Приключения : Путешествия и география : Глава IV СЕРКЛ : Жюль Верн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу

Глава IV

СЕРКЛ

Известно, что богатства северной части доминиона и Аляски не ограничиваются золотоносными залежами Клондайка. Последние скоро станут предметом чрезмерной эксплуатации. Цены на концессии в районе Бонанзы и ее притоков уже практически недоступны многим. Американские и английские синдикаты борются за них друг с другом, нанося удары долларами и другими банкнотами. Хотя пока еще не все исчерпано и можно продавать новые концессии, но очень скоро цены на участки будут доступны лишь самым мощным обществам, будь то на реках или в горах и даже в районе Дома и на землях, где текут притоки Верхнего Юкона. Золотоискатели, группами или в одиночку, будут вынуждены уходить все дальше на север, спускаясь берегами или по воде вниз по Маккензи и Поркьюпайну. Но, вне всякого сомнения, они не отступят ни перед трудностями, ни перед опасностями таких путешествий. Человеческая алчность не знает преград.

Надо заметить, кроме того, что золотодобытчиков подхлестывали нескончаемые слухи всякого рода. Об этих далеких землях было мало что известно в отличие от Австралии, Калифорнии, Трансвааля во времена тамошних первых разработок, и поэтому тут оставалось широкое поле для честолюбивых и корыстолюбивых устремлений и… разочарований. Разные новости поступали неведомо от кого и неведомо откуда. Однако их главным источником были индейские племена, бродившие по безлюдным просторам побережья Северного Ледовитого океана и прилегающих районов. Не способные использовать сами найденные золотоносные места, эти туземцы старались наняться к эмигрантам проводниками или рабочими, вовлекая их тем самым в разведку и разработку северных районов. По словам индейцев, в Северной Америке за Полярным кругом много золотоносных рек и речушек. Иногда в качестве доказательства бывали показаны небольшие самородки, подобранные в окрестностях Доусона, но, как утверждалось, найденные на территориях выше шестьдесят третьей параллели. Рудокопы, слишком часто разочаровывавшиеся в своих надеждах в других местах, охотно верили им и загорались непреодолимым желанием попытать счастья на новых, еще не исследованных месторождениях.

Надо отметить также, что смутные слухи о существовании золотоносного вулкана бродили по Клондайку уже в первые годы, когда Огилви и его компаньоны составляли кадастр залежей в окрестностях Доусона и в непосредственной близости от него. Вполне возможно, что слухи эти и побудили Жака Лорье определить точные координаты вулкана, чтобы потом стать его собственником; ведь у него были веские основания полагать, что он был обладателем секрета этой горы. И тем не менее, после того как он покинул эстуарий Маккензи, разве не могли другие смельчаки самостоятельно определить местонахождение Голден-Маунт?

Однако пока что представлялось, что, кроме Бена Реддла и его друзей, никто еще не собирается немедленно устремиться по следам Жака Лорье. И все-таки легенда о Золотом вулкане не умирала, а держалась упорно, и некоторые рудокопы уже готовились прогуляться по северным землям доминиона, где всякого рода предположения могли вдруг превратиться в реальность.

Поэтому инженер опасался, как бы его не упредили в попытке выйти к побережью Ледовитого океана, и торопился отправиться в путь, несмотря на все попытки Самми Скима отговорить его.

Было известно, что некоторые эмигранты уже ищут новые прииски вниз по Юкону от Доусона, не очень далеко от сто двадцать седьмого, сто двадцать девятого и других разрушенных участков на Фортимайлз. Иные уходили дальше, в направлении на Серкл, особенно американцы, среди них-то и оказались техасцы Хантер и Мэлоун.

В начале кампании, как уже говорилось, оба техасца работали на аляскинских приисках под Серклом по берегам Берч-Крик, левого притока Юкона. Эксплуатация там дала неважные результаты, и они вернулись на сто двадцать седьмой участок, концессия на который принадлежала им уже год. Но тут как раз и случилась катастрофа на Фортимайлз, когда землетрясение, наводнение и новое русло уничтожили приграничные прииски.

Ни Хантер, ни Мэлоун и никто из их людей не пострадали от бедствия, хотя и лишились собственности. Думали, что они погибли, однако на деле они решили немедленно отправиться в Серкл, признав, что нанесенный ущерб непоправим.

Легко понять, что при таких обстоятельствах Хантер уже не думал о своей распре с Самми Скимом и назначенном поединке. Да и Самми Скиму тоже было не до того, так что дело, по-видимому, заглохло само собой.

Когда техасцы добрались до приисков Серкла, впереди оставалось еще два месяца хорошего сезона, который должен был закончиться только в начале сентября. Они со своим персоналом возобновили прекращенную эксплуатацию. Но, видимо, у техасцев была несчастливая рука, когда они приобретали эту залежь. Прибыли едва превышали издержки, и, если бы не кое-какие ресурсы, скопленные Хантером от удачной игры в карты, его компаньонам пришлось бы туго предстоящей зимой, все эти восемь месяцев в Клондайке.

Однако от забот о будущем их освободило одно обстоятельство, которое не удивило бы никого, кто знал характер и повадки этих людей.

Они были грубы, наглы и повсюду, где сталкивались с такими же золотодобытчиками, американцами или другими, затевали споры и драки. Бесцеремонно навязывая свою волю кому угодно, не признавая ничьих прав, ведя себя в самых разных местах совершенно одинаково, а именно как в завоеванной стране, они непрестанно навлекали на себя всякого рода неприятности. Уже известно, какой оборот приняли дела на приисках Фортимайлз. Еще до прибытия самих Хантера и Мэлоуна их люди со сто двадцать седьмого участка искали ссоры с рабочими сто двадцать девятого участка, и последующее личное присутствие техасцев лишь усугубило обстановку.

То же самое происходило и на прииске Берч-Крик. Они побаивались связываться с иностранцами, но соотечественникам сильно от них доставалось.

Однажды в дело пришлось даже вмешаться губернатору Аляски. Сначала полиция, потом суд. После стычки полицейских с людьми Хантера все — хозяева и рабочие — были арестованы, осуждены на десять месяцев и заключены в тюрьму Серкла.

Таким образом, техасцам с компаньонами уже не приходилось ломать голову, где провести зиму, да и вопрос о питании отпал. Власти решили, что нет никакого смысла транспортировать их в Ситку, столицу Аляски, и их оставили отбывать наказание в Серкле.

Хантеру и Мэлоуну не удалось, следовательно, предаваться разным удовольствиям, чтобы скоротать зимнее пребывание в Ванкувере, Скагуэе или Доусоне, и присутствие обоих техасцев, по-своему знаменитых и почитаемых, не было отмечено ни в одном из трех городов.

В тюрьме у Хантера и Мэлоуна было достаточно времени поразмышлять о будущем. Как они поступят со своим персоналом и что будет делать сам персонал, когда всех выпустят из тюрьмы? Они больше не надеялись возобновить эксплуатацию прииска на Фортимайлз, а участок под Серклом давал крайне мало. Их денежные ресурсы быстро истощатся, если они не отыщут прибыльную залежь. Свободные от всего, что они считали предрассудками, и от всяких моральных устоев, техасцы все же понимали, что не должны показывать своего затруднительного положения. Их компаньоны сделают все, чего они пожелают, и пойдут с ними куда угодно, пусть даже в самые отдаленные места Аляски или доминиона, лишь бы не возвращаться в родные края, которые они, по всей вероятности, покинули под страхом судебного преследования.

Да, Хантер и Мэлоун были уверены в преданности этой банды авантюристов, которую они сколотили несколько лет тому назад. Правда, на сей раз им не повезло. Аляскинская полиция была не менее строга, чем канадская. Техасцев на какое-то время обезвредили и избавили от них страну. Но срок заключения кончался как раз с наступлением хорошего сезона. Так что же они будут делать, получив свободу? Представится ли случай получить выгоду и даже обогатиться?

Такой случай представился, и вот при каких обстоятельствах.

Среди заключенных тюрьмы, где держали техасцев, Хантер заприметил одного индейца по имени Красак. Тот тоже приглядывался к Хантеру. Вполне обычная вещь: мошенники, симпатизирующие друг другу и оценивающие возможности вероятного партнера. Оба они быстро начали понимать один другого, и между ними установилось подобие дружбы.

Красаку было лет пятьдесят, он был коренаст, крепок, взгляд жесток, физиономия зверская — в общем, он не мог не понравиться Хантеру и Мэлоуну.

Индеец был осужден за кражу, и ему предстояло провести в тюрьме еще несколько лет. Он родился на Аляске и хорошо знал весь край, который исходил вдоль и поперек с самого детства. Он мог бы стать превосходным проводником, и к его осведомленности и опыту обращались бы многие, если бы его вид и повадки не внушали недоверия, вполне оправданного, между прочим. Золотоискатели, на службу к которым он поступал, всегда потом сожалели об этом, и за значительную кражу как раз на разработках Берч-Крик он и попал в тюрьму Серкла.

В первые месяцы знакомства Хантер и индеец довольно сдержанно относились друг к другу. Они взаимно приглядывались. Хантер чувствовал, что Красак хочет что-то сообщить ему, и ждал. И он не ошибся, рассчитывая на то, что индеец, не раз побывавший практически во всех северных районах Аляски и доминиона, может быть полезен и даст нужные сведения об этих землях.

Однажды индеец заговорил с ним о своем путешествии по почти неизвестной части Северной Америки, когда он служил проводником агентам Компании Гудзонова залива. Это была местность между Форт-Юконом, Поркьюпайном, Форт-Мак-Ферсоном и Ледовитым океаном.

Хантера, разумеется, интересовало, попадаются ли золотоносные места за Полярным кругом. Он уже знал кое-что из рассказов других индейцев, и, может быть, Красак расскажет ему кое о чем поточнее.

Между тем индеец вынашивал собственный замысел, для исполнения которого требовалось участие техасцев. Хантер и его компаньоны будут освобождены через несколько месяцев, а он должен провести в тюрьме несколько лет. Поэтому он хотел сделать так, чтобы Хантеру было выгодно помочь ему бежать. Одному ему это вряд ли удалось бы, но при содействии сообщников за стенами тюрьмы попытка имела бы хорошие шансы увенчаться успехом.

Отсюда со всей логикой следует, что Красак рассказал Хантеру ровно столько, сколько нужно было для возбуждения его жадности, и не более. Кстати сказать, он довольно внятно изъяснялся по-английски, научившись этому, когда служил Компании Гудзонова залива.

— Да, — сказал он в один прекрасный день, — на севере, по соседству с океаном, золота полно, и очень скоро у побережья будут копаться тысячи золотодобытчиков.

— Что ж, — ответил Хантер, — надо сделать одну-единственную вещь: опередить их.

— Конечно, — согласился Красак, — но надо еще в точности знать, где находятся залежи.

— А ты знаешь?

— Некоторые знаю, но местность там трудная и сложная. Можно бродить месяцами и проходить рядом с золотом, не замечая его. Вот если бы я был свободен…

Хантер поглядел ему прямо в глаза:

— И что бы ты тогда сделал?

— Я пошел бы туда, куда направлялся, когда меня схватили.

— Схватили за несчастный самородочек, который ты подобрал на прииске и решил присвоить.

— Самородки принадлежат всем и каждому, — торжественно произнес индеец.

— Это, конечно, так, — поддержал Хантер, стремясь побудить его на продолжение разговора, — но только тогда, когда никто другой их еще не нашел.

— Нет, и такие тоже, — возразил индеец, имевший свои собственные представления о праве собственности. — Но я за это угодил в тюрьму, вот в эту самую. Эх, если бы я был на свободе!

Повторяя эти слова как заклинание, он вытянул руку, сжатую в кулак, в сторону севера.

— Так куда же ты пошел бы, раз полиция не спустит теперь с тебя глаз?

— Туда… Там золото враз собирают тачками, — заманчиво, но неопределенно ответил индеец.

Хантер тщетно пытался расспрашивать его дальше. Красак больше не сказал ничего.

Конечно, Хантер был наслышан о легенде по поводу Голден-Маунт. Но, как почти все золотодобытчики, он не очень в нее верил. Может быть, думал он, индеец намекает именно на эту гору, но ничего не говорит прямо, а значит, сам находится во власти иллюзии. Действительно, Красак не произнес ни единого слова, которое имело бы касательство к горе, столь же знаменитой среди клондайкцев, сколь маловероятным было само ее существование. Сделал ли он это по незнанию или из осторожности и не был ли он случайно посвящен в секрет открытия, единственным обладателем которого считал себя Жак Лорье? Никто и ничего не мог тут знать. Но Хантеру и Мэлоуну, введенному в курс дела, представлялось, что Красаку известны некоторые месторождения близ побережья Ледовитого океана, и оба они пришли к мысли, что надо вытянуть у индейца решительно все, что тот знает, и начать кампанию, как только они со своими людьми окажутся на свободе.

С индейцем велись нескончаемые разговоры в долгие свободные часы. Он не отказывался от своего утверждения насчет существования месторождений, но по-прежнему молчал относительно их точного расположения у океанского побережья.

Шли последние недели апреля, и кончалась зима, такая же суровая в Серкле, как и в Клондайке, со снежными бурями и сильными морозами. Заключенные от этого очень страдали. Хантер и его компаньоны нетерпеливо ждали освобождения, полные решимости предпринять экспедицию к высоким широтам Американского континента.

Но если им оставалось провести в заключении совсем уже короткий срок, всего несколько недель, то Красаку предстояло отсидеть в тюрьме Серкла еще несколько лет, если, конечно, ему не посчастливится бежать. А чтобы бежать, ему нужно было содействие Хантера. Он и попросил наконец его об этом, обещая поступить в его распоряжение и повести его к известным ему залежам на севере Клондайка.

Бежать удалось бы, только сделав подкоп под стеной, окружавшей внутренний двор тюрьмы. Изнутри подкопать стену было никак нельзя, не имея соответствующих орудий и не привлекая внимания охранников. Но снаружи, действуя очень осторожно и в ночное время, такую работу можно было проделать.

Заключили сделку на сей счет. Тринадцатого мая срок пребывания Хантера и его банды в тюрьме кончился, и они расстались с Красаком.

Индеец теперь был всегда наготове. Он не содержался в одиночке, и ему легко было покинуть общую камеру и незамеченным пересечь внутренний двор.

Он так и поступил на следующую же ночь и, распластавшись у стены, стал ждать.

Ему пришлось набраться терпения, так как до его уха не дошло ни единого звука от заката до восхода солнца.

Хантер и Мэлоун пока что не могли действовать. Быть может, полиция, удивленная тем, что они не покинули немедленно Серкл, установила за ними наблюдение. Поэтому они должны были пока поостеречься, чтобы побег удался. Что до орудий подкопа, у них в избытке имелось все: кирки, ломы, лопаты, оставшиеся от последней кампании. Они сложили их на постоялом дворе, где жили до ареста и где снова поселились по выходе из тюрьмы.

Городок оживлялся. Во второй половине мая погода стояла благоприятной ввиду ранней весны, и сюда стекались аляскинские золотоискатели с низовий Юкона.

На следующую ночь, с десяти часов вечера, Красак снова занял свой пост у основания стены. Сумерки сгущались, дул довольно сильный северный ветер.

К одиннадцати часам, приложив ухо к земле, индеец как будто услышал что-то.

Он не ошибся. Хантер и Мэлоун принялись за дело. Орудуя в основном киркой, они проделали в земле дыру, не тронув ни одного камня самой стены.

Красак тоже стал разгребать руками землю, как только точно определил место подкопа. Техасцы слышали шорох его работы так же хорошо, как он слышал их.

Никакой тревоги не случилось. Охранники и даже заключенные не появлялись на внутреннем дворе, собираясь, видимо, выйти туда лишь глубокой ночью: ветер и холод удерживали одних в здании, а других в камере, откуда Красак вышел, не обратив на себя ни малейшего внимания.

Наконец к полуночи проход был прорыт, достаточно широкий, чтобы в него пролез взрослый человек обычного телосложения.

— Ползи! — услышал индеец голос Хантера.

— Никого снаружи? — спросил он.

— Никого.

Минуту спустя Красак вылез по ту сторону стены.

Обширная равнина, еще кое-где покрытая пятнами снега, тянулась за Юконом, который круто здесь изгибался и на левом берегу которого располагался Серкл.

Река уже вскрылась, и по ней плыло много льдин. Плавать на барках и лодках было еще рискованно, да Хантер и не мог приобрести ни одного суденышка, не вызвав подозрений.

Однако индейца отсутствие плавучих средств совсем не смутило. Он прыгнул бы на ближайшую к берегу льдину и, если нужно, стал перепрыгивать со льдины на льдину, пока не оказался бы на правом берегу. Впереди расстилалась пустынная местность, которую индеец знал отлично: он будет уже очень далеко, когда спохватится тюремная охрана.

Беглецу предстояло скрыться до восхода солнца, и нельзя было терять ни часа.

Хантер спросил его для подкрепления прежней договоренности:

— Значит, решено?

— Решено.

— Где мы встретимся?

— Как договорились, в десяти милях от Форт-Юкона, на берегу Поркьюпайна.

Именно так они и условились. Через два-три дня Хантер и его люди покинут Серкл и двинутся к Форт-Юкону, находящемуся на северо-западе, в <…> милях[98] ниже по течению. Оттуда они пойдут вверх по Поркьюпайну, уже в северо-восточном направлении, и найдут там индейца. А он, преодолев большую реку, отправится по прямой на север, пока не доберется до ее притока.

Но Красак не мог проделать весь свой путь без гроша в кармане, и Хантер дал ему долларов двадцать. Он не мог также углубиться в эту территорию, не имея средств защиты от грабителей или хищников, и Хантер снабдил его ружьем, револьвером и запасом патронов.

В момент расставания он опять переспросил:

— Все решено?

— Все.

— И ты поведешь нас… — начал Мэлоун.

— Прямо к золоту.

И тут же добавил:

— Как знать, может быть, к Голден-Маунт.

Так впервые он назвал Золотой вулкан. Верил ли он в его существование… или даже знал наверняка?

Обменялись рукопожатиями. Затем Красак прыгнул на льдину, которая, выйдя из водоворота, тотчас была подхвачена течением. Несмотря на темноту, Хантер и Мэлоун видели, как индеец, переходя со льдины на льдину, ступил наконец на правый берег.

Они вернулись на постоялый двор и на следующий день принялись готовиться к новой кампании.

Само собой разумеется, что утром побег индейца из тюрьмы стал известен охранникам. Но полиция так и не напала на его след, а подозревать в соучастии техасцев не могла да и не стала бы.

Через три дня Хантер с компаньонами, всего человек тридцать, взяв только самое необходимое, погрузились со снаряжением на шаланду, своего рода большую барку, защищенную от ударов льдин, и поплыли вниз по течению до Форт-Юкона. Предстояло пройти путь, примерно равный расстоянию от Селкирка до Доусона, то есть <…> миль[99], и они преодолели его за сорок восемь часов.

Двадцать второго мая, пополнив в Форт-Юконе запасы, особенно продовольственные, караван из собачьих упряжек двинулся левым берегом вверх по Поркьюпайну в направлении на северо-восток. Если индеец вовремя явится на место встречи, она состоится вечером того же дня.

— Лишь бы он пришел, — буркнул Мэлоун.

— Придет, — заверил его Хантер. — Никто другой так точно не исполняет своих обещаний, как молодцы такого сорта.

Индеец действительно оказался на месте, и под его водительством банда двинулась дальше по левому берегу одного из крупнейших притоков Юкона.


Содержание:
 0  Золотой вулкан : Жюль Верн  1  Глава I ДЯДЮШКИНО ЗАВЕЩАНИЕ : Жюль Верн
 2  Глава II ДВОЮРОДНЫЕ БРАТЬЯ : Жюль Верн  3  Глава III ИЗ МОНРЕАЛЯ В ВАНКУВЕР : Жюль Верн
 4  Глава IV ВАНКУВЕР : Жюль Верн  5  Глава V НА БОРТУ ФУТ-БОЛА : Жюль Верн
 6  Глава VI СКАГУЭЙ : Жюль Верн  7  Глава VII ЧИЛКУТ : Жюль Верн
 8  Глава VIII НА ОЗЕРЕ ЛИНДЕМАН : Жюль Верн  9  Глава IX ОТ ОЗЕРА БЕННЕТТ ДО ДОУСОНА : Жюль Верн
 10  Глава X КЛОНДАЙК : Жюль Верн  11  Глава XI В ДОУСОНЕ : Жюль Верн
 12  Глава XII ОТ ДОУСОНА К ГРАНИЦЕ : Жюль Верн  13  Глава XIII УЧАСТОК НОМЕР СТО ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ : Жюль Верн
 14  Глава XIV РАЗРАБОТКА УЧАСТКА : Жюль Верн  15  Глава XV НОЧЬ С ПЯТОГО НА ШЕСТОЕ АВГУСТА : Жюль Верн
 16  ЧАСТЬ ВТОРАЯ : Жюль Верн  17  Глава II ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕГО : Жюль Верн
 18  Глава III ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРОВЕНИЯ : Жюль Верн  19  Глава IV СЕРКЛ : Жюль Верн
 20  Глава V НА РАЗВЕДКУ : Жюль Верн  21  Глава VI ФОРТ-МАК-ФЕРСОН : Жюль Верн
 22  Глава VII ГОЛДЕН-МАУНТ : Жюль Верн  23  Глава VIII СМЕЛАЯ МЫСЛЬ ИНЖЕНЕРА : Жюль Верн
 24  Глава IX ОХОТА НА ЛОСЯ : Жюль Верн  25  Глава X БЕСПОКОЙСТВО НА ГРАНИ ОТЧАЯНИЯ : Жюль Верн
 26  Глава XI ГОТОВНОСТЬ К ОТПОРУ : Жюль Верн  27  Глава XII НАПАДЕНИЕ И ЗАЩИТА : Жюль Верн
 28  Глава XIII ИЗВЕРЖЕНИЕ : Жюль Верн  29  Глава XIV ИЗ ДОУСОНА В МОНРЕАЛЬ : Жюль Верн
 30  Глава I ЗИМА В КЛОНДАЙКЕ : Жюль Верн  31  Глава II ИСТОРИЯ УМИРАЮЩЕГО : Жюль Верн
 32  Глава III ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКРОВЕНИЯ : Жюль Верн  33  вы читаете: Глава IV СЕРКЛ : Жюль Верн
 34  Глава V НА РАЗВЕДКУ : Жюль Верн  35  Глава VI ФОРТ-МАК-ФЕРСОН : Жюль Верн
 36  Глава VII ГОЛДЕН-МАУНТ : Жюль Верн  37  Глава VIII СМЕЛАЯ МЫСЛЬ ИНЖЕНЕРА : Жюль Верн
 38  Глава IX ОХОТА НА ЛОСЯ : Жюль Верн  39  Глава X БЕСПОКОЙСТВО НА ГРАНИ ОТЧАЯНИЯ : Жюль Верн
 40  Глава XI ГОТОВНОСТЬ К ОТПОРУ : Жюль Верн  41  Глава XII НАПАДЕНИЕ И ЗАЩИТА : Жюль Верн
 42  Глава XIII ИЗВЕРЖЕНИЕ : Жюль Верн  43  Глава XIV ИЗ ДОУСОНА В МОНРЕАЛЬ : Жюль Верн
 44  Использовалась литература : Золотой вулкан    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap