, как унеслись лоси.

Ошарашенный Самми Ским поднялся на ноги.

— Проклятая собака! — вскричал он.

— Мне надо было держать ее за шею, — сокрушался индеец.

— И удушить! — добавил Самми Ским, совершенно разъяренный. Если бы собака торчала под боком, ей бы сильно не повезло.

Но Стоп был уже далеко, больше чем в сотне туазов, когда оба охотника вышли на опушку. Он погнался за лосями, и было бесполезно звать его: он не вернулся бы на зов хозяина, если даже услышал бы его.

Стадо мчалось на север со скоростью, превышавшей скорость собаки, хотя та была вынослива и быстра. Свернет ли стадо в лес или будет пересекать равнину, чтобы потом повернуть на восток? Это было бы лучше всего, так как лоси приблизились бы тогда к Голден-Маунт, чьи дымки клубились милях в полутора от места такого возможного поворота. Но могло быть и так, что, сделав дугу, стадо уйдет на юго-восток, в сторону Пил-Ривер, чтобы укрыться в первых же ущельях Скалистых гор. В таком случае придется отказаться от попытки настичь лосей.

— Следуй за мной, — крикнул Ским индейцу, — и постараемся не потерять их из виду!

Оба побежали вдоль опушки вслед за лосями, которые уже отдалились на четыре или пять сотен туазов.

На что они надеялись? Вряд ли они сами могли ответить на этот вопрос. Но непобедимая страсть не позволяла им рассуждать и влекла вперед, будучи страстью того же рода, что и у их собаки Стопа.

Через четверть часа Самми Ским испытал величайшее волнение. Лоси остановились. Их нерешительность объяснялась тем, что они не могли продолжать бег на север, к морскому побережью, ибо им пришлось бы вернуться назад. Повернет ли стадо на юго-восток? Тогда Самми Скиму и Нелуто придется выйти из игры. А может быть, лоси углубятся в лес, чтобы затеряться в чащобе?

Именно так они и сделали после нескольких моментов растерянности. Вожак перемахнул через опушку чуть ли не одним прыжком, остальные последовали за ним.

— Вот повезло так повезло! — обрадовался Самми Ским. — На равнине мы не подошли бы к ним на расстояние выстрела. Да в лесу они и не так быстры, и мы сможем на сей раз настичь их.

Здраво ли он рассуждал или нет, но охотники отклонились в этой гонке сильно на запад, а этого они не должны были делать, ибо они пошли по лесу, протяженность которого не знали и из которого, быть может, выбирались бы с большим трудом.

Стоп, видимо, совершил то же самое. Он бросился в чащу, и хотя еще слышался лай, но самого его уже не было видно.

Таким образом, оба охотника шагали под густыми кронами, ориентируясь единственно по лаю собаки. Конечно, лоси теперь двигались гораздо медленнее, на своих длинных ногах они наверняка с трудом продирались сквозь чащобу и подлесок. Собака же имела преимущество в том, что легко преодолевала места, где им пройти было сложно или невозможно. Она догонит их, и охотникам останется лишь направиться туда на звук ее лая.

Они так и поступили, но длилось это часа два, а они все еще не обнаружили стада. Так что дело оборачивалось не простой авантюрой, продиктованной безрассудной страстью, а было куда серьезнее: они все дальше уходили к западу, и как же они отыщут дорогу, когда надо будет возвращаться?

Все дальше уходя от опушки в глубину леса, Самми Ским заметил, что он становится менее густым. По-прежнему их обступали березы, осины и сосны, но свободного пространства между ними было больше, корни и мелкая поросль уже не покрывали почву сплошняком.

Пока что стада они так и не увидели, но Стоп не терял следа. Его лай слышался непрерывно, и собака находилась, вероятно, не дальше чем в получетверти мили от своего хозяина.

Нелуто и Самми Ским упорно углублялись в лес. Но вскоре после полудня собачий лай уже не достигал их ушей.

Они находились к этому времени в довольно разреженном месте лесного массива, и солнце свободно освещало все вокруг. Как далеко ушли они от опушки? Самми Ским мог определить расстояние лишь по истекшему времени и оценивал его примерно в одну милю. Времени для возвращения в лагерь хватало вполне, даже с учетом привала и отдыха, в котором оба они очень нуждались. Изможденные и голодные, они уселись под большим деревом, вытащили из сумок провизию и с жадностью набросились на еду. По правде сказать, завтрак был бы гораздо вкуснее, если бы к нему добавились жареные куски лосиного мяса.

Что же теперь? Возобладает ли мудрость или хотя бы осторожность? Не пора ли возвращаться в лагерь, пусть и с пустыми руками? Казалось, мудрость должна была одержать верх. Но, хотя возвращаться без убитого лося было неприятно, возвращаться без собаки было невыносимо. А Стоп так и не появлялся.

— Где он может быть? — задался вопросом Самми Ским.

— Преследует животных, — резонно предположил индеец.

— Я начинаю сомневаться в этом, Нелуто. Но где же сами животные?

— Наверное, не так уж далеко, как можно подумать, господин Ским.

Такой ответ свидетельствовал о том, что индеец был куда меньше, чем Самми Ским, готов прекратить погоню. Он никак не хотел примириться с неуспехом и попусту потраченной половиной дня.

Самми Ским выслушал его не без удовольствия. И все-таки он высказал несколько иное суждение:

— Если бы лоси забрались в лес не так далеко, мы слышали бы Стопа.

И как раз тотчас послышался лай, менее чем в трех сотнях туазов, если судить на слух.

Оба охотника, не вымолвив ни слова, разом поднялись, схватили охотничьи сумки и ружья и устремились в сторону собачьего лая.

На сей раз ни мудрость, ни осторожность не имели никаких шансов возобладать, и оба отчаянных охотника могли забрести слишком далеко.

И действительно, направление их движения не было северным или восточным. Стадо перемещалось к юго-западу, и, по-видимому, лес тянулся в эту сторону на несколько миль, даже, быть может, до первых притоков Поркьюпайна. Самми Ским и Нелуто все больше удалялись от Голден-Маунт. Впрочем, солнце только-только начало неспешно клониться к западу. Если бы охотники и не вернулись в лагерь к пяти часам, как обещали, они еще могли бы явиться туда в семь или восемь: будет еще совсем светло. Однако такие рассуждения улетучились, едва успев возникнуть. Они слышали Стопа, шли и бежали на собачий лай, не сомневаясь, что бегут к столь желанному стаду.

Наверняка животные ушли не слишком далеко, и охотники следуют верным путем. Передвигаться по более разреженному лесу было свободнее, и они могли ускорить шаг. Самми Ским и Нелуто так и делали, устремляясь вперед во всю меру своих сил. Они даже не окликали собаку, которая конечно же не вернулась бы, охваченная тем же охотничьим азартом, что и ее хозяин. Самми Ским и Нелуто не считали и не замечали, сколько прошло времени. Они продолжали двигаться на юго-запад, и ничто не указывало на то, что вскоре будет достигнут западный край обширного леса. Большей частью они бежали, не чувствуя усталости, и переходили на шаг лишь затем, чтобы немного отдышаться. Самми Ским забыл, что находится в землях, соседствующих с Клондайком; ему казалось, что он охотится в окрестностях Монреаля. Тогда ему не составляло никакого труда в любой момент вернуться на ферму в Грин-Вэлли. А теперь? Ведь давно было пора возвращаться в лагерь у Голден-Маунт.

Один или два раза им с Нелуто показалось, что успех вот-вот будет обеспечен. Они видели лосиные ноги, продирающиеся сквозь кусты, и животные находились меньше чем в сотне шагов. Но ловкие лоси исчезали вмиг, и никак не удавалось выстрелить в них с приемлемого расстояния.

Прошло несколько часов, которых просто не заметили увлеченные охотники. Но лай Стопа доносился все глуше, и это значило, что лоси опережали людей. Невозможно было их настичь. Наконец лай совсем затих. Либо Стоп убежал слишком далеко, либо обессилел и не мог больше подавать голос.

Самми Ским и Нелуто остановились, тоже вконец изможденные, и как тюфяки свалились на землю, не зная толком, когда смогут подняться.

Было четыре часа пополудни, как показывали часы Самми Скима.

— Кончено! — произнес он, как только обрел способность говорить.

На этот раз Нелуто кивнул в знак согласия и разочарования.

— Где мы находимся? — спросил куда-то в пространство Самми Ским.

О, на такой вопрос нелегко было ответить! В этой части леса открывалась просторная поляна, по которой тек ручей, по всей видимости впадавший в один из притоков Поркьюпайна на юго-западе. Изрядный кусок поляны освещался солнцем, а за нею лес снова становился таким же плотным, как и по соседству с восточной опушкой.

— Надо отправляться в путь, — сказал Самми Ским.

— Куда? — спросил индеец.

— В лагерь, черт побери! — передернул плечами Самми Ским.

— А в какой стороне лагерь?

— Там, Нелуто, — ответил его спутник, повернувшись спиной к заходящему солнцу.

— Мы не можем идти, не поев чего-нибудь, господин Ским!

Это было очевидно: охотники не прошли бы и пятисот шагов, как свалились бы от истощения.

Они раскрыли сумки и пообедали примерно так же, как позавтракали утром, но на сей раз провизия была съедена вся без остатка. А дичь в лесу почти не встречалась, и было трудно чем-нибудь запастись, если только не попадутся съедобные коренья, которые можно запечь на углях.

И вдруг оказалось, что кто-то уже так и сделал, потому что Нелуто, обходя поляну, наткнулся на кучку пепла. Он позвал Самми Скима.

— Поглядите-ка, господин Ским.

— Да, тут разводили костер, Нелуто.

— Само собой.

— Значит, в этом лесу есть индейцы или еще какие-то люди?

— Да, сюда приходили, — ответил Нелуто. — Давненько, правда.

И в самом деле, беловатый пепел, уже покрытый грязью, спекшийся, так сказать, от сырости, свидетельствовал, что огонь разводили довольно давно. Может быть, несколько месяцев, а то и год-другой назад. Удивляться тут было нечему, тем более опасаться присутствия бродяг или бандитов по соседству с Голден-Маунт.

Однако тотчас Самми Ским заметил нечто новое, что уже всерьез обеспокоило его.

В десяти шагах от давно потухшего очага его взгляд упал на поблескивающий предмет, лежавший в траве. Он направился к нему, наклонился, подобрал и не мог сдержать восклицания изумления.

Это был кинжал с медной рукояткой.

— Ну и ну, Нелуто, — протянул Самми Ским, показывая находку.

Тот, рассмотрев ее, заключил:

— Огонь-то старый, а вот кинжал потеряли недавно.

— Да, да, — согласился Самми Ским. — Клинок блестит, никакого следа ржавчины. Он упал в траву совсем, совсем недавно!

Факт был бесспорен.

Повертев в руках и скрупулезно рассмотрев оружие, Самми Ским пришел к выводу, что оно испанского производства. Кроме того, на рукоятке была выгравирована буква «М», на самом клинке — «Остин», столица Техаса.

— Так что, — рассуждал Самми Ским, — несколько дней, а может быть, несколько часов назад на этой поляне сидели чужаки. Что не они разжигали этот костер, верю. Но один из них обронил этот кинжал.

— Это не индейцы, — заметил Нелуто. — У индейцев не бывает такого оружия.

— Кто знает, — продолжал Самми Ским, — не двинулись ли они через лес к Голден-Маунт!

Такое предположение было вполне допустимо, и если люди, которым принадлежал кинжал, составляют часть какой-то многочисленной группы, то Бену Реддлу и его компаньонам угрожает серьезная опасность, даже если эта группа пока что и не бродит в окрестностях дельты Маккензи.

— Пошли! — решил Самми Ским.

— Я сейчас, — отозвался Нелуто.

— А собака? — спохватился Самми Ским.

Индеец принялся громко звать собаку, поворачиваясь во все стороны. Но та не отзывалась и не появлялась.

Теперь и речи не могло быть о преследовании лосей. Нужно немедленно возвращаться в лагерь, чтобы караван Скаута был настороже и, быть может, подготовился к обороне. Чтобы добраться туда поскорее, следовало избрать кратчайший путь, а как известно, кратчайший путь — это прямая линия.

Предстояло сориентироваться с максимальной точностью. У Самми Скима не было компаса, но были часы, и он прибег к способу, который не раз применял, охотясь под Монреалем.

Как уже говорилось, солнечный свет падал на часть поляны, и совершенно вертикальная одинокая ель отбрасывала на нее четкую тень. Эту тень и использовал Самми Ским для ориентировки. Он встал на эту тень, повернувшись спиной к солнцу, и вынул часы.

Они показывали шесть часов. Было бы достаточно совместить маленькую стрелку с линией тени, чтобы получить направление на север. Но так как циферблат на его часах делился на двенадцать часовых отрезков, следовало для получения того же результата перевести маленькую стрелку на три часа. Затем поместить на ладони часы так, чтобы стрелка располагалась параллельно линии тени, и тогда север будет там, где на часах проставлен полдень.

Проделав все это, Самми Ским указал рукой направление на восток.

— В путь! — бросил он.

В тот же миг раздался выстрел. Он прогремел не дальше чем в трех сотнях шагов от поляны.


Содержание:
 0  Золотой вулкан : Жюль Верн  1  Глава I ДЯДЮШКИНО ЗАВЕЩАНИЕ : Жюль Верн
 2  Глава II ДВОЮРОДНЫЕ БРАТЬЯ : Жюль Верн  3  Глава III ИЗ МОНРЕАЛЯ В ВАНКУВЕР : Жюль Верн
 4  Глава IV ВАНКУВЕР : Жюль Верн  5  Глава V НА БОРТУ ФУТ-БОЛА : Жюль Верн
 6  Глава VI СКАГУЭЙ : Жюль Верн  7  Глава VII ЧИЛКУТ : Жюль Верн
 8  Глава VIII НА ОЗЕРЕ ЛИНДЕМАН : Жюль Верн  9  Глава IX ОТ ОЗЕРА БЕННЕТТ ДО ДОУСОНА : Жюль Верн
 10  Глава X КЛОНДАЙК : Жюль Верн  11  Глава XI В ДОУСОНЕ : Жюль Верн
 12  Глава XII ОТ ДОУСОНА К ГРАНИЦЕ : Жюль Верн  13  Глава XIII УЧАСТОК НОМЕР СТО ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ : Жюль Верн
 14  Глава XIV РАЗРАБОТКА УЧАСТКА : Жюль Верн  15  Глава XV НОЧЬ С ПЯТОГО НА ШЕСТОЕ АВГУСТА : Жюль Верн
 16  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Жюль Верн  17  Глава II ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕГО : Жюль Верн
 18  Глава III ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРОВЕНИЯ : Жюль Верн  19  Глава IV СЕРКЛ : Жюль Верн
 20  Глава V НА РАЗВЕДКУ : Жюль Верн  21  Глава VI ФОРТ-МАК-ФЕРСОН : Жюль Верн
 22  Глава VII ГОЛДЕН-МАУНТ : Жюль Верн  23  Глава VIII СМЕЛАЯ МЫСЛЬ ИНЖЕНЕРА : Жюль Верн
 24  вы читаете: Глава IX ОХОТА НА ЛОСЯ : Жюль Верн  25  Глава X БЕСПОКОЙСТВО НА ГРАНИ ОТЧАЯНИЯ : Жюль Верн
 26  Глава XI ГОТОВНОСТЬ К ОТПОРУ : Жюль Верн  27  Глава XII НАПАДЕНИЕ И ЗАЩИТА : Жюль Верн
 28  Глава XIII ИЗВЕРЖЕНИЕ : Жюль Верн  29  Глава XIV ИЗ ДОУСОНА В МОНРЕАЛЬ : Жюль Верн
 30  Глава I ЗИМА В КЛОНДАЙКЕ : Жюль Верн  31  Глава II ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕГО : Жюль Верн
 32  Глава III ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРОВЕНИЯ : Жюль Верн  33  Глава IV СЕРКЛ : Жюль Верн
 34  Глава V НА РАЗВЕДКУ : Жюль Верн  35  Глава VI ФОРТ-МАК-ФЕРСОН : Жюль Верн
 36  Глава VII ГОЛДЕН-МАУНТ : Жюль Верн  37  Глава VIII СМЕЛАЯ МЫСЛЬ ИНЖЕНЕРА : Жюль Верн
 38  Глава IX ОХОТА НА ЛОСЯ : Жюль Верн  39  Глава X БЕСПОКОЙСТВО НА ГРАНИ ОТЧАЯНИЯ : Жюль Верн
 40  Глава XI ГОТОВНОСТЬ К ОТПОРУ : Жюль Верн  41  Глава XII НАПАДЕНИЕ И ЗАЩИТА : Жюль Верн
 42  Глава XIII ИЗВЕРЖЕНИЕ : Жюль Верн  43  Глава XIV ИЗ ДОУСОНА В МОНРЕАЛЬ : Жюль Верн
 44  Использовалась литература : Золотой вулкан    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap